А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Нострадамус. XX век: новейшая дешифровка" (страница 44)

   1939 год. Медовые письма из Рима

...
   1939
   Le grand Chyren soy saisir d’Avignon,
   De Rome lettres en miel plein d’amertume
   Lettre ambassade partir de Chanignon,
   Carpentras pris par duc noir rouge plume.
   Центурия 9, катрен 41
   Великий Хирен позволит захватить себя людям Авиньона.
   Из Рима придут медовые письма, полные горечи
   Письмо с поручением будет послано из Шаниньона,
   Карета будет захвачена черным герцогом с красным пером.
   Первая и вторая строчки как будто не обходят такие понятия, как умышленная сдача в плен и лицемерие – это достаточно очевидно. Речь может идти просто о захвате некоего человека и сожалении в связи с этим «Рима». Хирен, Хирон – анаграмма нового учения. Мифологический образ Хирона – Кентавр. Xирон, в отличие от других кентавров, выделяется мудростью и благожелательностью и является воспитателем героев, как лекарь обучал врачеванию Аскле-пия. Имя Xирон указывает на искусные руки (греч. cheir – «рука»). Пелея Xирон научил, как овладеть Фетидой, менявшей свой облик. Он же подарил Пелею знаменитое копье из пелионского ясеня. Изгнанный лапифами с Пелиона, Xирон поселился вблизи мыса Малеи, где из стрелы Геракл, сражавшийся с кентаврами, нечаянно ранил его стрелой, отравленной ядом лернейской гидры. Страдая от неизлечимой раны, бессмертный Xирон жаждал смерти и отказывался от имеющегося бессмертия в обмен на освобождение Зевсом Прометея. Осторожно вспомню астрологию и астрономию. Хирон в астрологии часто воспринимается как связь двух миров, нижнего и верхнего (недаром его образ – Кентавр, получеловек-полуконь, а символическое изображение напоминает ключ – это ключ в Высший Мир, Мир Архетипов). Нумерологический символ Хирона – 33. В 1977 г. был открыт астероид 2060, получивший название Хирон за свои свойства. Он является одним из самых удаленных от Солнца и необычных астероидов: в 1988 г. у него была зарегистрирована кома, какая бывает у комет, а в 1996 г. при прохождении перигелия кома исчезла. Если быть точным, то Хирон занесен как в каталог астероидов, так и в каталог комет, поэтому сказать, что это однозначно астероид, было бы неверным; скорее это комета, тем более что на фотографиях астрономов отчетливо заметен хвост. Такие астероиды-кометы называют кентаврами (центаврами).
   При рассмотрении кентавра Хирона и астероида-кометы Хирон я увидел нечто общее: две противоположности. Двойственность человека-коня и «двойственная натура» нашего космического соседа, которая выражается в его поочередном астероидном и кометном проявлении. Даже астрология, современной форме которой я совершенно не доверяю, «Кентавром» связывает две составляющие мира – высшую и низшую (благородную лошадиную и низменную человеческую): в каком-то смысле два полюса единого целого. Уж не следует ли под «медовыми письмами, полными горечи», или просто «медовыми письмами», понимать их противоположность? Или двойственность? В общем, я веду к тому, что все рассматриваемые мной параллели и ассоциации говорят об одном: в катрене речь идет то ли о дезинформации, то ли о двойной игре.
   Это точно подходило бы к первым годам 2МВ в целом, но в катрене говорится о конкретном событии, а скорее всего даже о двух эпизодах шпионских баталий того времени. Если «Великий Хирен» мы прочитаем как «Великий Двуликий», дальше уже могут возникнуть версии. Первое, что приходит в голову при прочтении катрена, – понятия лицемерия и добровольной сдачи в плен. Так кто же наш «Хи-рен» – ловкий обманщик или сдавшийся лекарь-проповедник, про которого помнят в «Риме»? Как ни странно, под эти два определения сразу подпадает Адольф Гитлер, бывший одновременно и порядочным… дипломатом, выражаясь культурным языком, и полусумасшедшим мистиком, для себя и для всех немцев создавшим новую религию, а также непосредственным исполнителем переустройства мира во второй четверти XX в. Но, к сожалению, эта версия трещит по швам уже в первой строчке катрена: «Великий Хирен позволит захватить себя людям Авиньона». Если только…
   Давайте на секунду допустим, что Третий рейх не просто пытался перенять множество арийских идей и методов у «колдунов» на Тибете (в их числе и обряды посвящения эсэсовцев, и прочее странное), а из-за самого Гитлера попал под полное влияние тибетских «консультантов». Ведь тогда можно будет назвать полностью состоявшимся утверждение многих о том, что Гитлера к власти привели. И сразу становится понятно, для чего. «Русский медведь» на востоке начинает раскачиваться! Воевать с Россией сами мировые заправилы Старого Света не хотели. Воевать нужно было чужими руками, для чего были нужны значительные человеческие ресурсы. И созрела преступная идея: униженный, притесненный после 1МВ немецкий народ мог быть идеальным оружием в предстоящем столкновении интересов Запада с Востоком. Тем более после того, как японцы уже стали таким оружием в другой части мира. Сам по себе немецкий народ предпочел бы воевать с французами и англичанами. Почему же вся мощь вермахта пошла на восток, сметая деревни и города. Как такое могло случиться? Почему почти во всех городах Западной Европы не был разрушен ни один квартал? Почему на Гитлера не давили с запада войсками?
   Ответ на все вопросы прост. Историю нельзя переписать, даже забив чепухой головы целому поколению. Гитлера действительно к власти «привели за ручку», скажем так, для войны с Советским Союзом. Сам Гитлер мог понять это слишком поздно. После 1943 г. он впадал то в бешенство, то в истерику, у него тряслись на нервной почве рука и нога, он слышал «голоса» – все это мы знаем.
   Что интересно: кентавр Хирон подарил Пелею копье из пе-лионского ясеня, а Гитлер вместе с Австрией получил «подарок» – копье Судьбы (Гая Кассия Лонгина), которое фюрер очень желал обрести. В конце 2МВ оно достанется наступающим с запада союзникам, а именно – американцам. Кентавр Хирон получил ядовитую стрелу от рвущегося к власти на Олимпе Геракла и не умер от яда только потому, что был бессмертным. Кое-кто бессмертным не был, а яд, как считается, использовал, также пожелав своей смерти от яда…
   Кто привел Европу к военной катастрофе, можно «вычислить» посредством анализа событий истории, не обращая внимания на этот катрен.
   За века Британия привыкла к роли сильнейшей державы мира, к роли мирового бизнес-центра. Однако одним из важнейших результатов 1МВ явился выход США в мировые лидеры, после чего уже США оказались всеобщим кредитором. Долг Европы Штатам достиг 4,5 млрд фунтов стерлингов, причем долг Англии США составлял к марту 1921 г. астрономическую сумму в 972 млн 704 тыс. фунтов стерлингов. Разумеется, Англия не желала сдавать свои позиции без боя. Чтобы заведомо противодействовать грозящему лидерству США, Великобритания в 1925 г. вернулась к золотому стандарту, а затем вплоть до 1931 г. вела торговую войну с США, которая настолько поглотила ее ограниченные финансы, что заметно ослабли армия и флот. В результате перевооружение британской армии фактически началось только в 1938 г. Чтобы выиграть время и скрыть истинное положение вещей, британские государственные деятели еще в конце 1920-х гг. начали активную пропаганду за разоружение. Они заявляли, что новая война разрушит цивилизацию, и единственное средство предотвратить печальный исход – коллективная безопасность. К тому времени, когда Гитлер пришел к власти, многие англичане были настолько загипнотизированы собственной пропагандой, что если бы британское правительство предложило перевооружение, его шумно отстранили бы от власти. В результате Англия и сама не была готова к противодействию фашистской экспансии, и не могла проводить свою традиционную политику кредитования программы перевооружения своего союзника Франции – чтобы таким образом вновь достичь равновесия на континенте. По сути это стало полным крушением всей британской традиционной политики. Однако в силу своей интеллектуальной ограниченности этого никак не могли понять лидеры, определявшие английскую внешнюю политику в предвоенные годы, по-прежнему на словах стремившиеся к равновесию сил, не имея при этом реальной возможности его поддерживать со своей стороны.
   Внешнюю политику Британии в те годы определял глава МИДа Стенли Болдуин, являвшийся ярким приверженцем линии «равной удаленности» от взаимно противостоящих материковых держав. После победы Консервативной партии на выборах в июне 1935 г. Болдуин сам возглавил правительственный кабинет. Оппозицию такому внешнему курсу составляли два течения консерваторов: с одной стороны, это были Антони Иден и Уинстон Черчилль, которые считали необходимым противопоставить Германии Советский Союз и Италию (а в идеале – их вместе); с другой – была группа так называемых умеренных германофилов, в которую входили Невилл Чемберлен (министр финансов) и Самуэл Хор (получил в июне 1935 г. пост главы МИДа), стремившиеся к усилению Германии через ее умиротворение. Политика умиротворения Гитлера в конце концов стала доминировать, а кто ее претворил в жизнь, увеличивая аппетит Третьего рейха, скрыть теперь невозможно.
   В 1933 г. в Германии фашистам удалось прийти к власти в значительной степени из-за отказа коммунистов сотрудничать с социал-демократами. Коминтерн эту свою ошибку осознал и уже в 1935 г. перешел к тактике формирования правительств народного единства, в которые коммунисты входили в коалиции с другими левыми партиями. И вскоре эта политика принесла свои плоды. Под влиянием побед левых сил в Испании и Франции в 1936 г. и вхождения коммунистов в правительства этих стран, а также косвенного военного вмешательства СССР в испанские дела в Британии возобладало мнение о том, что на обозримую перспективу опасность революции и коммунизма для Европы значительно перевешивает угрозу со стороны нацизма. Почему не боялись нацизма? Возможно, потому, что в мире шел активный процесс кредитования Германии, строившей военные заводы.
   Соответственно политика «равного удаления» Британии от СССР и Германии, проводимая до этого правительством Болдуина, изменилась: со второй половины 1930-х гг. в политической элите Британии начинает усиливаться влияние сил, выступающих за превращение Германии в противовес не просто Советскому Союзу, а всей левой, революционной опасности. Прежде всего это выразилось в победе германофильской группы в правительстве Англии. Ее лидер Невилл Чемберлен в мае 1937 г. сформировал свое правительство и стал проводить новую внешнеполитическую линию, направленную на умиротворение Гитлера. Исходным пунктом практической реализации чемберленовской стратегии умиротворения стал ноябрьский визит Эдуарда Галифакса в Берлин. При этом вся эта англо-германская встреча была построена на антисоветской основе. В самом ее начале Гитлер заявил: «Единственной катастрофой является большевизм». В ответ на это Галифакс отметил заслуги фюрера в «уничтожении коммунизма в Германии» и выразил уверенность в том, что Германия по праву может считаться «бастионом Запада против большевизма». На фоне антикоммунистической риторики Лондон весьма благосклонно отнесся к намерениям Гитлера поглотить территории, населенные преимущественно немцами, но входящие по тем или иным причинам в состав других государств, при условии, что процесс этого территориального переустройства будет мирным и согласованным с Великобританией. При этом Галифакс довел до сведения немцев, что правительство Британии не станет возражать против расширения территории Германии до ее «естественных этнических границ», когда речь шла о возможности присоединения к Германии Австрии и Судет, принадлежавших в то время Чехословакии и Данцигской области Польши.
   Еще перед началом 2МВ отношения между Англией и Германией были достаточно прозрачны. Англия ориентировалась на Мировой океан и колонии, а Германия, претендуя на континентальные территории, никак не пересекалась с ее интересами. Войны между этими странами уже никак не должно было быть, если только кто-то из политиков вдруг не захотел бы потерять свой авторитет призывами к подобной глупости. Но войны между Германией и Англией не должно было быть не только с точки зрения здравого смысла, но и с точки зрения общественности Англии. Тем не менее в Германии были сильны антианглийские настроения (в памяти еще итоги 1МВ).
   Поэтому Англия в дальнейшем также рассматривается как военная цель, хотя Гитлера терзают сомнения на этот счет: он понимает, что даже одолев Англию, он ничего не получает от ее колониальной империи – все достанется другим морским державам, главная из которых США. Стоит ли понапрасну воевать? Конечно, особого смысла нет. Так почему же и как произошло столкновение новых непересекающихся немецких и английских интересов во 2МВ? Ответ крайне интересен, но об этом позже.
   Первой на пути умиротворения Гитлера лежала самая доступная страна – Австрия. Для ее присоединения к Германии австрийские нацисты, инструктируемые и финансируемые из Берлина, начали в стране кампанию террора. Почти каждый день рвались бомбы и проходили многочисленные буйные нацистские демонстрации. 25 января 1938 г. австрийская полиция произвела обыск в штаб-квартире так называемого «Комитета семи», который официально занимался выработкой условий перемирия между нацистами и австрийским правительством, а на самом деле являлся центром нацистского подполья. Там были найдены подписанные Рудольфом Гессом документы, из которых явствовало, что австрийские нацисты весной должны поднять восстание, а когда канцлер Австрии Курт фон Шушниг попытается его подавить, германская армия войдет на территорию Австрии, чтобы «немцы не проливали немецкую кровь». Разумеется, Запад регулярно выражал свою озабоченность тем, что австрийское правительство «не могло обеспечить прав человека» в стране. Однако по этому вопросу в английской элите произошел раскол. В знак своего несогласия с политикой умиротворения, проводимой Чемберленом, 20 февраля 1938 г. подал в отставку министр иностранных дел А. Иден (похоже, достойный был британец). Заменивший его Эдуард Галифакс был для Берлина гораздо более удобным партнером по «умиротворительному» процессу. 9 марта в Лондон прибыл новый глава МИДа Германии Иоахим фон Риббентроп, который во время своего визита встречался с Чемберленом, лордом Галифаксом, королем Георгом Шестым и архиепископом Кентерберийским. У него остались самые приятные впечатления от этих встреч, и он с полным основанием информировал Гитлера, что Британия не вмешается в австрийский вопрос. Таким образом, официальное добро со стороны правящей элиты Англии на аншлюс было получено.
   Был у Гитлера и еще ряд встреч по Европе с мировыми заправилами, предпочитающими оставаться в тени, и влиять на решение «большевистского вопроса» негласно. Для того чтобы понять, насколько существенным в то время для Гитлера было заручиться предварительным согласием официального и неофициального Лондона на «мирную» оккупацию Австрии, надо вспомнить, как в 1934 г., во время первой попытки фашистов провести аншлюс Австрии, хватило простой угрозы применения силы, и Гитлер сразу же отказался от своих агрессивных планов. Тогда фюрера поставил на место Муссолини, которому для этого достаточно было привести в боевую готовность и подтянуть к Бреннерскому перевалу четыре дивизии. После этого Гитлер фактически сдал всех главарей путча, которых, несмотря на обещанный им свободный выезд в Германию, подвергли аресту, причем 13 из них повесили.
   Однако, несмотря на полученное от Лондона добро на аншлюс, в Берлине царил переполох. Австрийский канцлер сделал хитрый ход, объявив плебисцит по вопросу о присоединении Австрии к Германии. Результаты плебисцита были очевидны: большинство австрийцев выскажутся против такого объединения (у людей оставались неприятные воспоминания о предыдущем «военном сотрудничестве» с Германией – в 1МВ). Предотвращая плебисцит, назначенный Шушнигом на воскресенье, Гитлер решился на военную оккупацию Австрии в субботу. 11 марта, в 2 часа ночи, он издал директиву по плану «Отто». Утром этого же дня германское правительство предъявило Австрии ультиматум. К вечеру вконец запуганный президент Австрии Миклас принял отставку канцлера Шушнига и назначил главой правительства лидера австрийских нацистов Зейсс-Инкварта. Новоиспеченный канцлер в тот же день направил в Берлин телеграмму, в которой буквально умолял Берлин ввести в Австрию войска. 14 марта Гитлер торжественно вступил в Вену. На следующий день берлинская пресса пестрела заголовками: «Немецкая Австрия спасена от хаоса». В ней были помещены сочиненные Геббельсом небылицы о беспорядках, стрельбе и грабежах, творимых коммунистами прямо на улицах Вены.
   Любопытно, что Адольф Гитлер в Вене больше всего обрадовался одному трофею среди сокровищ дворца Хофбург: копью Лонгина. Есть сведения, что Гитлер даже провел целую ночь наедине с этим копьем. По преданию, копье, которым Лонгин пронзил ребра Спасителя, дает власть над всем миром. Многие страны хотели обладать этим оружием, что привело в конечном итоге к некоторой путанице, например, альтернативный наконечник копья Судьбы принадлежит Армянской церкви. Он был принесен в Армению святым апостолом Фаддеем. Какое копье Лонгина из них подлинное – доказательств не имеется. Всегда были высказывания, что во дворце Хофбург хранится копье святого мученика Маврикия или другое, а подлинное копье Лонгина где-то в другом месте. Но Гитлер был убежден, что подлинное копье Судьбы в Австрии. Чаша Грааля, копье Судьбы, меч святого Маврикия – все эти евангельские реликвии воспринимаются нами как нечто мифологическое, сказочное. По преданиям, древние реликвии обладают сверхъестественными возможностями, а тот, кто завладеет ими, откроет путь к мировому господству. Конечно, такие ценные библейские реликвии, как чаша Грааля и копье Судьбы, не могли не интересовать Третий рейх, и конкретно Адольфа Гитлера. Позже он любил повторять: «Я иду туда, куда мне предписывает идти Провидение. Я верю в магию Копья». Копье Судьбы, по его мнению, должно было аккумулировать магические силы, унаследованные в крови богоизбранного народа. Таким народом Гитлер считал немцев-арийцев, почему-то определяемых им единственными наследниками древних ариев.
   Следующим объектом умиротворения Германии стали Судеты, принадлежавшие в то время Чехословакии. Схема «мирного» присоединения Судет к Германии была достаточно незатейлива: использовалась технология, уже опробованная при аншлюсе Австрии. Из Берлина были спровоцированы беспорядки в среде немецкого национального меньшинства, а лидер судетских немцев Генлейн получил от Гитлера приказ. В мае наступила кульминация спровоцированных фашистами беспорядков среди судетского немецкого меньшинства. А 3 мая германский посол в Лондоне Герберт фон Дирксен доложил в Берлин, что лорд Галифакс уведомил его о демарше, который британское правительство намерено вскоре предпринять в Праге, «чтобы убедить Бене-ша удовлетворить максимум требований судетских немцев». Поскольку между Парижем и Прагой существовал договор о взаимопомощи, французы могли вмешаться и сорвать очередное умиротворение Гитлера. Для того чтобы не допустить помощи Чехословакии со стороны Франции, Галифакс 22 мая направил в Париж официальное заявление о том, что Лондон не намерен помогать Франции, если она вступит в войну с целью защиты Чехословакии от германской агрессии. Более того, Британия потребовала, чтобы, прежде чем принимать какие-либо меры, которые могут обострить положение или привести к войне, французы проконсультировались с английским правительством. В Париже правильно поняли далеко идущие антикоммунистические планы своего соседа и уже к концу весны правительства Англии и Франции стали совместно оказывать жесткий нажим на Прагу, добиваясь от нее серьезных уступок судетским немцам. Прессинг, осуществляемый со стороны Германии, Англии и Франции, вынудил президента Чехословакии Бенеша 5 сентября принять все условия лидеров проберлинской партии в Судетах. Однако это было совсем не то, на что рассчитывал Берлин: агрессия против Чехословакии лишалась «морального» обоснования. По приказу из Берлина переговоры с Бенешем были немедленно прерваны. А 12 сентября во время выступления в Нюрнберге Гитлер потребовал «справедливости» для судетских немцев и определил 1 октября как дату вторжения в Чехословакию.
   Чемберлен, заслышав об угрозе войны, 15 сентября вылетел на встречу с Гитлером. Фюрер заявил ему, что хочет мира, но из-за чехословацкой проблемы готов и к войне. Впрочем, войны можно избежать, если Британия согласится на передачу Судет Германии на основе права наций на самоопределение. Чемберлен со своей стороны давно уже соглашался с передачей Судет Германии. Поэтому он с легкостью обещал фюреру провести консультации по этому вопросу со своим кабинетом и с правительством Франции. В ночь на 21 сентября английский и французский посланники в Чехословакии заявили чехословацкому правительству, что, если оно не примет англо-французских предложений, французское правительство «не выполнит договора» с Чехословакией. «Если же чехи объединятся с русскими, война может принять характер крестового похода против большевиков. Тогда правительствам Англии и Франции будет очень трудно остаться в стороне». Отсюда видно, что Запад не исключал для себя даже содействия Германии в ее войне против возможного военного союза Чехословакии и СССР.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 [44] 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация