А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Делец платит наличными" (страница 7)

   $ 4

   За дверью оказалась просторная приемная с белокурой секретаршей, восседавшей за столиком.
   Справа от нее располагался кассовый аппарат с раскрытыми ячейками.
   – Добро пожаловать! ― приветствовала она меня с американской улыбкой. ― Вы в первый раз на прием? Проходите ко мне, я сейчас вас оформлю.
   «Кругом бюрократия, даже у оккультистов, ― подумал я, подсаживаясь к секретарше.
   – Вас как зовут? ― спросил я, оглядывая молоденькую девушку.
   – Настя. А вас? ― мгновенно задала она встречный вопрос.
   Ее пальцы, сжимающие ручку зависли над листом стандартного бланка.
   Я, однако, решил сразу не сдаваться и разведать, как тут у них с приватностью.
   – Видите ли, ― убедительно произнес я, ― мне бы не хотелось афишировать свои контакты с вашей фирмой. Я лицо в городе довольно известное, и мне бы не хотелось, чтобы в газетах…
   – Разумеется, ― отозвалась девушка, улыбаясь еще шире и приветливей. ― В таком случае я сейчас о вас доложу, а вы сами обсудите с мастером все детали. Поль Гайде практикует с очень обширным кругом людей, среди которых, надо признать, встречаются знаменитости. Так что я вас очень хорошо понимаю.
   Попросив меня обождать минутку, секретарша исчезла за плотной бордовой занавесью.
   «Поль Гайде! ― покачал я головой. ― Это же надо такое придумать!»
   Занавеска слегка отдернулась и в приемной снова появилась секретарша.
   – Мастер ждет вас, ― сказала она ласково, но строго. ― Желаю удачи.
   «Можно подумать, что мне сейчас будут делать операцию или я собираюсь прыгать с парашютом!! ― подумал я, вступая во внутреннее помещение.
   В глубине комнаты стоял человек в черном костюме с хрустальным шаром в руках.
   – Задумайте число! ― приказал он мягким бархатным голосом, в котором чувствовался небольшой акцент. ― Какое-нибудь очень простое число.
   – Шесть целых, четыреста семьдесят пять десятитысячных, ― мгновенно отозвался я.
   Поль Гайде опешил.
   – Это разве просто число?
   – Куда уж проще! ― резонно возразил я. ― Курс доллара по торгам московской межбанковской биржи на сегодняшний день.
   – Загадайте простое целое число от одного до пяти, ― настаивал Гайде.
   Я покачал головой.
   – Не буду.
   – Но это необходимо для того, чтобы вычислить ваше астральное число, с которым мы будем в дальнейшем работать, ― пояснил Гайде.
   – Не-а, не надо.
   Я подошел к мастеру и кивнул на хрустальный шар в его руке.
   – Вроде, богемское. Если не ошибаюсь, такие продают на Ямском поле в этой лавочке для повернутых… То есть, в эзотерическом клубе.
   Мастер аккуратно положил шар в специальное углубление и сел за стол.
   Мне показалось, что Поль Гайде смотрел на меня с интересом.
   – Да вы не обижайтесь, ради Бога, ― продолжал я. ― Видите ли, я человек простой и все эти дела мне в новинку. Я, собственно, пришел сюда по рекомендации одной из своих знакомых…
   – Так-так, ― кивал Гайде.
   – А вы в самом деле француз? ― спросил я с улыбкой. ― Что-то ваш акцент мне напоминает украинский. Впрочем, возможно, я ошибаюсь…
   – Не ошибаетесь, ― ответил мастер. ― Поль Гайде ― это звучное имя для публики. Для своих я ― Павел Никитич Гайденко.
   – Вот и хорошо, Паша, ― улыбнулся я и достал из бумажника свою визитку.
   Мастер принял ее из моих рук с легким поклоном и, прочитав текст, удивленно посмотрел на меня.
   Впрочем, в этом взгляде сквозил еще и плохо скрываемый страх.
   – И чего же вы здесь хотите? ― медленно спросил он, пряча визитку.
   – Решил узнать, стоит ли раскручивать подобный бизнес, ― приврал я. ― Наша ассоциация довольно широкого профиля и мы могли бы…
   – Боюсь, что уже нет, ― озабоченно проговорил Гайденко. ― Это дело требует значительных вложений, а рынок уже и так переполнен.
   – Так мы возьмем количеством! ― не унимался я. ― В каждом районе области нашу ассоциацию будет представлять какой-нибудь мастер. Арендуем помещения, фирменный знак зарегистрируем, рекламу в газетах и по ти-ви обеспечим. Дело пойдет.
   – Не знаю, не знаю, ― гнул свое Гайденко. ― Нужна комиссия, лицензия…
   – Но вот у вас же, например, есть постоянная клиентура, ― возразил я. ― Это наверняка приносит вам деньги и неплохие.
   При слове «деньги» Гайденко сразу же посерьезнел и скривился.
   – Кстати, если не секрет, ― поднял на меня глаза мастер оккультных наук, ― кто же именно из ваших хороших знакомых порекомендовал вам обратиться ко мне? Припомните, пожалуйста.
   – Сейчас-сейчас, дайте припомнить, ― притворился я насилующим собственную память. ― Кажется Лена Сапожникова, я у них недавно ужинал, мы с ее мужем давно накоротке… Впрочем, нет, вроде бы не она… Нет, простите уж, точно сказать не могу.
   – Ну и ладно, ― вдруг оживился Гайденко. ― Давайте так договоримся: вы подготовьте бумаги, мы их вместе обсудим, может быть я смогу оказаться вам полезным. О цене консультации поговорим позднее. А сейчас, раз уж вы сидите здесь, позвольте оказать вам бесплатную услугу. Хотите, погадаю?
   – Валяйте, ― вяло отозвался я, глядя на колоду пластиковых карт, которые тасовал Гайденко. ― Только я и так все про себя знаю.
   – Так будете знать еще больше, ― пообещал мастер, раскладывая карты полукругом.
   Павел Гайденко бросил только один взгляд на карты, потом резко смешал их и, облизнувшись, произнес с видимым удовольствием:
   – Карты говорят, что вам угрожает опасность. Причем, по вашей же вине. Будущее ваше вырисовывается весьма неопределенным. Но, тем не менее, буду рад вас снова увидеть через неделю, чтобы обсудить бизнес-план сети оккультных услуг населению.
   – Знаете, Павел, ― ответил я, ― меня не оставляет ощущение, что мы с вами увидимся гораздо раньше. А своей интуиции я доверяю.
   Я выходил из конторы, немного раздраженный этим прохвостом с хрустальным шариком.
   Впрочем, основная цель моего визита была достигнута и я мог быть доволен.
   Теперь я был совершенно уверен, что именно визит Елены Сапожниковой в контору Гайденко был поводом для организации слежки за Соломатиным.
   Так что все массажно-маникюрно-биоэпилляционные заведения, посещавшиеся супругой Максима в тот день можно уже не инспектировать.
   А вот с Настей мне хотелось бы встретиться еще раз в более привычной мне обстановке ― например, у меня дома или в ресторанчике.
   Уходя, я немного пофлиртовал с ней и, дав понять, что со мной стоит иметь дело, выудил у белокурой секретарши номер ее телефона.
   Теперь оставалось убедиться в том, что за мной начата слежка.
   Я медленно-медленно ехал по тарасовским улицам на своем «феррари», не пытаясь скрываться, а наоборот, как бы выставляясь напоказ.
   В центре я оставил машину на стоянке, где у меня было забронировано место и принялся неторопливо расхаживать по улицам.
   Очень забавно быть в положении человека, который знает, что за ним следят.
   В такой ситуации охотник и добыча как бы незаметно меняются местами, и вся прелесть состоит в том, что охотник об этом не подозревает.
   Давно я так бездарно и так спокойно не проводил время рабочего дня.
   Гулял по тротуарам, глазел на витрины, зашел в пару собственных точек, проверил ценники. выпил кофе в забегаловке.
   Для человека на колесах, который мечется между важными встречами, собственным офисом и отсыпается дома такое времяпрепровождение ― настоящая экзотика. Так что я даже словил определенный кайф от своего малоосмысленного шатания по улицам.
   Впрочем, смысл во всем этом был.
   Очень скоро не замедлили появиться те ребята, которых я ожидал.
   Это действительно были двое парней довольно жуткого вида: мрачные, закутанные какими-то драными шарфами, они с равнодушным видом следовали за мной повсюду, куда бы я не направлялся.
   Через какое-то время их сменила другая двойка ― мужики в кожанках, сосредоточенно жующие жвачку.
   Эти деятели шли за мной на таком близком расстоянии, что я даже улавливал своими ноздрями сладковатый фруктовый аромат баббл-гама.
   Именно с этими типами мне как-то не очень хотелось общаться.
   Я дождался, пока их сменят очередные ― двадцатилетние оболтусы в бейсболках.
   Эти меня вполне устраивали.
   Я рассеянно брел по улице и свернул в небольшой дворик с железными воротами.
   Удостоверившись, что парочка от меня по-прежнему не отстает, я не спеша зашел в одноэтажное здание с вывеской «Фрегат».
   Осторожно выглянув из-за занавески, я еще раз убедился в том, что эти двое стоят во дворе и курят, поджидая, когда я выйду.
   – Замечательно, ― пробормотал я. ― Просто великолепно.
   Затем я прошел внутрь дома и, миновав небольшую комнату с немолодой женщиной за компьютером, без стука вошел в дверь с табличкой «Директор».
   Глава службы безопасности «Ледокола» Егор Воронцов, арендовавший дополнительные метры в этом здании, был на своем рабочем месте.
   – Шеф? ― удивился он, завидев меня. ― Если вы насчет плана по Думе, то меня отставили до вечернего совещания в головной конторе.
   – Вот и хорошо, ― сказал я, усаживаясь в кресло. ― А то у меня к тебе как раз дельце созрело. Там у нас во дворике стоят двое парней в таких безумных кепочках. Я хочу, чтобы ты блокировал ворота и доставил мне эту парочку в отдельный кабинет для приватной беседы. Сколько это займет времени?
   – Минуты три, ― ответил Воронцов, уже нажимая кнопку на панели стола.
   Глава службы безопасности «Ледокола» блестяще справился с этим заданием, уложившись всего-навсего в две с половиной минуты.
   Я из окна мог наблюдать, как изумленные парни в бейсбольных кепочках сначала зачарованно смотрят на захлопывающиеся за ними ворота, потом бросают свои недокуренные сигареты и кидаются с смыкающимся перед их носом скрежещущими створками.
   Дотронуться до них успел только один ― тот, который был повыше и попрыщавее.
   Второй, глядя на корчащееся на земле тело своего напарника в ужасе отступил назад, спрятав за спиной скрещенные руки.
   И не удивительно ― ведь через ворота Воронцов велел пропустить заряд тока.
   Не смертельный, разумеется, но вполне достаточный для весьма мощного тычка в организм, на время выводящий из строя.
   Если у ребят и было оружие, то воспользоваться им они не успели.
   Во дворе дома появились четверо наших ребят с автоматами, еще два ствола выглядывали из окон ― взвод службы безопасности располагался здесь же, в помещении фирмы с романтической вывеской «Фрегат».
   Филеров шустро отконвоировали в обитый пробкой специальный кабинет, который не пропускал звуков ни внутрь, на наружу.
   Там я и поджидал своих преследователей, готовясь к предстоящему разговору.
   Я сидел на табуретке возле двери, а парней расположили у дальней стены.
   Тот, которого шарахнуло током к этому времени уже почти очухался.
   Он тяжело дышал, словно загнанный зверь и тупо мотал головой по сторонам, пытаясь понять, что с ним произошло и как он тут очутился.
   Второй был поспокойнее.
   Когда парень убедился, что его здесь не собираются убивать, по крайней мере, в ближайшее время, он быстро взял себя в руки и, как мне показалось, был вполне готов для разговора.
   – Знаешь что, ― остановил я Воронцова в дверях, когда Егор собирался оставить меня наедине с этой парочкой, ― давай их рассредоточим.
   Мне хотелось сопоставить их сведения, допросив обоих вразбивку.
   А в том, что оба они будут говорить, я ничуть не сомневался.
   – Оставь того, который не бросался на ворота, ― приказал я. ― Второго в соседнее помещение. Кофе, что ли, ему сооруди… Мне этот кадр нужен нормальным и адекватным минут через пятнадцать ― двадцать.
   Высокого и прыщавого вывели, оставив меня с глазу на глаз с его напарником.
   – Н-ну, что ж, давай знакомиться, ― предложил я. ― Кто я такой, ты, вероятно, знаешь. А мне бы хотелось тоже узнать о тебе кое-что.
   Тот вяло улыбнулся.
   – Вы преувеличиваете, ― сказал парень, с тоской поглядывая в окно, ― я вас знать не знаю. Мне ваша персона как-то до лампочки.
   – Зачем же ты тогда за мной хвостом бродил? ― задал я резонный вопрос.
   – Так это моя работа, ― хмыкнул парень. ― На кого покажут, за тем и ходим.
   – Ага, ― удовлетворенно заключил я, ― выходит, ты меня не знаешь?
   – Не-а, ― мотнул он головой. ― Говорю же вам, что не подозревал о вашем существовании еще час назад. А зовут меня Шурик.
   – Хорошо, Шурик, ― похвалил его я. ― Это уже лучше. А меня зовут Сергей Паратов и я являюсь президентом «Ледокола». Ты где живешь?
   – Так вы ж паспорт отобрали, там все написано, ― огрызнулся он.
   – Я еще не смотрел твой паспорт. А у тебя что, язык присох, что ответить лень? ― устало сказал я, поглядывая на часы.
   – Да нет, ― пожал тот плечами, ― на Комсомольской живу, дом пятнадцать.
   – Ага, ― смекнул я. ― Значит, знаешь магазинчик «Колибри»?
   – Ни фига себе магазинчик! ― присвистнул парень. ― Это ж целый город.
   – Вот-вот, ― кивнул я. ― Это мой. И охотничий через два дома, и музыкальный через дорогу, и «Дары моря» через квартал. Это все тоже мое.
   – А мне, между прочим, в этих ваших самых «Дарах» недавно семгу предлагали просроченную, ― вдруг оживился парень.
   – Не может быть, ― ласково отозвался я. ― Просроченную рыбу мы отдаем в кошачий питомник, что в детском парке. Мы у них спонсоры.
   – Ну не просроченную… в том смысле, что срок годности кончался на другой день, ― уточнил парень. ― Разве так можно?
   – Очень даже можно, ― заверил его я. ― Тебе ведь семгу за двадцать пять процентов от стоимости предлагали, так ведь?
   – Так, ― вынужден был признать Шурик. ― Но все равно ведь негодная.
   – Почему же негодная! ― искренне возмутился я. ― Там что написано? Употребить до указанного срока. Срок ― завтра. Купил за двадцатку вместо сотни и съел. Где ты еще найдешь семгу за двадцатку?!
   Вопрос был принципиальный и я не мог оставить просто так обвинение к недобросовестной торговле даже от этого парня ― каким бы он ни был прохвостом, но в частной жизни он был моим покупателем.
   – Здесь все дело в терминах, ― объяснил я. ― В советское время употреблялся термин страшный, пугающий: «продукт годен до…» Получается, что до девятого числа он годен, а после девятого отрава. Западные фирмы употребляли более мягкий вариант предупреждения. Вы английский знаете немножко?
   Парень помотал головой.
   – Я во французской школе три класса закончил, ― смущенно произнес он.
   – Ничего, я объясню. На Западе писали на товарах «best before» и указывали срок. «Best» ― это превосходная степень. Значит, наиболее приемлемый срок употребления продукта, при котором он сохраняет все свои качества. Суть одна, а подход разный.
   – Усек.
   – Вот и славно. Так что мою семгу вы вполне могли бы есть и, скажем, день пять ― семь после указанного срока годности и ничего бы с вами не случилось, ― заверил я мальчишку.
   – В-возможно, ― вынужден был согласиться мой юный оппонент.
   – Но реализовывать подобный товар запрещено, ― продолжал я. ― Мы, конечно, могли бы сменить ценники, указав другой срок. Но наша реализационная структура на это не идет, в отличие от других фирм, которые, кстати сказать, запросто переходят ту «нейтральную полосу», которая отделяет срок окончания годности продукта от срока, в который он приходит в полную негодность. Бог им судья заодно с соответствующими инспекциями.
   Шурик украдкой посмотрел на часы и от меня не укрылось направление его взгляда.
   – Так вот, если говорить коротко, то мы могли бы продавать эту самую семгу до этого самого срока по той же самой цене. Но мы ее снижаем, и снижаем значительно. Покупатели, кстати, очень правильно реагируют. Бывают, конечно, исключения, вроде вас… А в день окончания срока рыба передается в кошачий питомник. Кстати, я вовсе не уверен, что вся рыба достается только кошкам, а не перепадает и обслуживающему питомник многочисленному персоналу. Ну что, я вас убедил или нет?
   – Убедили, ― быстро кивнул парень. ― Признаю, что в тот раз я был неправ. Как только выйду отсюда, пойду за семгой.
   – Очень мудрое решение, ― согласился я. ― Так давайте же ускорим этот момент.
   Я встал со стула и прошелся по комнате, мерно чеканя свой шаг.
   – Вы напрасно все время поглядываете на часы, ― наконец остановился я. ― Срок вашей смены… Кстати, через какой промежуток времени меняется наружное наблюдение? Минут тридцать ― сорок? Так вот, этот срок давно прошел и ваше начальство уже серьезно обеспокоено вашим ― и моим ― исчезновением.
   – Сорок пять, ― уточнил мое предположение сразу поскучневший Шурик. ― А откуда вам стало известно про эту фишку?
   Я игнорировал этот вопрос.
   – От кого вы получили задание и как оно было сформулировано?
   – Нам запрещено об этом говорить, ― твердо ответил Шурик.
   – Разумеется, ― согласился я. ― Но случай, согласитесь, особенный.
   – Мне башку оторвут, работы лишат, ― торопливо заговорил Шурик.
   – Это разные вещи, ― перебил я его, ― и ты не можешь этого не понимать. Без работы лучше, чем без башки. Это в американских фильмах дядя в тройке пулю себе в висок пускает, когда его вышвыривают с работы. У нас все обстоит гораздо оптимистичнее.
   – Да вы себе просто не представляете, что с нами могут сделать! ― вскочил парень.
   – Сядь! ― прикрикнул я. ― Не надо нервов. Нервы ― это время, а у вас оно уже закончилось. Поэтому давай говорить по-деловому.
   Я подсел к нему рядом и, достав ручку с бумагой стал говорить очень убедительно, для наглядности фиксируя основные пункты своего монолога в виде цифр и символических геометрических фигур.
   Этот нехитрый прием я использовал уже много лет и неоднократно убеждался, что он увеличивает силу логики на порядок.
   – Значит, так, ― нарисовал я цифру один. ― Вы получили задание и с ним не справились, грубо говоря, просрали объект.
   Ручка изобразила пухленький круг, который тотчас же перечеркнула.
   – Вас за это непременно накажут тем или иным образом, ― продолжал я.
   Перо начертило линию ― сначала ломаную, потом извилистую, хвостик которой печально повис, оборвавшись несколькими короткими штрихами.
   – Какой для вас видится выход из этой ситуации? ― задал я самому себе вопрос.
   При этом я начертал возле цифры два жирный вопросительный знак.
   – Санкции на работе неизбежны, это как дважды два, ― констатировал я и поставил жирный крест возле цифры один. ― А значит…
   Тут я выдержал короткую паузу и посмотрел на своего собеседника.
   Шурик при этом, само собой, вынужден был оторваться от наблюдения за листом бумаги и волей-неволей должен был взглянуть мне прямо в глаза.
   – А значит, надо как-то исправлять ситуацию, ― проговорил я внушительно.
   – Хорошо бы, ― согласился Шурик, ― только я не представляю, как.
   – А я представляю, ― провел я ручкой горизогтальную черту. ― В твоей конторе тебе все равно вломят ― скажешь ты мне, кто тебе дал задание или нет. Тебе почти без разницы.
   – Ну, ― кивнул Шурик, пока еще не взяв в толк, куда я клоню.
   – Но разница есть в другом случае, ― доверительно произнес я, ― если ты быстро и внятно отвечаешь на мой вопрос, я обещаю мягкую посадку, когда ты будешь лететь из своей конторы после пинка под зад.
   Шурик заинтересовался.
   – Для начала устрою на стажировку в свою службу безопасности, ― пообещал я.
   – А дальше?
   Я рассмеялся.
   – Какой шустрый! А дальше все от тебя зависит ― научишься, значит будешь работать. Нет ― подыщешь еще что-нибудь. Усек?
   Похоже, я его убедил.
   Парень довольно быстро раскололся и за минуту с небольшим выдал мне ту информацию, которую я вытягивал из него эти полчаса.
   Я поменял местами филеров и обработал второго за четверть часа.
   Он подтвердил информацию Шурика и теперь я уже знал, что мне нужно делать.
   Для начала я решил тщательно подготовиться к предстоящей встрече ― первым делом достал из сейфа в директорском кабинете некоторое количество зеленой налички и засунул баксы себе в карман.
   Затем я велел Егору Воронцову подготовить ребят для сопровождения.
   Мы условились, что машина с бойцами нужна для страховки и вероятность введения в действие наших силовых резервов невелика.
   После этого я поднял телефонную трубку, набрал номер, представился и попросил соединить меня с майором Ворошиловым.
   Мой звонок произвел настоящую сенсацию. В трубке слышался топот ног, встревоженные выкрики и громкая брань. Наконец, мне ответили.
   – Слушает Ворошилов, ― раздался низкий шепелявый голос.
   – Майор, мне очень не нравится, что за мной ходят по пятам ваши люди, ― начал я с места в карьер, не давая возможности человеку на том конце провода оправдываться или что-то объяснять.
   – Но…
   – Никаких но, ― оборвал его я. ― Значит так, я готов вернуть вам вашу парочку через десять минут. Именно вам, лично, заметьте.
   – Вы хотите со мной встретиться? ― уточнил прокашлявшийся Ворошилов.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 [7] 8 9 10 11 12

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация