А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Нострадамус. XX век: новейшая дешифровка" (страница 67)

   1997 год. Оклеветанный Герцог

...
   1997
   Au chalmй Duc en arrachant l’esponce,
   Voile Arabesque voir, subit descouverte:
   Tripolis, Chio, ceux de Trapesconce,
   Duc prins, Marnegro la citй desertе.
   Центурия 6, катрен 55
   У оклеветанного Герцога вырывая признание,
   Завесу (вуаль) Арабскую увидят (видят), внезапно раскрытую:
   Триполис, Хиос, и те из Трапезунда,
   Герцог взят (пленен), Черное море и город безлюдный.
   24 марта 1999 г. по команде Генерального секретаря НАТО Х. Соланы, без ведома Совета Безопасности ООН, под предлогом защиты прав человека начались бомбардировки и ракетные атаки Югославии. Первые натовские бомбы были сброшены на главный город края – Приштину, а позже президент края Косово И. Ругова назвал этот день «великой датой». Напомню, что бомбардировка в Косове началась в Пасхальные дни и носила название «Милосердный ангел».
   Старые боеприпасы с обедненным ураном использовались НАТО по той простой причине, что их утилизация была дороже боевого применения.
   Американцы и англичане укрепляли свое политическое и экономическое влияние в Европе военным путем, уничтожая один из европейских народов с молчаливого согласия (и не только с молчаливого) европейских же стран. Как такое могло произойти?
   Политическая слабость Старого Света в тот период всеми не осознавалась. Только когда ведущие европейские политики поняли, что на самом деле скрывается за «справедливой» борьбой албанцев «за свободу» против сербского «геноцида», громоздкая военно-политическая машина начала тормозить, чтобы начать движение в обратную сторону. Но по инерции (и чтобы сохранить лицо ООН, НАТО и других международных организаций и блоков) виновником всего «недоразумения» все же был назначен изначально преследуемый Слободан Милошевич – президент Союзной Республики Югославии.
   Повод для осуществления уже заранее спланированного нападения НАТО на Югославию был найден в феврале 1999 г., когда близ села Рачак были обнаружены убитые якобы мирные жители-албанцы. Фабрикация этого предлога впоследствии неоднократно вскрывалось не только сербскими, но и зарубежными специалистами, например финскими патологоанатомами, однако надлежащая правовая оценка этому так и не была дана, поскольку она не интересовала заокеанских заказчиков и исполнителей-европейцев. Натовское «милосердие» открыло широкие возможности для преследования в Косове сербов. В результате после вступления в Косово международных миротворцев край покинули более 200 тыс. сербов, несмотря на все усилия российского контингента прекратить исход коренных жителей.
   В XX в. у НАТО и до этого ничего не получалось с миротворчеством. Вся деятельность блока в этом направлении сводилась к бомбардировкам и чаще всего последующей осторожной оккупации (сравните с миротворческими силами России на территории СНГ – приступив к выполнению миссии, не устраивали солдаты стрельбу или подкупы). Клинтон сразу объявил, что бомбардировки Югославии будут про-до л ж ат ь ся до т ех пор, пок а Бел г ра д не с огласи т ся с п я т ью п р и н-ципами урегулирования конфликта, выдвинутыми странами НАТО. Он даже прибыл в Европу и выступил на военной базе Шпангдалем в Германии перед американскими летчиками – участниками операции против Югославии. Американский президент назвал преступной «политику этнических чисток», которую, по его словам, проводил в Косове президент Югославии Слободан Милошевич. «Мы должны бороться с ней, и мы будем с ней бороться».
   6 апреля 1999 г. всему миру стало известно, что вопреки решению Белграда об одностороннем прекращении огня на период Пасхальных праздников США отказываются прекратить бомбардировк и Югославии. «Любые полу меры не смо – гут остановить бомбардировки», – заявил официальный представитель Совета национальной безопасности США Дэвид Леви. По его словам, «если Милошевич не сделает то, что от него требуют, НАТО продолжит свою кампанию».
   После начала операции пресс-секретарь НАТО Джейми Шеа рапортовал об уничтожении 90 % югославских самолетов на земле уже в первую неделю операции. Правды о войне на Балканах мир так и не увидел в СМИ. Вот несколько реальных эпизодов из нее. Югославская авиация перед началом агрессии была передислоцирована в подземные укрытия, а на «взлетках» и даже на некоторых шоссе были размещены тщательно выполненные макеты МиГ-29 и МиГ-21, производство которых было заранее поставлено на поток. В ходе боевых действий ВВС сербов, за редким исключением, понесли потери только в ходе воздушных боев с авиацией НАТО. Несмотря на превосходство авиации НАТО, ВВС Югославии все же смогли провести две успешные операции. 18 апреля группа из 9 самолетов направилась в сторону боснийского города Тузла, где находится натовская авиабаза. Аэродром Тузлы использовался НАТО для экстренных посадок, там находились в основном поврежденные самолеты, и не было налажено боевое дежурство. В результате рейда было уничтожено 17 самолетов и 3 вертолета НАТО. Степень их повреждений до атаки югославских ВВС неизвестна, но очевидно, что большинство планировалось вернуть в строй. Генштаб МО РФ, контролировавший ход войны, подтвердил проведение данной операции. 26 апреля подобная операция была проведена с базы Голубовцы под Подгорицей: 2 штурмовика (по другим данным – 4) пересекли албанскую границу и атаковали базу Ринас, недалеко от Тираны, столицы Албании. Они повредили 9 вертолетов АН-64 «Апач» (часть уничтожили). Затем, не испытывая какого бы то ни было давления со стороны противника (по другим данным – 2 самолета все же были сбиты), вернулись на территорию Югославии и приземлились на базе Поникве.
   Транспортный «Геркулес» Королевских ВВС разбился над Албанией 14 июня. Грузом как будто была гуманитарная помощь, но осенью того же 1999 г. в британских СМИ появилась информация, что на борту была группа SAS (Special Air Services – английский спецназ), направлявшаяся на аэродром Слатина, рядом с Приштиной. Операция осуществлялась для того, чтобы опередить русских десантников, направлявшихся туда из Боснии. В свете этих более поздних данных, версия крушения самолета становится сомнительной – самолет и пилоты были лучшими из имеющихся, я в этом не сомневаюсь. Но на вопрос, сбили ли транспорт, ответа английских военных нет. Не боги же вмешались в течение событий? К слову, после того, как русский батальон занял аэродром Слатину, из подземного ангара поднялись укомплектованные МиГ-21 и направились в сторону Сербии. Те, что были «давно уничтоженными» по словам Д. Шеа. По словам заместителя начальника Генштаба МО РФ генерал-полковника Ивашова, лично наблюдавшего вывод Югославской армии из Косова, ее хорошее состояние вызвало шок у натовцев, считавших армию полностью уничтоженной.
   Именно из-за своей самоуверенности американцы потеряли сверхсекретный самолет-«невидимку», отчетливо запеленгованный незначительно измененным старым советским радаром, и сбитый самолетом МИГ. Этот F-117 постигла незавидная судьба – он был разобран на сувениры сербами. На его фюзеляже была надпись «Темное нечто» (переводили также как «Нечто злое»). Странные циники эти американцы.
   Грамотная оборона Югославию все-таки не спасала. За 78 дней вооруженной агрессии Североатлантический альянс задействовал против Югославии около 1200 самолетов, совершивших 35 тыс. вылетов. Было нанесено около 2300 воздушных ударов по 995 гражданским и военным объектам. Суммарная мощность боеприпасов, использованных НАТО при атаках объектов на территории СРЮ, составила около 21 тыс. тонн тротила (около 3 тыс. бомб плюс ракеты). Одновременно с ударами авиации, был осуществлен запуск свыше 1 тыс. крылатых ракет «Томагавк». По информации же Пентагона, было использовано 23 тыс. бомб и ракет. Такое расхождение данных частично можно объяснить дезинформацией с обоих сторон, частично – невысоким процентом попадания в гористой местности со сложными метеоусловиями. Югославия начала прогибаться под военным давлением. (Россия решила не помогать братскому народу зенитно-ракетными комплексами С-300, способными изменить ход войны в сторону сухопутных операций, где преимущество уже было бы за партизанскими отрядами сербов – вероятно, чтобы избежать Третьей мировой.)
   Оппозиция в Белграде стала одолевать действующий режим, Милошевич оказался в безвыходной ситуации. В марте 2001 г. новый посол Союзной Югославии Милан Протич заявил в США: «Бывший президент Югославии Слободан Милошевич будет арестован до конца текущего месяца в ходе подготовки в республике судебного процесса над ним. Обвинения, по которым собираются арестовать Милошевича, не имеют никакого отношения к военным преступлениям, в совершении которых его обвиняет мировое сообщество». Дальше было заявление нового президента Коштуницы, который сказал, что республика намерена сотрудничать с Гаагским трибуналом. Европейское сообщество в качестве одного из главных условий «помощи в восстановлении» разрушенной натовскими бомбардировками стране требовало выдачи ее бывшего руководителя. Милошевич не стал ни защищаться до последнего патрона, ни пытаться покончить с собой. После нескольких часов переговоров он сдался, получив гарантии того, что его доставят в белградскую тюрьму, а не отправят под конвоем в Гаагу, чтобы сдать Международному трибуналу ООН по бывшей Югославии. Гаагский трибунал обвинил бывшего президента в геноциде и военных преступлениях в Боснии, Хорватии и Косове. В частности, Милошевич обвинялся в организации массовых расстрелов албанцев в Рачаке в январе 1999 г. Будучи уже подсудимым, он отверг все выдвинутые против него обвинения, в ответ обвинив Запад в развязывании гражданской войны в Югославии и последующей агрессии. Внимательное изучение обвинительного заключения (а это в целом около 1 тыс. страниц) позволяет сделать вывод о том, что оно носит исключительно политический характер. Больше похожее на детективный роман, чем на юридический документ, оно не содержит никаких доказательств вины С. Милошевича. Обвинительное заключение выглядело совсем странным. Так, например, Милошевича обвинили в том, что он отдал приказ о входе Югославской народной армии на территорию Хорватии и Боснии. То, что это было сделано с целью остановить массовые убийства сербов в этих государствах, не признали существенным. (!) Незаконные власти незаконно отделившихся Хорватии и Боснии пожелали видеть свои новые государства этнически чистыми – без сербов. Но об этом в трибунале не было даже упомянуто.
   1 сентября 2004 г. Международный трибунал ООН по бывшей Югославии вынес свое решение по делу Милошевича. Слободана признали виновным в пытках и депортации боснийских мусульман и хорватов и приговорили к 32 годам тюремного заключения. Решение было вынесено поспешно, до того, как защита Милошевича исчерпала свои аргументы, которых было масса. Экс-лидер Югославии охарактеризовал предъявленные обвинения как «недешевый фарс», имея в виду средства, которые ушли на сфабрикованное дело (десятки миллионов долларов). На речь в свое оправдание Милошевичу отвели только четыре часа, хотя изначально бывший руководитель просил на это три дня – столько же, сколько потратили на вступительное слово прокуроры, допросившие 298 свидетелей и исписавшие 32 тыс. страниц отчетов заседаний. Но в суде решили, что для Милошевича это слишком много. Обвиняемый также требовал не ограничивать время своей защиты 150 днями, ссылаясь на то, что в распоряжении обвинителей было 300 дней (объем представленных ими доказательств составил около 50 тыс. страниц). Но и в этой просьбе ему было отказано. Правы были те обозреватели, которые считали, что процесс над югославским президентом станет серьезной проверкой для Гаагского трибунала и одним из важнейших подобных процессов со времен Нюрнберга. Милошевич неоднократно заявлял, что собирается превратить суд над собой в процесс над Западом. Гаагский пленник был намерен вызвать более 1600 свидетелей. Среди них планировались: экс-президент США Билл Клинтон, премьер-министр Британии Тони Блэр, бывший госсекретарь США Мадлен Олбрайт, глава Франции Жак Ширак и др. Но справедливого суда добиться ему не удалось – ведь если бы это произошло, и приглашенные на процесс стали говорить о затрагиваемых вещах без лжи – так, как и обстояли в действительно дела, на скамью подсудимых сели бы многие ведущие политики стран НАТО. Единственное, к чему прислушался Гаагский трибунал, это заявления Милошевича о его невиновности в массовом уничтожении боснийских мусульман. В результате обвинение в этом геноциде с него было снято. Но Милошевич все равно стал заключенным на долгие годы.
   Европа осознала опасность, исходящую от албанских экстремистов, слишком поздно и еще не повсеместно. Но лучше поздно, чем никогда. По крайней мере, однажды все узнают, что кто-то желал видеть карту Европы полностью зеленой, а кто-то – без непокорных славян.
   Теперь проверим катрен.
   1. «У оклеветанного Герцога вырывая признание (ответ)». На некоторые вопросы, ловко составленные обвинением, Слободан Милошевич мог либо ответить только утвердительно, либо промолчать. Но приказов с его подписями, которые представлялось бы возможным трактовать как прямо или косвенно причастные к любым возможным преступлениям, Гаагский трибунал не нашел. Суд добивался именно «признания» Милошевича, лжесвидетельств против себя. Слово l'esponce в строке похоже на r e s p o n c e («о т в е т»):: возможно, вековые перепечатки превратили символ « в символы «l'».
   2. «Завесу (вуаль) Арабскую увидят (видят), внезапно раскрытую». Строящуюся Великую Албанию – «Арабскую завесу» англо-американской игры в Европе, западные европейцы все же разглядели. Для этого пришлось ткнуть слеповатого котенка мордочкой в миску с молоком. Не последнюю роль тут сыграла последовательная роль России, к тому времени уже разобравшейся досконально в природе 1-й Чеченской войны. Необоснованная агрессивность Старого Света по отношению к Сербии имеет глубокие корни. В сербской части Югославии еще в XIV–XV вв. от католической инквизиции укрывались еретики со всей Европы. Потом с сербского террориста, убившего Франца Фердинанда (в качестве повода, конечно), началась 1МВ. Нет нужды говорить, что заносчиво считающие себя образованными европейцы на самом деле просто находятся в плену собственных заблуждений, привитых им «специализированными» в этом направлении учебными заведениями, и совершенно не знают истинной истории. Только поэтому они так легко были обработаны американской пропагандисткой машиной и вновь раздули в центре Европы старый тлеющий огонек, на котором могла заработать только сторонняя, торгующая оружием и пристраивающая в чужие экономики излишки долларов, коварная система.
   3. «Триполис, Хиос, и те из Трапезунда». Триполис – греческий город на Пелопоннесе, Хиос – греческий остров у берегов Турции (город Хиос – его центр), Трапезунд – ныне турецкий Трабзон в Черном море. К концу «миротворчества» в Югославии у США осталось мало сторонников их военных «операций». Только один традиционный – Британия. Нежелание пачкать руки в крови в угоду Штатам продемонстрировали почти все страны НАТО, по мере того, как им становилось понятно безразличное отношение к дестабилизации обстановки в сердце Европы самих американских политиков и военных. Поэтому в данной строке я понимаю под «жителями» трех городов или стран ведущие европейские народы, по глупости и недальновидности позволившие начаться очередному преступному вторжению НАТО, и даже поучаствовавшие в нем. Впрочем, главное, что Россия разглядела прикрытое начало Третьей мировой, одну из наиболее подготовленных попыток ее развязывания.
   4. «Герцог взят (пленен), Черное море (Море-черное) и город безлюдный». Милошевича посадили, а Адриатическое (либо все Средиземное) море покинули авианосцы и другие суда НАТО, участвовавшие в блокаде, Белград же покинули все европейцы-«миротворцы». Marnegro в строке – искаженное итальянское Mare Negro («Черное море»).
   Очень жаль, что старая Европа, очень дальновидная в 1МВ и 2МВ т ол ько на по след н и х э та п а х, вновь с ов сем н и чег о не у в и-дела, когда в двери постучался повод для Третьей мировой. Неунывающим сербам от меня слова Жанны д’Арк: «Солдаты должны сражаться, и тогда Бог дарует им победу». Вы спасали себя, одновременно спасая Европу от экстремизма, но от лица Европы и мира спасибо вам могу сказать только я, да и то – воспользовавшись славой Нострадамуса.
   11 марта 2006 г. Милошевич умер в застенках Гаагского трибунала, перед этим, в феврале, получив отказ на свою просьбу поехать на лечение в Москву. Гаагский процесс так обосновал свое решение: «У заключенного нет оснований беспокоится за свое здоровье». Обвиняемый Милошевич умер из-за проблем со здоровьем, будучи так и не осужденным, и в этом есть хоть какое-то торжество справедливости, хотя за время попыток доказать его вину он все же отсидел пять лет, в течении которых несгибаемо не признавал законность суда над ним, называя Гаагский суд «специальным механизмом, созданным с целью уничтожения сербской нации». Странным остался тот факт, что незадолго до его смерти в тюрьмах умерли уже несколько сербских заключенных – всего за несколько лет. Смерть сербского заключенного № 1 окончательно поставила крест на репутации Гаагского правосудия, не способного как доказывать вину подозреваемых, так и признавать за собой преступные попытки судить невиновных.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 [67] 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация