А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Корни огня" (страница 11)

   Глава 11

   Женщины способны на все. Мужчины – только на все остальное.
Коко Шанель
   Коридор был пуст. У выхода дежурил стражник, провожающий настороженным взором любого проходящего. Ясное дело, многих он знал в лицо, но после ночного происшествия караулы были усилены, и бдительность предписана наистрожайшая. Женю караульный проводил особенно долгим взглядом, должно быть, вздыхая про себя, что этакая крошка одна-одинешенька ходит мимо, а ему тут стоять, точно пню, и даже слова не скажи.
   Благородной даме Ойген не было дела до его мыслей, а к восхищенным мужским взглядам она привыкла давно. Куда больше ее волновала история Гизеллы. Мог ли фра Гвидо из мести поддержать Пипина в его намерении присвоить власть, а заодно и унизить гордячку, что когда-то ответила ему отказом?
   Внешне кардинал производил впечатление довольно приятное. Хотя причастность к власти, тем более неограниченной духовной власти, из любого может сделать законченного подлеца. Испытание таким искусом – самое тяжкое из всех.
   Женя подошла к двери комнаты Карела, та была приоткрыта, из помещения слышалась какая-то невнятная возня. Девушка насторожилась, рванула дверь, готовая как прийти на помощь, так и отскочить в случае опасности. Два сплетенных тела передвигались по комнате, время от времени роняя мебель и сшибая посуду. Одежда их была в столь живописном беспорядке, что скорее оттеняла наготу целующихся, чем скрывала что-либо существенное.
   – Да как ты…
   Благородная дама Ойген от возмущения не могла найти слов. Она схватила со стола глиняную миску и с размаху грохнула ее об пол. Резкий звук заставил страстную парочку оторваться друг от друга и осознать неловкость ситуации. Ища глазами какой-нибудь предмет верхней одежды, чтобы прикрыть им отсутствие нижней, Карел залепетал вечное, как ограда Эдемского сада:
   – Я сейчас все объясню… Это совсем не то, что ты думаешь…
   Благородная дама Ойген грохнула об пол еще одну миску, на этот раз с экзотическими фруктами и, не взглянув, как раскатываются по мозаичному полу драгоценные персики, в негодовании выскочила из комнаты.
   Заметив столь резкое движение, стражник повернулся, желая преградить ей путь, сам, впрочем, толком не зная, что следует делать в подобном случае. Решение он принял быстро, но опрометчиво. Разъяренной племяннице могущественного Инсти было не до светского этикета. Заметив перед собой упертое в пол копье, девушка перехватила его обеими руками, скрутилась, выдергивая его и уходя вниз, а затем подсекла им стражника под колени. Тот с грохотом рухнул на пол, и Женя застыла над ним, занеся карающее оружие.
   – Замри! Тоже мне, старушка Афина в гневе! – раздался у нее в голове жесткий окрик Лиса. – Ты шо, сбрендила?
   – Он… – всхлипнула Женя. – Он мне изменяет!
   – Кто?! Этот стражник? – восхитился Сергей. – Когда ты все успеваешь?
   – Да нет же, Карел! – воскликнула оскорбленная девушка.
   – Надеюсь, все же не со стражником?
   – Ты что же, издеваешься?
   – Есть немного, – насмешливо признался Лис. – Ну шо, пар выпустила? Верни человеку его табельный дрын!
   Женя поглядела на простертого у ног вояку, ошалело взирающего на разгневанную даму, и со вздохом сожаления бросила ему копье.
   – Выдохнула. А теперь ответь мне, шо ты завелась, как «жигуль» на морозе? Трах-бабах, искры из глаз! Все живое пожалело, шо не умерло вчера!
   – Но он же, все-таки, мой жених!
   – Ну, я бы на этом уже не настаивал. Хотя, действительно, возмущение, битье посуды – очень здорово, вполне натурально получилось. Но охрана чем тебе не угодила?
   – А что я должна была делать? – не скрывая досады, отозвалась Женя.
   – И этот вопрос задает мне патентованный людовед и душелюб! Шо тебе не так? То, шо Брунгильда втюхалась в доблестного сэра Жанта? Так это было предсказуемо, как рассвет после заката. У нее все яркие впечатления в жизни связаны с этим грозным размахаем. Шо при этом она забила на вашу дружбу? Подумаешь, диковина. Почти все девицы на ее месте сделали бы то же самое.
   – Сергей, ты так плохо думаешь о женщинах?
   – Я о них думаю всяко и разно. А вот шо касается хорошо – так это, когда перестаю думать.
   Кстати, о моей высокой оценке прекрасной половины человечества, ответь: Гизелла, когда тебя просила отыскать Брунгильду, представляла, в каком виде ты можешь ее застать? Или это было такое спонтанное озарение?
   – Не исключено, что догадывалась, – задумчиво отозвалась Евгения, шаг за шагом вспоминая недавнюю беседу. – Как-то ее просьба звучала неестественно, точно приклеенная к концовке разговора.
   – Вот, Женечка, совсем другое дело. Соображаешь! Тогда, стало быть, у нас имеется простенькая двухходовая комбинация. Следующий вопрос: а для чего?
   – Чтобы разрушить наш с Карелом союз?
   – Скорее всего. Но это средство, а не цель. Вспомни, как августейшая мамаша ворковала, что ей не хочется с тобой расставаться.
   – Да, – обескураженно согласилась Женя.
   – И какой, по-твоему, способ она для этого
   нашла?
   – Понятия не имею.
   – Так, этот урок ты явно прогуляла с кем-то не тем. Я вижу тут лишь один резон, который называется «Ой, вот бы моему сладкому мальчику такую замечательную жену!»
   – Но он же совсем ребенок! – в голосе благородной дамы Ойген слышалось нескрываемое удивление.
   – И шо? Во-первых, для большой политики это не имеет никакого значения. А с момента коронации он считается вполне себе взрослым и в смысле брака дееспособным. Во-вторых, я подозреваю, шо о реальном возрасте человекоподобных существ этой породы мы еще мало что знаем. Как и о многом другом. А хорошо бы узнать. Поэтому успокойся и возвращайся плакаться к Гизелле.
   Словно дождавшись этого мига, на канале связи прорезался Карел зе Страже:
   – Господин инструктор, но я же не хотел…
   – Страшно представить себе, что было бы, если бы хотел, – хмыкнул Лис. – Не тушуйся, герой-любовник, должно быть, у Брунгильд в этих краях особая падкость на твою персону. Не учтенный Институтом фактор.
   – Ну что вы! Я же правда… – не сдавался нурсийский престолонаследник. – Я, как было велено, с Дагобертом побеседовал, вернулся, а она тут: мол, хочет поблагодарить за спасение… Я – да ну чего там, не надо, и все такое.
   – Ага, «на моем месте так поступил бы каждый».
   – Так я и сказал. А она как подскочит, да как поцелует меня. И – как пелена на глазах.
   – Постой, мой юный друг. Что еще за пелена?
   – Ну, такая, густая, вроде как ничего не вижу и не соображаю.
   – Со вторым ты явно погорячился. Тут пелена ни при чем, – раздосадованно бросил Сергей. – Ответь-ка мне честно, ты что, не целовался раньше никогда?
   – Да вы что? Да я там, в Богемии…
   – Опустим подробности шалостей богемской богемы. Продолжай со слов «…а тут вдруг пелена», – приказал Сергей.
   – Ну да, так сразу накатила.
   – А как насчет осязания?
   – В каком смысле?
   – Каков смысл осязания – это тебе самому пора знать. Так что, на ощупь ты мадемуазель Брунгильду ощущал?
   – Ну, да… – застеснялся могучий воин.
   – Грудь там, все такое?
   – Господин инструктор… – замялся стажер.
   – Не строй мне тут пастушка на первом причастии. Медальон у нее на груди?
   – Так точно! – выпалил сэр Жант.
   – Ладно, считай, что вместо трех суток ареста отделался нарядами на службу. А служба твоя будет, как поется у нас, «и опасна и трудна». Отправляйся, друг ситный, к Жене испрашивать прощения. Не хватало мне амурных дрязг в нашей маленькой, но гордой нурсийской колонии особого режима. – Лис задумался. – Странное дело выходит: ты, невзирая на совершеннейший защитный доспех, до сих пор кряхтишь при ходьбе, а у Бруни – никаких следов, зато в голове – одна, но пламенная страсть.
   – А что, если тут какое-нибудь колдовство? – неуверенно предположил Карел.
   – Насчет колдовства уточним у Бастиана. Может, у него в Сорбонне в какой-нибудь «Наковальне магов» об этом шо-то говорилось. Но тут вот какая имеется закавыка: главный подозреваемый утром рассказал, шо абары чрезвычайно быстро восстанавливаются после ранений. А если у твоей новой пассии открылись те же способности? Тогда не исключено, что провоцирует их появление как раз эта бижутерия. Я не исключаю, шо и накатило на тебя из-за нее же.
   – Разве такое бывает?
   – Вот ты дикий, точно прерия. Ты сам говоришь, «накатило». Остается все это как-то осмыслить.
   В тему могу еще одно соображение кинуть: ночной грабитель с таким амулетом носился, как наскипидаренная рысь, прыгал со стены на крутой склон, шо Джеки Чан в молодые годы. А потом вдруг ни с того ни с сего взял и помер. Я было подумал, вдруг в самих церковных сводах какое-то защитное излучение? Так сказать, материализация святости в борьбе с отъявленными грешниками, сверхтайные знания будущих тамплиеров. А если все по-другому?
   Смотри. Дагоберт обмолвился, шо в той побрякушке какая-то нездешняя сила. Хрен его знает, шо он под этим подразумевает. Но химера с таким портативным усилителем гарцевала, шо пьяный лось на Хеллоуин. При этом хрень, которую я выбил из пасти чудовища, покрупнее, чем амулет Брунгильды, и тот, шо у меня. Должно быть, перекачка жизненной энергии идет от меньшего к большему…
   Химера из бедолаги-грабителя все, что имелось, выпила залпом. Все же каменная глыба, ей этой порции – на один чих. Оттого и не особо буйствовала, когда ты ее рубил. Но если мелкие амулеты работают сами по себе, они способны подпитываться от любого источника, который обнаружится поблизости. Уж не знаю, каким образом это связано с абарами и связано ли. Но если да… – Сергей на мгновение задумался. – Бастиан, ты все еще в кардинальской резиденции?
   – Да. Пытаюсь разузнать, откуда появился наш подозреваемый. Вряд ли он прямо с улицы постучал к римскому понтифику. Вероятно, кто-то его представил.
   – Разумно. Теперь прервись на время. Надо проверить, имеется ли амулет с желтым камнем у беженца.
   – Простите, но каким образом? – отозвался менестрель.
   – Лучше всего дубовым. Бьешь этим образом по макушке и проверяешь. Не задавай глупых вопросов, ищи способы. Если в результате ты будешь жив и здоров, а задание выполнено, остальное меня волнует по остаточному принципу.
   А тебя, о коварный принц-обольститель, – Сергей вновь переключился на Карела, – ожидает сеанс, возможно, опасного, и не факт, что эффективного лечения. Будем на тебя вешать медальон в целях познания научной истины.
   – Я не хочу, вы же сами еще не знаете, что получится!
   – А иначе шо это будет за эксперимент? Но обещаю: шо получится, ты узнаешь первым. И мы тобой будем гордиться. Если шо, постараемся тебя спасти. Возможно, Женя даже простит тебя по такому случаю и станет делать искусственное дыхание. Как учил Гиппократ и завещал Эскулап.
   – Никогда! – возмутилась Женя.
   – Вот видишь, подорвал ты веру в себя у лучшей части нашего инородного человечества. Но у тебя все еще есть шанс искупить вину, так шо морально готовься. Бастиан, а ты на всякий случай повтори девяностый псалом, если этот доморощенный Казанова решит сбежать от нас в мир иной.

   Мустафа остановился и указал на заросшую плющом дверь в высокой каменной ограде.
   – Вот тут, – он толкнул калитку, пропуская гостя. Лис смерил молчаливого силача изучающим взглядом. Тот внимательно осматривал улицу, заборы, жавшиеся кое-где деревья – нет ли затаившегося разбойника или соглядатая.
   – Ну-ну. – Сергей подивился неожиданной конспирации и шагнул в приоткрытую дверь. За оградой простирался сад, по усыпанной речной галькой дорожке прогуливался мастер Элигий.
   – Господин Рейнар! Господин Рейнар, – он бросился к гостю, будто томился в разлуке по меньшей мере вечность. – Я так рад, что вы пришли!
   – И наше вам глубочайшее почтение, – все еще опасаясь подвоха, ответил Лис. – Ваша память внезапно улучшилась? Или вы просто скучали в разлуке со мной?
   – Я хотел рассказать о камне, – голос ювелира опустился почти до шепота. – Простите, что не сделал этого сразу, не хотел говорить при господине майордоме.
   – Не доверяете, стало быть?
   – А вы доверяете? – мастер Элигий пожал плечами. – Всякому, кто пребывает в здравом уме, ясно, что Пипин Геристальский желает править сам, и юный кесарь ему – точно кость в горле.
   – И много таких всяких? – уточнил Лис.
   – Вы, я – разве этого мало? Но давайте я расскажу о камне.
   Иногда его путают с желтым топазом, но это вовсе не он. У этого камня совсем иная природа, если вообще можно именовать сие творение природы камнем. Поглядите на его свечение: если имя «топаз» в переводе с персидского означает «теплый», то этот камень воистину может называться «горячим» или даже «пылающим».
   Но великий Ас-Сабр, именуемый также Ашубар – сияющая звезда Востока, научивший ювелиров гранить камни, сохраняя и приумножая их свет, – называет это сокровище иначе: Киин-Абар, то есть «кровь дракона».
   – Занятно, занятно… Абар, значит. Драконий народ… Какое ж должно быть сердце, чтоб толкать по жилам подобную кровь?!
   – Согласно преданию, эти камни находили глубоко в пещерах, в настоящих лабиринтах, отчего они ценились еще дороже. Говорят, что они – окаменевшая кровь убитого дракона. Когда их находят под землей, они имеют ярко-голубой цвет. Потом, едва их выносят на поверхность, тут же становятся глубокого алого цвета и уже тогда светятся алмазным блеском. В это время они очень ядовиты, и тот, кто добыл Киин-Абар, долго не живет. Лишь со временем эта окаменевшая кровь становится такой ярко-солнечной.
   На этой стадии Ас-Сабр именует ее «Корнями огня» и пишет, что сей редкий минерал придает силы, излечивает от ран, делает клинок, украшенный им, «сильным, как сто мечей». Но со временем такой камень стареет и умирает, превращаясь в никчемный булыжник, а тот, кто носит его, питает камень своей жизнью, как мать новорожденное дитя.
   – Да, – протянул Сергей, удивленно качая головой, – и впрямь, странная штука. Карел, твоя удача, живи пока. Сначала потренируемся на мышах, а потом уж будем ставить опыты на медведях вроде тебя.
   – Я же говорил, что это опасно, – не замедлил отозваться богемец.
   – Видишь, мой храбрый друг, в воздухе носится так много толковых мыслей, что некоторые, по закону больших чисел, залетают и в твою голову.
   – До вчерашнего дня, – продолжил мастер Элигий, – мне приходилось лишь читать об этом редчайшем сокровище.
   – А что стряслось вчера? – насторожился Лис.
   – Сюда приходил один человек. Он сказал, что состоит в свите кардинала Бассотури. Сказал, что его преосвященство желает заказать в дар золотой венец, украшенный точно такими каменьями. Он даже показал их. Там была целая россыпь прекраснейших отшлифованных и ограненных камней. Но, как сказано у Ас-Сабра, эти камни добывались в одном лишь месте – в Рифейских горах. Нынче, по слухам, этот край захвачен абарами.
   – Так-так-так, продолжай!
   – Я почти все рассказал, – ювелир развел руками. – Заказчик предложил хорошую цену. С чего бы мне было отказываться? Ведь это мое ремесло. Я взялся за дело, обмерил камни, но затем он унес их, сказав, что отдаст лишь тогда, когда будет готов венец. Я загорелся, принялся делать наброски. Хотел, чтобы этот символ величия и власти стал бы также и венцом моего искусства. Однако утром стало известно, что тот самый человек, который приходил ко мне, был найден мертвым в храме Страстей Господних.
   – Ау! Площадка молодняка! Заканчивайте шалить и выяснять отношения, займемся азами оперативной работы. В игре, откуда ни возьмись, появился союзник. Или объект, изо всех сил пытающийся выдать себя за такового. Хотел бы услышать вашу оценку ситуации. Женя, между рыданиями и заламываньем рук кому ни попадя всхлипни что-нибудь разумное.
   – Сергей, не вижу тут ни малейшего повода для издевок, – строго отрезала Евгения. – Я уже давно успокоилась. А то, что вспылила, – было минутной слабостью. Вовсе не обязательно заострять на этом внимание.
   – Ага, то есть, для нападения на невинных стражей повод есть, а для издевок – нет? Утри слезу! Заострять не будем, но и тупить не надо. Толкни речь на заданную тему. Ты разговор слышала?
   – Конечно. Между прочим, идиотский вопрос. Связь включена.
   – Так, мои вопросы будем обсуждать по возвращении в Институт. А сейчас нишкни и говори о том, о чем спрашивают.
   – Пожалуйста, – надулась Женя. – Судя по латинизированному имени и акценту, не свойственному парижанам, этот человек не местный. Однако, перебравшись в Париж, он построил или приобрел обширный дом с садом, мастерскую и лавку на главной улице города. Должно быть, это обошлось ему недешево. И хотя такой образ действий можно объяснить желанием привлечь состоятельных клиентов, все же ювелир мог бы найти место потише и поскромнее. У этого же – почти замок, собственная гвардия, он совсем не чужд бахвальства, взгляните хотя бы на вывеску. Причем, обратите внимание, адресованную грамотной части публики.
   – Верно подмечено, – уже вполне миролюбиво согласился инструктор. – И какие выводы мы делаем из такого вопиющего снобизма?
   – Конечно, не стоит исключать, что все это – показуха. Но в любом случае есть резон предполагать, – вновь заговорила Женечка, – что этот ювелир – личность весьма амбициозная. Как золотых дел мастер, он уже достиг определенного потолка. Трон и венец кесаря – его непревзойденные творения. По сути, выше двигаться некуда. А именно этого, скорее всего, требует неуемная душа достопочтенного мастера Элигия.
   – Похоже на правду. Вполне допускаю такую трактовку.
   – Рискну предложить версию: как человек, привыкший иметь дело с золотом, Элигий метит на пост казначея. Новый кесарь – новые возможности. Пипин не в фаворе. И, если его аккуратно подвинуть – естественно, чужими руками, – есть шанс занять хлебное место.
   – Ага… То есть, мы у этого народного умельца что-то вроде золотой рыбки, исполняющей желания?
   – О да! – усмехнулась Женя. – Золотая рыбка – как раз то, что нужно ювелиру. Полагаю, можно верить его словам. Однако не упускать из вида, что такой человек вполне способен вести двойную, а то и тройную игру. Не исключаю, что этот ловкач работает и на Пипина, и на кардинала.
   – Ясно, – откликнулся Сергей. – Бастиан, у тебя мысли есть?
   – Видите ли, господин инструктор, – тоном опытного лектора начал Ла Валетт, – в истории Франции действительно известен человек с таким именем. Ювелир, ставший не только казначеем, но и фактическим правителем страны. Однако к тому времени он был епископом, а после, – выпускник Сорбонны замялся. – Прошу вас, поймите меня правильно… но после он был причислен к лику святых.
   – Во как! – восхитился Лис. – Как-то в этом сезоне вокруг так и веет святостью! Еще немного, я и сам шлемак не смогу надеть – нимб мешать будет. Но это пока – эмоции, – перебил сам себя Лис. – Получается как в сказке: «А еще хочу, чтобы золотая рыбка была у меня на посылках».
   – А я думаю, – вмешался Карел, – надо прижать его где-нибудь и выпытать, что он затевает!
   – Подопытный, умерь пыл, – оборвал его Сергей. – Шо он тебе ответит? Планирую святым заделаться? Хотя, – Сергей задумался, – шо-то мне подсказывает, если посулить этому мастеру над мастерами достойное вознаграждение, он вполне дожмет фра Гвидо до нужной кондиции…
   Для начала ему неплохо бы прогуляться в легатские апартаменты с эскизом венца. Мол, знать ничего не знаю, получил заказ, пришел показать работу. Там, глядишь, и камешки у его преосвященства окажутся. Опять же, очень бы хотелось узнать, кому предназначался тот головной убор. Ночной грабитель был мелкой сошкой и знать этого не мог. Кстати, Бастиан, после возвращения наш политэмигрант встречался с кардиналом?
   – Нет, – не замедлил с ответом менестрель. – Однако в доме могут быть потайные коридоры. А может, есть какой-то посредник.
   – Может, – с печальным вздохом согласился Лис. – М-да, время идет, а загадки множатся…
   Итак, на первых порах камень оказывает благотворное влияние на организм. Но похититель не рисковал брать амулет гарпии без перчаток. И умер вскоре после того, как с ним расстался. Почему так? Кто-нибудь может сказать, с чего бы вдруг в Париже оказалась целая россыпь диковинных камней, которые ни в каких местах, кроме Рифейских гор, не водятся? Почему Дагоберт так упорно молчит о свойствах этого камня?
   Действительно ли это драконья кровь и какое влияние она оказывает на человека? Что это: облучение, отравление? Будь оно хоть сто раз магия, у воздействия все равно должно быть простое естественнонаучное объяснение. И я очень хочу его знать. Ну что, мозговые штурмовики, я жажду версий.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация