А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Корни огня" (страница 22)

   Глава 22

   Господь в предвечной мудрости своей создал мужчину из глины.
   С тех пор, обжигаясь, он лишь крепчает.
Святой Эржен
   Лис внимательно поглядел на абарца. Похоже, тот был сражен услышанным и, сам того не замечая, выкладывал информацию, которую ни при каких обстоятельствах не стал бы открывать.
   – Внимание, санитары иного мира, включаемся и внимаем откровениям пострадавшего. Похоже, наш диагноз на тему головного убора с камешками был несколько поспешным.
   – Но, господин инструктор, у нас же все так хорошо сходилось! – огорченно воскликнул Бастиан.
   – У него тоже сходится, но совсем в другое место.
   – Погоди, Нурт, ты имеешь в виду корону с желтыми камнями? Ту, что твой мальчик на побегушках заказал у золотых дел мастера Элигия? И шо, скажешь, она не для Пипина? За дурака меня держишь?
   – Что ты знаешь?! – возмутился абарец, лицо его стало надменным.
   – Да уж не меньше твоего. Думал нас своими россказнями запутать? Так это, друг мой ситный, еще никому не удавалось.
   – Вам повезло, просто повезло. Еще бы немного, совсем чуть-чуть – папский гонец доставил бы послание из Рима, в котором понтифик объявляет юного Дагоберта императором Западной Римской Империи. Он бы развернул свое знамя над единым франкским, германским, италийским, иберийским войском и был бы коронован этим венцом, и в тот же миг драконья кровь воззвала бы к отмщению и многократно усилила бы могущество истинного дракона. Не ты и не твои люди помешали мне – лишь проклятая случайность!
   – Да как скажешь. – Лис согласно кивнул. – Главное, что помешали.
   – Итак, мозговые штурмовики, быстренько отсеиваем шелуху и получаем ядра – чистый изумруд. Очевидно, корона с этими камнями оказывает жесткое облучающее воздействие на мозг того, кто ее носит.
   – Скорее всего, – заметил Бастиан. – Но остается непонятным взаимодействие медальона гарпии и этого, с позволения сказать, головного убора.
   – Есть такое дело, – грустно согласился руководитель группы. – Но давай смотреть, шо мы знаем, ибо на то, шо нам неизвестно, мы все равно смотреть не можем.
   – А разве мы что-то знаем? – вмешался Карел.
   – Надежда и опора Нурсии, я бы сейчас начал аплодировать, но это подорвет эпический настрой больного. Ты этак, походя, взял, да и превзошел Сократа! Правда, не умом, а лаконичностью, но тоже достижение. Тот, помнится, говаривал: «Я знаю лишь то, что ничего не знаю». Таким образом, если это утверждение истинно, оно ложно. Но мы не будем подниматься до таких глубин. Обойдемся банальной дедукцией, антикварными дедовскими методами. Итак, днем к Элигию приходит человек от кардинала и приносит камни, говоря, что необходимо сделать венец, как мы теперь знаем, императорский. И той же ночью заказчик пытается выкрасть медальон гарпии, который, по утверждению все того же Нурта, что-то там объединяет.
   – Ну да, – подтвердил Карел. – И что?
   – Ну вот, а ты говоришь – ничего не знаем.
   – Однако мы представления не имеем, кого он объединяет, – не унимался могучий воитель.
   – Уж точно не рабочих и колхозников в едином порыве превзойти по надоям зерновых хлопководческие фермы Антарктиды. О медальоне мы кое-что выяснили. Он, шо тот насос, качал энергию из Брунгильды большую часть ее жизни. Причем, судя по истории с ночным бегуном, он может это делать в разных скоростных режимах.
   – А кто определяет эти режимы?
   – Монарх-недоучка, ну ты и вопросы задаешь. Мы шо, эту энергетическую помпу получили в упаковке с надписью «Мэйд ин Чайна»? У нас даже китайской инструкции к ней нет. Разбираемся методом научного тыка. Есть вариант, шо этот медальон по желанию, как там говорится, уверенного пользователя может регулировать потребление энергии закачивания как в одну, так и в другую сторону. То есть, выражаясь языком школьной физики, менять плюс на минус и обратно.
   – Сергей, ты хочешь сказать, что медальон был нужен, чтобы управлять венцом? – спросила дипломированный психолог.
   – Жень, можешь считать меня человеком, испорченным цивилизацией, но я действительно думаю, что это пульт управления. Хотя как он работает – ума не приложу.
   – В принципе, есть основания полагать, что более крупные… – Женечка запнулась, – минералы влияют на более мелкие, как это, скажем, происходит с магнитами. Но ведь совокупный вес камней, предназначенных для короны, больше, чем в медальоне гарпии.
   – Да, это верно. – Лис на мгновение задумался. – Конечно, как я сразу не понял. Совокупный объем больше, а каждый в отдельности – меньше. Таким образом, медальон объединяет камни в короне в единую систему. Должно быть, именно поэтому после гибели ночного бегуна вопрос о венце больше не поднимался.
   – То есть, абарец хотел подчинить своему влиянию Дагоберта? – предположил Бастиан.
   – Точно-точно, – поддержал его Карел. – Чтобы тот не пошел на войну.
   – Не-не, мальчики, – остановил их Лис. – Не так быстро. Вернитесь в русло. Вывод должен быть заковыристее.
   – Но почему? – не унимался выпускник Сорбонны.
   – Потому шо это не вывод забулдыги под белы руки из пивняка. Нурт сейчас грозно сотряс воздух насчет того, шо венец планировался как императорский, причем это была частная инициатива чистой воды. Сам Папа, как пить дать, об этой каверзе даже не подозревал. Но под шумок могло и прокатить. Кто там в боевой обстановке стал бы проверять… А пиар-ход для поднятия боевого духа войск действительно неслабый.
   И вот теперь представляем. Какое-то время венец действует как стимулятор. Кесарь и сам по себе храбр и решителен, а тут его вдобавок подстегивают извне. Он энергичен и не знает устали, успевает везде. То есть, великий предводитель всего на свете. В конце концов, грозное войско, собравшееся под его рукою, ломится навстречу абарцам. И вот тут, как говорят фокусники, следите за руками.
   Хотя нет, пока не следите, ответьте мне на один вопрос: вот абары разгромили дукса Родерико почти без потерь и вместо того, чтобы ломить стеною вперед, остановились. Так?
   – Так, – дружно раздалось в ответ.
   – А теперь скажите мне, пожалуйста, чего они там ждут?
   – Быть может, подхода основных сил? – предположил Карел.
   – Молодец, настоящий средневековый полководец!
   – Что я опять не так сказал? – возмутился богемец.
   – Та шо ты завелся? Сказал красиво, с дикцией проблем нет. Особенно когда говоришь не вслух. Но, отвечая на вопрос, мой мудрый стратег, ты не воспользовался наглядным пособием.
   – Но у нас нет никаких наглядных пособий.
   – Мне странно это слышать от тебя, но спорить не буду, возможно, оно ненаглядное. Однако очень может нам пособить. Вы карту, добытую у подследственного, хорошо рассмотрели?
   – Да, – в один голос отозвались Ла Валетт и сэр Жант.
   – Женя, а ты?
   – Я не очень. Не до того было.
   – Ага, третий класс, вторая четверть, пропустила урок. Ладно, шо уж там, повторение – дочь заикания.
   Вас в этой карте ничего не удивило?
   – Там что-то вроде поваленного дерева нарисовано, – неуверенно промямлил Карел. – И, как утверждает База, это дорога к храму.
   – Ну, три балла уже заслужил. А вот теперь вопрос на пятерку: почему дерево, а не куст?
   – В каком смысле – куст? – насторожился Бастиан.
   – Валет, да вы тут шо, сговорились надо мной измываться? Может, у вас во Франции куст – это такой пончик, но у нас в армии учили, шо куст – это совокупность листьев и веток, растущих из одного места.
   – Господин инструктор, вы опять насмешничаете? – возмутился менестрель.
   – Я как нельзя более серьезен. Куст – это куст. Листья или, может, плоды на ветвях поваленного дерева, как мы знаем, означают города. Сами ветви – дороги. Я спрашиваю вас, двоечники, почему эти дороги идут не к храму, а к некой развилке на стволе?!
   – Ой! – воскликнул Ла Валетт. – Я тут сейчас наложил трофейный абрис на карту Европы: абарцы как раз сейчас стоят в этой самой развилке.
   – Правильно, мой юный друг, я тоже так сделал. Именно это мне страстно хотелось услышать! А не твои ботанические экзерсисы. Итак, моя нерушимо твердоголовая гвардия, абары стоят и ждут, пока император Дагоберт с объединенной армией придут сражаться в эту горную теснину.
   – А если они успеют раньше, чем основные силы абарского войска?
   – Стоп! Вот тут-то как раз появляется хреновина с загогулиной. Мы до сих пор считаем, что отряд, разбивший войско Родерико Астурийского, – лишь авангард огромной армии.
   Эту идею нам в самом начале, еще будучи козопасом, подкинул Нурт, рассказывая, шо его соплеменники действуют отдельными группировками. Никаких объективных данных о численности их войск у нас нет. У всех остальных – тоже. Вот я и думаю: а что, если сей авангард – на самом деле и есть все имеющееся в наличии абарское войско? Бастиан, ты ведь когда-то говорил, что авары выдали себя за абаров, а это значит, что абаров, при всей их жуткой воинственности, вообще мало кто своими глазами видел. Это не миллионная орда, от силы – тысяч десять – пятнадцать всадников, правда, очень дисциплинированных, очень умелых и почти неуязвимых.
   – Действительно, логично такое предположить, – согласились Женя и Бастиан.
   – А если нет? – хмуро бросил герцог Нурсийский.
   – Если нет, то ты волен отыскать любое другое внятное объяснение имеющихся у нас фактов. Поделись соображениями – и, вполне может быть, пять баллов украсят твой славный гербовый щит. Чего уж там, спасти Европу – заслуга немалая.
   – Да ладно, что вы так, – смутился богемец.
   – Ясно, соображений нет. Значит, примем имеющуюся версию как единственно верную вплоть до появления опровергающих ее фактов.
   – Выходит, абары ждут подхода объединенных сил Европы и думают, что их будет вести Дагоберт, увенчанный короной-передатчиком. А неподалеку от него с пультом управления будет прогуливаться Нурт?
   – Возможно и так, – согласился Лис. – Есть кое-какие вопросы на эту тему. Если мы правильно себе представляем схему управления абарами, то вряд ли хаммари кому-либо позволят бесконтрольно распоряжаться такой фигурой, как Дагоберт. Возможно, но, повторяю, это только предположение: данное ущелье, скорее всего, крайняя точка, в которой центр управления может взаимодействовать с медальоном гарпии.
   В качестве предположения могу выдвинуть следующую версию: брунгильдино наследство действует по принципу емкостного аккумулятора и имеет неизвестную нам максимальную емкость. Дальше, насосавшись, камень выходит из строя, буквально взрывается. И вот тут есть занятное «но»: мой друг Вальдар Камдил, который знает толк в драконах и даже кое-кому из них приходится кумом, утверждал, шо раненый монстр может запитываться энергией буквально от всего, шо движется и растет. Так что, если Дагоберта вдруг подранят, он свою армию выпьет одним залпом, да и то напиться не сможет. А это, вероятно, приведет к тому, шо медальон выйдет из строя на раз-два-десять. А так он перекидывает все излишки в неведомое нам пока святилище, которое возвращает их победоносному абарскому воинству. Закон сохранения соблюден – короче, все умерли.
   – Но почему бы хаммари в таком случае не перебраться куда-нибудь поближе? – задумчиво поинтересовалась Женя. – Ведь у него были лазейки и здесь.
   – Ох, не напоминай, как вспомню, так вздрогну. Хрен его знает, Евгения Тимуровна, возможно, ключевое слово не «были», а «была», ибо героический Дагобертов папаша этих зверков не жалует. Кроме того, как мы знаем, на родине абаров имеется некий храм. Очень может быть, что хаммари по какой-то причине это место оставлять не хотят или не могут.
   – Не исключено, – согласилась Женя.
   – А возможен и другой поворот сюжета, не менее, я вам скажу, драматичный, – проверяя нить собственных рассуждений, медленно проговорил Лис, – этакий натюрморт маслом по сыру: европейский корпус быстрого реагирования с гиканьем и свистом вламывается в ущелье и собирается там в кучу. Потому как вокруг – сплошняком крутые скалы, развернуться негде. Возможно, им даже удается потеснить абаров. И вот тут Дагоберт попадает в зону действия хаммари или храма, в общем, как бы там ни было – все на «х», но отнюдь не «хорошо». Тут занавес расходится в стороны, в храме меняют плюс на минус – и он начинает, точно помпа, тянуть энергию из всех собравшихся.
   – Но ведь там же будут и абары, – усомнился Бастиан.
   – Может, после такой победы они больше не нужны будут хаммари, а может, он из них сделает зомби и оживит по окончании схватки. Соображаешь, какая крупная засада?
   – Но ведь венца нет, а амулет хранится у
   Дагоберта.
   – Это верно. А потом, мне очень интересно, что будет делать наш пленник, если обретет свободу.
   – Сергей, ты что, хочешь отпустить его?! – возмутилась Женя. – Но он же ничего не рассказал о том, как подойти к храму, какие там порядки, и…
   – Уважаемая коллега, как практикующий мозгопользователь, должен тебе авторитетно заявить – сам добровольно пациент ничего нам не скажет. Можно, конечно, вспомнить, шо здесь нет правил обращения с военнопленными, и применить к нему меры, как бы это так выразиться, реалистичного устрашения. Однако этот человек любит смерть больше, чем жизнь, и самое лучшее, что он сейчас для себя видит, – это героическая погибель. Я полагаю, мы не можем доставить ему такого удовольствия. Так что ответ на твой вопрос утвердительный – именно это я сейчас и сделаю.
   – А если он убежит, как мы его потом найдем?
   – Тимуровна, ты-то хоть не пугай меня. У тебя в связанном виде находится энтузиаст, который однажды его уже нашел. Причем без маяка и каких-либо внятных следов. Соображаешь, о чем я?
   – Ну да!
   – Вот и славно. Тогда не разрушай драматизма ситуации.
   Сергей с тяжелым вздохом прервал долгое молчание.
   – Что ж, если ты сказал правду, мне остается лишь посочувствовать тебе. Ты провалил свое дело, парень.
   – Да что ты знаешь?!
   – Ой, не шуми! – отмахнулся Сергей. – Как дракон дракону: зла я тебе не хочу. Хотя ты этого признавать и не желаешь. – Мастер Рейнар сделал эффектную паузу, глядя в небо, точно намереваясь взмыть туда и раствориться в воздушной стихии. – А знаешь что, бедолашный, вот тебе карта, – он достал пергамент из сумы. – Можешь не щупать – та самая, шо ты хотел на Ойген поменять. Твои стоят вот здесь, – Лис ткнул пальцем, – как раз в развилке поваленного дерева. – Глаза абарца сузились. – Ну шо ты щуришься, будто тебе осы всю морду искусали. Спрашивал, что знаю, – так вот: это и еще многое другое. Кстати, и про венец тоже. Настоящий вампир! Только вас он убьет раньше, чем всю остальную армию.
   – Это не так! – возмутился абарец.
   – Так, не так – щас все брошу, буду с тобой дебаты разводить. Иди, пробуй. Да, на вот тебе пилюль в дорогу – как начнет морозить, глотай по одной.
   – Я… свободен? – не веря своим ушам, переспросил Нурт.
   – Приятель, ты шо, придуриваешься? – возмутился Лис. – Мы тут из драконьей солидарности замахались тебя спасать и от ран выхаживать. Тебя кто-то в плен брал, на цепь сажал? Маленько подержали, шоб ты дел тут не наворотил, но тоже без костоломства и для твоей же пользы. А ты их видел, они могут, – нурсиец кивнул в сторону отрабатывающих приемы дзюдо Фрейднура и сэра Жанта. – В общем, ступай, не поминай лихом. Своим привет от нас передавай.
   – Блин, – мечтательно вздохнул он на канале связи, – я бы многое отдал, чтобы посмотреть, как потерпевший будет объясняться со своим начальством!

   Дагоберт повел плечом, словно прислушиваясь к ощущениям. Ему и прежде доводилось надевать доспехи. Однако теперь – не для ратной учебы, а для того, чтобы предстать взорам тысяч баронов и комисов, ждущих лишь распоряжения кесаря идти навстречу врагу. То, что рассказывал ему менестрель, походило на правду. Касаясь отобранного у гарпии медальона, он и сам чувствовал, как быстрее бежит кровь по жилам, точно покоряясь неслышному зову горящего внутренним светом камня.
   «Зов крови, – вспомнил молодой правитель. Зов, столь могучий и внятный для него и столь опасный для человека. Кровь дракона – жидкий пламень. Даже каменея, она может согревать, а может выжигать все живое. Горе тому, кто будет с ней неосторожен».
   – Вы слышите меня, монсеньор? – негромко поинтересовался стоявший напротив Бастиан.
   Кесарь сфокусировал взгляд на менестреле.
   – Что ты сказал?
   – Мастер Рейнар предполагает, что абарам неоткуда ждать подкрепления. Это хорошо бы уточнить. Быть может, ваш отец…
   Отрок представил себе могучего дракона, парящего над горами: здесь, среди круч и ущелий, всегда можно найти замечательное место для укрытия или для засады, но спрятать армию – действительно непростая задача. Заметив что-то подозрительное, отец, без сомнения, предупредил бы.
   – Непременно спрошу его, – сухо ответил венценосец. Он поглядел на застывшего перед ним в поклоне. Тот был лишь несколькими годами старше и вполне мог бы стать ему приятелем. Но что-то упорно мешало, словно какая-то стена отгораживала от людей. Даже тех, кто был ему приятен. Вот и сейчас. Он силился говорить иначе, но слова звучали холодно и мрачно.
   Дагоберт видел, что юноше не по себе, и ничего не мог с этим поделать.
   – Кроме того, мастер Рейнар считает, что если мы предварительно не разберемся с храмом, который находится за полторы тысячи лье, то одержать победу над абарами будет почти невозможно. Надо либо оттянуть время битвы, либо нам каким-то образом попасть к храму.
   – Мастер Рейнар решился уничтожить святилище хаммари? – удивленно поглядев на собеседника, поинтересовался кесарь.
   – Он сказал, что нужно разобраться. Но, зная его, можно предположить, что это как раз и означает – уничтожить.
   Дагоберт молча кивнул, оставляя менестреля в недоумении.
   – Это очень срочно, – напомнил тот.
   – Да, мне известно.
   Венценосный юноша хотел что-то добавить, но слова не шли из его уст. Он силился представить себя человеком, хоть и с оговорками, но равным этому черноволосому парню, так искренне болеющему за его, по сути, дело. Но, как ни старался, не мог этого сделать. Бастиан тоже безмолвствовал, опасаясь нарушить молчание. Наконец, поняв, что ответа не дождаться, он произнес:
   – Еще хотелось бы уточнить, что вы решили относительно замысла мастера Элигия.
   Дагоберт вперил в него изучающий взгляд, словно читал мысли собеседника, неспешно перелистывая слой за слоем. Бастиан почувствовал, как по спине его, неведомо отчего, забегали мурашки.
   – Я знаю, что Пипин желает моей смерти, но решится ли, осмелится ли держать в руках разбушевавшуюся стихию?
   – Уже решился, – заверил Бастиан.
   – Хорошо, – кесарь медленно кивнул, не спуская с менестреля изучающего взгляда. – У нас будет случай во всем убедиться самим. А сейчас время отправляться к войску.
   – Вот же несносный тип! – подытожил Лис. – Спасай его после этого!
   На канале связи послышались подавляемые смешки.
   – Так, оглоеды, а ну, кончайте подслушивать. Я это вообще про себя говорил. Ну, в смысле, про него. А кто не то подумал, так я тому кое-шо вмиг снесу за ненадобностью. Ладно, все, по коням! Работаем!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 [22] 23 24 25 26 27 28 29

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация