А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Кредиторы гильотины" (страница 2)

   Глава 3. Три брата

   Сыновья Корнеля Лебрена были красивые молодые люди. Старшему, Винсенту, было двадцать четыре года. Ростом немного выше среднего, он был строен и изящен, одевался без всякой изысканности, но это скрадывалось изяществом и грациозностью движений. Бледное лицо его было очень выразительно: высокий лоб, обрамленный темно-каштановыми волосами, прямой нос, красиво очерченный рот с губами ярко-красного цвета, оттененный рыжеватыми усами; темные глаза, сверкавшие из-под длинных ресниц, придавали взгляду особенную прелесть.
   Младшему – Шарлю, было двадцать два года. Почти такого же роста, как брат, он был тоже хорошо сложен и чертами лица напоминал брата. Но глаза у него были голубые, волосы – настолько светлые, что ресницы казались почти белыми. Маленький рот оттенялся шелковистыми усами.
   Сначала они шли молча, и только на бульваре Госпиталя Винсент сказал Шарлю:
   – Мы сегодня же начнем исполнение воли нашего отца. Я еще не знаю, какие средства мы употребим – поговорим об этом, когда будем спокойнее, но мне кажется, что, прежде всего мы должны договориться вот о чем: воля нашего отца должна остаться в тайне. Кроме нас никто не должен знать данного приказания. Будем делать вид, что покорились совершившемуся.
   – Совершенно с тобой согласен.
   – Благодаря такому образу действий истинный виновник будет жить спокойно, и мы легче достигнем нашей цели, воспользовавшись его уверенностью в безнаказанности. Но это решение должно касаться всех, даже нашей сестры. Мы одни должны знать, что отец оставил завещание.
   – Да, брат.
   – Я говорю тебе об этом для того, чтобы ты не проговорился у Берри.
   Это были единственные слова, которыми они обменялись за всю дорогу.
   После получасовой ходьбы братья пришли на улицу Барбетт в Маре.
   Там они подошли к дому, стоящему в середине улицы, и постучались.
   Им отворил молодой человек. Увидев их, он отступил назад, пораженный, и срывающимся голосом спросил:
   – Почему вы пришли так рано?
   – Мы пришли оттуда.
   – Оттуда?.. Откуда?
   Винсент сделал над собой усилие и глухим голосом проговорил:
   – Это было сегодня утром. Мы пришли с казни.
   – Все кончено?
   Братья молча опустили головы. Открывший им дверь молодой человек закрыл лицо руками, словно желая прогнать зрелище, которое при их словах представилось его глазам.
   – О, Боже мой! Боже мой!
   Несколько минут продолжалось молчание, нарушаемое только рыданиями детей Корнеля Лебрена и вздохами того, к кому они пришли. Наконец, овладев собой, Винсент поднял голову, вытер слезы и, взяв молодого человека за руку, сказал ему:
   – Андре, наш отец умер, и в настоящую минуту я глава семейства. Справедливо или нет – общество удовлетворено. Оно отомстило, наказывая нас. Первая обязанность, которую я должен исполнить – это заменить того, кого у нас отняли, и для этого я пришел к тебе.
   Тот, кого звали Андре, весь погруженный в ужасные мысли о казни, едва ли слышал, что говорил ему Винсент.
   Он качал головой, повторяя:
   – Все кончено! Его казнили!
   – Андре, – сказал Винсент, – не будем больше о нем говорить, а то нам не хватит мужества исполнить свой долг. Мы пришли поговорить с тобой о серьезных вещах.
   – О серьезных вещах… – повторил молодой человек, поднимая голову.
   Затем он пододвинул к камину два кресла, жестом приглашая братьев садиться, и, стоя перед ними, произнес:
   – Теперь, друзья мои, я слушаю вас.
   Винсент задумался на несколько минут, затем поднял голову и, пристально взглянув на Андре, сказал:
   – Андре, прежде чем я продолжу, ты должен поклясться мне, что ответишь откровенно на мой вопрос. Поклянись!
   – Клянусь тебе, что я скажу истину, – отозвался Андре, стараясь по лицу своего друга угадать, что он может у него спросить.
   – Ты клянешься?
   – Да, клянусь.
   Винсент встал и, остановившись перед Андре, посмотрел ему прямо в глаза.
   Шарль также поднял голову и глядел на Андре. Тогда старший брат заговорил.
   – Андре, веришь ли ты в виновность нашего отца?
   Молодой человек побледнел. Его губы задрожали. Было очевидно, что он затруднялся ответить. Он, казалось, колебался, и братья, наблюдавшие за ним, уже начали хмурить брови. Но он, секунду помедлив, сказал:
   – Клянусь вам, я не считаю его виновным!
   И он в свою очередь взглянул на братьев, пытаясь понять, какое впечатление произвел его ответ. Братья с благодарностью улыбнулись.
   – В таком случае, я могу говорить с тобой откровенно, – сделал вывод Винсент, садясь на прежнее место.
   – Разве вы сомневались во мне?
   – Со времени ареста нашего отца ты не был у нас ни разу.
   – Я извинился в письме.
   – Это правда, но…
   – Но, – перебил Андре, – вы подумали, что то, что я писал, было неискренним.
   Братья наклонили головы в знак согласия.
   – Вы подумали, что я оставляю вас в минуту несчастья, но вот истина: обвинение, выдвинутое против вашего отца, должно было расстроить предполагавшийся союз между вашей сестрой и мной. Со времени ареста Корнеля Лебрена вы отправили Маргариту к родственникам, чтобы спокойно посвятить себя следствию, которое должно было доказать невиновность вашего отца. Мои посещения для вас были бесполезны, я стеснил бы вас, а я не хотел этого. Мне казалось более приличным написать вам, что ввиду поразившего вас несчастья я прекращаю мои визиты, но готов служить вам каким бы то ни было способом.
   – И это были истинные твои мысли?
   – Да, я так думал и думаю.
   – У тебя не было желания избежать общения с семьей убийцы?
   – Я не верю в то, что Корнель Лебрен был убийцей, – твердым голосом ответил Андре. – Я был другом господина Лебрена – я продолжаю оставаться другом его сыновей.
   – Мы явились просить у тебя большего, Андре.
   – Говорите.
   – Андре, ты любишь нашу сестру Маргариту?
   – Я люблю ее по-прежнему.
   – Наша сестра любила тебя. Мы явились спросить у тебя: сохранил ли ты к дочери казненного ту любовь, которую питал к ней раньше? Мы хотим узнать, достаточно ли ты ее любишь, чтобы жениться на ней? Если ты скажешь «нет», мы не будем испытывать к тебе ни вражды, ни ненависти. Надо быть сильным человеком, чтобы оградить дочь от падающей на нее тени обвинения, из-за которого пострадал ее отец.
   Вопрос прозвучал категорически, нельзя было отделаться пустыми словами, и молодой человек понял это. Он опустил голову и страшно побледнел.
   – Жениться на Маргарите… – повторил он вполголоса и смолк.
   Братья ждали несколько минут, наблюдая за ним, но видя, что он не отвечает, переглянулись, покачав головами, и встали.
   – Прощай, Андре, – сказал старший, – мы поняли тебя и не имеем права осуждать.
   – Бедная Маргарита! – проговорил Шарль.
   Они хотели выйти из комнаты, но Андре бросился к двери и, преградив им дорогу, вскрикнул:
   – Я не сказал, что отказываюсь. Я даже не знаю, о чем думал. Просто мне пришли в голову требования светского общества, с которым человек вынужден иметь дело. Я, как и вы, убежден в невиновности вашего отца, но для всех других она будет дочерью казненного. Но я не отказывался, я только обдумывал положение, которое готов принять. Дети не отвечают за своих отцов. Дочери, выходя замуж, принимают новое имя, и даже если бы отец был виновен, и Маргарита носила его имя, то и тогда она все-таки ни в чем не виновата, а моя любовь достаточно велика, чтобы защитить ее от тех, кто стал бы искать в ней кого-либо другого кроме мадам Берри. Шарль! Винсент! Мои дорогие братья, я прошу у вас руки Маргариты Лебрен, вашей сестры.
   Несчастные молодые люди с мокрыми от слез глазами нежно пожали руку Андре. Затем все трое уселись вокруг камина, и Андре продолжал:
   – Помолвка была уже объявлена, все было готово, поэтому понадобится намного времени, чтобы все завершить. И я полагаю, что вы желаете ускорить заключение этого брака.
   – О, да. Мы мужчины и должны все перенести, но Маргарита остается без семьи, так как молодая девушка не может жить с двумя молодыми мужчинами.
   – Я совершенно с вами согласен.
   – Случившееся несчастье должно тяжело на нее подействовать! Она любит тебя, и ты один дашь ей силу, необходимую для того, чтобы противиться горю. Ты ее любишь, и мы снова убедились, что ты честный человек, вполне достойный любви, которую ты ей внушил. Мы знаем, что она будет счастлива. Завтра же мы займемся всем необходимым, и через две недели вы будете женаты.
   – Да, мы обвенчаемся как можно проще, и не будем приглашать никого, кроме свидетелей.
   – О нет, – перебил Винсент, – свадьба будет тихая, но такая, какая должна была быть. Мой отец требовал этого. Она будет венчаться в белом.
   – Что ты говоришь? – произнес с удивлением Андре.
   – Мы не будем носить траура по нашему отцу. Он мученик, и его смерть должна быть нашей славой.
   – Как только Маргарита выйдет замуж, вы, по всей вероятности, станете искать настоящего виновного?
   – Нет, эти поиски нам запрещены, – отвечал Винсент, следуя заранее обговоренному плану.
   – Вы правы, друзья мои, постарайтесь забыть это.
   – Да, мы забудем, – отозвались братья со странными улыбками.
   – Разве Маргарита уже вернулась от тетки?
   – Нет, мы вызовем ее завтра, и с завтрашнего дня ты будешь каждый день приходить к нам обедать.
   – Отлично!
   – У меня к тебе большая просьба. Пожалуйста, не говори ни слова при Маргарите о нашем отце.
   – Бедняжка! Разве она ничего не знает?
   – Нет, она все знает, но для нее и для нас гораздо лучше не говорить об этом.
   – Да, вы правы. Она стала бы плакать, а слезы убивают некоторых людей.
   Затем братья встали.
   – До свиданья! До завтра, брат Андре!
   – До свиданья, – отвечал последний.
   Трое молодых людей обнялись, и братья ушли.
   Заперев за ними дверь, Андре вернулся к камину, сел в большое кресло и несколько минут просидел, закрыв лицо руками, думая о том, на что решился.
   – Странный союз! – проговорил он, наконец, по всей вероятности разогнав последние сомнения, которые мучили его при мысли о женитьбе на дочери казненного.

   Глава 4. Завещание

   Две недели спустя после событий, описанных нами, около одиннадцати часов вечера в освещенных окнах первого этажа ресторана Дор можно было увидеть человек двенадцать, сидящих вокруг большого стола. Они отмечали обедом брак Маргариты Лебрен и Андре Берри. Когда приглашенные на свадьбу приехали в ресторан, лакеи говорили:
   – Право, можно подумать, что это не свадьба, а похороны.
   Но благодаря хорошим винам обед мало-помалу оживлялся, и за десертом все были уже веселы.
   Один из родственников жениха, торговец мебелью из предместья Сент-Антуан, отвел в сторону старшего из братьев новобрачной, Винсента.
   – Мсье, – сказал он ему, – буду откровенен. Если мой племянник женился на вашей сестре, то, конечно, не по моей вине. Вы знаете, что мы, люди коммерческие, имеем предрассудки; во всяком случае, она – дочь человека, который был осужден… Осужден и казнен.
   Винсент слушал с улыбкой на губах. Он был бледен и не шевелился.
   – Вы скажете мне на это, что если отец был убийца, то из этого еще не следует, что сыновья и дочь люди не честные. Конечно, не могу сказать, что я сам воплощенная честность, и сын у меня негодяй, но это ничего не значит. Я говорил моему племяннику: «Ты напрасно женишься на дочери убийцы». Я человек откровенный и говорю то, что думаю.
   Винсент был бледнее мрамора, на губах его выступила пена. Тем не менее, он отвечал:
   – Да, вы откровенны.
   – Да, таков уж я родился. К счастью, ваша сестра изменит имя. Но знаете, когда я сюда приехал, я говорил себе: «У них будет мрачный вид в трауре!» И что же? Невеста одета в белое, вы одеты, как все. Это удивило меня. Я сказал себе: «Почему они одеты таким образом?» А потом я понял и благодарю вас за это. Вы сказали себе: «Мой отец большой преступник, он обесчестил нас, но мы постараемся забыть об этом и в доказательство того, что мы о нем не жалеем, что мы не зависим от него, мы не будем носить по нему траур». Это очень хорошо, молодой человек! Я человек откровенный и говорю вам в двух словах – это очень хорошо!
   – Благодарю вас, мсье, – откликнулся Винсент.
   Старший сын Корнеля Лебрена стоял, опершись о стену и заложив руку за борт жилета. В продолжение всей тирады торговца мебелью он стоял совершенно спокойно и даже улыбался. Когда же родственник новобрачного отошел, Винсент глубоко вздохнул и вынул руку из-за жилета – ногти его были в крови: с такой силой он впился ими в грудь, чтобы сдержаться.
   Около полуночи, когда гости стали разъезжаться, торговец мебелью сказал своему племяннику:
   – Друг мой, дело сделано, его не переделаешь, но я надеюсь, что ты не будешь видеться с ее семьей, и разлучишь свою жену со всеми этими людьми.
   – Да, дядюшка, насколько возможно.
   Когда Шарль и Винсент подошли к сестре, чтобы проводить ее до экипажа, она обратилась к ним:
   – Винсент, ты обещал мне, что в тот день, когда я выйду замуж, ты скажешь мне, почему мы не должны плакать, почему я как можно скорее должна выйти замуж; теперь я требую, чтобы ты сдержал свое обещание»
   – Маргарита, повторяю тебе еще раз: все это тайна, которую знают и должны знать только дети казненного.
   – Я помню это, Винсент.
   В эту минуту к ним подошел Андре. Маргарита встала и, поцеловав брата, взяла мужа за руку.
   Винсент пожал руку Андре, говоря;
   – Мы отдаем тебе нашу сестру и знаем, что даем тебе верную и преданную подругу. Она хорошая партия, к тому же, женясь на ней, ты делаешь доброе дело. Надеюсь, что вы будете счастливы.
   Между тем гости громко кричали за столом, приглашая новобрачных выпить на прощанье.
   Обнявшись еще раз, сестра и братья расстались.
   Сыновья Лебрена вышли на шоссе, потом свернули на бульвар, идущий вдоль кладбища, и повернули направо на улицу Ла-Рокетт.
   Проходя по площади, они оба сняли шляпы, затем, повернув на вторую улицу направо, постучались в дверь одного из домов. Им отворила старуха, и прежде, чем они успели заговорить, она спросила:
   – Вы господа Лебрен?
   – Да.
   – Входите, господин аббат ждет вас.
   Сопровождаемые старухой, молодые люди прошли на первый этаж. Старуха открыла одну из дверей и сказала:
   – Господин аббат, господа Лебрен пришли.
   – Хорошо, – отвечал голос, – пусть войдут.
   Раскланявшись с аббатом, братья по его приглашению сели возле камина. Тогда аббат заговорил.
   – Дети мои, – сказал он, – вы исполнили первое желание вашего отца, теперь руки у вас развязаны, и вы можете посвятить себя исполнению его следующего желания.
   – Мы готовы сделать это!
   – Он думал, что поступает благоразумно, поручив мне передать вам в этот час второе письмо. Боясь усиленного надзора, он пожелал, чтобы это письмо было передано вам только в тот день, когда те, которым нужна была его смерть, совершенно успокоятся, видя, что вы, забыв его трагическую кончину, думаете только о ваших личных делах, выдавая замуж свою сестру.
   – То, что он желал, будет выполнено.
   Аббат открыл свой письменный стол и вынул оттуда маленькое письмо в конверте без адреса.
   – Вот это письмо!
   Винсент взял его и подошел к лампе, чтобы прочитать, но аббат остановил его.
   – Следуя приказаниям вашего отца, – предупредил он, – вы должны сломать печать и прочитать это письмо только тогда, когда останетесь у себя дома одни.
   – Отец мой, – сказал Винсент, – мы благодарим вас за ваши заботы и с этого же дня займемся исполнением нашей обязанности. Мы спасем от позора память нашего отца. И перед началом этого трудного дела просим вас, принявшего его последний вздох, дать нам ваше благословение.
   Сыновья казненного опустились на колени, а растроганный аббат протянул над ними руки со словами:
   – Да будет над вами благословение Божие!
   Винсент и Шарль Лебрен поднялись и поспешно вышли, торопясь домой, чтобы прочесть последнее письмо отца.
   Было два часа ночи, когда братья пришли к себе на квартиру на улице Шарло. Было очень холодно, но, спеша узнать содержание письма, переданного им аббатом, они даже не подумали затопить камин, а поспешно зажгли свечу и принялись за чтение.
   Вот что было в письме:
   «Дорогие мои дети, я хочу сообщить вам одно сведение, которое поможет вам найти виновного. Когда несколько дней тому назад меня привели показать труп, я не увидел на пальце жертвы кольца, которое я подарил ей за шесть дней до этого. Его не было также в списке вещей, пропавших у мадам Мазель. Впрочем, вы знаете, что украдено было золото, банковские билеты и пара бриллиантовых серег – все это вещи, которые трудно узнать, но о кольце нельзя сказать того же. Оно довольно широкое, и на нем в лапке закреплен большой бриллиант, настолько большой, что его заметят, если он будет продан. На нем два пятна – я вам их нарисую на обороте этой бумаги. Кольцо это греческой работы, на нем нанесена золотая резьба, которая мешает заметить, что оно открывается. Если прижать одну из золотых пластинок, поддерживающих бриллиант, кольцо раздвигается, открывая надпись: „Корнель – Адели“. Нет сомнения, что убийца сохранил это кольцо, так как правосудие ничего не знает о нем. Никому не известно, что вы о нем знаете, поэтому будьте осторожны. Я не говорил в суде, что накануне преступления видел мадам Мазель, так как это было бы лишним доказательством против меня, но вам я это могу сказать. В этот день я узнал, что вечером у нее должна была быть довольно большая сумма в золоте и банковских билетах. Надо узнать, кто мог проведать об этом, так как я убежден, что мадам Мазель говорила об этом только мне.
   Корнель Лебрен».
   Винсент перевернул письмо и увидел на обороте бумаги кольцо, тщательно нарисованное в четырех видах.
   – Ну, – сказал он, складывая письмо, – завтра мы примемся за дело, а сейчас отдохнем.
   После этого братья разошлись по своим комнатам, а с рассветом были уже на ногах, несмотря на то, что легли поздно, и вместе отправились на кладбище Иври.
   Они пошли преклонить колени в этом Проклятом Углу, и молитва их была довольно продолжительной. Вернувшись в Париж, они решили расстаться.
   – Куда ты отправишься? – спросил Винсент Шарля.
   – Я иду к нотариусу мадам Мазель, чтобы узнать, через какие руки прошла находившаяся у нее сумма денег, прежде чем попасть к ней.
   – Да, это будет полезно.
   – Расспрашивая одного, другого, я увижу, куда это меня приведет. А ты?
   – Пойду отыщу человека, чтобы он нанял для нас квартиру, в которой жила мадам Мазель.
   – Но что скажут, если это узнают?
   – Все, что угодно. Кто может помешать мне?
   – Разве ты не боишься, что это может возбудить подозрения настоящего убийцы?
   – Наоборот, свадьба нашей сестры, наше равнодушие заставят поверить в наш цинизм, а жизнь, которую мы будем вести, заставит всех предполагать, что мы отказываемся от нашего отца.
   – Но с какой целью ты это делаешь?
   – Чтобы шаг за шагом восстановить картину преступления.
   – Каким образом?
   – В той самой комнате, где было совершено убийство, я буду искать то, что было упущено следствием, и, без сомнения, мне удастся восстановить истину.
   – Но, восстановив факты, ты еще не найдешь виновника.
   – Конечно, но я буду на пути к этому. Мы соединим людей и обстоятельства и узнаем истину.
   – Да, может быть, – задумчиво сказал Шарль.
   – Для того, чтобы достигнуть цели, нам нужно много мужества. Ты не можешь себе представить, Шарль, сколько нам придется еще страдать. Нам днем и ночью придется бывать в различном обществе: на балах, в театрах, на праздниках. Нам, может быть, придется бывать повсюду и делать веселый вид. Вчера, Шарль, я проделал опыт – один родственник Андре восхищался моим равнодушием. «Вы правы, – говорил он, – что отрекаетесь от вашего отца. Он был негодяй! Вы говорите, что он вам не отец, и развлекаетесь, веселитесь на свадьбе вашей сестры, не носите траура» и так далее.
   – Тебе сказали это?
   – Да, сказали.
   – И ты не вышел из себя?
   – Нет, напротив, я улыбался и соглашался.
   – О, негодяй!
   – Ты видишь, Шарль, что тебе не хватает мужества. Если ты не научишься сдерживаться, то рискуешь все погубить.
   – Это правда, но как тяжело сдержаться, слыша, как оскорбляют отца – эту святую жертву.
   – О, Боже мой! Это эгоизм всех людей, которые желают наследовать богатство и славу отца, а не его поступки и преступления. Они цинично признаются в этом, говоря, что деньги чисты. Мы же, что унаследовали от отца только эшафот, – мы составляем исключение, которому никто не может поверить. Нас хотят считать людьми недостойными и неблагодарными, не хотят верить, что мы могли быть признательны отцу. Мы свободны в наших поступках, и никто не подозревает о той миссии, которую мы выполняем.
Чтение онлайн



1 [2] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация