А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Кредиторы гильотины" (страница 37)

   Глава 42. Мертвые возвращаются

   Мы оставили Андре Берри на Венсенской дороге.
   В ожидании часа, когда можно будет отправиться в ресторан, Андре прогуливался по Венсенскому лесу. Он умылся из источника, затем поправил одежду и стал анализировать ситуацию.
   Он не волновался, так как был убежден, что его не преследуют. Братья Лебрен не могли выдать его правосудию. Они думали о восстановлении чести отца, но отдав его правосудию, они погубили бы сестру и маленького племянника, которого очень любили. Негодяй был спокоен.
   Те, что обвиняли его в Монтреле, по всей вероятности, получили деньги в обмен на молчание.
   Зная великодушие братьев, Андре был уверен, что ему нечего опасаться полиции, опасность грозила, скорее, со стороны их самих. Заметив его бегство, братья должны сразу пуститься в погоню. Но двое негодяев, которые похитили его ночью на улице Омер, днем были неопасны.
   Обдумав все это, Андре спокойно пошел по большой дороге, стараясь держаться наиболее людных мест, где преследователи ничего не могли с ним сделать.
   Тем не менее, одна мысль мучила его – это мысль о жене и ребенке. Мы уже говорили, что Андре любил свою жену и обожал ребенка, и его пугало то, что братья должны были рассказать о нем Маргарите.
   Он представлял себе эту ужасную сцену. Он понимал, какое страшное горе должна была испытать бедняжка: она – жена убийцы, жена человека, который не захотел спасти ее отца от эшафота. И ее ребенок – сын убийцы.
   Повторяю, что единственным чистым чувством, которое осталось еще в порочной душе Андре, была любовь к жене и ребенку.
   Что произошло за это время? Как объяснили его отсутствие? Он спешил это узнать. По всей вероятности, братья Лебрен поселились со своей сестрой, узнав о его бегстве. Андре хотел, во что бы то ни стало попасть к себе домой. Он хотел все узнать, пусть даже подвергая себя опасности; но, разумеется, в его планы не входило дать поймать себя.
   Приняв это решение, он отправился в Париж и, добравшись, зашел позавтракать в ресторан «Ла-Турнель». По его расстроенному виду и зверскому аппетиту в ресторане заключили, что он – гость с буржуазной свадьбы, в котором плохой обед и танцы, продолжавшиеся всю ночь, возбудили сильный голод. Позавтракав, он послал за экипажем и приказал везти себя на бульвар Малерб.
   Экипаж остановился почти напротив парка Монсо. Андре вышел, заплатил кучеру и прошелся пешком до великолепного дома, в котором окончательно был отстроен только первый этаж. Работы по строительству почему-то были остановлены, привратника в доме не было. Андре вошел в парадную, влез в окно комнаты, предназначенной для привратника, открыл дверь и очутился уже на лестнице, по которой поднялся на первый этаж. Там он взял из шкафа маленький ключ, припрятанный в темном углу, затем вернулся на площадку лестницы, и открыв этим ключом следующую дверь, вошел в прелестную квартирку. Пройдя в спальню, он упал в кресло со словами:
   – Вот я и у себя дома!
   Но вдруг встал и прибавил:
   – Нужно быть поосторожнее, так как за мной могли следить. – Говоря это, он открыл шкаф возле кровати, достал револьвер и осмотрел патроны.
   – Тому, кто попытается поднять на меня руку, я раздроблю череп.
   Положив револьвер на стол, он начал переодеваться. Менее чем через час он был уже на улице, остановил экипаж, сел в него, сказал кучеру: «В лес!», и развалившись на подушках, закурил сигарету.
   Экипаж тронулся и спустя двадцать минут уже проезжал мимо особняка на улице Шальгрен. Спрятавшись за опущенные шторы, Андре посмотрел на окна и был удивлен, увидев на всех углах дома желтые афиши. Тогда он приказал кучеру узнать, что это значит. Экипаж остановился на аллее Императрицы, и кучер пошел узнать, в чем дело.
   – Особняк продается со всей обстановкой по случаю смерти, – объяснил он, вернувшись.
   – По случаю смерти… – повторил Андре, и на лбу у него выступил холодный пот.
   Кучер снова хотел сесть на козлы, как вдруг Андре сказал:
   – Вернитесь, пожалуйста, и узнайте имя умершего человека.
   В ожидании ответа несчастный сходил с ума. Неужели Бог наказал его, лишив единственной привязанности, жившей в нем? Неужели его жена или сын умерли? Может быть, Маргарита, не сумев вынести горя, решила лишить себя жизни? Неужели он совершил новое преступление, погубив свою жену? Он с беспокойством ожидал ответа, так как кучер долго не возвращался.
   – Кто же умер? – спросил он, когда кучер, наконец, вернулся.
   – Неделю тому назад был убит на дуэли хозяин дома, – ответил кучер.
   – Что вы рассказываете?! – с удивлением спросил Андре.
   – Я повторяю вам то, что мне сейчас сказали.
   – Вы узнали имя умершего человека?
   – Да. Это был биржевик, который вел большие дела. Его звали Андре Берри.
   – Хорошо, – проговорил Андре, откидываясь в угол экипажа. – Поезжайте.
   – Прикажете объехать вокруг озера?
   – Нет, поезжайте в кафе «Мадридское».
   – Хорошо, – сказал кучер и, сев на козлы, ударил лошадей.
   Легко понять изумление негодяя. Что все это могло значить, и каким образом во время его отсутствия смогли объявить о его смерти? Ситуация складывалась странная, и это пугало его. Неизвестность для него была страшнее всего. Поэтому, прежде чем появиться дома, он решил навести справки.
   Услышанное им приводило его в ужас. Он сидел, закрыв лицо руками, и когда кучер снова проезжал по улице Шальгрен, он вдруг вышел из задумчивости.
   – Это нужно выяснить… Кучер, везите меня на аллею Великой армии.
   Несколько минут спустя, расплатившись с кучером, Андре шагал по дороге к заставе Нельи.
   Увидев шедшего ему навстречу молодого человека в довольно потертом пальто – одного из тех людей, о которых трудно сказать, чем они занимаются, но зато сразу скажешь, что это парижанин, – Андре подошел к нему.
   – Хотите заработать за двадцать минут луидор? – спросил он.
   Тот остановился перед Андре и, не выпуская рук из карманов, поинтересовался протяжным голосом:
   – А что для этого нужно сделать?
   – Совсем немного.
   – Конечно, немного. На эти деньги нельзя же заставить меня выстроить целую колонну… Но всегда нужно узнать, в чем дело, прежде чем сказать «да».
   Андре оглянулся вокруг и увидел небольшое кафе, в которое ходила окрестная прислуга. Он указал на него своему собеседнику, говоря:
   – Угодно ли вам выпить здесь чего-нибудь?
   – От этого я никогда не отказываюсь, тем более что у меня сегодня страшная жажда.
   Андре вошел в кафе вместе со своим спутником, и тот, попросив вина, сказал:
   – Я вас слушаю.
   – Я уже сказал вам, что мне нужно от вас совсем немного.
   – Всегда говорят так! Во всяком случае, расскажите, а о цене мы договоримся.
   – Вы отправитесь на улицу Шальгрен…
   – Знаю. Продолжайте.
   – Там есть маленький дом, на котором наклеены афиши о продаже по случаю смерти хозяина, Андре Берри. Мне необходимо узнать, как умер этот человек.
   – Хорошо. Что еще?
   – Это все.
   – Все?! – удивился бродяга. – А я ожидал совершенно другого. Это можно сделать за вашу цену. Если вы будете довольны, то, может быть, дадите еще на водку.
   – Можете рассчитывать на меня. Вот вопросы, на которые мне нужны точные ответы…
   – Говорите, – сказал бродяга, отрывая угол газеты, чтобы записывать под диктовку.
   – Первое, каким образом, кем и когда был убит Андре Берри? Где он похоронен? Второе: живут ли еще в доме его жена и сын? Если – нет, то где они?
   – Отлично. Я узнаю.
   – И еще… Что думают о покойнике?
   – Это все?
   – Все.
   – Через четверть часа я буду здесь. Приготовьте деньги.
   Он выпил свой стакан вина и ушел.
   Менее чем через двадцать минут он уже вернулся.
   – Все исполнено, – доложил он.
   – Говорите скорее, – с беспокойством перебил Андре.
   – Дела обстоят так. Первое: Андре Берри играл на бирже, вел веселую жизнь, не отказывался от кокоток, что не мешало ему любить жену и ребенка, которые отвечали ему тем же. Следовательно, о нем очень жалеют.
   – Дальше.
   – По какой причине он дрался – неизвестно. Десять дней тому назад он не вернулся домой ночевать. На другой день его жена сходила с ума от беспокойства, когда вечером пришел брат и сообщил ей, что муж ее накануне убит на дуэли. Так рассказывают. Говорят, однако, что дела его пошли плохо, и он просто сам раздробил себе череп, так как его нашли в морге.
   – В морге в Париже?
   – Да, в Париже.
   – И его похоронили?
   – Да. Для того, чтобы еще больше не огорчать вдову, тело перевезли к братьям, и она только ездила прощаться с ним.
   – Ездила проститься?
   – Да, накануне похорон.
   – И видела его? – с удивлением повторил Андре, говоря сам с собой, тогда как бродяга продолжал:
   – Его похоронили в семейном склепе. Этот склеп великолепный, как рассказал мне один сосед, бывший на похоронах. Похороны были очень торжественные.
   – А-а! – протянул Андре, все больше недоумевая.
   – Вечером братья пришли за вдовой и увезли ее вместе с ребенком в путешествие. Дом продается через неделю, а в настоящее время его сторожит старая служанка. Вот и все. Вы довольны?
   – Вот вам, – сказал Андре, давая ему два луидора.
   – Благодарю вас, – весело воскликнул бродяга. – Если я вам когда-нибудь понадоблюсь, то вы знаете, где меня найти. В любое время меня можно встретить между Триумфальной аркой и заставой. Впрочем, первый попавшийся скажет вам, где я, если вы спросите любовника красавицы англичанки. Мы здесь известны.
   Андре не слушал болтовни своего помощника, озабоченный тем, что узнал. Он направился к бульвару Малерб, напрасно ища объяснения всему происшедшему.
   Он уже выходил на бульвар, как вдруг передумал, взял экипаж и приказал везти себя на кладбище Пер-Лашез. Андре знал место семейного склепа Лебрен и отправлялся туда не без беспокойства. На мраморной доске склепа он прочел:
   «Здесь покоится Андре Берри, умерший 5 июля 18… года и оплакиваемый своей вдовой, сыном и всей семьей. Молитесь за него».
   «Что значит вся эта комедия? – говорил про себя Андре, качая головой. – Чистосердечна ли Маргарита? Что было бы, если бы я вернулся домой? Что тогда они ответили бы правосудию?» Думая об этом, он вышел с кладбища и увидел площадь Ла-Рокетт. Это заставило его сильно побледнеть. «Да, они скажут: смотрите – это Андре Берри, он не умер. Берите его – это убийца госпожи Мазель, вместо которого был казнен наш отец».
   Он поспешил в экипаж и приказал везти себя домой. «Итак, решено, – думал он, – Андре Берри умер. Да так оно и лучше. Нет больше преступника, и я начну жить как новый человек. Я был казнен без суда. Следовательно, Лебренам нечего от меня больше требовать. Что теперь мне делать? У меня почти ничего нет на бульваре Малерб. Но я не могу остаться без денег… Какой я дурак! Продажа того, что мне принадлежит, еще не состоялась, и я могу отправиться туда и взять все, что мне нужно. Дом пуст, ключи у меня есть, и если я найду достаточно средств, то оставлю Париж, где рискую каждую минуту столкнуться с кем-нибудь из старых знакомых. В Лионе знают Рауля де Ла-Гавертьера. Что же, я превращусь в Рауля. У меня есть для этого все нужные бумаги. Я отправлю свои чемоданы на железную дорогу, а мебель из этой квартиры продам сегодня же. Если мне удастся найти бриллианты на прежнем месте, то я продам также и их. В течение пяти лет о них успели забыть, поэтому продать их будет легко, и у меня будет больше денег, чем нужно».
   Андре строил еще свои планы, когда кучер отворил дверцу и сказал:
   – Приехали.
   Войдя к себе, Андре сделал все так, как решил, то есть отправился за скупщиком, которому приказал отвезти мебель, белье и все остальные вещи в отель Друо для распродажи. Чемоданы с немногими оставшимися вещами были отправлены на Лионскую железную дорогу и оставлены там до следующего дня.
   Сам Андре в дорожном костюме ожидал ночи.
   Около восьми часов он отправился обедать, затем нанял экипаж и до полуночи катался по Булонскому лесу.
   Наконец, увидев, что огонь в комнате старухи, караулившей дом, погас, он вышел из экипажа на углу улицы и проник в дом, воспользовавшись маленькой дверью, через которую он всегда входил к себе.
   В кабинете Андре все нашел на своих местах и открыл ящик, в котором держал деньги. Но денег не оказалось. Как он и предполагал, они были изъяты. Тогда он открыл маленький секретный ящичек и вынул оттуда шкатулку. Видя, что бриллиантовые серьги еще там, он вздохнул с облегчением.
   Забирая нужные бумаги, он вдруг услышал за спиной шум. Положив бумаги на стол, он взял в одну руку свечу, а другой вытащил из кармана револьвер и направился к двери, твердо решив разбить голову тому, кто захочет его поймать.
   Открыв дверь, он увидел, что к его ногам упала старая Франсуаза. Старуха потеряла сознание. Негодяй пожал плечами, говоря:
   – Эта дура приняла меня за призрак… Тем лучше для нее, – прибавил он, кладя револьвер в карман.
   После этого он взял бумаги, привел их в порядок, и, прихватив драгоценности, вышел из дома. Наняв экипаж, он сказал кучеру:
   – На улицу Лаваль, номер 19.
   И прибавил про себя: «Посмотрим – считает ли меня мертвым она».
   Приехав на улицу Лаваль, он поднялся на третий этаж и позвонил.
   Послышался звук открывающейся двери, и женский голос спросил:
   – Кто там?
   – Открой, Нисетта. Это я – Рауль. Дверь открылась.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 [37] 38 39 40 41 42 43 44 45 46

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация