А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Нострадамус. XX век: новейшая дешифровка" (страница 1)

   Нострадамус о XX веке
   Новейшая дешифровка

   От Дешифровщика

   Во все времена человечество проявляло повышенный интерес к предсказаниям. Многим людям казалось, что знание будущего сулит большие возможности: избежать серьезных ошибок, предотвратить бедствия, достичь невиданных успехов или даже прослыть сверхчеловеком, способным влиять на судьбы всех без исключения людей несколькими оброненными фразами. Предсказания одних провидцев почти никогда не сбывались, а другие провидцы, наоборот, почти никогда не ошибались, о чем бы их ни спросили. Первых всегда были тысячи, вторых – неизменно единицы.
   Большинство среди нас, однако, как и среди живших ранее, относятся к ясновидению скептически. Не могут убедить даже многочисленные документальные свидетельства, накопившиеся за века (государственные документы, архивы правящих династий и ученых, письменные свидетельства очевидцев), подтверждающие факты необычной «сверхпрозорливости» отдельных ясновидцев. Должно было произойти нечто из ряда вон выходящее, чтобы люди, наделенные этим даром, перестали выслушивать насмешки бесчисленных критиков и легкомысленных невежд с притупленным восприятием мира, а нередко и обвинения в колдовстве или мошенничестве.
   Более 450 лет назад французский медик, химик, физик, изобретатель, астроном и астролог, поэт Мишель де Нотрдам,[1] известный также под латинизированным псевдонимом Нострадамус,[2] опубликовал свои предсказания. «Центурии»,[3] содержащие стихотворные пророчества, стали главным делом жизни знаменитого врача. Первые четыре «Центурии» вышли в свет в Лионе 1 марта 1555 г., остальные предсказания оказались опубликованными в 1558–1576 гг. Книги написаны в виде четверостиший[4] на сред-нефранцузском языке со вставками слов из латыни и других языков. Тогда же стали известны два послания Мишеля Нострадамуса в прозе – старшему сыну Цезарю и французскому королю Генриху Второму.
   После небывалого успеха первого издания пророчеств французская королева Екатерина Медичи, на которую стихотворные загадки произвели сильное впечатление, пригласила Мишеля де Нотрдама ко двору, в Париж. Астролог был принят и другими знатными людьми, осыпавшими его милостями и подарками. После смертельного ранения короля Генриха Второго на рыцарском турнире в 1559 г. и скоропостижной смерти его наследника Франциска Второго в 1560 г. современники посчитали, что об этих трагических событиях через свои пророчества раньше предупреждал Нострадамус.
   «Центурии» Мишеля Нострадамуса. Издание 1568 года
   В 1564 г. королева Екатерина Медичи, путешествуя со свитой, посетила Ампери, замок недалеко от дома Нострадамуса. Поскольку тот был не только астролог и ясновидец, но прежде всего врач, король Карл Девятый, 14-летний сын Екатерины, сделал его своим личным врачом (лейб-медиком) и, конечно же, придворным астрологом.
   Так случилось, что Нострадамус осмотрел юного Анри Бурбона, а затем и о состоянии здоровья подростка высказался, и предсказал, что он станет французским королем. Это предсказание было воспринято тогда как нечто невероятное, ибо означало смену правившей династии, которая, как всем казалось, вполне благоденствовала. Однако Анри, с 1562 г. король Наварры,[5] вошел в историю как Генрих Четвертый, король Франции в 1589 – 1610 гг.
   Также получил известность случай, когда Нострадамус пал на колени перед молодым францисканским монахом Феличе Перетти, предугадав в нем будущего главу Римско-католической церкви. Тот тогда не поверил в предсказание и рассмеялся, а через много лет действительно стал папой римским Сикстом Пятым.
   После смерти Нострадамуса популярность его предсказаний не только не пошла на убыль, а, наоборот, продолжала расти с каждым десятилетием, захватывая все более отдаленные от Франции уголки мира, вследствие чего «Центурии» были переведены на многие языки. Сочинения Нострадамуса, как заметили исследователи его творчества, – едва ли не единственная книга, кроме Библии, которая в течение нескольких веков публиковалась практически непрерывно. За это время накопилась богатая библиотека изданий о Нострадамусе, а первые из них появились еще при жизни предсказателя. Получилось, что Нострадамус больше известен не как ученый и врач, успешно боровшийся с эпидемиями, а как автор катренов, с удивительной точностью отразивших произошедшие после их опубликования события.
   Сегодня равнодушных к предсказаниям Нострадамуса почти не осталось – все, кто знакомился с предсказаниями, либо «заболевали» ими, либо категорически отрицали саму возможность серьезного отношения к ним, и лишь незначительная часть читателей и исследователей оставалась в сомнениях. Над загадкой ломали голову лучшие умы и многие тысячи просто любопытствующих. Одни со временем меняли свое отношение к Мишелю Нострадамусу, другие только укреплялись на своей позиции. Кто-то считал и считает его величайшим пророком всех времен и народов, а кто-то полагает, что он был шарлатаном и умел мастерски озадачить любого. Для кого-то Нострадамус – это вроде как Жюль Верн, обладавший природным и научным чутьем и верно предполагавший дальнейшее развитие наук. Несмотря на то, что предсказания других провидцев вызывали куда меньше споров и сбывались с куда большей точностью, каким-то непостижимым образом слава первого предсказателя досталась именно Мишелю Нострадамусу.
   В начале ХХ в. благодаря развитию типографского дела легенды, передаваемые ранее в рукописях и в редких экземплярах изданий прошлых веков, стали распространяться в книгах миллионными тиражами. Это были и такие книги, которые воспроизводили немногие оригиналы с дотошной точностью, и также популярные издания с версиями трактовок одна другой головокружительнее. До сих пор ни одна версия трактовки его, Нострадамуса, таинственных стихотворений не выдерживала не только тщательной проверки (до этого дело обычно и не доходило), но и поверхностной критики. Ни у кого не получалось привести в соответствие железную логику современности и мистические письмена, дошедшие до нас из Средневековья с множеством опечаток и искажений. Можно сказать, что исследователями всех стран уже овладело отчаяние, что не помешало, однако, заинтересованным новичкам предпринимать все новые и новые попытки штурма неприступного шифра – именно так многие воспринимают послания и предсказания Нострадамуса.
   Цифры, оставленные средневековым ученым, словно издевались над умнейшими дешифровщиками, астрономами и математиками на протяжении 450 лет, не желая поддаваться никакому анализу. Древние мифы и легенды, упоминаемые им, добавляли неразберихи в астрономические выкладки, которые более-менее стали понятны с развитием и повсеместным распространением астрономии. Библейские выкладки с умышленными ошибками из-под его пера совсем запутали ситуацию. Сегодня все уже готовы поверить в любое рациональное объяснение, лишь бы вся эта гора осколков-загадок собралась в единое логичное целое, а каждому слову и каждой цифре нашлось объяснение. Все серьезные исследователи высказывают мнение, что еще никому не удалось «расшифровать» пророчества Нострадамуса до свершения предсказанных в них событий. В связи с этим и предсказания, воспринимаемые некоторыми как «исполнившиеся», являются весьма спорными.
   Я не обещаю вам полной победы над горой загадок, оставленной в наследство прозорливейшим из ученых, не обещаю, что объясню все его тайны и разгадаю все его загадки. Обещаю только расшифровку – раскрытие самого грандиозного и гениального шифра. А когда упадет стена, отделявшая нас от прошлого, мы с вами увидим другую крепость – почти такой же неприступный бастион будущего.
   Обращаю ваше внимание на то, что переводы стихов, содержащиеся в настоящем издании, выполнены мной. В этих переводах слова, данные в качестве вариантов, заключены в круглые скобки.

   Часть I
   ЗА ПЛОТНОЙ ПЕЛЕНОЙ ВЕКОВ

   Legis Cantio Contra Ineptos Criticos
   Quos legent hosce versus maturи censunto, Profanum vulgus inscium ne attrectato: Omnesq, Astrologi, Blennis, Barbari procul sunto, Qui aliter facit, is ritй sacer esto.
Michel Nostradamus
   Предупреждение Невежественным Критикам
   Кто будет цитировать, в противоположность
   естественному восприятию,
   Профанам обычным и привлеченным по неведению:
   Прочь, Астрологи, Обманщики, Варвары,
   переворачивающие наоборот,
   Которых утихомирит свершение священного обряда.
Мишель Нострадамус

   Ученый, опередивший время

   Мишель де Нотрдам[6] родился 14 декабря 1503 г., в 12-м часу дня,[7] в городе Сен-Реми на юге Франции в обеспеченной еврейской семье. Мишель являлся потомком древнего еврейского рода Иссахар, представителям которого приписывался особый пророческий дар. В этом роду было немало ученых, уважаемых властью и любимых народом. Им были доступны и старинные книги, и передовая для своего времени наука.
   Отец Мишеля – Жак (преуспевающий нотариус и врач с многочисленной клиентурой) и мать Рени в 1501 или 1502 г. приняли христианскую веру, хотя до этого исповедовали иудаизм. Когда сын подрос, родители послали его в Авиньон, недавнюю папскую столицу, ставшую средоточием гуманитарной учености. В 1519 г. 16-летним юношей Мишель начал учиться в старинном университете гуманитарным наукам и философии. Своей понятливостью он приводил учителей в восторг. Его память была настолько точна и быстра, что он цитировал наизусть целые главы после первого же прочтения. В 18 лет он стал бакалавром искусств, в 19 лет успешно окончил Авиньонский университет и проявил выдающиеся способности в «небесных науках», уже тогда подняв вопрос о вращении планет и Земли вокруг Солнца (напомню, что посвященная гелиоцентрической системе мира книга Коперника вышла только в 1543 г.). В те же 19 лет он поступил на учебу в престижный университет Монпелье, один из наиболее знаменитых медицинских центров Европы, на медицинский факультет (специальность – фитотерапия). С 1522 по 1525 г. он серьезно изучал медицину, при этом вел жизнь аскета и почти не участвовал в обычных студенческих увеселениях. В университете в то время также учился Франсуа Рабле, которому (согласно легенде) Мишель предсказал бессмертную славу как создателю романа «Гаргантюа и Пантагрюэль».
   Еще не успев стать бакалавром медицины, Нострадамус определился, что его дело – борьба с эпидемиями.[8] Поэтому в 1525 г. 22-летний бакалавр прервал свое обучение. Теперь он имел право на самостоятельную медицинскую практику, чем не преминул воспользоваться: четыре года достаточно успешно боролся с чумой и попутно с другими болезнями на юге Франции – в Каркас-соне, Тулузе, Бордо, Нарбонне, деревнях и местечках Лангедока и Прованса. Он впервые применил антисептики и настаивал на строгом соблюдении гигиены. Проявил незаурядную смелость, приступив к исполнению своего долга с риском для себя, стал выделяться среди прочих врачей применением нестандартных средств лечения. Вместо кровопусканий и клистиров по любому поводу, принятых тогда в медицинской практике, он обращался к средствам, позаимствованным у природы, прежде всего – к лекарственным травам.
   В 1529 г. Мишеля де Нотрдама, уже обогащенного практикой и расширившего свои теоретические познания, снова пригласили в Монпелье, чтобы после окончания учебы и сдачи экзаменов вручить докторский диплом. Он сдал трудные экзамены на степень доктора медицины в присутствии многих жителей города, поддерживавших его. За следующие два года работы на юге Франции слава его как врача возросла. В 1534 г. он получил письмо от выдающегося гуманиста Жюля Цезаря Скалигера[9] с приглашением переехать в Ажен, город к юго-востоку от Бордо. Скалигер обладал глубокими познаниями не только в гуманитарных науках, но и в медицине, ботанике, математике, был поэтом. В Ажене Нотрдам устроился на несколько лет, подружившись со Скалигером. Там в возрасте 30–31 года он женился на красавице, родившей ему вскоре сына и дочь. Как врача его ценили, и в духовном общении со Скалигером он совершенствовался. Позже его пригласили в Бордо, где он также вылечил большое количество людей от чумы. К этому времени его деятельность стала широко известной.
   Неожиданно жизнь Мишеля де Нотрдама круто переменилась в худшую сторону. В 1537 – 1538 гг. он не сумел справиться с новой эпидемией. Страшная болезнь убила его жену и двоих детей. От него отвернулись даже постоянные пациенты. Он рассорился с разочаровавшимся в нем Скали-гером (возможно, разошлись во взглядах на поэзию). В 1538 г. Нотрдам, будучи несдержанным в высказываниях, навлек на себя подозрения инквизиции. Позже из-за сделанных им первых пророчеств и открытия новых способов борьбы с чумой ему даже грозил костер. Обвинили бы в ереси, связи с дьяволом и… Поэтому явиться на вызов инквизитора Тулузы он благоразумно не рискнул (финал был совершенно предсказуем). Пришлось отправиться в добровольное изгнание. Мишель покинул не только Ажен, но и вообще территорию Французского королевства. В 1538–1545 гг. он скитался по Европе – по Лотарингии, Нидерландам, Италии (от Венеции до Сицилии). Хотя есть еще данные, что через некоторое время он появился-таки на юге Франции. Последние два года, избегая преследования, вероятно, прятался в монастыре, где ему не грозила смерть от голода. Эти путешествия – наименее известная часть жизни Мишеля де Нотрдама. Одни исследователи считают, что именно в этот период проявились его способности к ясновидению, другие настаивают, что позже. Встретив однажды в бедном селении молодого монаха, доктор поклонился ему до земли или пал перед ним на колени. Удовлетворяя естественное любопытство присутствующих, он заявил: «Я преклоняю колени перед его Святым Высочеством». Происшествие только позабавило народ, однако этого монаха звали Феличе Перетти, и в 1585 г. он на самом деле был избран римским папой под именем Сикста Пятого. Считается, что в те же годы врач собрал чрезвычайно ценную оккультно-астрологическую библиотеку, которую через два десятка лет был вынужден собственноручно сжечь, чтобы не попасть на костер инквизиции.
   В 1544 или 1545 г. Нострадамус объявился в Марселе как помощник врача Луи Серра, возглавившего борьбу с очередной вспышкой легочной чумы. На этот раз он повел лечение продуманно и умело, и в результате победил. Ему удалось составить из цветов и лекарственных трав целебное и дезинфицирующее средство от мора. Он предвосхитил тем самым санитарные и профилактические мероприятия, одновременно учтя религиозные чувства населения и его внушаемость. В то время фитотерапевтические методы лечения считались второстепенными в медицине, но Мишель сумел найти такие сочетания трав, которые победили болезнь. Его новое лекарство помогло одолеть легочную чуму, а немного позже, в 1546 г., в Провансе – страшную «черную чуму».
   Нострадамуса пригласили в столицу Прованса, город Экс, где эпидемия приняла особо грозные размеры. Ситуация была удручающая: местные власти и верхушка общества бежали из города, лавки закрылись, улицы даже поросли сорной травой, а все врачи или умерли, или тоже сбежали. Паника в Эксе достигла такого размаха, что, по свидетельству очевидца, «еще живые люди заворачивались в простыни и ложились спать в гробы, так как никто никого и не думал хоронить». Одним из первых требований Нострадамуса к властям было вычистить город. Это сегодня Европа блещет чистотой, а в те времена даже в Лувре подвыпившие знатные люди могли справить свои надобности везде: на лестницах, на балконах, за дверью, не говоря уже о внешнем дворе. Нечистоты, выбрасываемые из окон домов, буквально текли ручьями. Нострадамус заставил всех жителей Прованса изменить свое отношение к гигиене, внес новшества в методы лечения, чем спас и Экс, и многие другие города от вымирания. Нострадамус прибыл в город 1 мая 1546 г. и сразу взялся за работу. Он применил здесь составленные им самим пилюли. «Все, кто пользовались ими, – спаслись, и наоборот» – так было написано впоследствии. Эта борьба с болезнями обросла фантастическими слухами, превратив врача в легендарную, почти мистическую фигуру. За победу над эпидемией муниципалитет города Экса (по другим данным – парламент Прованса) наградил Нострадамуса пожизненной пенсией. А еще он получал множество дорогих подарков, которые часто раздавал обездоленным или на вырученные за них деньги покупал пищу для больных. Поскольку в этот раз кроме своего таланта Мишель «призвал в помощь» христианский крест и вообще церковь, инквизиция оставила его в покое.
   Впервые обретя хотя и скромную, но гарантированную материальную базу, ученый принял решение обосноваться в провинции. Обширные знания и талант позволили Нострадамусу сделать ряд гениальных предположений, весьма смелых для своего времени. Ранее в городе своей юности Авиньоне Мишель работал в богатой папской библиотеке над трудами по магии и оккультным наукам, продолжая углублять свои познания в фармации.[10] Одинаковое внимание к конкретным знаниям и к мистическим наукам было вообще характерно для большого числа ученых эпохи Возрождения, особенно последнего, самого блестящего и трагического периода. В это время надежды на близкое торжество разума постепенно развеиваются, и непомерно возрастает авторитет всего сверхъестественного – всего, что, как тогда казалось, стоит выше не оправдавшего себя земного разума. Нострадамус застал самый конец эпохи Возрождения[11] и начало Нового времени.
   Исследователи жизни Мишеля де Нотрдама полагают, что пророчествами он начал заниматься только в 1550 г., когда переселился в городок Салон-де-Прованс, открыл гостиницу и почти забросил медицину. В маленьком Салоне – между Авиньоном и Марселем – Нострадамус жил с 1547 г. до самой смерти. Там он почти сразу женился (11 ноября 1547 г.) на богатой вдове Анне Понсале-Жемаль,[12] которая родила ему трех сыновей (Цезарь, Андре, Шарль) и трех дочерей (Мадлен, Диана, Анна). Он купил красивую гостиницу (которая существует в Салоне и поныне: улица Нострадамуса, дом 2), а затем совершил поездку в Италию, где якобы встречался с собирателями трав и фармацевтами. В 1550 г. он вернулся в Салон. В доме жены Нострадамус обставил себе кабинет, куда никто не имел права входить: там он хранил ценные папирусы из египетских храмов, сохраненные евреями, изгнанными из Египта.
   Знаменитый врач и астролог знал в совершенстве латынь, иврит, древнегреческий и итальянский языки, изучал древнеегипетские и восточные поверья, умел изготавливать эффективные (по тем временам «чудодейственные») лекарства, писал стихи, философские и медицинские труды. Интересовался мелиорацией и оздоровлением климата. Он также много лет занимался химическими и физическими опытами, отчего современники сравнивали его с Леонардо да Винчи. Слава Нострадамуса как астролога росла, несмотря на происки завистников и конкурентов. Его пытались убить как чернокнижника, хотя он был в действительности убежденным католиком и избегал даже отдаленного соприкосновения с черной магией. Нострадамус держался выше озлобленных невежд и жестоких интриганов, умудряясь при этом не опускаться до их грязных методов, когда возникала необходимость защищаться. Завистники писали, что астролог был просто пьяницей, создававшим свои «бредовые» четверостишия в состоянии белой горячки. Франсуа Рабле с иронией писал о нем как об «оракуле божественной бутылки».
   Мишель де Нотрдам называл себя врачом-астрофилом (любителем звезд) – он использовал медицинскую астрологию для облегчения постановки диагноза (или же просто утверждал, что использовал ее). В этот период им был написан ряд трудов по астрологии, медицине и философии. Сразу после опубликования приобретали большую популярность его книги «Трактат о притираниях и вареньях» (1552), «Универсальное лекарство от чумы» (1561), «Полезная брошюра о многих отменных рецептах» (1572). Ему приписывают сочинение астрологических трактатов под названием «Альманах» или «Предвидения» (в другом переводе на русский язык – «Предвестия») в виде четверостиший и «Шести-старшие» («Шестистрочия»), написанные в виде шестистрочных стихов. Среди других работ Нострадамуса – «Интерпретация иероглифов Гораполлона» (1545), перевод трудов древнегреческого автора, изобилующих сведениями из области древнеегипетской эзотерики, герметизма, алхимии и астрологии, а также «Парафраз Галена» (1557).
   И все же главным делом жизни великого ученого стали книги предсказаний под названием «Центурии» (в каждой по 100 предсказаний). Все они написаны в виде четверостиший (катренов), часть из них содержит несуществующие ни в каком языке слова, слова-ребусы и другие аномалии, не свойственные поэзии. На сегодняшний день известны девять полных центурий (по 100 катренов), а еще три центурии – неполные. Неразрывно связанными с этими стихами считаются два послания – Цезарю, старшему сыну, и французскому королю Генриху Второму, покровителю Мишеля. «Пророчества магистра (мэтра) Мишеля Нострадамуса» сразу стали, как сказали бы сейчас, бестселлером, а врач из Прованса в одночасье оказался в центре внимания читающей публики.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация