А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "«Приют задумчивых дриад». Пушкинские усадьбы и парки" (страница 16)

   Библиография

   1 Альбом Елизаветы Николаевны Ушаковой. Факсимильное воспроизведение. – СПб.: Logos, 1999.
   2. Благово Д.Д. Рассказы бабушки. – Л.: Наука, 1989.
   3 Егорова Е.Н. Стихотворение Пушкина «Я вас любил…». История создания и атрибуции // А.С. Пушкин в Москве и Подмосковье. Материалы IX Пушкинской конференции 16–17 октября 2004 г. – Большие Вязёмы: ГИМЛЗ А.С. Пушкина, 2005. С. 26–52.
   4 Жуйкова Р.Г. Портретные рисунки А.С. Пушкина. Каталог атрибуций. – СПб.: Дмитрий Буланин, 1996.
   5 Козьмин Б.П. Пушкин и Оленина (По новым данным) // Сборник Пушкинского дома на 1923 год. – Петроград: Государственное издательство, 1922. С. 31–34.
   6 Майков Л.Н. Пушкин: Биографические материалы и историко – литературные очерки. – СПб., 1899.
   7 Оленина А.А. Дневник. Воспоминания. – СПб.: Академический проект, 1999.
   8 Павлищев Л.Н. Из семейной хроники. Воспоминания об А.С. Пушкине // Мир Пушкина: Семейные предания Пушкиных. – СПб.: Пушкинский фонд, 2003. Т. 3.
   9. Переписка А.С. Пушкина. – М., 1982. Т. 1.
   10 Пушкин А.С. Полное собрание сочинений: в 10 т. – М.—Л.: Издательство АН СССР, 1949. Т. 3, 4, 10.
   11 Пушкин в воспоминаниях современников: в 2 т. – СПб.: Академический проект, 1998.
   12 Пушкин в неизданной переписке современников // Литературное наследство. —M., 1952. Т. 58.
   13. Русский архив. 1908. Т. I.
   14 Солнцев Ф.Г. Моя жизнь и художественно – археологические труды // Русская старина. 1876. Т. 15.
   15 Старк В.П. Автореминисценции в «оленинском» цикле Пушкина // Приютинский сборник. – СПб.: Музей – усадьба «Приютино», 2002. Выпуск III. С. 101–114.
   16 Тимофеев Л.В. В кругу друзей и муз. Дом А.Н. Оленина. – Л.: Лениздат, 1983.
   17 Устимович П.М. Анна Алексеевна Андро, рождённая Оленина // Русская старина. 1890. N№ 8. С. 387–412.
   18 Цявловская Т.Г. Дневник А.А. Олениной // Пушкин. Исследования и материалы. – М.—Л.: Издательство АН СССР, 1958. Т. 2. С. 280–283.

   «Парнасские цветы»: флористическая символика в поэзии Пушкина

   В пушкинскую эпоху символика растений широко использовалась в повседневной жизни, искусстве и литературе. Опубликованное в 1811 году в Париже пособие Б. Делашене «Азбука Флоры, или Язык цветов» быстро получило известность в России. В книге описано символическое значение около 200 видов растений и предложен алфавит, где каждая буква заменялась изображением цветка. В 1830 году в Петербурге была издана книга «Селам, или Язык цветов». В ней не только перечислены символы цветов, но и дано толкование значения букетов.
   Селам можно назвать «проекцией» мира людей на мир растений, когда цветы, деревья, плоды ассоциируются с внешними и внутренними качествами людей, их чувствами и взаимоотношениями.
   Растения, живые и искусственные, были непременным элементом женских туалетов. Символические букеты рисовали в дамских альбомах:

Тут непременно вы найдёте
Два сердца, факел и цветки,
Тут верно клятвы вы прочтёте
В любви до гробовой доски.

«Евгений Онегин». Гл. IV. Стр. XXIX.
   В альбоме Елизаветы Николаевны Ушаковой1цветы изображены на 10 страницах. Розовый и голубой васильки в сочетании с ноготком (л. 5) означали нежную и верную страсть с оттенком ревности; подсолнух на л. 18 – преданность и уважение: «мои глаза видят лишь вас»; оранжевая гвоздика на л. 31 говорила о восхищении очаровательной хозяйкой альбома. На л. 84 символизирующий добродетель клевер подписан: «дятловина». Это растение имеет ещё одно народное название – «лапушка», ставшее ласковым обращением к женщине. Судя по подписи, рисовавший был знаком с народной символикой.
   Махровый мак. Рисунок в альбоме Ел. Н. Ушаковой. Л. 98

   Красный цветок, очень похожий на махровый мак (л. 98), намекает на мечтательность: это растение в селамных списках означает не только сон, но и мечты. В русских песнях «аленький цветочек» часто ассоциируется с суженым. На этом листе кто – то из сестёр Ушаковых написал по – французски: «Я люблю тебя всем сердцем». Возможно, мак здесь символизирует несбывшиеся мечты: автор рисунка А. Афанасьев2сделал к нему такую подпись:

Чьё счастье поутру,
Как ясной день, светилось,
Померкло ввечеру
И с солнцем закатилось.

   Он же нарисовал на л. 12 розовую розу и скрепил её значение красноречивым четверостишием, заканчивающимся строками:

И роза красотой
Ничто перед тобой.

   Букеты в этом и других женских альбомах – оригинальные флористические комплименты.
   Роза.
   Рисунок в альбоме Ел. Н. Ушаковой. Л. 12

   Хорошо знала селам Анна Керн, дававшая «цветочные» прозвища знакомым. О своих чувствах она иногда писала флористическим шифром: «У меня есть Тимьян, я мечтала о Резеде, к моей Чувственнице нужно добавить много Жёлтой Настурции, чтобы скрыть Ноготки и Шиповник, которые мучают меня…» Это дешифруется так: «У меня есть рвение, я мечтала пусть и о кратковременном счастье любви, мне с моей тайной чувствительностью нужно обладать мнимой насмешливостью, чтобы скрыть отчаяние, тревогу и беспокойство, которые мучают меня…»3.
   Незабудки.
   Рисунок в альбоме Ел. Н. Ушаковой. Л. 70

   В дневнике её кузины Анны Олениной4имеется селамный список из 132 наименований растений, написанный по – французски. Его непосредственным источником5было пособие Б. Делашене. Оленина выбрала наиболее употребительные в отечественной бытовой традиции растения, расставив несколько иные акценты. Флористических мотивов в тексте дневника немного. Гораздо больше их в неоконченном автобиографическом произведении А.А. Олениной «Роман нашего времени» (1831). Фамилия главной героини Маши Ландышевой – это её флористическая эмблема. Ландыш означал «возвращение счастья», брачный союз, чистоту и смирение. Образ Маши сопровождают также розы, камелии, кактус опунция, значение которых во многом иносказательно.
   Метафорические растения широко употреблялись в литературных произведениях, особенно в поэзии. Отдали должное селаму Батюшков, Жуковский, Баратынский, Грибоедов и многие другие литераторы. Вяземский оставил поэтическое свидетельство своей искушенности в ботанике и флористической символике – стихотворение «Цветы» (1817):

По видам, лицам и годам
Цветы в своём саду имею:
Невинности даю лилею,
Мак – сонным приторным мужьям,
Душистый ландыш полевой
Друзьям смиренной Лизы бедной,
Нарцисс несчастливый и бледный —
Красавцам, занятым собой.
<…>
Злых вестовщиц и болтунов
Я колокольчиком встречаю;
В тени от взоров закрываю
Для милой розу без шипов.

   Увлекался флористической символикой и Пушкин. Цветы в его произведениях «за малым исключением вне описательного реализма и обогащают собой разнообразные приёмы сравнения и иносказания»6. В раннем стихотворении «Красавице, которая нюхала табак» (1814) перечислены цветы, которые «милая Климена» «прежде всякий день носила / На мраморной груди своей», а теперь предпочитает вредный табак:

…Вместо роз, Амуром насаждённых,
Тюльпанов, гордо наклонённых,
Душистых ландышей, ясминов и лилей…

   Все эти растения являются женскими символами: тюльпан – честность, гордая и чистая любовь; жасмин – чувственность, страсть, первое любовное томление; розы – красота и любовь; лилия – девственность, чистота.
   В пушкинских стихах встречается множество названий растений7, не всегда употребляемых в символическом значении. Так, «ананас золотой» как кушанье упоминается в первой главе «Евгения Онегина».

   Цветы – символы стихов и поэтического творчества

   Цветы – распространённая аллегория стихов. Примером может служить символическое название издававшегося А. Дельвигом альманаха «Северные цветы». О своих стихотворениях для этого журнала, посланных из Болдина 4 ноября 1830 года, Пушкин писал другу так: «Посылаю тебе, барон, вассальскую мою подать, именуемую цветочною, по той причине, что платится она в ноябре8, в самую пору цветов».
   Обложка альманаха
   «Северные цветы» на 1827 год

   В этом значении цветы употребляются во многих произведениях великого поэта. В лицейском стихотворении «Сон» (1816) он обращается к почитателям своей музы:

Для вас одних я ныне трон Морфея
Поэзии цветами обовью,
Для вас одних блаженство воспою.

   В «Послании цензору» (1822) содержится «расшифровка» метафорических «цветов поэзии»:

Остались нам стихи:
Поэмы, триолеты,
Баллады, песенки, элегии, куплеты,
Досугов и любви невинные мечты,
Воображения минутные цветы.

   В посвящении к «Гавриилиаде» (1821) говорится о стихах, не предназначенных для печати:

О вы, которые любили
Парнаса тайные цветы9…

   Этот же символ повторяется в стихотворении «Таврида» (1825):

Мечты поэзии прелестной,
Благословенные мечты!
Люблю ваш сумрак неизвестный
И ваши тайные цветы.

   В эпилоге поэмы «Кавказский пленник» Пушкин пишет о своём творчестве:

Так муза, лёгкий друг мечты,
К пределам Азии летала
И для венка себе срывала
Кавказа дикие цветы.

   В трагедии «Борис Годунов» (сцена в Кракове в доме Вишневецкого) Самозванец говорит Поэту, преподнёсшему ему латинские стихи:

…И я люблю парнасские цветы.
Я верую в пророчества поэтов.

   В 1829 году во время путешествия на Кавказ Пушкин встретился с персидским поэтом Фазиль – ханом, которому посвятил стихи, где советовал:

Цветы фантазии восточной
Рассыпь на северных снегах.

   В стихотворении антологического цикла «Муза» (1820) тростник, точнее тростниковая свирель (эмблема бога Пана), символизирует поэтическое творчество:

Откинув локоны от милого чела,
Она сама из рук моих свирель брала.
Тростник был оживлён божественным дыханьем
И сердце наполнял святым очарованьем.

   Такое же символическое значение имеет свирель в строках из «Путешествия Онегина», посвящённых Тригорскому, которое воспел Н.М. Языков:

Но там и я свой след оставил,
Там, ветру в дар, на тёмну ель
Повесил звонкую свирель10.

   «Тёмна ель» вызывает ассоциацию со знаменитой елью – шатром, украшавшей Тригорское. Однако ель, как и свирель, имеет метафорический смысл. В греческой мифологии это дерево посвящено богу Пану, которого изображали играющим на свирели. Пушкин развивает здесь тему своего раннего стихотворения «Любовь одна веселье жизни хладной», которое заканчивается так:

К чему мне петь? Под клёном полевым
Оставил я пустынному зефиру
Уж навсегда покинутую лиру,
И слабый дар как лёгкий скрылся дым.

   Клён здесь, вероятно, выбран как эмблема влюблённых: речь в стихотворении идёт о любовных страданиях.
   Символами поэтического творчества у Пушкина выступают розы, лавры, мак и крапива, селамные значения которых характеризуют жанр или тематическую направленность произведений:

Пускай угрюмый рифмотвор,
Повитый маком и крапивой,
Холодных од творец ретивый,
На скучный лад сплетает вздор…

«К Галичу». 1815.

…Денис! Полнощный лавр отцвел,
Прошла весна, прошло и лето,
Огонь поэта охладел…

«Тень Фонвизина». 1815.
   В последнем отрывке «полнощный лавр» – это знаменитый Г.Р. Державин. В 1821 году Денис Давыдов, известный и как поэт, и как герой – партизан Отечественной войны 1812 года, выпустил в свет серьёзный труд
   «Опыт теории партизанского движения». По этому поводу Пушкин сочинил стихотворение «Недавно я в часы свободы…», в котором есть такое четверостишие:

О горе, молвил я сквозь слёзы,
Кто дал Давыдову совет
Оставить лавр, оставить розы?
Как мог унизиться до прозы
Венчанный музою поэт…

   Смысл флористических метафор очевиден: розы – лирическая (любовная) поэзия, лавры – связанная с нею слава. Это сочетание Пушкин обыгрывает также в «Разговоре книгопродавца с поэтом» (1824):
   Книгопродавец:

…Но сердце женщин славы просит:
Для них пишите; их ушам
Приятна лесть Анакреона:
В младые лета розы нам
Дороже лавров Геликона.

   На наш взгляд, метафора «розы… дороже лавров» многозначна. Роза выступает и эмблемой муз как вдохновительниц поэтического творчества, и символом женской любви и красоты, и знаком популярности в женском обществе. Одним ёмким словом Пушкин выразил целый спектр образов.
   В 1829 году вышла в свет книга «Стихотворения барона Дельвига», в которой преобладали элегии и идиллии, написанные элегическим дистихом – излюбленным размером древнегреческого поэта Феокрита, перу которого принадлежит множество идиллий. Пушкин послал другу пресс для бумаги в виде грифона11и стихотворение, в ранней редакции названное «Загадка»:

Кто на снегах возрастил Феокритовы нежные розы?
В веке железном, скажи, кто золотой угадал?
Кто славянин молодой, грек духом, а родом германец?
Вот загадка моя: хитрый Эдип разреши!

   «Феокритовы нежные розы» – аллегория идиллических стихов. Чувственную лирику в духе Анакреона символизировала роза феосская: знаменитый древнегреческий поэт, воспевавший плотские наслаждения и утехи жизни, родился в г. Феосе, что на западном берегу Малой Азии. Этот символ упоминается Пушкиным в неоконченном стихотворении 1830 года:

Не розу пафосскую,
Росой оживлённую,
Я ныне пою;
Не розу феосскую,
Вином окроплённую,
Стихами хвалю;
Но розу счастливую,
На персях увядшую
Элизы моей…

   Роза пафосская – это символ любви: по мифам на кипрском берегу близ Пафоса родилась из пены морской богиня любви и красоты Афродита. Роза – эмблема Афродиты у древних греков и Венеры у римлян.
   Метафорические розы часто встречаются у Пушкина, что неудивительно, поскольку роза – амбивалентный, многозначный символ, зависящий от цвета и состояния. Роза может символизировать небесное совершенство и земные, далёкие от идеала любовные страсти, скромную девственность и сладострастие, милосердие и мученичество, красоту, триумф, счастье и превратности любви и брака, олицетворяемые шипами. Бутон розы – метафора юной невинной девушки, ещё не познавшей любви.
   Аллегорией ушедшей молодости, радости, счастья, а иногда и ранней смерти выступают увядшие розы – одна из излюбленных метафор Пушкина.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [16] 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация