А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Мессия" (страница 17)

   Помедлив, она высвободила лицо из его ладоней, отстранилась и некоторое время сидела, положив ладони ему на грудь, смотря на него новым, неведомым взором, словно впервые увидела перед собой чужого и незнакомого человека. Затем неуклюже слезла с него, вмиг стряхивая с себя загадочность и чарующий ореол страсти, превратившись из сладострастной искусительницы в маленький, съежившийся комочек. Она свесила ноги с кровати, волосы водопадом упали вниз, закрывая ее лицо и груди. Гай смотрел на ее ссутулившуюся спину, выступающие лопатки, движущиеся в такт с ее дыханием, острые холмики позвонков, и почувствовал, как непреодолимая нежность внутри него выходит из-под контроля, полностью подчиняя себе, обволакивая и согревая. В этот момент он осознал, что любит ее, так сильно, что хочет слиться с ней в ослепительной вспышке всепоглощающего счастья. Но не физически. По сравнению с чувством, которое оглушающей волной цунами захлестнуло его, физическая близость с женщиной не стоила и гроша.
   Из-под шелка вьющихся Лариных волос послышался чуть слышный всхлип.
   – Что с тобой?
   – Ничего.
   – Почему ты плачешь? – тихо спросил он, увидев, как на острую коленку девушки капелькой упала слезинка.
   – Ты первый, кто сказал мне такие слова, – не поднимая головы, прошептала Лара. – Как ты не понимаешь. Ты не просто спас. Ты… Никто и никогда, с самого детства… Не за что-то, а ради меня. Просто так. За всю мою паршивую, дурацкую и никчемную жизнь… Никто и никогда.
   Резко соскочив с кровати, она присела, нашаривая разбросанную на полу фургона одежду и не поднимая на него заплаканных глаз, словно стыдясь этого, отвернулась, судорожными торопливыми движениями натягивая на себя джинсы. Как будто бы вовремя опомнившаяся и остановившаяся на краю пропасти школьница, а не искушенная в ласках жрица любви, всего несколько мгновений назад исступленно желавшая сокрушить его порывом своей безудержной страсти. Гай наблюдал за ней. Покончив с рубашкой, которую второпях застегнула не на те пуговицы, Лара всунула ноги в мокасины и дернула ручку двери, ступив в бледное пятно уличного света.
   – Спасибо тебе.
   Перестав всхлипывать, она легким видением выскользнула из фургончика, тихонько притворив за собой дверь. Лежащего на кровати Гая снова окутала тишина. Он глубоко вдохнул и медленно выпустил воздух из легких, сложив губы трубочкой, пытаясь разобраться в собственных чувствах. А потом стал смотреть в потолок, и в голове его, сменяя друг друга со скоростью, превышающей световую, неслись сотни и тысячи мыслей, миллионы и миллиарды человеческих судеб, галактики и солнечные системы, и с каждым новым видением Гаю на миг казалось, что вот-вот именно сейчас ему приоткроется какая-то самая главная и важная тайна. Что он все увидит и осознает, и тогда все встанет на место. И он, наконец, обретет себя.
   Гай неподвижно лежал, и ему казалось, что он способен одновременно, сразу видеть весь этот мир, пусть жестокий, пусть несовершенный, страдающий от множества пороков, червоточиной разъедающих людские сердца. И в то же время, невыразимо прекрасный, пока в нем есть такие создания, как Лара. Время медленно струилось, словно позабыв про него, а Гай все думал и думал, невидящим взором смотря куда-то сквозь пространство. Пока, наконец, не заснул.
   С наступлением сумерек на центральной поляне, которую окружал трейлерный городок резервации, плюясь кружащимися искрами, заполыхал огромный костер.
   В центральном круге вокруг него расположилась танцевальная площадка, тут же находились столы, барабанщики и сидячие места для готовящихся к выступлению танцоров и их многочисленных семей. Внешний, более широкий, был организован под места для зрителей и гостей, специально прибывших на мероприятие.
   Отдельно был накрыт большой длинный стол, с радушной щедростью уставленный всевозможными домашними кушаньями, приготовленными здесь же, на воздухе. Различные стейки из мяса и рыбы, различной степени прожарки, на любой вкус, копченые цыплята с бананами, рисом и медовым печеньем, рассыпчатый сезонный картофель, запеченный на углях, пышущий жаром хлеб, упруго сжимавшийся от легкого прикосновения и нежно тающий на языке. Все это украшала обильная душистая зелень, овощи и всяческие приправы со специями, теснившие огромные блюда, ломящиеся от нагромождений зажаренных до румяной золотистой корочки сосисок и сарделек под лениво стекающим густым, как древесная смола, кроваво-красным соусом рубичо[14].
   Плетеные корзины с миндальными пышками и сластями, возле которых неустанно дежурили изнывающие от нетерпения разодетые нарядные дети, под бдительным наблюдением старших, дежуривших на раздаче блюд. Все это пиршество красок и удивительная палитра различных гастрономических всевозможностей посылали в лесной воздух такой невообразимый, фантастический аромат, что просто поглядеть или пройти мимо было практически невозможно.
   Поляна стала постепенно заполняться людьми. То тут, то там то и дело раздавались приветственные возгласы, пожимались руки, заводились новые знакомства и сердечно обнимались давно не видевшиеся друзья. С улыбкой, взяв у заведующего напитками рослого индейца открытую бутылку пива «голд фиш», Лара неторопливо бродила среди людей, с любопытством разглядывая пестрые национальные убранства и костюмы готовящихся к выступлениям музыкантов и танцоров. Новый, неожиданно для нее открывшийся пласт почитателей и представителей древней национальной культуры.
   – Хэлло, Лара! – к ней приблизился Алекс, вынырнувший из-за группы барабанщиков, разбирающих свои инструменты. – Ну, как ты?
   – Как видишь, гуляю, – сардонически откликнулась девушка. – Тут столько всего интересного.
   – А? А, ну да, да. Ты про это, – он нетерпеливо отмахнулся, судя по всему, царящее вокруг оживление сейчас интересовало его меньше всего. – А где Гай, ты его не видела?
   Вполне безобидный вопрос вновь пробудил воспоминания о недавней сцене в фургончике, и Лара внезапно с удивлением почувствовала, как начинает краснеть.
   – Нет, – ответила она. – А что случилось?
   – Его ни в коем случае нельзя оставлять одного, – серьезным тоном напомнил Алекс. – Ты же знаешь. Его преследуют. Нас преследуют! Будут искать по всей Америке, а может, и по всему миру, пока, в конце концов, рано или поздно не найдут. И если с ним что-нибудь случится, мы будем виноваты, понимаешь? Неужели ты до сих пор не поняла, что он ведь не просто обычный человек, как я или ты. Он Избранный. Нельзя спускать с него глаз.
   – А мне кажется, здесь вполне безопасно, – оглядев разноголосо гудящую поляну, пожала плечами девушка. – Смотри, сколько людей, и никто нас не знает.
   – Никто пока нас не знает, – педантично выделив слово, Алекс шлепнул себя по запястью, на которое опустился комар. – А если и здесь есть враги или их лазутчики? Каждую секунду мы должны быть начеку. Так когда ты видела его в последний раз? – подойдя ближе к девушке, продолжал допытываться он.
   – Ну, он вроде был в том трейлере, куда его поселил старейшина, сказал, что хочет поспать, – ощутив, как во влажном ночном воздухе предательски запылали щеки, Лара окончательно смутилась и сделала большой глоток пива, спрятав за бутылкой лицо. – Да вон же он, с Кеем.
   Она разглядела Гая и Саймона на противоположном конце поляны и помахала мужчинам рукой, которые, заметив, направились в ее сторону.
   – Ну, наконец-то, вот ты где, – облегченно выдохнул Алекс и, настороженно оглядев Метьюса, с родительской заботой спросил: – С тобой все в порядке? Хорошо себя чувствуешь?
   – Да вроде, – рассеянно ответил погруженный в какие-то свои мысли Гай, но встретившись с пытливым взглядом Алекса, добавил как можно непринужденнее: – Конечно, порядок. Хорошо поспал.
   – Идемте, скоро начинается, – сказал Саймон, наблюдавший за происходящим вокруг, и хлопнул Алекса по плечу, который недоверчиво смотрел на Метьюса, словно врач на завравшегося пациента. – Нужно занять места.
   – Постой. Я искал тебя. – Гай придержал двинувшуюся следом за ними Лару за руку и, когда она остановилась, вопросительно на него посмотрев, смущенно отдернул пальцы.
   – Зачем? – Лара удивленно выгнула бровь.
   – Не знаю. Хотел… просто мне показалось, что, – он окончательно сбился и замолчал. – Знаешь, то, что произошло там, в фургоне…
   Лара протянула руку и ласково приложила палец к его губам.
   – Не надо ничего говорить, – мягко улыбнувшись, сказала она. – Все есть как есть. Ты ничего не сделал плохого, скорее наоборот. Все правильно, так и должно быть. Давай пойдем к остальным.
   Взяв его за руку, она мягко увлекла Метьюса за собой, в сторону поджидавших их Кея и Алекса. Наконец окончательно стемнело, и в небе стали загораться первые звезды, в центр собрания вышел старейшина Шон в роскошном перьевом головном уборе и, дождавшись, когда вокруг воцарилась звенящая тишина, стал торжественно произносить длинную приветственную речь.
   Они сели на места, которые для них заняли Алекс и Кей, и Лара подсела ближе к Гаю, прижавшись к нему и положив голову на плечо. Гай вздрогнул – едва заметно, она успела это почувствовать, – не отстранился, но и не приобнял ее. Но она и не ожидала этого, да и не хотела требовать, сама еще не до конца разобравшись в себе и собственных чувствах. Лара впервые предложила себя мужчине под влиянием момента, а он не воспользовался ситуацией. И это ее по-настоящему удивило. В чем-то даже по-женски обидело, ведь она возвела заботу о своем теле в разряд истинного искусства. А соблазнять умела так, что даже, когда, непринужденно болтая с клиентом, чуть надкусывала выуженную из бокала баснословного «легини-шанклот» пузатую оливку с анчоусом, собеседника бросало в жар.
   Но в чем причина его отказа? Ей попросту пренебрегли, отказались? Или это было что-то другое? Опустив глаза, она посмотрела на пустую бутылку пива, которую катала между ладонями.
   Наверное, Гай просто был другим. Ни на кого не похожим, и дело тут было даже не в его всемирной славе и популярности. Лара не делала больших различий между клиентами и самозабвенно танцевала хоть для студента, которому скинувшиеся на выпускном друзья решали устроить незабываемый поход в стрип-клуб, хоть перед гламурной кинозвездой.
   В нем присутствовало что-то, чего не было даже у обычных людей. Некий лучик, что-то необъяснимое и важное, несоизмеримо большее и загадочное. Лару тянуло к нему, пробуждая давно забытые чувства, все эти годы ржавевшие где-то на самом дне ее истерзанной, очерствевшей души.
   Она знала, что теперь все будет по-другому, что жизнь ее теперь изменится и больше никогда не будет прежней. Она сама больше такой никогда не будет. Та ее грешная и запутавшаяся ипостась, которая все эти годы звалась коротеньким прозвищем Черри, сегодня умерла навсегда. Осталась лишь Лара Джеферсон, бывшая стриптизерша, которая, собственными глазами увидев Чудо, теперь начинает все заново, с чистого листа.
   И она почему-то не боялась этого. Потому, что это и есть она. Та самая, настоящая. А весь тот прошлый картонный мирок, до отказа переполненный мерзостью, развратом и самообманом, с легкостью рухнул, разлетевшись на миллионы звенящих, никому не нужных осколков. И еще она будет с ним. Последует в огонь и воду, куда угодно, даже если он сам не будет этого хотеть. Но своим женским сердцем она чувствовала, что все еще изменится. Просто ему нужно дать время. А она будет ждать.
   Лара вздохнула и, чуть повернув голову, преданно посмотрела на сидящего рядом мужчину. И Бог свидетель, ей никогда в жизни еще не было так легко.
   А Гай, чувствуя рядом с собой тепло льнувшего к нему женского тела, словно загипнотизированный, смотрел на разведенный в центре поляны огонь, снова и снова прокручивая в памяти разговор с шаманом и слова, сказанные им напоследок. Каждая птица рано или поздно выпархивает из родительского гнезда, ибо все во Вселенной испокон веков идет по своему заведенному распорядку. Он встретит свою судьбу. Он должен вернуться домой. Но где он, этот дом? Заветный приют для одинокого путника.
   …они думают, ты сможешь помочь им в решении собственных житейских проблем и сотворишь для всех новые чудеса. Много чудес. Но способен ли ты дать им все это? Способен прислушаться и, главное, услышать сокровенные желания и мольбы каждого из смертных на этой планете?
   Нападение на виллу Стоуна, смерть ни в чем не повинных людей, виноватых лишь в том, что пошли за ним, а он их не смог защитить. Последующее бегство и разговор с шаманом, постель, которую он чуть было не разделил сегодня с девушкой, которую знает всего несколько дней. Слишком много для одного-единственного дня. Там, в бездонных просторах космоса, когда он умирал и заново возрождался подобно мифическому фениксу, время текло совсем по-другому. Гай почувствовал, как бьется сердце прижавшейся к нему Лары. И понюхал запах ее волос, к которому примешивался терпкий аромат гудящих в центральном костре поленьев.
   Так они и сидели, запутавшаяся в своих чувствах девушка и Человек, спустившийся с Небес, обреченный на бессмертие, который, несмотря на ее нарочитую вычурность и ершистую броню, за которой она столько лет прятала от окружающих обиды, сокровенные мечтания и слезы, сумел разглядеть испуганного, оступившегося человека, которому всего-навсего недоставало понимания и доброго слова, сказанного от души.
   Народное гулянье разгоралось, все набирая силу, и вот уже в мистическом танце предков слились практически все обитатели резервации «Гуляющий ветер». Переливающейся цветовой гаммой мелькали причудливые красочные наряды, переплетались руки, изгибались тела, раскачивались перьевые головные уборы, яркими пятнами проносились лица в племенной раскраске. Лица взрослых, стариков и детей, юношей и девушек.
   Жителей планеты Земля, которые продолжали чтить своих предков, родину и дом, как и много веков назад, отдавая дань своему прошлому и с мудрой неторопливостью смотря в грядущее будущее. Задающие ритм барабанщики затянули старинную народную песню про охотника, волка и быструю лань, и им дружно вторил хор.
   Мятущееся в центре ритуальной поляны кострище отбрасывало на лесные деревья причудливые ломкие тени, словно духи, вняв зову своих потомков, пробудились из небытия, чтобы присоединиться к общему танцу, за которым последовали соревнования в меткости и ловкости, танцевальные конкурсы и песенные импровизации.
   Люди тут и там разбредались, собирались небольшими группами, делились последними новостями, встречали старых друзей. То и дело слышался смех, звонкими стайками носились дети, подростки устраивали дружеские потасовки, ныряли с тарзанки в близлежащую речушку, на все лады заигрывали с девушками, обсуждали музыкальные группы и фильмы, которые успели посмотреть за то время, что не виделись.
   Отдельная группа ребят, радостно улюлюкая, занималась метанием голографических томагавков в подвешенную на стволе сосны мишень. Из огороженного загона, отведенного специально под конные состязания, доносилось заливистое конское ржание и стук копыт. Это был волшебный момент всеобщего единения, который находился вне времени. Старые и новые культуры объединялись в едином порыве, смешивая прошлое с настоящим.
   Гай смотрел на царящее вокруг нескончаемое людское веселье и вдруг почувствовал себя невыносимо одиноким. Совершенно одним в целой бескрайней и необъятной Вселенной. Даже родная Земля, на которую он когда-то давно так безумно мечтал вернуться, теперь стала для него невыносимо чужой. Он понял, что принял решение, и почувствовал, что ему сразу стало спокойнее от осознания, что ему делать дальше. Теперь у него появилась цель и он знал, как нужно действовать, чтобы достичь ее. И продолжавшей прижиматься к нему Черри, в ледяной душе которой начинала неуверенно теплиться новая, пока еще робкая искорка – наполнявшая ее сердце трепетом, – она бы не понравилась.
   Гай поднял голову и посмотрел на бесконечное полотно звездного неба, которое вылизывали пляшущие вместе с поющими индейцами причудливые языки огня. Праздник Пау-вау продолжался. Гай принял решение.
   – Пойдем, – сказал он девушке, – нам нужно найти Саймона и Алекса.
   – Что, прямо сейчас? Давай еще посидим, тут так хорошо.
   – Нет времени. Если то, что я задумал, осуществится, мы сможем сидеть в тишине всю оставшуюся жизнь.
   В поисках своих товарищей они дважды обошли резервацию и лишь потом догадались заглянуть в их машину. Алекс спал, сидя на водительском сиденье, а мыски ботинок Саймона были единственным, что можно было разобрать в темноте фургона.
   Гай тихонько постучал костяшками пальцев по боковому стеклу, и Алекс тут же открыл глаза.
   – Нагулялись? – спросил он с тенью улыбки на лице.
   – Можно и так сказать, – глаза Гая блестели от возбуждения, – заводи мотор, мы отправляемся.
   – И куда мы на этот раз? – удивился Алекс.
   – На мыс Канаверал! Поехали, я объясню тебе все по дороге.
* * *
   Под утро они остановились на заправке.
   – Саймон, будь добр, купи нам чего-нибудь погрызть и пару бутылок негазированной воды. А я пока заправлю нашу колымагу.
   Алекс по многолетней привычке направился к автомату, принимающему оплату за наличные. Закинув купюры в купюроприемник, Алекс нажал клавиши с номером нужной колонки и типом топлива. После чего огляделся по сторонам, убедившись, что никто не обращает на него внимания, быстрым шагом направился в будку общественного голофона.
   Как и положено всем бесплатным аппаратам связи, местный голофон проекцию собеседника практически не воспроизводил, передавая лишь голос.
   – Приемная конгрессмена Роджера Стоуна, – услышал Алекс сексуальный женский голос.
   – Мисс, мне необходимо срочно переговорить с мистером Стоуном. Скажите, что ему звонит Алекс.
   – Простите, а как ваша фамилия?
   – Просто Алекс. Скажите Роджеру, он поймет.
   – Минутку, – голос девушки сменился незатейливой мелодией.
   – Алекс? Где вы?
   Голос у конгрессмена был взволнованный.
   «Еще бы, – злорадно подумал Алекс, – ты, наверное, уже и не надеялся меня услышать!»
   – Мы где-то в сорока милях от Орландо.
   – Какого черта вы там забыли? Гай с тобой?
   – Со мной, со мной, не волнуйтесь. Собственно, по поводу Гая и звоню. Он просит вас организовать весьма непростое дельце. Честно, не знаю, потянете ли вы эту просьбу.
   – Алекс, к черту ваши сомнения! Для этого парня я сделаю все, что угодно.
   – Отлично, – улыбнулся Алекс. – Ибо Гай пообещал нам показать истинное чудо!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [17] 18 19 20 21 22

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация