А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Кредиторы гильотины" (страница 44)

   Глава 52. Можно подумать, что порок всегда награждается

   Сразу же после ухода монаха Винсент вошел к Андре.
   Андре, вытирая с лица грим, повернулся к шурину.
   – Что тебе нужно? – спросил он. – Я исполнил твою просьбу.
   – Я хочу закончить наши дела, так как отношения между нами тебя тяготят в той же мере, что и меня.
   Андре молча с ним согласился.
   – Во-первых, как ты договорился с Доном Калистом?
   – Как ты того требовал, я открыл ему истину. Я сказал, что меня зовут Рауль Пуляр, что я часто носил одежду духовника. Потом я передал ему мое письменное заявление с просьбой передать его через двое суток прокурору Парижа.
   – Через двое суток!
   Услышав слова Винсента, он испугался, как бы его не захотели удерживать эти двое суток пленником.
   – Андре, вот завещание, помеченное задним числом, которое ты должен переписать и подписать, чтобы оно было неоспоримо.
   – Для чего завещание?
   – Оно поможет нам возвратить все, что ты взял. Оно подписано тем числом, когда ты исчез, и, следовательно, покажется вполне естественным, что перед дуэлью ты закончил со всеми делами.
   Андре сел за стол, переписал поданную ему бумагу и поставил свою подпись.
   – Теперь ты свободен. Если у тебя осталась еще хоть какая-то привязанность к ребенку и жене, то не пройдет и двух суток, как ты оставишь Европу. Но помни, что исполнив волю отца, я в будущем буду руководствоваться только своими побуждениями.
   – Это значит?..
   – Это значит, что если ты встанешь на моей дороге, то я, не колеблясь, выдам тебя правосудию не за убийство Мазель, а за убийство Полины Панафье.
   На губах Андре мелькнула насмешливая улыбка, которой Винсент не заметил.
   – У тебя нет своих денег, и мы отдадим тебе твой бумажник, в котором находятся бумаги и четыре тысячи франков. Но ты должен написать одно письмо.
   Андре, торопясь быстрее перейти границу, придавал так мало значения тому, о чем говорил ему Винсент, что сразу же сел, говоря:
   – Диктуй.
   – Отец мой…
   Андре с беспокойством поднял голову.
   – Это письмо к монаху?
   – Да.
   – Что же я должен написать?
   – Я хочу переслать ему драгоценности, которые мы нашли и которые смогут служить доказательством совершенных преступлений.
   – Какие драгоценности?
   – Серьги Мазель, которые ты взял в своем кабинете, и кольцо, подаренное ей моим отцом.
   – Кольцо у вас?
   – Да.
   – Значит, наивная Луиза была с вами!..
   Подумав несколько минут, он написал:
   «Отец мой, боясь, что смерть поразит меня раньше, чем я думаю, и что в этот последний час у меня не хватит сил, чтобы исполнить свое желание, я посылаю вам свои драгоценности, которые, подтверждая сделанные вам признания, смогут хоть как-то возместить потери семейств, погубленных мной.
   Вы поступите так, как я вас просил, и передадите эти вещи и мою исповедь в руки правосудия только в назначенный день.
   Молитесь за того, кого убивают угрызения совести.
   Молитесь за раскаявшегося грешника.
   Рауль Пуляр».
   – Хорошо? – спросил он, подписываясь.
   – Да.
   Винсент положил письмо и завещание в карман, говоря:
   – Теперь ты свободен, Андре. Ты обязан своей жизнью тому, кто умер из-за тебя, а твоей жене ты обязан тем, что мы не обратились в суд. Пусть исполнится воля нашего отца! Как ни глубока пропасть между тобой и честными людьми, она уничтожена, и ты снова можешь возвратиться к нормальной жизни. Твое будущее в твоих руках. Это мое последнее слово.
   С этой минуты я не знаю аббата Пуляра, а мой зять – Андре Берри – умер. Ты свободен!
   – Завтра утром я оставляю Францию. Прощай!
   Говоря это, Андре беззаботно протянул Винсенту руку, но тот повернулся и вышел, не обращая внимания на это прощание.
   Как только дверь закрылась, Андре в ярости сжал кулаки.
   – Вы дураки! – проговорил он. – Вы еще не победили меня.
   Затем мысли его вдруг изменились.
   – Почему бы мне не взять у монаха то, что они пошлют ему… Ведь это маленькое состояние.
   Рано утром Андре уехал.
   В тот же самый вечер Винсент щедро заплатил Ладешу и Деталю, что было видно по радостному выражению их лиц.
   Утром, собираясь ехать, Винсент спросил о Панафье.
   – Он отправился сегодня ночью вместе с Ладешем и Деталей, – ответил Гриб, – сразу за аббатом, и сказал, что, скорей всего, вернется завтра.
   Винсент был удивлен этим поспешным отъездом, но потом объяснил себе его тем, что Панафье хотел убедиться в отъезде Андре.
   Довольный своим одиночеством и тем, что он сделал, он приказал подать себе завтрак.
   Наконец-то цель была достигнута! Через двое суток монах отправится в Париж, и самое большее через три дня о невиновности Корнеля Лебрена будет всем известно.
   Сколько разных людей видел Винсент во время своих поисков, со сколькими людьми из другого круга он встречался! И все это время постоянно сталкивался с убийцей.
   Он благодарил отца, открывшего им про исчезнувшее кольцо – первую улику, указавшую им на преступника.
   Он был счастлив от того, что с самого начала держал поиски в тайне.
   Теперь он видел, что этой сдержанности они были обязаны достигнутым успехом. Если бы они поступили иначе, Андре предложил бы им свои услуги и думал бы только о том, чтобы сбить их со следа.
   Особенно он был счастлив от того, что спас сестру и племянника от позора, исполнив в то же время волю отца.
   Но все-таки он сожалел, что отец так поступил с преступником, и спрашивал себя – не зашел ли он слишком далеко, повинуясь воле отца?
   Когда отец писал свое завещание, он считал, что преступник хотел только обокрасть убитую. Он видел только это преступление.
   Но вскоре Винсент заставил себя думать только о достигнутой цели, то есть о восстановлении честного имени отца, о том, скоро ли наступит время исполнения другого его приказания – перенесения останков из Проклятого угла и перезахоронения их рядом с матерью после того, как обществу будет доказано, что оно ошиблось.
   Этот час наступил.
   – Ну, – сказал Винсент, – надо спешить.
   Запечатав коробку с драгоценностями, он заплатил Грибу все, что был должен за три дня и приказал оседлать лошадь. Также он просил передать Панафье, что просит его поскорее приехать в Париж.
   После этого он вскочил в седло и направился к монастырю траппистов.
   Менее чем через час он был там и спрашивал отца Калиста.
   Тот сразу вышел. Увидев молодого человека, он подумал, что Андре умер.
   – Вы привезли печальное известие? – спросил он.
   – Нет, отец мой. Ему сегодня лучше, и по совету доктора он поедет в Швейцарию.
   – А-а! – сказал монах, довольный этим выздоровлением.
   – Я привез вам по его поручению эту шкатулку и письмо.
   – Ответ нужен? – спросил монах, беря письмо и шкатулку.
   – Не думаю. Но посмотрите сами.
   Монах развернул письмо и прочел уже известные нам строки.
   – Скажите ему, что его воля будет исполнена, – сказал он.
   Затем он поклонился и ушел.
   В тот же вечер Винсент отправился скорым поездом в Париж.

   Глава 53. Письмо и две телеграммы

   Приехав в Париж, Винсент нашел письмо от брата, пришедшее накануне.
   «Дорогой Винсент!
   Мы в Швейцарии, и результаты твоей счастливой идеи уже дают себя знать.
   Маргарите уже лучше. Конечно, она не забыла, но спокойствие постепенно возвращается к ней. Она спокойно обдумала свое положение.
   Мне даже кажется, что она вспомнила свои жалобы на мужа, и я думаю, что она теперь убедилась, что ее муж не был ей так верен и не любил в той степени, как она думала.
   Маргарита не сказала мне ни слова, но я понял это по происшедшей в ней перемене.
   Сейчас она думает только о сыне. Впрочем, надо добавить, что Корнель – самый прекрасный в мире ребенок.
   Ты не можешь представить себе, какое волнение я испытываю от мысли, что было бы, если бы мы не смогли укротить негодяя. Спокойствие, последовавшее за отчаянием, немного успокоило меня и сделало наше путешествие приятней.
   Ты знаешь, что Маргарита, никогда не уезжала из Парижа кроме того случая, когда мы отправляли ее к нашей тетке после несчастья, да и то недалеко. Поэтому путешествие доставляет ей удовольствие.
   По приезду в Женеву она пришла в восторг от чудесного озера с его спокойными, прозрачными водами и от веселого, шумного города.
   Я не даю ей ни минуты отдыха, и из Женевы мы отправились в Невшатель, затем в Берн, осмотрели озера и совершили восхождение на горы.
   Осмотрев глетчеры, озера и горы, я решил отдохнуть, и мы поехали на воды в Саксон.
   Мы не уедем из Швейцарии до тех пор, пока ты к нам не приедешь. Это желание Маргариты и особенно Корнеля, который не видит большого дяди.
   Ответь мне скорей, так как я горю желанием узнать, близок ли тот день, когда будет исполнена предсмертная воля отца.
   Целую тебя. Твой брат – Шарль Лебрен».
   Винсент собирался писать ответ на письмо, когда в комнату вошла служанка.
   – Что такое? – спросил он.
   – Принесли телеграмму.
   Прочтя телеграмму, Винсент вскрикнул от удивления.
   Вот что в ней было:
   «Из Женевы. Винсенту Лебрену, улица Шарло, Париж.
   Боюсь, что снова обмануты. Наблюдаю за ним сам. Он в гостинице Берг. Завтра едет в Саксон. Повидайтесь с Нисеттой.
   Панафье».
   При одной мысли о том, что Андре может встретить жену, кровь застыла у Винсента в жилах. Что делать? Глядя на телеграмму, он перечитал дату.
   – Ладно! – вдруг воскликнул он. – На сегодня бояться нечего, а завтра я сам буду там.
   Он взял лист бумаги и написал:
   «Шарлю Лебрену. Саксон. Швейцария.
   Сегодня день смерти нашей матери. Думайте о ней и не выходите никуда. Посидите целый день дома, как мы это делали каждый год. Я буду завтра.
   Винсент».
   «Теперь я спокоен. Бедная дорогая матушка! Может, воспоминание о тебе спасет нас сегодня от большого несчастья».
   Отправив телеграмму, он по совету Панафье пошел к Нисетте.
   Когда он пришел на улицу Лаваль, привратница ответила ему, что мадам Левассер нет дома.
   Тогда он решил узнать, когда она вернулась в Париж, и убедился, что поставленные условия были тщательно соблюдены. Нисетта приехала пять дней тому назад.
   Привратница была болтлива, и Винсенту стоило только слушать.
   Она рассказала, что в последние дни с ее жиличкой происходит что-то странное.
   Во время ее отсутствия пришел человек странного вида и спросил вначале мадам Соване, а потом – Нисетту. Ему отвечали, что она уехала неделю тому назад и скоро должна вернуться.
   После этого он приходил каждое утро.
   В тот день, когда ему сказали о возвращении Нисетты, он оставил ей письмо.
   Когда Нисетта прочла письмо, то была страшно поражена, но потом пришла в себя. «Когда этот человек придет, – сказала она, – вы ответите, что меня нет дома».
   Но незнакомец больше не приходил.
   Винсенту показалось, что посещение этого господина имело отношение к тому, кого он искал.
   Но, не имея времени заняться этим, он решил поискать возможность помешать Нисетте соединиться со своим любовником, как это советовал Панафье.
   Чтобы дать знать о своем приезде, он оставил карточку.
   – Передайте эту карточку госпоже Левассер и скажите ей следующее…
   – Хорошо, мсье, я слушаю.
   – Известный ей человек приехал из Лиона и хотел видеть ее завтра. Но не застав ее дома, он обещал прийти послезавтра. Он не может прийти завтра потому, что должен идти в суд, куда передал вчера то дело, которое известно госпоже Левассер и по поводу которого он приходил к ней.
   – Это нужно передать?
   – Да. И смотрите не перепутайте, – сказал Винсент, опуская в руку восхищенной привратницы луидор.
   Затем он снова повторил все с самого начала.
   – Слушаю, мсье, – сказала привратница, повторяя фразы, чтобы лучше запомнить.
   Уходя, Винсент увидел, что с другой стороны улицы идет господин, лицо которого показалось ему знакомым. Он хотел припомнить его имя, посмотрев, куда он идет. Тот вошел в дом Нисетты, и тогда Винсент вспомнил его. Это был Липо, Лесной человек, тот, который достал труп убийцы, похороненного вместо Андре.
   Для чего этот человек мог приходить к Нисетте?
   Винсент спрятался в воротах и стал ждать. Липо сразу же вышел. Когда он повернул за угол, Винсент вернулся к привратнице.
   – Что это за человек, который только что вышел отсюда? – спросил он.
   – Это тот самый, о котором я вам говорила. Он приходил спрашивать госпожу Нисетту и сказал, чтобы она сама назначила свидание.
   – Послушайте, – сказал Винсент привратнице, давая ей новый луидор, – вы можете на два дня забыть то, что вам сейчас сказали?
   – О, мсье, – сказала она с восхищением, – я могу для вас сделать все, что угодно.
   – Из того, что вам сказал этот человек, вы ничего не скажете до моего возвращения, то есть до послезавтра.
   – Слушаю, мсье. Когда мадам Нисетта вернется, я скажу ей то, что вы просили, а о старике ни слова.
   – Отлично.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 [44] 45 46

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация