А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Нострадамус. XX век: новейшая дешифровка" (страница 8)

   Есть шифр!

   Если вы сегодня приедете в Салон-де-Прованс и посетите дом Нострадамуса, то вряд ли сможете сказать, что сразу после этого взглянули на мир другими глазами. Лишь некоторые знают (или думают, что знают), что дом Нострадамуса хранит, быть может, самую великую тайну человеческой цивилизации. У Мишеля могла быть гораздо более насыщенная жизнь, чем та, что отражена в его «официальной» биографии, но сложно теперь определить, что в легендах, рассказывающих о его жизни, вымысел, а в чем есть доля истины. Судить пока рано, и существует надежда, что биография доктора Нострадамуса в конце концов будет полностью восстановлена. Думаю, не ошибусь, если скажу, что в свете всех легенд, окружающих творчество ученого, его труды несколько легче воспринимать. По крайней мере, можно предположить, что титанический многолетний труд по созданию шифра может иметь какую-то серьезную предысторию, а это уже частично, если не полностью, объясняет, почему столь успешный ученый так много сил потратил на «стихи».
   Отделять правду от вымысла в этих легендах сегодня, думаю, сложно даже французским историкам и исследователям средневековых религиозных войн. С чем связано, например, частое привязывание тайны Нострадамуса к учению катаров? Причин для этого не так уж и много. Это портрет Мишеля Нострадамуса, содержащий изображение в верхних углах крестов из спиц и гербов духовного главы катаров. Правда, необычные похороны провидца тоже обращают на себя внимание. И этот таинственный отрезок жизни ученого, про который до сих пор не удается узнать ничего определенного…
   В XVI и последующих столетиях попытки многих расшифровать рукописи Нострадамуса стимулировались именно желанием найти сокровища катаров. Но, видимо, желание разбогатеть и не позволяет смотреть на его труды с нужной стороны.
   И вот к чему пришли в конце концов все исследователи: если в его посланиях и предсказаниях действительно имеется шифр, то возможностей для ошибочной расшифровки Нострадамус оставил в сотни раз больше, чем для нахождения нужных ключей. А уж количество операций, требующихся дешифровщику в таком случае для достижения успеха, не поддается даже примерному определению, не то чтобы точному расчету. До сих пор только эта точка зрения относительно пророчеств Нострадамуса не подвергается сомнению. При этом любой исследователь всегда мог добавить: способ правильной дешифровки – один-единственный, и его сразу можно будет узнать, поскольку он неминуемо задействует все подсказки шифровщика и объяснит все непонятное, связанное с центуриями. Но отсюда же выходит совершенно замечательная мысль – которая уже многим приходила в голову, кстати сказать!
   В ситуации, когда вариантов расшифровки бесконечное множество, шифр вообще не может быть разгадан (даже теоретически, «перебором» этих вариантов, поскольку количество вариантов будет только постоянно расти при таком подходе), если составитель шифра не подскажет дешифровщику каждый шаг (обязательно последовательно) в этом процессе. При этом недостаточно просто «подсказок» Мишеля Нострадамуса для каждого шага, должны существовать такие «подсказки», которые позволили бы однозначно трактовать их содержимое и делать верные шаги. Значит, после каждого верного шага должно быть ясное понимание, что шаг сделан правильно, то есть должен существовать «намек-подтверждение» или «указание» на это от самого шифровальщика! Это обязательно должно быть видно после правильного действия. И это должно быть достаточно очевидно для всей последовательности действий и для каждого шага в отдельности. Иначе движение по правильному пути просто невозможно: каждый шаг, хотя и верный, заставит сомневаться, как в результате ошибки, и искать другие решения вместо того, чтобы продолжать двигаться в выбранном направлении.
   И что же я могу найти по поводу этой догадки у Нострадамуса? Мной проанализированы все его письма в поисках подтверждения этой маленькой теории, рассмотрены те предложения и абзацы, которые могли бы содержать скрытый намек на правильность такого предположения. Также я представил себе, как должен выглядеть конечный результат. Сама по себе расстановка стихотворений в хронологическом порядке (от прошлого к будущему) не даст датировки каждого события, так как даже в этом случае не будет отправной точки. С какого времени считать эти, допустим, уже упорядоченные предсказания? Очевидно же, что все даты для стихов по григорианскому (или юлианскому, бывшему при его жизни) календарю Нострадамус в своих посланиях не прячет, их там слишком мало. Однако юлианские даты в его посланиях присутствуют. Это наводит на мысль о том, что датировать куплеты надо будет по одному из принципов: а) начиная со времени Р. Х.; б) в соответствии с «правилами», с «природным инстинктом» Нострадамуса и «согласно порядку цепи, которая содержит свою разгадку». То есть, предположительно, следует найти, с какого времени вообще предсказания начинаются, если, конечно, речь идет о предсказаниях.
   Как бы там ни было, мне показалось, что Мишель Нострадамус прекрасно понимал: без его помощи дешифров-щик никогда не пройдет по закоулкам этого хитроумного шифра. И оставил знаки, которые предстояло научиться читать, а может быть, еще и считать. И, конечно же, расшифровка, если она возможна, должна основываться на чем-то таком, над чем не властно время. Если Нострадамус допускал возможность расшифровки его посланий (или твердо знал, когда это произойдет?), надо полагать, он осознавал, что говорить с потомками ему нужно на языке, общем для него и потомков. Перебрав многое – религию (веру), историю, астрономию, латынь, математику, философию, Библию, географию, мифологию, я пришел к выводу, что все это (вместе или в отдельности) применимо как основа для шифра. Но главным в шифре, который невозможно разгадать без подсказок, должна быть непременно логика. Все остальное может измениться с течением времени, даже история может быть пересказана потомкам «в нужном свете», как это многократно происходило в большинстве стран мира. Надо полагать, что шифр не обходится и без математики (а именно – алгебры). Из посланий хорошо видно, что цифр в них несколько больше, чем следовало ожидать от простых писем, а за цифрами как будто кроется смысл их присутствия. Кроме того, общеизвестно, что шифров без цифр крайне мало, их типы чуть ли не по пальцам можно пересчитать. Поэтому, кроме самой точной и честной из наук, логики, как основы для поиска ключа (ключей) или для следования «указаниям» Нострадамуса необходимо постоянно иметь в виду царицу наук.
   Следует надеяться, что после расшифровки все непонятное, что связано с именем Нострадамуса, должно получить объяснения. Разумные и четкие объяснения, а не расплывчатые предположения. Пока что все его секреты похожи на искусно разбитую мозаику, тщательно измельченную и разбросанную по углам многокомнатного дома.

   Точный расчет

   Само собой разумеется, что перед тем, как попробовать свои силы в расшифровке, я принял на вооружение все ошибки исследователей трудов Нострадамуса, чтобы избежать их повторения в своей работе. В противном случае можно было потратить годы на повторные заблуждения многих исследователей. При этом мне удалось перенять у них все интересные методы расшифровки. Я настроился быть внимательным к «подсказкам», оставленным доктором Нострадамусом, отбрасывая в сторону собственные домыслы и фантазии. Постоянно оценивая результаты своей работы, а также свою адекватность, насколько это возможно, я решил воспринимать только два варианта каждого шага: один верный, другой неверный. Если следующий шаг подтверждает правильность пути, я иду по нему дальше (предыдущий шаг только отсюда интерпретируется как верный), а если нет, значит, я «забрел» в своих изысканиях не туда. Я допустил наличие в посланиях Мишеля «подсказок» или прямых ключей, посчитав, что такой способ поиска правильного пути расшифровки себя оправдывает.
   Я не стал изучать все без исключения предыдущие попытки расшифровки наследия Нострадамуса. Для меня важнее всего было не стать ненароком сторонником одной из уже найденных исследователями и учеными безрезультатных «теорий» дешифровки. Слишком велика была вероятность того, что в этом случае я уже не смогу выйти из рамок одной такой теории и посмотреть на труды Мишеля Нострадамуса, что называется, со стороны – так сказать, «свободным» и «необремененным» разумом.
   Я должен сообщить вам, читатель, еще кое-что. Сейчас, когда я пишу эти строки, 18 августа 2005 г., работа по расшифровке уже закончена. Все началось, как и у многих исследователей до меня. Сначала мне ничего не было понятно в посланиях. Потом совсем ничего. После 5-10 раз прочтения в письмах появился какой-то смысл, но последовательности, связности мысли в различных эпизодах не было, словно несколько «слоев» шифра были замешаны в неудобоваримую для моей головы кашу, а это постоянно сбивало с толку, в каком бы направлении ни пошли мои предположения и догадки. Найдя сотни тупиков вместо ответов при попытках что-либо понять, без сомнения, я повторил в душе все ощущения, охватывавшие исследователей до меня. При написании этой книги, даже если бы я захотел, я не смог бы уже достаточно точно вспомнить все ошибочные версии, которые формировались мной до маленького озарения. К тому же, читатель, не имеет смысла забивать вам голову этими ошибками. Перед расшифровкой я внимательно изучил завещание Мишеля Нострадамуса и другие дошедшие до нас письма, не считая посланий Цезарю, Генриху Второму и каноникам города Оранжа. Последние три письма я с самого начала решил проверить как возможные составляющие шифра – слишком странными они кажутся на фоне всех остальных перепечатывавшихся рукописей.
   Мое решение проблемы на самом деле принадлежит не столько мне, сколько Мишелю Нострадамусу (потому что, если бы он не пожелал того, его шифр никогда не был бы разгадан). Я понимаю, что моя расшифровка будет проверена многими сотнями и тысячами ученых в разных странах. И… совершенно спокойно отношусь к этому. Я ничего не выдумывал при расшифровке: каждый шаг – строго по подсказкам, ключам, указаниям (можно называть их как угодно). Пришлось отбросить за ненадобностью все современные программы и шифры, начиная с двоичных кодов и заканчивая методиками с труднопроизносимыми названиями (в XVI в. всего этого не было), и почти сразу я пришел к выводу, что шифр того времени можно разгадать, только отмотав назад 450 лет сомнительного «развития». Кажется, мне это удалось.
   Через два года после расшифровки и осмысления многого у меня прошел первичный шок, только приподнятое настроение осталось. А теперь вы, уважаемый читатель, готовьтесь, потому что шок предстоит испытать вам.
   «Ну все, – подумает, наверное, иной читатель, – этот парень окончательно загнал себя в угол».
   «Допрыгался! – потирая руки, наверняка скажет почти каждый критик. – Наш клиент».
   Мне же остается попытаться исполнить те обещания, на которые я определенно не поскупился в этой главе. Перед этим, правда, должен вас предупредить. Если вы не любите, не хотите, не можете или не умеете думать над прочитанным, жалеете время на то, чтобы усвоить и проанализировать то, что оставил для нас Нострадамус, вы не сможете ничего понять, а потому отложите книгу в сторону, не читайте ее. Хотя смею вас заверить, что руководствовался ученый исключительно благими целями (и, кем бы вы ни были, эта книга не сможет нанести вам вред), но, чтобы извлечь из его трудов ни с чем в вашей жизни не сравнимую пользу, вам придется задействовать данный от рождения точный и совершенный инструмент – свой мозг. Применить его по назначению, как это с удовольствием и удивлением сделал я, когда заболел этой загадкой, величайшей из всех когда-либо созданных человеком (а может быть, и не только человеком).
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация