А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Нострадамус. XX век: новейшая дешифровка" (страница 22)

   1900 год. Два пленника

...
   1900
   Par foudre en l’arche or argent fondu,
   De deux captifs l'un l'autre mangera
   De la citй le plus grand estendu,
   Quand submergйe la classe nagera.
   Центурия 3, катрен 13
   Молнией в арке (в ковчеге) золото и серебро расплавлено,
   Из двух пленников один другого съест
   От города на очень большом удалении,
   Когда наводнит (затопит) флот (класс) плывущий
   (Когда затопят флотом плывущим).
   Золото и серебро ассоциируется у людей с богатством и процветанием. В 1900 г. было несколько событий, прямо или косвенно относящихся к ценностям, материальным или иным. В марте 1900 г. в соответствии с «Законом о золотом стандарте» в США бумажные и металлические деньги стали обеспечиваться золотом (формально, поскольку столько золота у Штатов уже тогда не было). Однако было в 1900 г. и более «золотое», а точнее сказать, золотоносное для некоторых держав событие.
   В первой половине ХХ в. разгул колониальных держав в повышении «отдачи» колоний был чудовищен. Аппетиты индустриальных держав росли не по дням, а по часам, на что колонии, и ранее-то не способные создать райскую жизнь своим невесть откуда взявшимся «хозяевам», не могли ответить ничем иным, кроме восстаний. Версия, которую я выдвину к данному катрену, вряд ли кому-то покажется неподходящей или сомнительной.
   К ХХ в. Китай приближался, не надеясь на благополучие. В конце 1880-х гг. там разразился страшнейший голод, унесший жизни 13 млн человек. Особенную ненависть в связи с этим у китайского населения вызывала деятельность христианских миссионеров, которые, по их мнению, способствовали духовному порабощению китайцев и, воспитывая своих подопечных в духе служения иностранному капиталу, «мостили дорогу» для экспансии западных держав. Стране, чья история и культура насчитывала более 4000 лет, они пытались навязать плоское и убогое, с точки зрения их гармоничной и самодостаточной культуры, христианство. При этом иностранцы, надо сказать, занимались совсем не обогащением культуры Китая. 6 марта 1898 г. в Пекине было подписано соглашение о сдаче Китаем в аренду Германии бухты Цзяочжоу сроком на 99 лет и предоставлении горных и железнодорожных путей в провинции Шаньдун. Через три недели была подписана Русско-китайская конвенция о Ляодунском полуострове, по которой Россия арендовала на 25 лет Порт-Артур и Ляодунский полуостров и добилась согласия китайского правительства на постройку железной дороги Порт-Артур – Харбин. В апреле Британия арендовала Вэй-хайвэй и выставила требование распространить свою юрисдикцию на полуостров Цзюлун.
   В этих условиях, когда власть шла на постоянные уступки иноземцам, как это было всегда в истории Китая, выразителями народного гнева стали тайные общества и создаваемые ими боевые отряды. Уже в 1898–1899 гг. в северных китайских провинциях начали действовать многочисленные разрозненные отряды и группы с различными названиями: «Ихэтуань» (Отряды справедливости и мира), «Иминьхуэй» (Союз справедливых), «Мэйхуацюань» (Кулак в форме цветка сливы), «Хунцюань» (Красный кулак), «Дадаохуэй» (Союз больших мечей) и прочие подобные. Китайское правительство, будучи само неспособным оградить страну от притязаний империалистов и опасаясь их реакции на начавшееся истребление иностранцев и уничтожение их собственности, сначала пыталось подавить восстание силой. 21 сентября в Пекине был отстранен от власти и изолирован император Гуан-сюй. Власть сосредоточилась в руках его матери императрицы Цы Си. В октябре в городе Цзянцзячжуан лидер ихэ-туаней Ч. Саньдуо принес «жертву знамени» и официально объявил о начале восстания против династии Цин и иностранцев. 21 ноября 1899 г. в Пекине вышел декрет императрицы Цы Си губернаторам провинций: «Пусть каждый из нас приложит все усилия, чтобы защитить свой дом и могилы предков от грязных рук чужеземцев. Донесем эти слова до всех и каждого в наших владениях».
   Но в декабре 1899 г. в Цзинань, городе в Восточном Китае, расположенном на реке Хуанхэ, на посту губернатора провинции Шаньдун Юй Сяна сменил Юань Шикай (ставший в будущем президентом Китая). Он издал «Временное положение о запрещении деятельности бандитов», по которому все лица, изучающие приемы кулачного искусства в среде ихэтуаней, подлежали немедленной казни без всякого снисхождения.
   В начале 1900 г., по мере разрастания движения, самыми распространенными названиями отрядов повстанцев становятся «Ихэтуань» и «Ихэцуань» (Кулак, поднятый во имя справедливости и мира). Участниками движения были крестьяне, монахи, ремесленники, мелкие торговцы, а также патриотически настроенные чиновники и мелкие помещики. Поднялось антииностранное, антихристианское восстание ихэтуаней, которое то ли по неправильному переводу англичан, то ли из-за отсутствия у них серьезного оружия более известно как «боксерское восстание». В январе 1900 г. повстанцев насчитывалось уже около 100 тыс. человек. «Волосатые иностранцы – отъявленные негодяи: делая вид, что обращают в христианство, они скрытно обманывают людей» – распевая эти слова, китайские повстанцы беспощадно истребляли иностранцев, прежде всего христианских миссионеров, а также китайцев, принявших христианство, и продажных чиновников.
   Поняв, что средства, затраченные на колонизацию Китая, могут оказаться выброшенными в трубу, мировые державы начали стягивать военные силы, объясняя это только необходимостью спасать миссионеров. После того, как в феврале в городе Инкоу появились первые агитаторы «Ихэтуаня», туда же на рейд в апреле прибыла русская канонерская лодка «Отважный», затем на Ляодунском полуострове были проведены крупные совместные маневры русского флота и сухопутных войск. С весны 1900 г. восстание, как пожар, стало распространяться по стране и вскоре перекинулось в столичную провинцию, где к повстанцам стали присоединяться целые подразделения правительственных войск. Тогда правительство императрицы Цы Си решило использовать повстанцев в своих целях. 28 мая в Пекине «железная императрица» Цы Си обратилась с посланием к ихэтуаням, поддержав их движение. Пойдя на союз с ними, в июне правительство разрешило их отрядам вступить в Пекин (что и произошло 11 июня), а затем объявило войну империалистическим державам. В столице осада кварталов, где жили иностранцы, проводилась совместно правительственными войсками и ихэтуанями.
   В ответ в Европе и США началась истеричная кампания в прессе: «Дикари угрожают цивилизации!» С определенной целью раздувалась «желтая угроза» – подобно тому, как сейчас, в XXI в., раздувается «зеленая угроза» (я не считаю, конечно, современный ваххабизм мнимой угрозой, но, по-моему, это течение искусственно выращено для определенных целей). Особенно той истерией был одержим немецкий кайзер Вильгельм Второй. Сразу оформился союз «цивилизованных» стран для борьбы с малоимущими «преступниками». В начавшейся интервенции в Китай приняли участие 8 держав: Англия, Франция, США, Япония, Россия, Италия, Германия и даже не имевшая заморских колоний Австро-Венгрия.
   В Пекине 13 июня в 8 часов вечера начались поджоги зданий европейских миссий. По всему Пекину и за городом мятежники сожгли не только жилища европейцев, но и кварталы китайцев-христиан. 16 июня в Дагу состоялось совещание союзных адмиралов на русском крейсере «Россия», было принято решение предъявить китайцам ультиматум о сдаче приморских укреплений. На следующий день китайская артиллерия форта Дагу открыла огонь по иностранным кораблям. Немедленно был открыт ответный огонь, и высадившиеся американские и русские части захватили форт.
   Несмотря на превосходство иностранцев в вооружении, ихэтуани держались стойко. В конце июня они нанесли поражение двухтысячному интернациональному отряду английского генерала Сеймура, имевшему на вооружении пушки и пулеметы и продвигавшемуся к Пекину, – тот вынужден был отступить с потерями. Вера ихэтуаней в неуязвимость и достижение бессмертия благодаря приемам была настолько высока, что они, по отзывам очевидцев, бежали навстречу пулям европейских солдат с холодным оружием, а то и вообще без него, и гибли сотнями. Смерть товарищей не уменьшала их веру, а только стимулировала на дальнейшее совершенствование в магии и боевых искусствах. 21 июня императрица Цы Си объявила войну Британии, Германии, Австро-Венгрии, Франции, Италии, Японии, США и России. Была опубликована «Декларация о войне». 23 июня в Пекине начались массовые убийства китайцев-христиан: с 23-го на 24-е была, как ее прозвали, «2-я Варфоломеевская ночь». Главными лозунгами ихэтуаней были «уничтожение заморских чертей» и «полная независимость Китая».
   Но и развитые державы, некоторые из которых уже собаку съели на покорении народов, не собирались терять свои деньги, предпочитая терять своих солдат. Впрочем, пути назад тоже уже не было, требовалось спасать попавших в беду соотечественников. К концу июня численность русской армии на Дальнем Востоке превысила 100 тыс. человек. Начались боевые столкновения китайских войск с прибывающими иностранцами. 23 июля в городе Инкоу для защиты европейцев прибыли две русские пехотные роты с орудиями и японский десант. Командир южного участка русской Охранной стражи полковник Мищенко приказал китайским солдатам и офицерам одного из фортов разоружиться. После отказа капитулировать русские захватили форт штурмом. 1 августа командующим союзной армией, предназначенной для освобождения европейских миссий в Пекине, был назначен русский генерал Линевич.
   Экспедиционные войска, включавшие 7 тыс. русских, 3 тыс. англичан, 2,5 тыс. американцев и 800 французов, под общим командованием Линевича перешли в наступление на Пекин. Русские войска генерала Нидермиллера в двухдневном сражении наголову разбили айгунскую группировку китайских войск, угрожавшую Благовещенску. Полковник Ренненкампф с казачьим отрядом всего в 600 человек пошел догонять отступавших китайцев, надеясь с ходу взять Мергень. Позже союзная армия европейских стран Линевича форсировала реку Пейхо и вступила в сражение с такими же по численности китайскими войсками у поселка Янг-Тсун; за два дня интервенты разгромили китайские войска и, оставив в поселке французский контингент для защиты коммуникаций, развернули наступление на Пекин. Перед лицом поражения регент Китая и императрица Цы Си сбежали из Пекина. Ихэтуани отбили атаку японских войск у ворот Чиуа, однако русско-американские войска прорвались в город через ворота Танг-Пьен, английские войска проникли через Уотерские ворота и совместно с другими частями устремились в атаку, чтобы освободить дипломатическую группу, находившуюся в здании дипмиссии Британии. Затем союзные войска атаковали императорский городок. Американская полевая артиллерия разнесла ворота Чиуа. К 16 августа войска очистили китайскую столицу от ихэтуаней, а через три дня красноярская газета «Енисей» сообщила своим читателям такие сведения о китайских ихэтуанях: «Боксеры – тайное революционное общество, отличается очень строгим внутренним порядком. Это масса соединенных сект, находящаяся каждая под покровительством духа предка или какого-нибудь животного, например тигра, обезьяны, буйвола, лисицы и т. д. Все верят, что пули для них безвредны, презирают огнестрельное оружие, но зато крайне любят холодное… Суеверия и вера в колдовство распространены до чрезвычайности. Боксеры отличаются крайней жестокостью…» Подобным образом идеологическая машина работала по всему миру, скрывая истинный смысл крещения китайцев миссионерами западных стран. 7 сентября в городе Сиань вдова-императрица Цы Си, как подмененная, уже издала указ о беспощадной расправе с ихэтуанями, «доведшими страну до кровопролития и иностранной интервенции». Захватив китайскую столицу, западные «цивилизаторы» в течение нескольких дней разграбляли ее, опустошив все сокровищницы. Особенно пострадали императорские дворцы, хранившие множество уникальных вещей и произведений культуры, – все, что можно было, вывезли европейцы. Русские восстановили участок КВЖД между Харбином и Ци-цикаром, разрушенный летом ихэтуанями. 26 декабря 1900 г. в Сиане вдовствующая императрица приняла все требования европейских держав по обеспечению порядка и стабильности в Китае, заключив мирное соглашение с интервентами, и отдала приказ правительственным войскам начать боевые действия против ихэтуаней. Правительственные войска вместе с колонизаторами стали подавлять последние очаги народного сопротивления.
   Последствия войны за независимость для Китая были более чем плачевные. 7 сентября 1901 г. Германия, Франция, Британия, Япония и США предъявили китайскому правительству экономически невыгодные и унизительные для Китая условия мира (так называемый «Боксерский протокол»). Таким образом, колониальные страны все-таки добились того, чего хотели с самого начала, хотя и другим способом – не повальным крещением с последующим медленным экономическим порабощением, а военным вторжением и скорым обложением колоссальными налогами по системе ростовщичества. И неважно, как это было названо потом на бумаге заключительного протокола, суть от этого не изменилась.
   Проверим катрен построчно.
   1. «Молнией в арке (в ковчеге) золото и серебро расплавлено». Вычистив все китайские сокровищницы и дворцы, европейцы и американцы этим не ограничились. Они потребовали от китайской стороны «компенсацию» за вторжение, которое сами же старательно готовили, серебром. Фраза «…золото и серебро расплавлено» говорит об этом. Нет нужды объяснять, почему его потом переплавили в каждом из государств, которому оно досталось. Арка (или ковчег – при другом переводе) может указывать на распространенное название Китая – Поднебесная, а возможно, и на императорский дворец.
   2. «Из двух пленников один другого съест». И китайский народ, и китайское правительство попали в безвыходную ситуацию, когда несколько мировых держав решили «поделить» их территорию. Единственный шанс побороться за независимость в такой ситуации заключался в единении и многолетней партизанской борьбе. Когда правительство стало бороться против своего народа, подавляя восстания малоимущих, страна оказалась четко разделенной на два класса. И быть может, партизанская война против иностранных захватчиков принесла бы в конце концов успех простолюдинам и им сочувствующим, поддержи их правящая династия. Несгибаемый дух у китайцев был, им следовало только выдержать первые военные кампании интервентов, а далее законы партизанской войны сделали бы свое дело. Однако роковую роль сыграло предательство со стороны правительства. По мере прибытия новых контингентов оккупационных войск в Китай и активизацию ихэтуаней оно вновь стало менять свою политику, и, отворачиваясь от повстанцев, тайно вело мирные переговоры с представителями западных держав. Когда в августе армия интервентов, преодолев отчаянное сопротивление ихэтуаней, вступила в Пекин, правительство тут же забыло о «священной войне против захватчиков» и пошло на преступный сговор, надеясь сохранить хоть часть своего могущества. И народ, и правительство были «пленниками» колонизаторов, но второй пленник «съел» первого.
   3. «От города на очень большом удалении». Предавали свой народ китайские правители на расстоянии от занятой столицы – укрывшись в городе Сиань, оттуда же озвучив указ о беспощадной расправе с ихэтуанями, «загубившими» страну. Только когда была достигнута договоренность с победителями, 7 января 1902 г. в Пекин из Сианя вернулся китайский императорский двор.
   4. «Когда наводнит (затопит) флот (класс) плывущий». Тут я затруднился перевести: то ли следовало понимать как «наводнит флот плывущий», то ли как «затопит класс плывущий». Однако смысл понятен и уместен при любом понимании строки. Большая часть интервентов «приплыла» на кораблях, и они «наводнили» Китай, равно как и китайская верхушка «затопила» бедный «класс», так сказать, «плывущий», то есть бедствующий. Можно понять и так: Китай «наводнил», или «затопил», приплывший «класс», то есть западные и северные капиталисты заполонили местных тружеников земли. В любом случае ни одно слово в катрене не оказалось лишним.
   Трагедия китайцев в конце XIX – начале XX в. состояла в том, что в нужный момент они не объединились против внешних сильных врагов, а перед этим еще спровоцировали их совместное нападение. Хотя при внимательном рассмотрении становится понятно, что китайская властная верхушка, будучи не в состоянии справиться с народом, возмущенным своим бедственным положением, скорее всего, разыграла жестокую партию с привлечением иностранного оружия. По крайней мере, так гласит катрен, и нет оснований ему не верить. При этом восстание все же имело большое значение для развития страны. Восстание показало непреклонную решимость китайского народа бороться за свою свободу против империалистов всех стран. В дальнейшем идеи ихэтуаней были подняты на щит во время культурной революции в Китае, а затем и красные кхмеры продолжили многие их традиции, особенно в области борьбы с западной псевдокультурой. И через 100 лет Китай станет уже совсем другой страной, с которой будет считаться каждое государство, и никому уже в голову не придет первым направить свои войска против экономически развитой Поднебесной. Потому что преступников на высших постах они научатся казнить сами, не дожидаясь вторжения иностранцев…
   Что там говорит теория вероятностей? Чтобы из 1164 катренов хоть один приемлемо совпал с определенным годом мировой истории, как я понимаю, нужно не меньше 1164 раз написать предсказания наугад, или, скорее всего, даже намного больше раз повторить эту процедуру. Или действительно быть провидцем.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 [22] 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация