А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Корни огня" (страница 26)

   – Терпит, – отозвался Сергей. – Все равно до того часа вы сюда не доберетесь.
   – Вот и отлично, – улыбнулся менестрель.
   – О, Бастиан, – вклинился Карел, – у меня тоже вопрос имеется: тут святилище, оно на пирамиду очень похоже, ты не знаешь, почему? Тут вроде не Египет.
   – На самом деле, – увлеченно начал Ла Валетт, – пирамиды, в основном как раз ступенчатые, встречаются не только в Египте. Самые известные, конечно, в Латинской Америке, но есть также на Балканах, есть даже на океанском дне. Да и сама Вавилонская башня, согласно исследованиям археологов, тоже представляла собой огромное пирамидальное строение уже упоминавшейся здесь ступенчатой формы. Считается, что такие пирамиды являются огромными конденсаторами ментальной энергии и потому служат для общения с богами. Но…
   – Стоп, – оборвал лекцию мастер Рейнар. – Остановимся на том, что это конденсаторы энергии.

   Военный совет затянулся далеко за полночь. Слыханное ли дело – выслушать предложения всех командиров более или менее крупных отрядов. Затем совещались уже в малом кругу, и когда, наконец, стали расходиться, округа была укрыта густейшей тьмой, предвещавшей скорый рассвет.
   Откланявшись, Пипин Геристальский сделал вид, что направляется к своему шатру, и укрылся в густом ракитнике. Это место он присмотрел еще вечером, когда войско только становилось лагерем. Шатер кесаря на возвышенности, а здесь как раз тропа спускается к выезду из лагеря. Дагоберт отправится проводить своего знатного гостя, как велит вековой обычай. Здесь-то, на тропе, Мустафа его и встретит. Все складывается как по писаному.
   Кесарь вышел вместе с дуксом Родерико. Сопровождаемые факельщиками, они направились вниз по тропе. В колеблющемся свете Пипин ясно различал худощавую фигуру юного повелителя, кутающегося в пурпурный, шитый золотыми пчелами драгоценный плащ. Тихо переговариваясь, военачальники прошли мимо убежища майордома. Тот затаил дыхание, чтобы не выдать себя. Еще несколько шагов – и они пропали бы из виду. Но тут на тропе послышались быстрые шаги.
   – Мой государь, прошу вас, выслушайте меня.
   «Элигий. Его-то что принесло сюда», – скривился заговорщик.
   – У меня срочная весть, – золотых дел мастер проскочил мимо него, догнал кесаря и стал что-то быстро докладывать ему. С той позиции, которую занимал Пипин, их не было видно, и не было слышно ни единого слова. Но майордом заметил, как удаляются отсветы факелов.
   «Так даже еще лучше, – усмехнулся вельможа. – При случае, если факельщики выживут, смогут подтвердить, что именно Элигий задержал кесаря на тропе».
   Прошло еще несколько минут, а Элигий все продолжал свой доклад.
   «Что, черт возьми, он там болтает?! – поморщился майордом, нервно сжимая и разжимая пальцы на рукояти кинжала. – Не задумал бы чего!»
   В этот момент снова показался ювелир, с довольным лицом спешащий обратно.
   «Вернется Дагоберт или пойдет дальше? – Пипин сверлил взглядом фигуру мастера. – Что он ему такого рассказал? – Он чувствовал, как от волнения перехватывает дыхание. – Почему так долго? Ведь уже должно начаться».
   Словно отозвавшись на его мысли, чуть поодаль, там, где колебались отсветы движущихся факелов, послышались крики, звон оружия. На лице Пипина мелькнула радостная ухмылка. Все идет, как задумано: подученные и подкупленные Мустафой гранадцы напали на Родерико. Сейчас на крики сбежится пол-лагеря, и никто не заметит того мгновения, когда Мустафа перережет горло августейшему мальчишке. «А уж тогда-то и мой черед…»
   Вдали действительно послышалось бряцанье оружия. Это стража от костров спешила на помощь дуксу Астурийскому, но чуткий слух Пипина вычленил иной звук – сдавленный вскрик, оборвавшийся, будто кто-то зажал жертве рот ладонью.
   «Ну, вот и все», – облегченно вздохнул майордом, обнажил меч и бросился вниз по тропе. Хрупкая фигурка в пурпурном расшитом плаще, скрючившись, лежала на земле. И даже при чуть пробивающемся свете неспешно сереющего небосвода было видно, что из-под головы несчастного расползается темная лужа. Мустафа стоял рядом, и кровь стекала с его кинжала.
   – Я все сделал, как договорились, – произнес он и протянул майордому снятый с головы кесаря золотой венец. – Ваша очередь, мессир.
   – Ну да. – Пипин водрузил знак верховной власти на голову, вытащил из-под плаща увесистый мешочек с золотом и небрежно бросил к ногам убийцы. – Это твое.
   Мустафа нагнулся, чтобы поднять золото. В этот миг Пипин взмахнул мечом, чтобы отсечь ему голову, и… рухнул наземь. «Мертвец», дотоле лежавший без движения, вдруг подцепил его одной ногой под лодыжку, а другой пнул чуть ниже колена. Еще мгновение – и майордом снова был на ногах. Но мальчишка с лицом, залитым кровью, тоже использовал этот миг. Он уже был в трех шагах от майордома, и в руках его блестели метательные ножи.
   «Менестрель! – со смертельной досадой узнал Пипин. – Все подстроено!»
   Он снова взмахнул клинком, смещаясь так, чтобы закрыться от броска широким торсом Мустафы.
   – Стойте! – совсем рядом послышался негромкий властный голос Дагоберта. Он вышел из-за кустов и, подняв с земли плащ, накинул на плечи. Рядом с кесарем, глумливо усмехаясь, стоял дукс Астурийский.
   – Положите оружие, и я обещаю вам справедливый и непредвзятый суд.
   – Суд?! – глаза Пипина сузились, так что зрачки казались едва ли не с булавочную головку. Он медленно с усилием выдохнул, опуская меч, затем взревел, как раненый слон, и бросился в атаку.
   Возможно, у этого бессмысленного и безнадежного предприятия и был мизерный шанс на удачу, но в эту ночь звезды не были на стороне заговорщика, хотя их уже почти стерла с серого небосвода предрассветная дымка.

   – Нет! – раздалось в нескольких шагах. Пипин резко обернулся на крик. Женские руки обхватили его за плечи. – Нет, не делай этого!
   – Брунгильда?! – ошеломленно воскликнул обреченный майордом, и в тот же миг свет погас в его глазах. Железный кулак Мустафы с размаху обрушился ему на затылок.

   Глава 26

   В душе свирепого тигра всегда есть место для робкого котенка.
   В душе всякого котенка живет тигр.
Ли Муэнь
   Лис отпустил поводья, давая возможность утомленному коню перейти с галопа на рысцу.
   – Погони нет, – бросил он спутникам. – Можно сделать привал, коням нужен отдых, да и нам стоило бы перевести дух. Вот-вот уже светать начнет, да и у меня скоро ноги бубликом станут.
   Охотник промолчал, лишь усмехнулся про себя. Абарец тоже не был склонен вести беседу.
   – Как думаешь, Нурт, – обратился к нему мастер Рейнар, – твои дернутся нас ловить?
   Бывший резидент без лишних слов отрицательно покачал головой.
   – Может, знаешь, чего они там, в ущелье, застряли, шо мышь в слоновьем хоботе, – ни ему вздохнуть, ни ей сдохнуть?
   – Такова воля Посланника, – буркнул Нурт.
   – Спасибо, объяснил, – хмыкнул мастер Рейнар, указывая на лесистый холм. – Там сделаем стоянку. На отдых – три часа.
   Он активизировал связь.
   – Так, Бастиан, передай-ка чудом спасенному монарху, шо, как мы и предполагали, абары пришли сюда всерьез и надолго. В смысле, в ущелье, причем, шо их там держит, даже они сами не знают. Вот интересно, если их вообще проигнорировать, может, они с горя себе харакири сделают и сами повыздыхают от голода и печали?
   – Я думаю, это ошибочное мнение, господин инструктор. Скорее всего, если речь идет, так сказать, о дальнобойности хаммари, то, поняв, что его уловка раскрыта, этот нелюдь придумает способ передвинуться, как бы это выразиться, поближе к линии фронта.
   – Разумно, мой друг, разумно. Если сейчас расслабиться, эти твари хлынут на италийские земли и заровняют тут все под поле для гольфа, ну а уже потом для настроения станут заполнять лунки отрубленными головами. Значит, выбора нет, придется сражаться. А посему время найти для каждого из нас способ «мнить себя стратегом, видя бой со стороны».
   – Вряд ли получится, – спокойно и очень деловито сообщил Ла Валетт. – После ночного приключения Дагоберт требует, чтобы я постоянно был рядом.
   – В качестве вешалки для своего несравненного плаща?
   – Похоже, он видит во мне достойного собеседника, – возразил менестрель.
   – Это кстати. На ближайшем собеседовании передай монарху то, что я сказал, и позаботься, где бы отсидеться в ходе боя. Мне в Институте всех вас по описи сдавать, так сказать, по головам. И желательно, шоб к головам были приделаны их собственные тулова. Кстати, о туловах: где там навязчивый кошмар доктора Фрейда, наш психотелепат и душепередатчик?
   – Сергей, вот к чему эти нелепые титулы? – отозвалась Женя.
   – Шо опять не так? – делано возмутился Лис. – Это я вспомнил, шо тоже когда-то был менестрелем, и вознамерился воспеть не виданные никем подвиги прекрасной дамы Ойген. Девушка, я вас отвез в Лон и приказал сидеть там вместе с Брунгильдой. Какого рожна вы, смущая беспечный сон гарнизона, появились в действующей армии?
   – Ничего мы не смущали! – привычно возмутилась Женечка. – Примкнули к идущему сюда отряду. А вот ты зачем меня обманул?
   – Это ж когда я на такое решился?
   – Когда ты вез нас с Брунгильдой в Лон. Знал ведь, что армия не пойдет этой дорогой?
   – Скажем так: догадывался. Но не я выбирал маршрут движения войск, а про Лон вы сами упомянули.
   – Кто меня убеждал в необходимости собирать всю информацию, чтобы, если что-то случится, передать ее в Центр? Не ты ли?
   – Ну, предположим, я.
   – Я уточнила на Базе: там вся информация считывается с наших обручей и автоматически передается аналитикам.
   – Прикинь, до чего техника дошла! Вот приделают они к обручам колесики – и вообще нас спишут за ненадобностью. Пока не поздно, надо подыскать церковную паперть, да поурожайнее.
   – Оставь свои шуточки и не говори, что ты этого не знал!
   – Так, мальчики, захлопнули мозги! Мне тут с девушкой надо пообщаться тет на тет.
   – А мы и не слушаем, – дружно отозвались Бастиан и Карел.
   – Я так и понял. А теперь закрылись и не чирикаем. Так вот, мозги проветри, Женя, – со вздохом начал он, – ну чего ты завелась, шо та воздушная тревога? Шо тебе в Лоне не сиделось? Я понимаю, хутор еще тот, но вокруг леса, полянки с цветочками, река, мотыльки, опять же. Какого лешего ты сюда приперлась? Тут намечается такое рубилово, шо лягушонку Маугли лучше с пальмы не слезать.
   – Это я лягушонок?
   – Если бы, – хмыкнул Сергей. – Тогда б тебя не так жалко было. Русским языком говорю: не суйся. – Он вздохнул, подбирая слова. – Я очень хочу, чтоб ты осталась цела.
   – Сергей, – медленно произнесла Женя, – вот это ты сейчас о чем?
   – Все, долой болтовню и позерство! Отдыхающей смене – приятных снов, действуем по расписанию.
   – Сергей, ты не ответил.
   – Товарищ стажер, раз уж прибыли в армию, выполняйте приказ старшего по званию. Иди спать и держись подальше от драки.

   Солдат, карауливший дверь погреба старого каменного строения, отошел в сторону и отвернулся, делая вид, что не замечает золотых дел мастера. Тот отпер дверь «забытым» в замочной скважине ключом и, держа факел перед собой, неспешно спустился по ступеням.
   – Пришел глумиться? – послышалось из темноты.
   Мастер Элигий повел факелом, и его колеблющееся пламя выхватило из мрака недоброе лицо посаженного на цепь майордома.
   – Ни в малейшей степени, мессир Пипин. – Пришедший сделал еще пару шагов и протянул обитателю темницы узелок. – Принес узнику еды и питья, как велит долг христианина.
   – Добренький, значит, – зло оскалился бывший майордом. – Я знаю, откуда твоя доброта.
   – На все воля Божья. – Лицо Элигия приняло смиренное выражение, которое в темноте можно было счесть искренним. – Ну, если мессир Пипин столь проницателен, не будем попусту тратить время. У меня, а тем более у вас, его немного. Я пришел спасти вам жизнь, если вы, конечно, пожелаете.
   – Глупый вопрос, – скороговоркой бросил вельможа. – Каковы условия?
   – Вот здесь, – Элигий вытащил из поясной сумы свернутый пергамент, – ваше благословение на брак девы Брунгильды, вашей ближайшей родственницы, и мастера над мастерами, Элигия из Лиможа.
   – Да ты соображаешь, что говоришь, несчастный?
   – Куда менее несчастный, чем вы, мессир Пипин, – без прежней мягкости в голосе отрезал золотых дел мастер. – Я оказываю вам услугу, даже две, и вы вольны принять их или отвергнуть.
   – Какие же это услуги?! – возмутился Пипин.
   – Немалые, воистину немалые. Во-первых, я могу спасти вам жизнь. Во время сражения вы исчезнете отсюда, и, чем бы ни окончилась битва, ваш жребий будет лучше, чем у многих, кому не доведется увидеть завтрашнего дня. Я дам вам денег на первое время, а уж там вверяйте судьбу милосердию Господнему. Во-вторых, я спасаю владения Геристальского дома.
   – Спасаете? – не скрывая удивления, переспросил Пипин.
   – Конечно. Если вас объявят злодеем, покушавшимся на миропомазанного, благословенного Творцом Небесным кесаря, вас казнят усекновением головы, а все владения перейдут в казну. Не сомневаюсь, что недавнему майордому Нейстрии это известно не хуже, чем мне.
   Ваша милая сестра недвусмысленно доказала свою верность государю, и я не сомневаюсь, добрый кесарь Дагоберт выделит ей владения, дабы она не бедствовала. Но по закону салических франков дама Брунгильда не наследует вам, ибо женщина не может быть преемницей аллода, ваших наследственных владений. Но их может наследовать супруг ближайшей родственницы…
   Если вы подпишете свое благословение как старший в роду и ее опекун, то после заключения брака я вам обещаю убежище и полное обеспечение для вашего бастарда Карла. Кажется, именно ему вы намеревались передать венец, став государем. Надеюсь, вы понимаете, что, отказав мне, вы обрекаете его на нищету и забвение.
   Глаза Пипина блеснули ненавистью. Он дернулся, но вмурованная в стену цепь удержала его, заставив повиснуть на шипастом ошейнике.
   – Мерзавец! – просипел Пипин Геристальский.
   Ни один мускул не дрогнул на лице ювелира.
   – Мне надлежит уйти, мессир? – участливо спросил он.
   – Нет, – хрипло отозвался тот. – Стой. Каковы гарантии, что ты исполнишь свои обещания?
   – Мое слово купца. Всякому в Париже и за его пределами известно, что я держу слово.
   – Ложь! Ты обманул меня! Все это покушение – это твоя затея!
   – О, нет. Покушение, а уж тем паче столь глупая попытка убийства Мустафы – это ваша затея. Я же не обманул вас ни единым словом. Разве мой слуга в первый же день не сказал вам, что я намереваюсь подвести вас под удар?..
   Итак, подписываете? – Элигий развернул пергамент.
   – Да! – выкрикнул Пипин. – И будь ты проклят!

   Ночная тишь не была потревожена ни единым звуком вплоть до того мига, как парящий в небе дракон опустился в урочище мертвецов. Кости тысяч жертв хрустнули под его мощными ногами. Среди живых трупов, сваленных сегодня в этот распадок между отвесных скал, раздался тихий вой. Изможденные, высушенные до состояния дышащих скелетов, люди вяло шевелились, не в силах подняться. Не испытывая больше страха, они в меру угасающих сил прощались с жизнью. Возможно, даже радуясь скорому освобождению от мучений.
   – Вот он, – шептали пересохшие губы. – Вот, прилетел.
   Сэр Жант и Фрейднур спрыгнули со спины великого Стража Барьера и тут же по колено провалились в море сухих костей.
   – Вот же ж! – хватаясь за чешую, возмутился Карел, но тут же сбавил тон. – Э-э-э, не шумите, есть кто старший?
   – Да, да, – подтвердил Фрейднур. – Старший кто?
   Живые мертвецы не двигались, силясь в темноте получше разглядеть дракона. Лишь один из них, ожесточенно двигая руками, подполз к незваным гостям.
   – Я Баляр, княжий сын, – не столько сказал, сколько выдохнул он.
   – Наше почтение, старец. – Фрейднур склонил голову.
   – Я моложе вас, мне нет и двадцати зим, – прошептал обтянутый сморщенной кожей княжич.
   Фрейднур ошеломленно выпучил глаза и застыл с открытым ртом. Карел чуть замялся, подбирая слова, и, наконец, решился:
   – Уважаемый Баляр, мы пришли сюда, чтобы помочь вам.
   – Слишком поздно, – горестно произнес несчастный. – Мы обречены.
   – Мой учитель Рейнар, по прозвищу Лис, говорит: кто сражается, тот не побежден.
   – Мы уже не в силах сражаться, – оборвал его Баляр.
   – В силах, – сдвинул брови потомок богемских рыцарей. – Если не мечом, то словом.
   Княжич опустил восковые веки, то ли раздумывая над словами тех, кто сумел взнуздать дракона, то ли просто отдыхая после столь долгого разговора.
   – Спрашивай, – наконец чуть слышно вымолвил он.
   – Я хочу знать обо всем, что происходит там, в храме.
   – Ничего, – прошелестел княжий сын. – Три руки дней тому назад всех нас, пленников из народа чащи, привели сюда. Я думал, для жертвоприношения, хотя всем твердили, что не причинят зла. Сначала так и было – нас загнали в святилище, разули и отправили вниз, неглубоко, – юный старец сделал попытку указать в направлении храма, но не смог поднять руки. – Там ничего не делали, просто ходили, а нам приносили еду, много еды. Мы ели, сколько хотели, потом хотели все меньше, но жрецы заставляли есть, а если кто-то отказывался, еду заталкивали в рот. А скоро мы заметили, что стареем. Очень быстро стареем. И тут я вспомнил. Когда мы пришли, там уже были старцы, их увезли на тачках, как я теперь понимаю, сюда. Но их было совсем мало.
   – Остальных увезли раньше, – вставил Карел. – Жрецы следят за тем, чтобы в храме постоянно были люди.
   – Так и есть, – еле двигая губами, подтвердил Баляр. – Но тех увезли мертвыми, а мы обречены живьем послужить кормом дракону.
   – Дракону? – оглянувшись на могучего соратника, воплощение пламени, брезгливо озирающего живых мертвецов, переспросил Карел.
   – Всякому известно, что абары служат дракону. Я хотел сразиться с ним и потому дал взять себя живьем. Сильней меня не было среди невров, а сейчас я не могу поднять головы, чтобы видеть твое лицо.
   – Но все же вас привезли живыми, а тех, до вас, – мертвецами.
   – Так и было. Я думаю, это из-за пола.
   – Какого пола?
   – Совсем недавно жрецы загнали нас на свои тропы, что у стен. Прежде они никогда этого не делали. А потом вдруг пол сам собой повернулся, точно это была не огромная глыба из прозрачного золотистого камня, а детская трещотка. И всем нам в тот же миг стало много лучше: те, кто лежал, поднялся, те, кто едва стоял, смогли ходить.
   – Карел, давай крути его, пусть говорит, не позволяй умереть! Ты на правильном пути. Ты сам-то понял, шо сейчас рассказал этот Балярин? В храме сменили полярность, и этим живым батарейкам в обратку потекла энергия! А произошло это, вот шоб мне ни разу больше сала не есть, как раз в тот момент, когда Нурт гастролировал в родном колхозе и вдруг весь дружный коллектив передумал двигаться. Усекаешь мысль? Давай, крути княжича, а я пока тут абарского пророка растолкаю.
   Сергей потряс за плечо дремлющего Нурта. Тот дернулся, пытаясь перехватить запястье невежи. Однако Сергей был готов к такому повороту событий и тут же отдернул руку.
   – Шо, сон дурной приснился, меня и там и тут показывают? – Нурт скрипнул зубами. – Вот этого не надо. Это верный признак глистов. Вот скажи мне, ты ж у нас в темном прошлом жрец?
   Абарец нахмурился:
   – Да.
   – А скажи-ка мне, жрец, шо там где у вас в этом храме? Ну, внизу понятно – прессованная драконья кровь по всей длине. Вы там людей босиком гоняете, шоб ее сила не выдыхалась. Так ведь?
   Нурт ошарашенно поглядел на говорившего и кивнул, понимая, что спорить бесполезно.
   – На втором этаже, если память мне не изменяет, жреческая казарма. Ну, в смысле, по-латински – дом воинов.
   – Да, – все так же ошеломленно глядя, подтвердил бывший шпион. – Так и есть. Там жили мы и стража.
   – Ай, молодец! Ну-ка, проверим твою искренность. Где сидит ваш ужасный и прекрасный? Внизу или вверху? – Физиономия Лиса приняла хитрое выражение, словно провоцируя: ну-ка, ну-ка, попробуй меня провести!
   – Вверху, – скривившись, будто обидевшись, что его принимают за дурака, выпалил Нурт.
   Лис поглядел на него долгим изучающим взглядом и медленно кивнул.
   – А теперь, пожалуйста, – голос его потерял насмешливость, – численность охраны и расположение постов.
   – Все уразумел? – наконец договорив с абарцем, спросил Лис.
   – Так точно. Как только завтра привезут тачки с новой партией трупов, так мы и атакуем, – заверил Карел.

   Всю ночь вблизи занятого абарами ущелья ревели боевые трубы, то замолкая, то вновь надсадно взвывая, точно призывая на помощь христианскому войску ураганные ветры. На рассвете трубачей сменили муэдзины, скликавшие на утренний намаз правоверных мусульман из Кордобы и Гранады. Трубы, пожалуй, были куда благозвучнее.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 [26] 27 28 29

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация