А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Зимний цветок" (страница 15)

   Виктория скользнула внутрь и бесшумно прикрыла раздвижную дверь в надежде на часок тишины и покоя перед обедом.
   Что за чудесное местечко ей попалось, решила она, подходя к огромному, во всю стену, шкафу. Тот, кто обставлял комнату, отдавал предпочтение комфорту и с любовью вплетенным шотландским мотивам, если судить по разбросанным по креслам бело-зеленым пледам. Виктория повернулась к книгам, мечтая обнаружить среди внушительных исторических трудов томик стихов, и тут до нее донесся шорох. То ли фырканье, то ли чих. Она замерла с колотящимся в груди сердцем. Ее посетила ужасающая уверенность, что в библиотеке кто-то есть. Виктория беззвучно повернулась кругом, осматривая каждый уголок в поисках незваного гостя. Если подумать, это она вторглась в чье-то уединение, но девушка уже начала считать чудесную комнату своей. По крайней мере, на следующий час.
   Никого. Виктория снова оглядела комнату и заметила уголок стоящего перед камином кресла. Высокая спинка полностью закрывала сидящего, но на подлокотнике виднелся рукав мужского пиджака.
   Если Себастьян в гостиной, изнывает от разговоров о свадьбе, его отец мертв, то кто… Сердце перестало биться. Это же отец Себастьяна. По рассказам, он обожал библиотеку. Девушка уставилась на черную ткань рукава – тот выглядел вполне материальным. Внезапно с подлокотника соскользнула белая призрачная кисть и закачалась в воздухе, будто сама по себе. Виктория попыталась вскрикнуть, но у нее вырвался лишь писк. Громкий.
   Человек вскочил на ноги и испуганно обернулся:
   – Боги! Что ты здесь делаешь, женщина!
   Кит.
   Они молча уставились друг на друга.
   – Как ты здесь оказался? – выдавила девушка.
   – Почему ты всегда кричишь при виде меня?
   Виктория робко улыбнулась, припомнив, как глубокой ночью Кит нашел ее тайную комнату в аббатстве Саммерсет. Уголки губ сами поползли вверх, но тут она вспомнила, что сердится, и нахмурилась:
   – Потому что ты всегда меня пугаешь. Или же виновата та уродливая маска, что ты зовешь лицом.
   – Правда? Ты первая женщина, которой не нравится моя внешность.
   Губы Кита сложились в улыбку, и Виктории захотелось стереть ее пощечиной.
   – Конечно, они слишком хорошо воспитаны, чтобы говорить правду, – задрала нос она.
   – Сомневаюсь.
   Улыбка все расплывалась, и желание прибегнуть к грубой силе росло. И тут Виктория заметила, почему рука Кита выглядит так странно.
   От ладони до локтя ее покрывала тугая, намотанная поверх гипса повязка.
   – Ты ранен! – бросилась к нему Виктория.
   – Я сломал запястье во время игры в теннис. Ничего страшного. Доктор сказал, что снимет гипс через пять недель. Хотя есть и бриться трудновато.
   Виктория взяла замотанную руку в свою; тепло пальцев обжигало ладонь.
   – Почему ты здесь, а не дома?
   – Ты, видимо, не знакома с моей матерью, – улыбнулся Кит. – Она настояла, чтобы я переехал к ней из лондонской квартиры. Следует сказать, там действительно было сложно управляться одному со сломанной рукой. Так что я вовремя вспомнил о данном обещании навестить Себастьяна. Здесь обо мне позаботятся. Через неделю придется вернуться домой. Надо дать матери возможность поухаживать за больным сыном.
   Виктория заглянула в лицо Кита и заметила складки у рта и бледность кожи. Голубые глаза лихорадочно блестели.
   – Тебе больно? – нахмурилась девушка и ласково подтолкнула его к креслу. – Ты принимал лекарства?
   На столике стояла склянка из темного стекла и чашка чая. Напиток давно остыл. Виктория снова нахмурилась: почему хозяева так плохо следят за гостем?
   – Ну-ка, ну-ка, не злись. Горничные заняты подготовкой к обеду и сплетнями. И нет, я ничего не принимал. Доктор прописал настойку опиума, но я не хочу рисковать.
   – Не верь слухам. Опий в разумных дозах тебе не навредит. Будь у меня под рукой нужные травы, я бы смогла сделать другой отвар.
   Виктория взяла с кресла клетчатый плед и укутала ноги Кита, затем нашла звонок и вызвала горничную. Служанка прибежала в считаные минуты.
   Взяв на письменном столе листок бумаги, Виктория записала названия трав, которые, по ее мнению, должны оказаться в кухне. Она предпочла бы приготовить отвар собственноручно, но ей не хотелось оставлять Кита в одиночестве. К тому же неизвестно, как ее тетушка и леди Биллингсли отнесутся к такой вольности. Пришлось ограничиться указаниями горничной, вполголоса у дверей.
   Служанка удалилась, и девушка вернулась к Киту, приложила к его лбу ладонь. Тот сидел, прикрыв глаза, но не спал.
   – Мне кажется, у тебя небольшой жар.
   – Наверное, простудился в тот же день, когда сломал руку. Дождь лил как из ведра, и я промок до нитки.
   – Почему ты не взял зонтик?
   – Знаешь, а ты очень милая, – недовольно заявил Кит. – Я думал, ты меня ненавидишь.
   Несмотря на браваду, в голосе звучала нотка неуверенности. Виктория пододвинула потертый кожаный табурет для ног, стиснула в ладонях здоровую руку Кита и позволила себе отдаться чистой радости от встречи с другом.
   – Конечно ненавидела. Но не могу же я ненавидеть тебя вечно! Не знаю, зачем ты так долго прятался от меня.
   Лорд Киттредж открыл глаза и уставился на нее:
   – И как я мог узнать, что ты соскучилась? Догадаться?
   – Нет. Просто спросить. Когда мы решили стать друзьями, я говорила, что тебе придется забыть обо всем, что знаешь о женщинах. Если сомневаешься в чем-то, спрашивай. Я не буду хитрить и скажу прямо. Если не угодишь в очередной приступ ненависти.
   Виктория улыбнулась, чтобы показать, что шутит и предлагает забыть о прошлом. Она устала от ссор, от отсутствия Кита и хотела вернуть прежние непринужденные отношения.
   – Не знаю, сколько еще смогу выдержать подобные взлеты и падения, – покачал головой Кит.
   – То есть? – нахмурилась девушка. – Я думала, ты не любишь скучать. А нашу дружбу никак нельзя назвать скучной.
   Кит снова покачал головой и сморщился. Дверь отворилась, вошла горничная с подносом, на котором стояли два заварных чайника, а за ней последовала еще одна служанка, с белым тазиком, кувшином воды и чистым кухонным полотенцем.
   – Я доложила миссис Биллингсли, и она просила передать, чтобы мисс звонила, если понадобится что-то еще. Госпожа поднимется проведать молодого лорда перед обедом, – отчиталась первая служанка.
   Виктория кивнула:
   – Вы нашли все травы для отвара?
   – Все, кроме корня валерианы, мисс. Но остальное мы приготовили, как вы сказали. – Горничная указала на маленький чайник.
   – Благодарю.
   Виктория налила себе обычного чая и сделала глоток. От чайника с отваром шел запах мяты. Оставалось надеяться, что повариха добавила ингредиенты в правильном количестве и мята скроет горечь других трав и опия. Виктория вытащила из кармана припрятанную коричневую склянку с настойкой и долила в чайник около столовой ложки. Смесь из трав и опия поможет Киту быстро заснуть.
   Затем налила лечебный чай в чашку и отнесла молодому человеку.
   – Раскомандовалась, – проворчал тот.
   Но на его губах заиграла слабая улыбка. Видимо, ему нравилось внимание к собственной персоне. Да и кто из мужчин не любит, когда за ними ухаживают? Даже ничего не зная о мужчинах, Виктория интуитивно догадалась об этой черте.
   Девушка нашла маленькую подушечку и подложила Киту под голову. Тот с гримасой отвращения потягивал чай.
   – Что они туда подмешали? Ты отравить меня хочешь?
   – Нет. Поверь, если бы я задумала тебя отравить, я бы давно это сделала. Тут травы, которые рекомендовала няня Айрис для облегчения боли и жара.
   – С няней Айрис спорить не берусь…
   Виктория улыбнулась. Кит видел пожилую женщину всего раз, в ту страшную ночь, когда открылось истинное происхождение Пруденс, и немедленно проникся к ней симпатией. Няня ответила взаимностью. Если подумать, даже странно, чту она нашла в этом ленивом, скучающем, циничном молодом человеке? Виктория налила в тазик немного воды, смочила полотенце и принялась протирать лоб пациента.
   – Я и представить не мог, что ты способна быть такой душкой, – произнес Кит.
   – Некрасиво говорить подобные вещи в лицо.
   – Ты прекрасно знаешь, что я не пытаюсь выглядеть вежливым.
   – Пей.
   Под пристальным взглядом Виктории Кит сделал глоток и недовольно поморщился. Девушка насмешливо вскинула бровь. Кит что-то пробурчал и залпом допил содержимое чашки, к великому облегчению добровольной сиделки.
   – Может, я тоже не слишком вежлива, – сказала она, возвращаясь к прерванному разговору.
   – Да уж, вряд ли бы кто-то счел тебя эталоном благовоспитанности в нашу последнюю встречу.
   Обвинение было высказано обиженным тоном, и Виктория подавила нарастающее раздражение. И почему он не может забыть о ссоре?
   – Будешь знать, как не выполнять обещания, а затем появляться навеселе и будить весь дом.
   Но в конце тирады Виктория улыбнулась, да и злости в ее голосе не слышалось.
   Кит неожиданно стиснул ее руку:
   – В том-то и дело. Я не могу гарантировать, что подобного не повторится. Я далек от образа истинного джентльмена.
   Виктория заглянула в голубые глаза молодого человека, и сердце заколотилось от сияющего в них пламени.
   – Значит, нам повезло, что мы всего лишь друзья, разве не так?
   Она попыталась выдернуть руку, но Кит не отпускал. Будто в трансе, он медленно отобрал у нее полотенце.
   – У тебя такие миниатюрные ручки. Я могу накрыть их одной ладонью. Смотри.
   Виктория облегченно вздохнула. Глаза Кита закрывались, речь замедлялась. Еще пара минут – и он уснет.
   – А как иначе, ты же большой сильный мужчина, а я хрупкая слабая женщина, – улыбнулась она.
   Кит нахмурился, хотя веки его упорно смыкались.
   – Чай няни Айрис нагоняет сон. И нет. Ты не слабая. Ты сильная. И красивая. С тобой интересно. – Кит наклонился к собеседнице. – И я совсем недавно понял одну вещь.
   – Какую? – поинтересовалась Виктория, стараясь говорить негромко, убаюкивающе.
   – Я даже не подозревал, как сильно хочу поцеловать тебя.
   Кит отпустил ее руку, положил ладонь ей на затылок, нежно притянул к себе и прижался губами к ее губам. На миг Виктория застыла и не знала, что делать, но тут же отстранилась. Кит спал. На губах его расплывалась довольная улыбка. С колотящимся сердцем Виктория встала, не сводя глаз с молодого человека. Тот не шевельнулся. Она поправила подушку и предалась панике. Что сейчас произошло?
   Трясущимися руками Виктория собрала чашки на поднос. Ей и в голову никогда не приходили мысли о поцелуях, и она решила, что Кит о них тоже не задумывался. Они же просто друзья.
   Виктория прижала пальцы к губам – на них еще сохранилось тепло первого в ее жизни поцелуя.
   Девушка сама не заметила, как уголки рта изогнулись в улыбке. Теперь она понимала, почему поэты придают поцелуям такое значение, – целоваться весьма и весьма приятно.
   Жаль, что нельзя повторить.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [15] 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация