А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Нострадамус. XX век: новейшая дешифровка" (страница 50)

   1949 год. Мнимая звезда и три великих принца

...
   1949
   Durant l’estoile chevelue apparente,
   Les trois grands princes seront faits ennemis:
   Frappez du ciel paix terre tremulente,
   Au Timbre dedans, serpent sur le bord mis.
   Центурия 2, катрен 43
   Во время звезды волосатой (косматой) видимой (мнимой),
   Трое великих принцев сделаются врагами:
   Пораженные с неба мир, земля дрожащая,
   В Тибре, внутри, змею на берег выбросит.
   Для начала маленький экскурс в историю маленькой страны Тибет. К середине прошлого столетия влияние мировой политики стало ощущаться в мирной и изолированной Лхасе (священный город в Тибете, где находится дворец далай-ламы и храм Джокханг, главная святыня тибетских буддистов). Гражданская война в Китае принимала все более угрожающие размеры, и возникла опасность волнений среди китайского населения Лхасы. Демонстрируя независимость Тибета, правительство предложило китайскому посланнику покинуть страну. Cтолетняя ссора Китая и Тибета разгорелась с новой силой: коммунистический Китай воспринял изгнание своего посланника и его сотрудников как вызов, а не как демонстрацию нейтралитета, чего добивались тибетцы. В Лхасе хорошо понимали, что «красный» Китай представляет собой огромную опасность для независимости Тибета и его религии. Люди повторяли пророчества оракула и указывали на различные естественные приметы, подтверждавшие их страхи. Наблюдавшаяся в 1948 г. огромная комета считалась символом опасности. Не скажу насчет кометы, но Тибет с 1949 г. действительно перестал быть независимым, хотя до этого независимость от Китая в определенной степени была. О каком таком пророчестве оракула твердили тибетцы, мне установить не удалось, но вспомнить комету, наблюдаемую в 1948 г., не составило большого труда, тем более что фраза из первой строчки «звезда косматая» требовала этого.
   Возможно, ясность внесет вторая строка. Конечно, тут в первую очередь вспоминается Берлинский кризис 1948–1949 гг. В феврале 1948 г. западные державы организовали сепаратную Лондонскую конференцию по германскому вопросу, в которой приняли участие представители США, Британии, Франции, Бельгии, Нидерландов и Люксембурга. Конференция проходила в два этапа, на первом были продолжены переговоры о создании Тризонии (трех зон), было также принято решение о включении Западной Германии в план Маршалла. Подобная политическая линия неизбежно влекла за собой обострение международной напряженности в Европе. Вот какие мысли записывал тогда в своем дневнике президент Франции В. Ориоль: «Я нахожу абсурдной и опасной эту идею разделить Германию на две части и использовать ее как орудие против Советов». В ходе второго этапа конференции были достигнуты договоренности о завершении к началу 1949 г. создания западногерманского государства. Действия Запада вызывали тревогу и беспокойство советского руководства. В марте 1948 г. в Москве был разработан план введения ограничений на коммуникациях Берлина с западными зонами оккупации. Поскольку весь Берлин был расположен на территории советской зоны, коммуникации западных секторов Берлина с западными зонами контролировались советскими властями. В конце марта было до минимума сокращено движение пассажирских и транспортных поездов американских, британских и французских войск между Берлином и западными зонами.
   В то время велась подготовка к раздельному проведению денежной реформы на западе и на востоке Германии. Представители четырех оккупационных (или освободительных – понимайте как хотите) стран не смогли договориться о ее согласованном проведении на всей территории Германии. 18 июня 1948 г. командующие войсками США, Британии и Франции сообщили маршалу В. Соколовскому о проведении с 20 июня денежной реформы в трех западных зонах. Предполагалось не распространять ее на западные сектора Берлина. В ответ 22 июня Соколовский известил западных командующих о проведении денежной реформы в советской зоне оккупации и в районе Берлина. На следующий день западные державы приняли решение распространить денежную реформу в Западной Германии на западные сектора Берлина. Советские власти потребовали включения всего Берлина в финансовую систему советской зоны оккупации. Так начался кризис. 24 июня советские власти полностью перекрыли наземные коммуникации между западными зонами оккупации и Берлином «по техническим причинам». Началась советская блокада Западного Берлина. Тогда западные державы во главе с США организовали воздушный мост между западными зонами оккупации и Западным Берлином: каждые пять минут на западноберлинском аэродроме приземлялся американский транспортный самолет.
   Кризис быстро стал острым международно-политическим. Некоторые американские военные предлагали осуществить прорыв советской блокады силой, но подобная попытка Запада означала бы эскалацию конфликта, грозившего непредсказуемыми последствиями и возможностью начала новой большой войны в Европе. Политическое руководство Запада, естественно, не решилось на эти авантюристические действия, предлагаемые военными. Правда, и советское руководство не решилось сорвать функционирование американского воздушного моста. Пожалуй, сама денежная реформа была лишь поводом к кризису. Его причины заключались в глубоких противоречиях по германской проблеме. Пойдя на серьезную конфронтацию с западными державами, сталинское руководство стремилось вести переговоры по германской проблеме с позиции силы, поскольку предполагалось, что осложнения вокруг Берлина заставят США, Британию и Францию быть более уступчивыми и отказаться от планов создания нового западногерманского государства, ориентированного против СССР. Просчет руководства СССР заключался в недооценке решимости западных держав сопротивляться советскому нажиму. Ведь США обладали необходимыми для этого военно-техническими возможностями и финансовыми ресурсами, сэкономленными и приумноженными в ходе 2МВ.
   В июле – августе 1948 г. в Москве состоялись беседы Сталина и Молотова с представителями США, Британии и Франции о путях урегулирования кризиса. Западные представители добивались отмены ограничений на коммуникациях между Берлином и западными зонами оккупации. В ходе беседы 2 августа Сталин признал советское давление на западные державы, но представил его как вынужденную оборонительную меру. Основной задачей советского руководства было добиться отказа США, Британии и Франции от подготовки к созданию западногерманского государства. Западные державы в одно время готовы были пойти на компромисс по вопросу о денежной реформе, но этот шанс не был использован советской стороной, поскольку Сталин требовал, настаивал, оказывал энергичное давление с тем, чтобы отложить осуществление решений Лондонского совещания западных держав о подготовке к созданию правительства Западной Германии. Однако именно в этом вопросе США, Британия и Франция не собирались отступать. При этом стоит заметить, что Франция не болела «имперскими замашками» США, Британии и Союза, не разыгрывая в своих внешнеполитических шагах партию карточного преферанса, чтобы забрать больше «взяток». В любом случае, неверная оценка советским руководством общей военно-политической ситуации, намерений и возможностей Вашингтона, Лондона и Парижа привела к отказу от компромиссных решений в августе – сентябре 1948 г. и затягиванию Берлинского кризиса. Расчет Советов состоял в том, что зимой «воздушный мост» не сможет функционировать, однако американские летчики и техники справились с зимними перелетами.
   Ситуация вокруг Берлина стала проигрышной для советского руководства с политической, пропагандистской и стратегической точек зрения. Кремль вынужден был признать поражение своей попытки блокады Берлина. В середине февраля 1949 г. по инициативе американской стороны представителями США и СССР в ООН были начаты переговоры об урегулировании Берлинского кризиса. 4 мая в Нью-Йорке было достигнуто соглашение, по которому с 12 мая отменялись все ограничения в области связи, транспорта и торговли между Берлином и западными зонами Германии, а также между восточным и западными секторами Берлина, который все же остался расколотым городом с различными валютами: на западе и востоке Германии уже завершалась подготовка к созданию двух разделенных германских государств.
   «Трех великих принцев» я уже заподозрил – Сталина, Трумэна, Черчилля. Эта тройка согласуется и с предыдущими катренами, где о них упомянул Нострадамус. Если говорить конкретно, «сделались врагами» Сталин и парочка Трумэн – Черчилль. Недавние союзники в борьбе с фашизмом разошлись в разные стороны несколько раньше, чем это неминуемо должно было произойти, но финал такого лицемерного союзничества был неизбежен и, полагаю, Запад и Восток предвидели его заранее – еще в ходе второй половины 2МВ. Советские претензии в этом кризисе были бы немыслимы, будь ядерное оружие только у США. В 1949 г. было произведено первое испытание атомной бомбы в СССР, и во многом благодаря этому США и СССР заняли диаметрально противоположные позиции, даже «оттеснив» в сторону Англию, выбравшую для себя более безопасную позицию. С этого времени мир стремительно стал делиться на две части – империалистическую и социалистическую.
   Третья строка настолько точно описывает наземный ядерный взрыв после доставки бомбы воздухом, что я смело напоминаю историю создания советского ядерного оружия, но чтобы не занимать много места на бумаге, напомню только внешнюю сторону этой истории.
   После того, как 16 июля 1945 г. в обстановке полной секретности в пустынной местности штата Нью-Мексико, в Аламогордо, США произвели первое в истории испытание атомного оружия, президент США Г. Трумэн, которому доложили об успешном испытании «сверхбомбы», был настолько потрясен, что внезапно почувствовал себя властелином мира. Даже будучи еще вице-президентом, он не знал и даже не догадывался о том, что на создание оружия колоссальной разрушительной силы тайно тратятся миллиарды долларов. Степень секретности действительно была чрезвычайно высокой: атомный «Манхэттенский проект» осуществлялся в очень безлюдном месте. Правда, то, что являлось секретом для сенатора, а затем вице-президента Трумэна, не было секретом для советской внешней разведки, которая еще в 1941 г. получила в Лондоне информацию о заседании Уранового комитета и рекомендации Комитета начальников штабов о немедленном начале работ по созданию атомного оружия. Внешняя разведка информировала Москву и о ведущихся в США работах по «Манхэттенскому проекту». В ноябре 1941 г. Центр получил телеграмму, в которой говорилось о попытках группы американских ученых создать взрывчатое вещество огромной силы. Разумеется, речь шла об «урановой бомбе», как первоначально называлось атомное оружие.
   В июле 1945 г. СССР, США и Англия все еще были союзниками: предстояла кровопролитная война на Дальнем Востоке против Японии, и президент Трумэн был заинтересован в том, чтобы Сталин сдержал свое слово о вступлении в эту войну. 17 июля в Потсдаме начала работу конференция глав правительств СССР, США и Британии, которая обсуждала вопросы послевоенного устройства Германии. По рекомендации премьер-министра Черчилля президент Трумэн, только что получивший шифрованную телеграмму об успешном испытании атомной бомбы, сообщил Сталину о создании в США оружия огромной разрушительной силы. Руководители США и Англии хотели проверить реакцию кремлевского диктатора на это сообщение. Однако реакция Сталина была весьма сдержанной: он поблагодарил Трумэна за сообщенные сведения и никак их не прокомментировал. Его поведение казалось странным. Трумэн и Черчилль подумали, что Сталин просто не понял, о чем идет речь. Их попытка оказать давление на советского руководителя в ходе Потсдамской конференции и сделать его более сговорчивым успехом не увенчалась. А Сталин, этот невозмутимый хитрец, как свидетельствуют очевидцы, все понял прекрасно: после беседы с западными лидерами он позвонил в Москву Курчатову и дал указание ускорить работы по созданию советского атомного оружия. Сталин уже давно был в курсе работ, которые велись в США и Британии по созданию ядерного оружия, внешняя разведка постоянно его информировала об этом. А когда в августе 1949 г. в СССР была взорвана собственная атомная бомба, США и Британия, которые считали, что это может произойти не раньше 1955–1957 гг., поняли, что американской монополии на ядерное оружие больше не существует. Можно представить себе их сожаление – они еще не использовали даже малую часть плюсов от этой монополии. Ядерное оружие в СССР было создано трудом советских ученых, разведки, и подключенных к секретным работам иностранцев. Внешняя разведка своевременно привлекла внимание политического руководства страны к ведущимся на Западе работам по созданию принципиально нового оружия и постоянно держало его в курсе событий. Известно также, что разведчикам удалось выкрасть значительную часть американских сверхсекретных документов, освещавших направления работ над устройством бомбы. А образное выражение в четвертой строке как нельзя лучше подходит к тому, о чем уже упомянуто.
   Проверим катрен построчно.
   1. «Во время звезды волосатой (косматой) видимой (мнимой)». Нострадамус указал на «звезду хвостатую мнимую», подразумевая не комету, конечно, поскольку знал, что кометы – не хвостатые звезды, а космические тела, обращающиеся вокруг Солнца. Слово «мнимая» еще раз доказывает, что Нострадамус был очень сильным астрономом своего времени; допускаю, что знания о космосе он мог получить из нетрадиционных источников, а не только из запрещенных католичеством древних научных книг.
   2. «Трое великих принцев сделаются врагами». Сталин и союзники – Трумэн и Черчилль, «сделались врагами». Разделение было неизбежно, и окончательно проявилось 4 апреля 1949 г., когда был образован Североатлантический союз, НАТО (NАТО – North Atlantic Treaty Organization – Организация Североатлантического договора). В Вашингтоне договор о Североатлантическом союзе подписали главы внеш-непол и т и че ск и х ведомс т в СШ А, К а н а д ы, Брит а н и и, Ф ран ц и и, Люксембурга, Бельгии, Нидерландов, Италии, Португалии, Дании, Исландии и Норвегии. Договор предусматривал оказание взаимной помощи в случае внешней агрессии, позволил создать достаточно сильный военный блок. Наибольшую пользу за все время существования он принес США (стержень блока),
   3. «Пораженные с неба, мир, земля дрожащая». Советский атомный взрыв в августе 1949 г. потряс не только землю, но и весь мир. Действительно, подвиг ученых, в рекордные сроки создавших инструмент смерти для сохранения баланса и мира на Земле, следует заметить. Чтобы понять значение этого события, достаточно вспомнить применение ядерного оружия в Японии американцами в условиях гарантированной безнаказанности. Даже те ученые, которые первыми сделали бомбу для США, скоро ужаснулись, осознав, что новое сверхоружие принадлежит одной стране.
   4. «В Тибре внутри, змею на берег выбросит». Как вышедшие из берегов реки, «разлились» по миру две мировые системы, капитализм и социализм. Итальянские реки Тибр и По показывают не только то, что речь в катрене – совсем не об Италии; в бассейнах (водосборах) этих рек, достаточно удаленных друг от друга, находятся два крупнейших города страны – Рим и Милан. Это «намек» на Москву и Вашингтон, имеющие свои политические «бассейны». На берегу оказалась «змея» – наряду с яблоком библейский символ раздора. Образ заимствован из Обсеквента, как считает известный нострадамовед А. Пензенский, а конкретно – из слов: «Были частыми землетрясения… Смерч вырывал таблички из Храма Верности… По вышла из берегов, а когда вернулась в русло, оставила на берегу множество гадюк». Вот так. Поэт же написал.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 [50] 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация