А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Кредиторы гильотины" (страница 40)

   Глава 45. Торговый дом «Мюллер и К.»

   Вечером того же дня Панафье отвез Луизу в театр, а сам отправился вместе с Винсентом на набережную Дальбре.
   – Что мы будем делать? – спросил Винсент.
   – Я целый день искал квартиру, в которой мы смогли бы запереть Андре.
   – Прежде чем думать об этом, нам нужно его поймать.
   – Я уже говорил, что придумал план и убежден в его успехе.
   – И вы нашли такую квартиру?
   – Да, я нашел ее в необитаемом доме, на первом этаже, и сказал хозяину, что для окончания дела приду с моим другом.
   – Вы могли бы это сделать без меня.
   – Нет. Так выглядит более естественно.
   Вскоре они подошли к названному дому и заключили контракт на имя братьев Мюллер – ювелиров.
   – Объясните мне ваш план, – сказал Винсент. – Надеюсь, это не помешает его исполнению.
   – Конечно, нет.
   – По какой причине мы стали продавцами бриллиантов?
   – Вот что я думаю сделать и сделаю.
   – Я вас слушаю.
   – Я узнал в гостинице, что вчера вечером он потребовал лионский ежегодник и выписал из него два или три адреса. Лакей, прислуживающий мне, назвал страницы, на которых он их искал. Я просмотрел эти страницы и увидел адреса ювелиров.
   – Понятно. Значит, он хочет продать бриллианты, которые взял с собой.
   – Именно так. И вот какая идея пришла мне в голову. Я решил нанять небольшую квартиру под именем Мюллера, ювелира, и даже заказал визитки, – и он показал их Винсенту.
   Винсент взял их и с удивлением прочел:
   «БРАТЬЯ МЮЛЛЕР. Покупка и продажа бриллиантов. Набережная Дальбре, номер 1»
   – Неужели карточки сделаны?
   – Более того. Я уже отнес их в гостиницу, и лакей положил карточки ему на стол.
   – Отлично!
   – Когда Андре спросил о появлении этих карточек, то лакей отвечал, что, наверное, их забыл предыдущий постоялец. Тогда он стал спрашивать о Мюллере. Я объяснил лакею, как отвечать, и не сомневаюсь, что завтра он будет у нас.
   – Это очень хорошо придумано, – сказал Винсент.
   – Вы теперь понимаете, что нам нужно делать. Завтра мы будем там с нашими помощниками. Когда он войдет, они свяжут его, и вечером мы отвезем его туда, где можно будет с ним покончить.
   – Отлично!
   – Итак, господин Винсент, все готово, и мы должны серьезно подумать о наших дальнейших действиях.
   Когда они пришли к театру, Винсент оставил Панафье.
   Последний нашел Луизу в коридоре, несмотря на то, что спектакль уже начался.
   – Что ты тут делаешь? – спросил он.
   – Я с нетерпением жду тебя.
   – Для чего?
   – Для того, чтобы уехать!
   – Что это за капризы? Ты же, кажется, обожала театр!
   Говоря это, он смотрел на свою любовницу, на лице которой было написано сильное волнение.
   – Что с тобой, Луиза?
   – В ложе напротив меня я увидела Нисетту.
   – А они тебя видели?
   – Да. Я сделала вид, что не замечаю их, но они не переставали смотреть на меня.
   Вначале Панафье не мог удержаться от гневного жеста, но подумав минуту, он сказал так, чтобы Луиза слышала его:
   – Они могут что-то заподозрить, поэтому лучше использовать этот случай.
   – Что такое? – спросила Луиза, надевая пальто.
   – Ты вернешься в ложу. Если Нисетта даст тебе знак, то ты ответишь на него.
   – Что ты говоришь?! – с удивлением спросила Луиза.
   – Я говорю тебе о том, что нужно сделать, моя дорогая.
   – Но если Нисетта придет со мной говорить, то от имени…
   – Рауля. Я знаю. Надеюсь, ты убеждена, что я всей душой хочу отделаться от этих людей, которые до сих пор приносили нам только несчастья.
   – Но что же мне сказать, если она придет ко мне?
   – Ты скажешь, что совершенно отделалась от меня.
   – Я не смогу сказать этого.
   – Умоляю тебя, Луиза! Как ни неприятна тебе моя просьба, ты должна ее исполнить. Если ты не сделаешь этого, то мы погибнем. Эти люди преследуют нас и если они достигнут своей цели, то у нас будет большое несчастье. Ты должна быть такой, как и они – без сердца и души, любящей только деньги. Я повторяю тебе – это необходимо.
   – Хорошо, я сделаю то, что ты требуешь, – согласилась Луиза, недовольная тем, что ей предстояло делать. – Что же я должна сказать? Я же должна выдумать какую-то причину, объясняющую мое присутствие здесь.
   – Я это тебе и хотел сказать, но надо торопиться, так как они не перестают смотреть на твою ложу. Они боятся, не ушла ли ты.
   – Я тебя слушаю.
   – Так как Нисетта много о нас знает, то ты скажешь, что бросила меня и познакомилась с одним торговцем бриллиантов.
   – Ты с ума сошел, заставляя меня говорить это.
   – Ты обещала меня слушаться. Не все ли тебе равно, что они будут думать о тебе?
   – Хорошо, я буду тебя слушаться, – печально сказала Луиза.
   – Ты познакомилась с одним торговцем бриллиантов, который живет на улице Дальбре. Вот его карточка.
   Панафье дал Луизе две карточки.
   – Это уже чересчур!
   – Слушайся меня. Главное, не забудь имя – Мюллер. Что же касается остального, то ты не знаешь, что со мной, ты оставила Париж и не хочешь ничего слышать обо мне.
   – Ты заставляешь меня делать такие вещи, которые мне неприятны. Для того, чтобы исполнить твою просьбу, мне нужна вся моя любовь к тебе.
   – Дело идет о твоем и моем спокойствии, Луиза. Можно сказать даже больше – о нашем существовании.
   – Но этот человек захочет меня увидеть!
   – Я уверен в этом. Ты скажешь ему, что живешь у Мюллера, что можешь принимать гостей, когда он уходит в кафе, то есть около десяти часов вечера, и он обязательно назначит тебе свидание.
   – На которое я не соглашусь! Да я ни за что на свете не соглашусь снова увидеться с этим человеком!
   – На этом свидании не ты его примешь.
   – Но мне нужно будет принять его в ложе!
   – Совсем не обязательно. Нисетта придет к тебе от его имени, ты скажешь ей все это и уйдешь, так как ожидаешь Мюллера, который приезжает за тобой в конце спектакля.
   – Хорошо, – со вздохом проговорила Луиза.
   – Будь мужественна, – сказал Панафье, пожимая ей руку.
   – Но где я тебя найду?
   – Я не оставлю тебя, моя дорогая. Как только Нисетта уйдет из ложи, ты выйдешь, и мы вместе с тобой отправимся домой.
   Луиза, улыбаясь, села на место и начала осматривать всех в театре. Тут ее взгляд встретился с взглядом Нисетты. Луиза сделала вид, что приятно поражена этим сюрпризом, так что даже Нисетта была обманута. Нисетта сделала вопросительный знак, на который Луиза ответила согласием. Тогда Нисетта пошла в ложу приятельницы.
   – Какая приятная неожиданность! – сказала она, садясь рядом с Луизой.
   – Я так рада тебя видеть! Вы давно здесь?
   – Мы приехали во время второго акта.
   – Я вас не видела.
   – А я видела тебя и даже подумала, что ты не хочешь нас узнавать.
   – Почему это?
   – Но он мог запретить тебе это!
   – Кто? – спросила Луиза, боясь, что они видели Панафье.
   – Он.
   – Кто, он? – презрительно продолжала она.
   – Твой Поль.
   – Ха-ха-ха! Мой Поль! – И она так громко рассмеялась, что несколько человек обернулись.
   – Это уже старая история, – сказала она немного тише.
   – Ты что, рассорилась с ним?
   – Ты же видишь, что я в Лионе, а он, наверное, в Париже.
   – Милая Луиза, я поздравляю тебя! Было бы просто глупо губить свою молодость с этим бедняком. Любовь – вещь хорошая, но она не позволяет удовлетворять капризы.
   Луиза улыбалась своей подруге, но ее маленькие зубки кусали до крови губы, чтобы скрыть свое отвращение.
   – А что ты делаешь здесь?
   – Я вторично вышла замуж, – и она лукаво улыбнулась. – Он крупный торговец и торгует бриллиантами.
   – За ювелира?
   – За торговца! Он покупает и продает обработанные и необработанные бриллианты. Его зовут Мюллер, и он ревнив, как тигр.
   – А можно его увидеть?
   – Другие не могут, но вы – да.
   – Где же можно его увидеть?
   – У него, у меня.
   – Ты живешь у него?
   – Да, он так хотел. Но это меня нисколько не стесняет, и я свободна вечерами. Я очень редко езжу в театр, а он с десяти часов до полуночи не бывает дома и проводит время в клубе, и если вы меня хотите видеть…
   – Да, у тебя нам будет удобнее поговорить, а то здесь все на нас смотрят.
   Действительно, публика уже несколько раз выражала неудовольствие по поводу их разговоров во время спектакля.
   – Есть у тебя его карточка?
   – Да.
   – Дай сюда.
   – На, возьми, – сказала Луиза, подавая одну из карточек, которые дал ей Панафье.
   – Я ухожу. Завтра мы будем у тебя.
   – Отлично.
   – Между девятью и десятью часами.
   – До свидания.
   – До встречи.
   Нисетта ушла.
   Пока длился весь этот разговор, Андре не спускал с них глаз.
   Луиза вышла и поспешно набросила пальто в тот момент, когда Панафье подошел к ней.
   – Ну что? – спросил он.
   – Они будут завтра между девятью и десятью часами.
   – Благодарю, моя дорогая.
   – Посмотри, что ты со мной сделал, – сказала Луиза, становясь перед Панафье так, чтобы он увидел залитое слезами лицо.
   Он поспешно довел ее до экипажа, сказал кучеру адрес и сел рядом с ней.
   – Дорогая моя Луиза, не плачь! Я люблю тебя! Я очень люблю тебя!

   Глава 46. Чего стоят женщины

   На другой день вечером Панафье, Винсент, Ладеш и Деталь шли в маленький домик на набережной Дальбре, нанятый ими на имя Мюллера.
   Надеясь захватить негодяя, Панафье старался убедить Винсента разделить свои идеи мщения.
   – Этот человек еще молодой, но совершил уже много преступлений. Неужели, найдя палача многих жертв, вы не выдадите его правосудию?
   – Я не могу этого сделать.
   – Но вы не думаете о том, что негодяй, пользуясь своей безнаказанностью, совершит новые преступления? Этот счастливый муж, отец, который должен служить примером всех добродетелей, этот человек – величайший преступник, который когда-либо существовал, – и вы спасете его! Подумайте о вашем несчастном отце, казненном безвинно.
   – Я действую по его завещанию.
   – Это существо не достойно сострадания, господин Лебрен. Ваш отец видел в нем только ревнивца, а не такое чудовище! Этот человек – дикое животное, которое нужно убить, чтобы помешать ему убивать других. Если вы его простите, то он никогда не простит вас.
   Винсент не знал истории Дамы с фиалками. Поэтому он думал, что его помощником руководит месть из-за смерти матери.
   Скоро они пришли на улицу Дальбре и узнали, что утром приходил человек и сказал, что он по делу и придет снова или пусть господин Мюллер придет к нему в отель Колле. Он оставил карточку, на которой было написано: «Генрих Соване».
   Он показал эту карточку Винсенту, думая о свидании, назначенном Луизой Нисетте. Осторожный Андре, чтобы обеспечить свидание с Луизой наедине, посылал мнимого торговца бриллиантами в гостиницу, где, скорей всего, Нисетта должна была занять его подольше.
   – Он обязательно придет, – сказал Панафье. – Нужно принять все меры предосторожности. Ладеш откроет и закроет дверь. Он должен загримироваться так, чтобы его не узнали. В этой шкатулке есть все необходимое для этого.
   – Дайте мне десять минут, и я все сделаю, – сказав это, Ладеш пошел в соседнюю комнату и через несколько минут вышел совершенно неузнаваемым.
   – Очень хорошо, – одобрил Винсент.
   – Отлично, – проговорил Панафье.
   – Я готов был принять его за служащего банка, – сказал Деталь.
   – Ты станешь в передней и будешь ждать. Когда позвонят, ты откроешь дверь. Слабое освещение помешает ему узнать тебя. Когда он спросит, дома ли господин Мюллер, ты ответишь, что хозяина дома нет, но зато есть госпожа. Проводишь его сюда, где мы будем уже наготове, и поможешь нам.
   – Отлично. Может, нужно изменить голос?
   – Да, конечно.
   – Я отправляюсь на свой пост, – сказал Ладеш. Панафье, обращаясь к Деталю, продолжал:
   – Ты, Пьер, станешь около двери. В ту минуту, когда он войдет, ты бросишься на него и будешь держать до тех пор, пока мы не велим тебе отпустить его.
   – Понимаю, – сказал Пьер, поспешно становясь на свой пост.
   – Мы же в ожидании его спрячемся.
   – Вы уверены, что он придет?
   – Убежден в этом.
   – Однако он может отложить свой визит до завтра.
   – Я убежден, что он придет сегодня. Вчера вечером я упросил одну женщину сыграть с ним шутку.
   – Он был вчера в театре?
   – Да. Эта женщина, которую он знал раньше, выдала себя за любовницу Мюллера, и сегодня вечером он придет не столько из-за дела, сколько из-за возможности остаться с ней наедине.
   – Я никогда не пойму спокойствия человека, которого должны были бы мучить угрызения совести.
   – Это потому, что вы хотите видеть человека там, где есть только дикое животное. Он живет только злом и для зла. Его единственная радость – убийство. Вы же знаете, что он убивает даже во время любви.
   – Хорошо. Предположим, что ваша попытка будет удачной. Все ли вы хорошо подготовили?
   – Все, что вы хотели, мы сделали. Мы наняли экипаж и поедем туда, куда вы нам скажете.
   – Мы поедем в место, расположенное в нескольких милях от Безансона. Только там я буду с ним серьезно разговаривать.
   – Все готово. Дорожная карета запирается на ключ. Мы поедем без остановки?
   – Да.
   – Это необходимо, так как малейшая оплошность возбудила бы внимание полиции, которая, забрала бы его себе и закончила дело по-своему.
   – Нам нужно избежать этого во чтобы то ни стало.
   В эту минуту послышался звонок.
   – Вот и он, – сказал Панафье.
   Все замолчали. Деталь готовился, засучивая рукава. Послышался звук открывающейся двери, и голос, заставивший Панафье вздрогнуть, спросил:
   – Здесь живет господин Мюллер?
   – Здесь, – отвечал Ладеш таким голосом, что Панафье поневоле улыбнулся.
   – Могу я с ним поговорить?
   – Хозяина нет дома, но хозяйка в гостиной.
   – Спросите, согласна ли госпожа меня принять?
   Входная дверь закрылась, и Панафье шепнул Винсенту:
   – Теперь он наш.
   В эту минуту в комнату вошел, тщательно закрыв за собой дверь, Ладеш.
   – Внимание. Наш знакомый пришел. Сейчас я его введу.
   Он вышел, и став позади Андре, сказал:
   – Потрудитесь войти.
   Негодяй доверчиво вошел в комнату. Он держал в руках шляпу и улыбался.
   Но едва гость сделал два шага, как Деталь набросился на него. Он отскочил назад и попал на Ладеша, который толкнул его назад в объятия своего приятеля.
   Напрасно старался Андре вырваться. В одно мгновение он был связан Ладешем и не успел прийти в себя от удивления, как по приказанию Винсента был посажен в кресло напротив него.
   – Прикажете сделать то, что вы говорили?
   – Да, я хочу закончить с ним.
   Услышав последние слова, Андре поднял голову, и глаза его сверкнули.
   По приказанию Панафье Ладеш и Деталь вышли за экипажем. Когда дверь за ними закрылась, Винсент встал перед зятем и сказал:
   – Да, Андре, сегодня мы хотим закончить с тобой, мы скажем тебе все, так как после побега ты и так многое узнал. Ты больше не существуешь. Будучи подлецом, ты забыл о своей жене и ребенке, но мы спасли их от позора и бесчестия. Андре Берри умер, убитый на дуэли человеком, который презрительно говорил с ним о безвинно казненном тесте. Все это оформлено законным порядком. Семья нашла его труп в морге, признала его, и он похоронен в семейном склепе на кладбище Пер-Лашез. Несчастная, которую ты мог убить своими поступками, та, которая могла оттолкнуть своего ребенка, узнав, что ее муж убийца, теперь оплакивает тебя, считая, что ты погиб из-за нее. Я говорю тебе все это для того, чтобы ты понял, что муж моей сестры, отец моего племянника умер, пропал для общества, остался только злодей, убивший Мазель. Я похитил тебя для того, чтобы ты объявил, что убийство на улице Фридлан было совершено только тобой одним и что Корнель Лебрен казнен по ошибке.
   Андре был не только связан, но и сидел с завязанным ртом, поэтому он ничего не мог сказать на слова Винсента и отвечал ему только взглядом.
   Пока Винсент говорил о нем, он был равнодушен, но стал внимательнее, когда тот заговорил о сестре. По его лицу было видно, что у него возродилась надежда, когда он узнал, что жена не знает о его второй жизни.
   Винсент понял это и сразу сказал:
   – Не надейся больше бежать от нас. Мои слова не пустые фразы. Когда убийца сознается во всем, я найду возможность не дать ему поговорить с сестрой.
   Услышав эти слова, Андре побледнел, и в его глазах засветилась ярость, но он заметил, что во взгляде Панафье промелькнула ненависть, и ему стало страшно.
   Он чувствовал, что этот человек, преследовавший его, был главным предводителем того, что предпринималось против него.
   Этот человек, которого он сначала принял за полицейского, начальника двух негодяев, стороживших его, был также беспощадным мстителем.
   Когда он увидел его в первый раз после дела на улице Омер, он отрицал его право преследователя и надменным тоном спросил: «Что вам от меня нужно?» – «Я хочу посмотреть тебе в лицо», – сказал Панафье, едва сдерживаясь. – «Я обязан отвечать только этим господам, – презрительным тоном сказал Андре. – Вы уже исполнили вашу обязанность полицейского, а теперь оставьте нас». – «Оставить тебя? Так ты думаешь, что я полицейский?» – «Но кто же ты такой?» – «Я – человек, которого ты сделал сиротой. Я сын Полины Панафье, которую ты убил». – «Это ложь, ложь!» – вскричал Андре. Затем он прибавил: «Это уже слишком! За кого вы меня принимаете! Я стал убийцей из ревности. Невинный заплатил за это несчастье своей жизнью, и виновны в этом моя трусость и подлость. Но это и все. Я несчастный, а не убийца».
   Читатель помнит, что перед этим, столь решительным отрицанием Панафье начал колебаться.
   С того времени Андре часто думал об этом человеке и вспоминал свою первую жертву – Полину Панафье, которая никогда не говорила ему о своем сыне. Учитывая возраст несчастной, он считал невероятным, чтобы она имела такого взрослого сына. Следовательно, Панафье был просто родственником, и его желание объяснялось тем, что не сбылась мечта стать наследником. Андре был человеком практичным и думал, что другие будут поступать так, как поступил бы он.
   Он знал, что его зять обещал возвратить каждому заинтересованному лицу украденное, и поэтому не понимал ненависти этого человека. Здесь была тайна, которую Андре должен был разгадать.
   – На этот раз я не оставлю его до тех пор, пока не настанет минута мщения, и при первой же его попытке бежать я раздроблю ему череп.
   – Панафье, – поспешно сказал Винсент, – что бы он ни делал, не забывайте, что он должен жить до тех пор, пока мы не окончим нашу миссию.
   – Не бойтесь, мы не допустим такой крайности. Мы сейчас же поедем.
   – Хорошо.
   – Мне кажется, я слышу стук экипажа. Действительно, в эту минуту послышался звон бубенчиков.
   – Я вас оставляю, – сказал Винсент. – Вы поедете по этому пути, – и он подал бумагу, на которой был нарисован маршрут.
   – Я хотел бы у вас еще спросить, – вдруг вспомнил Панафье, отводя Винсента в сторону, чтобы Андре его не услышал, – что будет, если кто-то по дороге увидит, что мы везем связанного человека?
   Тогда Винсент вынул из кармана письмо и, подавая его Панафье, сказал:
   – Я предвидел этот случай, и мне удалось достать бумагу у известного вам лица с приказом перевести сумасшедшего в Дуб.
   – Тогда нам нечего бояться!
   В эту минуту вошел Ладеш, говоря, что экипаж прибыл.
   – Его нужно посадить в экипаж так, чтобы кучер ничего не заметил, хотя я сказал начальнику почты, в чем дело.
   – Это очень просто, – сказал Панафье. – Ладеш предложит кучеру выпить стакан вина, проведя его на кухню. Ты знаешь, где кухня?
   – Да, мы с Пьером осмотрели весь дом. Ведь нужно же знать, где находишься.
   – Отлично. Ты угостишь почтальона, а пока он будет с тобой пить, Деталь отнесет нашего молодца в карету. Потом вы захватите корзину с вином и поставите ее сзади кареты.
   – Хорошо. Я иду. Предупредите Детали.
   Сразу же послышался стук открываемой и закрываемой двери. Это Ладеш повел кучера в кухню. Затем в комнату вошел Деталь и взял на руки Андре; тот пытался сопротивляться, но через минуту убедился, что это невозможно. Слышно было только, как он скрипел зубами.
   Панафье пошел посмотреть, нет ли прохожих, но набережная была пуста.
   Тогда Деталь вышел со своей ношей и посадил Андре в экипаж. Вскоре вышел и почтальон, несущий вместе с Ладешем корзину с вином.
   – Вы готовы ехать? – спросил Панафье у почтальона.
   – К вашим услугам.
   – Тогда поезжайте скорее.
   Все расселись по местам, почтальон щелкнул бичом, и карета поехала.
   – Встретимся послезавтра, – сказал Панафье Винсенту. – Присмотрите за Нисеттой.
   Услышав это, Андре подскочил на скамейке.
   – Что с вами? Будьте благоразумны. Уже пора спать.
   Несчастный вжался в угол. Он думал, что был выдан своим палачам Нисеттой. «О, женщины!» – думал он.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 [40] 41 42 43 44 45 46

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация