А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Корни огня" (страница 15)

   Глава 15

   Будущее – это то, что мы всегда можем испортить.
Лорд Вустер
   Лис решительно протолкался сквозь толпу комисов и отодвинул плечом Пипина Геристальского.
   – Я бешено извиняюсь, старина Пип, но у герцога небольшое дельце образовалось. У вас тут война на дворе, а нам как раз пора за голову браться – нет, не браться, хвататься! Принц, елкин дрын, у вас невесту сперли!
   – Его невеста – моя сестра Брунгильда! – попытался было возмутиться майордом.
   – Ну, это не ко мне, это к нашему почтеннейшему государю, папеньке этого великовозрастного оболтуса. Я вот что скажу: многоженство в нашей стране не приветствуется, а насчет многоневестности отдельных распоряжений не было, – игнорировал Лис дальнейшие попытки вельможи отстаивать свои позиции.
   – В погоню! – гневно воскликнул Карел, подхватывая лежавший на табурете доспех. – Мастер Рейнар, помоги застегнуть пряжки!
   – Сей момент. – Лис бросился к герцогу, остановился на полпути и обернулся к свите майордома: – Я шо-то не понял, уважаемые броненосцы, война тут уже никого не касается? Че столпились? Мужчина одевается! Или мне вспомнить, шо я тут пока командую гарнизоном, и приказать всех отсюда вывести под белы руки?
   Табун мыслей пронесся в голове Пипина, оставляя в извилинах глубокие следы копыт. Будущий зять ускользал из ловушки, точно бьющая хвостом рыба из мокрых рук. Конечно, можно было скомандовать комисам, и те бы растерзали нурсийцев в мгновение ока. Но тогда, пожалуй, и самим выйти из дворца будет крайне непросто. Едва поднимется шум, все томящиеся без дела во дворе бароны радостно кинутся в схватку. Людям Гизеллы прекрасно известно, что геристальца здесь едва терпят и, лишь появится повод, терпеть перестанут. Лицо майордома в единый миг стало бурым от ненависти к этому долговязому тощему пройдохе. Вдруг над плечом его прозвучало:
   – Позвольте мне вместе с ними. – Фрейднур смущенно запустил пятерню в густую шевелюру, точно пытаясь вырвать из нее клок.
   Пипин метнул на него взгляд, подобный коктейлю Молотова, даром, что его еще не скоро придумают. Много всего было намешано в нем: благодарность за подсказанный выход из ситуации, недоумение, негодование, что тот смеет оставить его в столь трудный час, – всего не перечесть. Будь у северянина не такая толстая кожа, он загорелся бы на месте.
   – Мы уходим, – процедил майордом и не глядя кинул десятому сыну Зигмунда: – Оставайся с ними. А ты, красавчик, помни: я присмотрю за тобой, даже не пытайся от меня улизнуть. – Он зло сузил глаза, словно пытаясь выжечь на лбу Карела самое непристойное из известных ему ругательств.
   – Пип, да ты не волнуйся так. Шо может случиться? Мы ж только на войну и обратно.
   Майордом и сопровождавшие его воины, за исключением могучего северянина, вышли из комнаты.
   – Говорите, куда ехать, – пророкотал Фрейднур, кладя руку на эфес меча. – Да я за благородную даму Ойген…
   – Ша, Зигмундыч, не суетись! Ты шо, забыл, с кем имеешь дело? Мы ж чисто так, в оцепление, чтобы оградить мирное население от лишних жертв и разрушений. А в остальном… сам, недоумок, увез – пусть сам и расхлебывает! – Лис положил руку на плечо верного соратника. Тот стоял, набычась, всем видом выражая протест.
   – Волос не должен упасть с ее головы! – наконец выдавил длиннобородый силач.
   – Ну, если куафера по пути не встретит, то, может, и не упадет.
   В дверь неслышно проскользнул Бастиан.
   – Ну вот, команда играет в полном составе. – Сергей повернулся к менестрелю: – Давай, показывай свою добычу.
   – Но мы же должны спешить! – напомнил десятый сын Зигмунда.
   – Вот тут ты ошибаешься, – лицо Сергея на этот раз было абсолютно серьезным. – Мы должны успеть, а это не одно и то же. Разговоры в сторону, показывай.
   Ла Валетт подошел к столу и расправил на нем пергамент.
   – Похоже на поваленное дерево, – разглядывая тонкий рисунок, предположил Фрейднур. – Может, яблоня. Вот кружки на ветках, по всему ж видать – яблоки.
   – Ага, выкорчеванное бурей негодования дерево познания добра и зла, – иронично скривился Лис. – Скажи, мой дорогой друг, ты часто видел яблони с яблоками на концах веток?
   – Тут еще какие-то значки, – вглядываясь в пергамент, сообщил Ла Валетт.
   – Бастиан, хоть ты бы постыдился. Сам говорил, шо это карта. Кружки – очевидно, крупные города, возможно имеющие местные резидентуры, а значки – если не какая-нибудь молитва очередному шайтану, то, рупь за сто, – абрис пути. Видишь, как ветви переплетены? Это дороги из города в город. Нарисовано красиво, но хорошо бы еще знать расстояния, направления и тому подобное. Запрашивай Базу, пусть они прогонят ее через криптологические фильтры, наложат на известные карты местности. Глядишь, и нам от знаменитого яблока польза будет.
   – Добра и зла? – радуясь озарению, поинтересовался Карел.
   – Да нет, компьютера «Эппл». У нас криптологи ими пользуются. Так шо, Бастиан, займись пока, а я уточню, нашла ли наша красавица общий язык с клиентом. Одним словом, мой господин и повелитель, снаряжайтесь в погоню, а я пойду по горячему следу. Надеюсь, мне не придется долго вас ждать.

   Лесная тропинка была узкой. Всадникам пришлось спешиться и вести коней в поводу.
   – Куда мы идем? – чувствуя спиной взгляд абарца, спросила Женя.
   – Иди и молчи, если хочешь пережить сегодняшний день, – цыкнул тот, к кому были обращены ее слова. Он толкнул девушку вперед и глянул через плечо. Позади, едва держась на ногах, плелся дворцовый слуга. Не привыкший к верховой езде, он переживал не лучшие мгновения своей жизни.
   – Кто ты такая? Откуда твои друзья? – бросил в спину Женечки абарский шпион.
   – Мы издалека, – завела старую песню благородная дама Ойген. – Перенесены сюда колдовством из родной Нурсии.
   – Где это?
   – Мне трудно сказать. Это тысячи миль отсюда. Никогда не бывала так далеко от дома. Здесь нет поблизости знакомых мне земель.
   – Хорошо излагаешь, – подбодрил ее Лис. – Буквально «мы сами не местные, все документы украл злой колдун, помогите, кто чем может!» Постарайся его не злить. Я тут поблизости, если что – тебя поддержу.
   – Но он не хочет идти на контакт.
   – Тогда начинай испуганно болтать без умолку, рассказывай о бабушках, нянюшках, детстве под крылом у драконов. В общем, задури этому упурку рассудок, пусть включит чувства.
   – А если он разозлится?
   – Соблюдай меру. На то тебе глаза и высшее специальное образование. Сейчас нам нужно раздергать клиента.
   – Хорошо, я попробую.
   Благородная дама Ойген всхлипнула и начала трогательный рассказ, как вместе с собственной бабушкой летала на остров Кипр верхом на драконе по имени Аэрофлот.
   – Погоди, – вдруг прервал ее абарец. – Ты летала на драконе?
   – Мой дядя Инсти – повелитель драконов. – Ойген стала в горделивую позу. В глазах похитителя блеснул плохо скрытый интерес. Стараясь не выдать его, он повернулся и зло бросил: – Да где ж он там плетется?
   Запыхавшийся слуга, поймав взгляд абарца, прибавил шаг.
   Вдали меж деревьев мелькнула чуть видимая в густой листве крыша хижины, покрытая травянистым дерном.
   – Пришли, – скомандовал похититель. Из лачуги на голос выскочили двое коренастых мужчин, крепких на вид. Закопченные лица не оставляли сомнений в занятии лесных жителей. Так выглядеть могли лишь углежоги или те, кто старался выдать себя за таковых. – Свяжите ее.
   – А этого? – спросил один из углежогов, кивая на второго спутника. В руке абарского шпиона молнией блеснул стальной клинок. Короткий взмах – и кровь алой гроздью брызнула из перерезанного горла дворцового слуги.
   – А этого закопайте.
   – Он его зарезал! – испуганно воскликнула
   Евгения.
   – Тимуровна, шо тебя удивляет?
   – Это же был не его человек!
   – Кто из нас психолог? Он был – отработанный материал. Во дворец абарец больше не сунется, а этого нахлебника надо было еще и кормить. Да плюс в седле держался, как мешок с картошкой.
   – Но он же может так и со мной, – страдальчески произнесла Женя.
   – Теоретически может. Но он заинтересовался твоей байкой про драконов, и этот интерес надо аккуратно подогревать. Усекла?
   – Да, – нехотя подтвердила Женя.
   – Смотри, пока веди себя как можно более испуганно, моргай глазами и продолжай лепетать. Но, ради бога, не переигрывай, не вздумай реально испугаться. Это кранты всему, начнешь дергаться – только хуже будет. Следи за реакциями клиента. При случае постарайся его убедить, что ты для него – единственный шанс выбраться отсюда живым. Завтра чуть свет мы начнем облавный гон. Пока ты рядом с абарцем – ему не ускользнуть. Углежогов мы положим, так шо держись к нему поближе.
   Между тем один из чумазых крепышей приблизился к Женечке и бесцеремонно ткнул ее пальцем в грудь, точно пробуя на ощупь.
   – Какая свеженькая. Хозяин, – он перевел глаза на абарца, но сказать ничего не успел. В одно движение Женя правой рукой перехватила его кисть, заламывая ее вверх, а левой, разворачиваясь, резко уперлась в локоть. Обидчик, заорав, тут же осел на землю.
   – Да ты!.. – Второй углежог подскочил к ней. Но быстрый, мощный, как удар кувалдой, выпад абарца снес его с ног.
   – А ну, притихли! Я приказал связать! – Он приблизился к Жене, опираясь на длинный корявый посох, приподнял указательным пальцем ее подбородок. – Ведь правда же, необычные умения для благородной дамы. – Глаза похитителя смотрели холодно, но все же в них чувствовался интерес к странной девушке. – Больше так не делай, если хочешь жить. – Он оглянулся на углежогов. – Вы двое, пока займитесь трупом.
   – Может, его сжечь? Чего зря копать?
   – Сожгите, – согласился хозяин. – А ты, – продолжил он, когда подручные с трупом скрылись из виду, – слушай меня внимательно: этот проныра, менестрель, украл у меня одну вещь. Она мне нужна. Ты напишешь ему, или своему жениху, или кто у вас там принимает решения и потребуешь отдать ее тому, кто письмо доставит. Если он сделает, как я велю, то, выбравшись из страны, я отпущу тебя живой и нетронутой.
   – А если нет?
   – А если нет – сначала я тебя отдам на потеху этим, потом, – он поглядел в темнеющее небо, – а потом ты обернешься смрадным дымом и горсткой пепла.
   – Сэр Жант не поверит, – покачала головой Женя.
   – В то, что я могу прикончить тебя?
   – В то, что отпустишь, когда получишь свою вещь. К тому же на поимку отправлены люди. Много людей. Им все равно, брать тебя живым или мертвым. Если ты сохранишь мне жизнь и защитишь от своих двуногих тварей, я помогу тебе миновать заставы без какой-либо опасности. Иначе тебя просто затравят, как волка.
   Абарец незаметным движением вытащил из посоха отточенный клинок и приставил острие вплотную к горлу Евгении.
   – Ты угрожаешь мне? – Сердце девушки оборвалось, желая уйти в пятки, но где-то в районе желудка прыгнуло вверх и рикошетом ушло под самое горло.
   – Я даю совет, – стараясь не напрягать гортань, выдавила благородная дама Ойген. – Назначь встречу Жанту на границе. В здешних горах всегда найдутся ущелья с несколькими выходами. Ты сможешь обменять меня на свою вещь и выбраться, запутав следы. Я помогу тебе, я очень хочу жить!
   Абарец впился настороженным взглядом в бледное лицо собеседницы, пытаясь найти подвох.
   – Ладно, попробуем по-твоему. Но запомни, если я хоть заподозрю, что ты решила меня провести, – сдохнешь немедленно.

   Лис огляделся. Дремучий лес шелестел под ним, чуть поодаль на полянке закопченные углежоги без суеты занимались ликвидацией трупа. Забросив тело слуги в угольную яму, они обложили его хворостом и подожгли, орудуя длинными баграми, чтобы равномерно подкармливать огонь телом мертвеца.
   – Так, мальчики, – под нос себе пробормотал Сергей. – Веселитесь пока, сейчас и до вас очередь дойдет. А пока вернемся к высокой политике. Карел, представь себе, что ты реальный престолонаследник, а не вышибала в клубе, зайди попрощаться к кесарю, а заодно и переговори: мол, пора нам и честь знать, на родине, поди, обыскались. Но это лабуда – так, для затравки. На самом деле из Дагоберта нужно вытащить все, что только можно, об этих самых абарах и их взаимоотношениях с драконами. Потому как он молчит, но так, будто что-то знает.
   – А если он не скажет? – с печалью в голосе предположил сэр Жант.
   – Нет, так нет, обойдемся без него. Или не обойдемся, – кто его знает? Сам понимаешь, тут каждое слово может жизни стоить. Так шо дерзай, богемский лев. Я жду от тебя жирного куска информации.
   – А насчет погони что-нибудь говорить? – уточнил наследник далекого престола. – Вдруг он подмогу захочет дать?
   – Его люди еще вчера помчались ловить ветра в поле. Сами управимся. Не хватало еще за чьи-то головы отдуваться! Все, действуй!

   Карел зе Страже во всей красе своего мощного телосложения, приумноженной константинопольской броней, высился над юным кесарем, ожидая ответа. Тот глядел на гиганта отсутствующим взглядом, словно заблудившимся в узорчатой гравировке на пластинах доспеха нурсийца.
   – Значит, вы уезжаете? – словно выходя из оцепенения, проговорил Дагоберт. Карелу вдруг стало неловко, точно за голенищем сапога он припрятал серебряные ложечки из фамильного сервиза Меровингов.
   – Да, – кивнул он. – Абарская сволочь похитила благородную даму Ойген! Я должен отыскать ее, – он замялся. – Должен спасти.
   – Абарская сволочь, – точно пропуская мимо ушей слова о похищении, тихо проговорил юный кесарь и поднял вопросительный взгляд на сэра Жанта. – У нас один враг.
   Карел невольно сжал кулаки, словно намереваясь тут же размозжить голову притаившемуся негодяю. Однако на деле он мучительно подыскивал слова для подобающего ответа, завидуя красноречию Бастиана и неповторимой изворотливости и находчивости инструктора. Пожалуй, он готов был оказаться на треть слабее физически, лишь бы уметь отвечать так ловко и впопад. Но положение обязывало. Не дядьке-воспитателю и не сладкоголосому менестрелю вести официальные переговоры с венценосной особой.
   – Это верно, – стараясь говорить весомо и уверенно, как надлежало престолонаследнику, подтвердил богемец. – Но мое сражение с абарами уже началось, а ваше – еще впереди.
   Дагоберт не спускал с Карела пристального взгляда. Того самого, который был способен заставить шарахнуться в ужасе волчью стаю.
   Сэр Жант почувствовал невольную робость, вдвойне противную от того, что перед ним стоял всего лишь тринадцатилетний мальчишка, которого он мог бы сбить с ног простым щелчком. Он, наконец, взял себя в руки и произнес, стараясь говорить уверенно, как подобает наследному принцу:
   – У нас один враг, но вам известно о нем больше, чем мне. Если мы сражаемся вместе и – он вдохнул полной грудью – верим друг другу, расскажите то, что нам следует знать, вступая в бой.
   – Что же? – продолжая сверлить посетителя испытующим взглядом, спросил юный кесарь.
   – Камни. Те самые, что в медальонах. Почему они так важны? Что за странное воздействие они оказывают на людей? Да что там на людей – даже на каменные изваяния?!
   Губы Дагоберта заметно дернулись.
   – Это кровь дракона, – чуть слышно произнес он. – В ней заключен первозданный жизненный огонь, пламень сотворения. Благодаря им абары легко восстанавливают силы и излечиваются от ран. Благодаря этим камням, вделанным в рукоять, абарский клинок не знает преград. Благодаря им эти пасынки бездны одолели войско астурийского дукса. Теперь идут сюда. Амулет гарпии также содержит такой камень. Он чрезвычайно силен, он способен подчинить себе все другие на десятки миль кругом. Может наделить силою, может и выпить ее, как ночью в храме, – «корни огня» всегда жаждут. Никто из людей не в силах противостоять воле, идущей от этого сгустка драконьей крови. Но даже если бы нашелся человек, способный не сломиться под грузом могущества, которое будет ему дано, – и сам этот амулет повинуется силе, куда более грозной, нечеловеческой силе жрецов и старейшин хаммари, – об этом следует помнить. Ты узнал все, что хотел узнать?
   – Да, – кивнул сэр Жант, переводя дух. – Так я поеду?
   Дагоберт поглядел на него удивленно. Карел и сам понял нелепость вопроса и, расправив плечи, заявил:
   – Я отправляюсь на поиски благородной дамы Ойген. Но помните, я и мои люди всегда на вашей стороне и будем всеми силами помогать одолеть абарскую нечисть. А сейчас я обязан. – Карел грохнул себя по зерцалу кулаком, и оно отозвалось стальным звоном. – Однако мой друг, менестрель Бастиан… Я оставлю его с вами. Если захотите известить меня о чем-либо или же если я захочу известить вас о чем-либо – его баллады обладают чудесным, поистине волшебным свойством, я услышу их, как бы далеко ни находился.
   – А ничего так, довольно путево все провел. С камушками более-менее понятно. Не совсем ясно, для чего и для кого наш озорник козопас собирался сделать головной убор, усыпанный драконьей кровью. Как подберемся к нему поближе – порасспросим. А сейчас разберусь-ка я, пожалуй, с углежогами.
   Лис вскинул лук, чуть помедлил, прикидывая в уме скорость и направление ветра. Две стрелы, одна за другой, покинули тетиву. Два тела рухнули в огонь, оба с пробитым горлом.
   – Вот это я называю производственный травматизм, – пробормотал Сергей, глядя, как огонь быстро охватывает засаленную одежду и взбирается вверх по древкам стрел. – Бывает. Задумались и оступились. Или так: оступились, потому что вовремя не задумались. Прах к праху, – холодно процедил Лис.

   Пипин Геристальский вошел в комнату сестры. Та приподнялась на локте, чтобы приветствовать брата.
   – Я вижу, тебе лучше? – стараясь быть любезным, скупо улыбнулся тот.
   – Я чувствую слабость во всем теле, но уже могу вставать, – заверила Брунгильда.
   – Что ж, это хорошо. Тогда, возможно, ты найдешь в себе немножко сил, чтобы проститься с герцогом Нурсийским.
   – Проститься?! – надеясь, что ослышалась, вскинулась девушка.
   – С утра это называлось именно так. Он покидает двор и уезжает из Парижа.
   – Как так?! – Брунгильда вскочила на ноги. – Что значит уезжает? Он покидает меня? Бросает? Но ведь я же!..
   – Ты тут не причем, – заверил майордом. – Абарец, скрывавшийся в свите его высокопреосвященства, похитил благородную даму Ойген. Сэр Жант отправляется ее спасать.
   – Какой-то негодяй захватил Ойген?! – Пунцовый румянец, проступивший на щеках Брунгильды, сменился бледностью. – И она не одолела его? Даже не попыталась?! О горе! Это я во всем виновата!
   – Глупая! В чем же твоя вина? – удивился геристалец.
   – Ты не понимаешь. Сердце ее разбито, – она вскочила с постели и хлопком позвала служанок. – Немедленно одеваться! Я отправляюсь вместе с сэром Жантом искать Ойген. Моей лучшей подруге угрожает опасность! Я не стану сидеть сложа руки и ждать новостей! Тем более, – Брунгильда подняла вверх указательный палец, – я знаю такое…
   – Что именно? – напрягся майордом.
   – Не важно, – она порывисто отмахнулась, будто отгоняя мух. – Я видела это, точно во сне. Но только, – девушка понизила голос, – это был не сон.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [15] 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация