А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Кредиторы гильотины" (страница 16)

   Глава 20. Бог благословляет большие семьи

   Прежде чем начать вторую часть этой истории, мы должны извиниться перед читателем за те картины, которые показаны ему, но истинная история, которую мы рассказываем, заставляет нас описывать условия, в которых жили герои нашего рассказа. Чтобы уничтожить зло, необходимо показать на него. Чтобы залечить рану, надо знать ее глубину. Надо на все смотреть открытыми глазами – мы это и стараемся делать; в этом заключается неблагодарный труд нашей истории. В настоящее время он почти окончен, и самые ужасные сцены в этой книге будут происходить в обстановке более мягкой.
   А теперь продолжим наш рассказ с того места, где мы остановились, но несколько месяцев спустя.
   После неудачи на улице Омер Панафье пытался еще какое-то время отыскать следы аббата, но проведенная работа результатов не дала, и огорченные братья Лебрен договорились с Панафье прекратить на некоторое время поиски. Не было сомнений, что аббат затаился. Вследствие этого было решено подождать некоторое время и тогда уже начать все сначала, но уже с большей уверенностью в успехе, так как игроки не в состоянии надолго отказываться от игры.
   Итак, два месяца спустя Винсент Лебрен шел по аллее Елисейских полей. Он прошел Триумфальную арку, прошел по аллее Великой армии, затем повернул налево и вошел во второй дом.
   – Дома ли господин Берри? – спросил он привратника.
   – Нет, господин Берри вышел, но супруга его дома.
   – Благодарю.
   После этого молодой человек направился к маленькому павильону, стоящему в глубине цветущего сада. Дом в окружении зелени казался хорошеньким гнездышком. Большой балкон был уставлен высокими деревьями в кадках, превращавшими его в беседку. Яркое солнце освещало маленький садик, и когда Винсент открыл калитку, служанка, идущая навстречу, бросилась в дом, крича:
   – Госпожа! Госпожа! Это мсье Винсент!
   Бесцеремонность, с которой принимали молодого человека, нисколько не удивила его. Стоило ему поставить ногу на нижнюю ступеньку лестницы, как навстречу ему вышла сама хозяйка дома.
   – Винсент, – обрадовалась она, – какой счастливый случай привел тебя сюда? А где Шарль?
   – Я пришел один, сестрица, и прошу у тебя разрешения позавтракать с тобой.
   – Я очень рада, что тебе в голову пришла эта мысль. Но ты не увидишь Андре, и он будет очень раздосадован этим. Он сегодня приглашен на завтрак с приятелями.
   – Дорогая сестра, – сказал Винсент, беря ее за руку и подводя к окну, – какой у тебя веселый вид…
   – Это, кажется, тебя удивляет?
   – Какие глупости… Наоборот, я очень счастлив, хотя, может быть, и немного удивлен.
   – Как! Почему удивлен?
   – Очень просто. Тебе приходится заниматься хозяйством, ребенком, а это не всегда весело.
   – Ты говоришь, как все холостые люди. Наоборот, хлопоты по хозяйству и заботы о ребенке – вещи очень приятные.
   Винсент был явно удивлен. В эту минуту в комнату вошла нянька, неся на руках годовалого ребенка.
   – Посмотри на племянника, поиграй с ним, – сказала Маргарита. – А я пойду распорядиться, чтобы скорее подавали завтрак.
   И молодая женщина выбежала из комнаты, тогда как Винсент говорил себе: «Нет, я точно ошибся. Здесь все спокойно и счастливо. Но я все равно поговорю с ней за завтраком».
   Несколько минут спустя Маргарита вернулась со словами:
   – Брат, дай мне руку и идем. Завтрак подан.
   Винсент подал руку и повел сестру к столу.
   Читатель, наверное, помнит, что во время поисков человека, из-за которого был казнен Корнель Лебрен, Винсент однажды ночью столкнулся лицом к лицу с мужем своей сестры, и слова лакея ресторана насчет того, кого он считал образцовым мужем, обеспокоили его. Он хотел на следующий день убедиться в справедливости услышанного, но подумал, что его присутствие может возбудить подозрения Андре, и тот примет меры, чтобы о его приключениях не узнали, и поэтому отложил свой визит.
   После того как поиски, продолжаемые Панафье в течение многих месяцев, не дали никакого результата, огорченный неудачей Винсент, почти решившись бросить предпринятое дело, или, по крайней мере, предоставить все случаю, сказал себе: «Эти поиски слишком утомительны, нам нужно отдохнуть. Как бы слова лакея не оказались справедливыми. Во всяком случае, известная доля правды в них есть, поэтому займемся делами нашей сестры. Может быть, Андре вступил на дурной путь, но еще не поздно остановить его, не ставя в известность Маргариту, которую это обеспокоило бы. Не возбуждая подозрений Андре, мы должны узнать, не страдает ли он несчастной страстью к игре, и не ставит ли это под угрозу состояние его жены и ребенка».
   Если бы оказалось, что он попался в сети какой-нибудь кокотки, Винсент решил в таком случае, не говоря ни слова ни Маргарите, ни ему самому, увезти Андре в какое-нибудь путешествие. Но чтобы принять какое-нибудь решение, он хотел вначале все расследовать, то есть расспросить сестру, не вызывая у нее подозрений, и из ее ответов сделать вывод, определяющий его дальнейшее поведение. Сев за стол, Винсент сразу же приступил к выполнению своего плана.
   – Как я счастлив, дорогая Маргарита, что вновь с тобой, – сказал он. – Я невольно вспоминаю наше детство, когда были живы наши отец и мать.
   – Мы можем снова устроить почти такой же семейный обед, – отозвалась Маргарита с печальной улыбкой.
   – Как это?
   – Просто нас будет снова пятеро: ты, Шарль, Андре, я и наш маленький Корнель, твой крестник.
   Винсент задумался на некоторое время, а Маргарита продолжала:
   – Что с тобой, Винсент? Ты сегодня что-то необыкновенно печален.
   – Нисколько, Маргарита. Я просто вспомнил о тех, кого уже нет… Не будем больше об этом.
   И желая перевести разговор на более банальную тему, он прибавил:
   – Поговорим лучше о тебе, дорогая Маргарита, Счастлива ли ты?
   – О, да! Очень счастлива, – сразу же ответила она.
   – Счастлива… И твой муж по-прежнему очень любит тебя?
   – Да. По-прежнему.
   – И вы никогда не ссорились?
   – Никогда. Ты меня удивляешь!
   – Чем же?
   – Конечно, удивляешь, – смеясь, повторила Маргарита.
   – Я не хочу сказать, что брак убивает любовь или что у тебя дурной характер. Я о другом. Ведь твой муж живет за счет доходов со своего капитала, и бездействие может его увлечь…
   – Какое бездействие?! Да разве ты ничего не знаешь? – перебила Маргарита.
   – О чем ты говоришь? – с любопытством спросил Винсент.
   – Ты не знаешь, что Андре работает? Да, он пишет громадную книгу. Я сейчас покажу тебе его кабинет.
   – Ты говоришь о его спальне? Разве у вас не общая спальня?
   – Нет.
   – Как! Уже?
   – Этого не его желание, а мое. Послушай меня. Я обожаю своего ребенка и хочу, чтобы он спал в моей спальне, а поэтому и кормилица спит с нами. Ты понимаешь, что в результате нам пришлось сделать две спальни.
   – Да-да, понимаю, – с беспокойством произнес Винсент.
   – С того времени Андре стал работать. После обеда он отправляется на маленькую прогулку, и возвращается, когда все уже спят.
   – Затем работает всю ночь?
   – Да, всю ночь. Я могу это видеть. В его кабинете постоянно горит свет; он ложится иногда в четыре, в пять часов. И, – прибавила она с улыбкой, – я прихожу будить его около одиннадцати часов.
   – Так он занимается всю ночь? – повторил Винсент, – И ты никогда не ходишь к нему, чтобы посмотреть, работает ли он?
   – Нет, он строго запрещает это. Дверь у него всегда закрыта, и он не отвечает.
   Винсент говорил с самым равнодушным видом, но под этой маской спокойствия он скрывал пожиравшее его любопытство. Он не желал показать сестре ни тени сомнения, охватившего его, а между тем он хотел узнать: не скрывала ли его сестра под внешним спокойствием тайного страдания, зная, что ничто не в состоянии ей помочь.
   – Каким образом такие молодые супруги могут дойти до этого? – равнодушным тоном продолжал Винсент.
   – Что ты хочешь сказать?
   – Но, сестра, я удивляюсь, что ты соглашаешься иметь отдельную с мужем комнату.
   – Ты человек холостой и не можешь понять, от каких неприятностей я его избавляю. Подумай о том, что невозможно находиться в комнате, где спит ребенок, который будит вас каждую ночь. Только мать может переносить это. Мужчина, как бы серьезен он ни был, все равно будет сердиться.
   – Вы живете так только со времени рождения Корнеля?
   – Да, почти. Мой бедный Андре не смел просить меня об этом, и я сама предложила ему. Зато теперь я могу больше времени посвящать ребенку. Присутствие Андре только стесняло бы меня. Я всегда боялась бы разбудить его на рассвете. А главное – я боялась бы, что эти постоянные маленькие неудобства могут уничтожить его любовь к нашему ребенку.
   – Да, это правда, – поддакнул Винсент, чтобы сказать хоть что-нибудь.
   – Видишь, в чем дело, – продолжала Маргарита. – Мой бедный Андре приносит себя в жертву и не жалуется. Он не привык к такой жизни и вследствие этого вечером не может заснуть. Поэтому он и придумал себе занятие. Ему приходится чтением и письмом доводить себя до утомления, чтобы заснуть. Ты, может быть, думаешь, что я преувеличиваю? Нет, Винсент, уверяю тебя, что бывали случаи, когда я видела Андре бодрствующим в шесть часов утра.
   – И это не беспокоит тебя?
   – Нет, я предпочитаю, чтобы все так и было. Впрочем, я должна тебе сознаться, что он спит очень мало. Один раз я имела возможность в этом убедиться. Однажды он проработал всю ночь. Я тогда боялась, что наш ребенок заболеет, и мне все хотелось позвать Андре, но, видя его тень, склоненную над столом, я не решалась. Наконец, совершенно успокоившись насчет Корнеля, я решила отдохнуть и, прежде чем лечь, подошла к окну. И вдруг увидела Андре, выходящего из-за угла улицы. Я удивилась – ведь он всю ночь просидел, склонившись над столом. Он вошел сильно взволнованный. Увидев, что я стою возле окна в такой час, он сказал мне, что по странному совпадению не мог заснуть всю ночь, хотя и не подозревал, что ребенок болен. Утром, утомившись работать, пошел прогуляться в Булонском лесу. Не правда ли, удивительно, что у человека могут быть такие предчувствия – ведь ничто не могло заставить его даже предположить, что его ребенок болен.
   – Да, это странно, – с волнением отвечал Винсент. – Итак, ты счастлива?
   – Да, благодаря Богу я самая счастливая из женщин.
   – И никогда между вами не было ни малейшей размолвки?
   – Никогда!
   – У вас никогда не было семейных неприятностей?
   Маргарита с удивлением взглянула на него.
   – Почему ты спрашиваешь меня об этом? – проговорила она.
   Винсент улыбнулся.
   – Потому, что я люблю тебя, дорогая Маргарита, – ответил он. – Потому, что вчера мы говорили с Шарлем о тебе, о вас с мужем, о той стремительности, с которой была устроена твоя судьба; полагаясь на слова одного и предположения других, главным образом – повинуясь воле отца, мы рисковали ввергнуть тебя в нищету.
   – Но ведь я была богата.
   – Это правда, но у Андре могли быть долги, а мы этого не знали.
   – Благодарю тебя за твое беспокойство, Винсент, – сказала Маргарита, – но все нормально, так что успокой Шарля. Андре был богаче меня. Его состояние находится не во Франции, но он богат настолько, что все мои желания, и даже капризы, исполняются.
   – Ты знаешь, каково состояние твоего мужа?
   – Нет, но мой дорогой Андре много раз предлагал мне провести несколько месяцев в Италии. Я сначала говорила ему, что это стоит слишком дорого. На это он отвечал, что об этом нечего беспокоиться, так как мы не проживаем и половины своих доходов.
   – Почему ты отказалась от этого путешествия? – поинтересовался Винсент.
   – Потому что я люблю Париж, – ответила Маргарита с некоторым смущением, опуская голову.
   – Но, моя дорогая сестра, тебе еще не приходилось путешествовать. Ты не можешь себе представить все прелести подобной жизни.
   – Да, конечно, но не в одиночестве.
   – Как в одиночестве?! Разве Андре не поехал бы с тобой?
   – Само собой, разумеется, нет. У него есть дела на бирже, и его присутствие здесь необходимо.
   Винсент понял, что сестра слово в слово повторяет фразы мужа, желающего избежать путешествия.
   – Да, он прав, – сказал Винсент. – Мужчины вынуждены заниматься делами, но в твоем положении, имея ребенка, тебе следовало бы послушаться его.
   – Нет, никогда, – решительно ответила Маргарита.
   – Разве ты не любишь путешествовать? – спросил Винсент.
   – Наоборот, я обожаю путешествия.
   – Ну, так в чем же дело?
   – Я никогда не поеду одна без него.
   Эта фраза была сказана тоном, не терпящим возражений. Винсент посмотрел на сестру и заметил, что она смущена. Несколько минут прошло в молчании, затем молодой человек жестом отослал лакея из комнаты. Тот повиновался. Тогда Винсент придвинулся к сестре, нежно взяв ее за руку.
   – Маргарита, ты что-то скрываешь от меня.
   Молодая женщина подняла голову и совершенно спокойно ответила:
   – Нет, Винсент, я ничего от тебя не скрываю.
   – Тогда почему ты отказываешься от путешествия, которое доставило бы тебе удовольствие?
   – Я уже сказала тебе, что не хочу ехать без Андре.
   – Сейчас ты должна любить своего ребенка больше, чем мужа.
   – Извини меня, дорогой Винсент, но я по-прежнему влюблена в своего мужа.
   Винсент с удивлением взглянул на нее.
   – Выслушай меня, – продолжала она, – я скажу тебе всю правду, но пусть это останется между нами. Мой муж никогда не должен узнать то, что я тебе скажу.
   – Клянусь тебе, Маргарита, что твои слова останутся между нами.
   – Вот что заставляет меня жить на разных половинах с Андре: мой муж страдает ужасной болезнью.
   – Болезнью? – повторил Винсент.
   – Да, по ночам он без всякой причины вскакивает с постели, с безумным видом бегает по комнате, борясь с невидимым врагом. После ужасной борьбы он падает без чувств и иногда целыми часами остается без сознания.
   – Это очень странно.
   – Представь, какое впечатление это произвело на меня, когда я в первый раз увидела его в таком состоянии. Придя в себя, он спросил, что он делал, и когда я посоветовала ему обратиться к врачу, он ответил, что уже советовался с известными врачами и что его болезнь неизлечима. Он сказал мне, что эти кризисы совершенно безопасны, но в то же время их ничем нельзя предотвратить. Но так как они могли испугать меня, особенно в том положении, в каком я тогда была, он уговорил меня сделать отдельную спальню.
   – Какая страшная болезнь! Я боюсь за тебя!
   – Боишься?
   – Да, боюсь.
   – Но ведь я уже сказала тебе, что мне ничто не угрожает. Что же касается его, то это другое дело. Что бы он ни говорил, я боюсь и никогда не оставлю его. Я заставила его не закрывать тяжелую портьеру на стеклянной двери, потому что когда сквозь кисею вижу его склонившимся над столом, я спокойна.
   – А часто с ним бывают такие припадки?
   – В последнее время они стали реже, но все равно я не могу оставить его.
   – Бедняжка!
   – Я нисколько не заслуживаю сожаления. Дорогой Андре делает все возможное, чтобы избавить меня от этого тяжелого зрелища.
   Винсент молчал, думая о том, что услышал. Сперва он хотел услышать подтверждение того, о чем узнал, путешествуя по улице Омер. Но настойчивый труд Андре по приумножению его состояния, спокойствие в доме, ужасные галлюцинации, сопровождаемые обмороком, – все это противоречило его первым предположениям.
   – Но мне кажется, что ты не совсем благоразумно поступаешь, оставляя мужа одного. Это может быть опасно, так как какой-нибудь кризис, более сильный, чем предыдущий, может потребовать помощи, а оказать ее вовремя не будет возможности.
   – Я предвидела это. В комнате возле его спальни находится одна женщина, которой приказано предупредить меня, если она услышит шум.
   – Но какая же будет польза, если он запрется у себя?
   – Дело в том, что я без его ведома приказала сделать второй ключ.
   – Это хорошо. Кстати, я совсем не знаю вашего дома.
   – Ты еще ни разу не был у нас здесь?
   – Нет, я был только один раз на большом обеде, и ты не показывала мне своей половины.
   – О-о, у меня очень хорошо! Ты увидишь это. Мне здесь очень нравится: комнаты веселые, до Елисейских полей недалеко, воздух чистый, и я хотела бы прожить здесь до конца своей жизни. Давай выпьем кофе, а потом я покажу тебе мой маленький дворец.
   Несколько минут спустя молодая женщина показывала брату хорошенький особняк, который они занимали. Это был один из тех особняков, фасад которых выходил на Елисейские поля, а вход был с параллельной улицы. Попасть в него можно было, пройдя через двор, мимо дома привратника. В глубине двора находился маленький сад, так что особняк стоял посреди двух садов. Поднявшись по лесенке в несколько ступенек, вы входили в переднюю, представляющую зимний сад; направо была столовая, отделанная старинным дубом с развешанными по стенам расписными блюдами и тарелками. Средняя дверь вела в гостиную, отделанную в современном стиле. Комнаты второго этажа были так же роскошны, как и комнаты первого. Лестница оканчивалась маленькой площадкой, на которую выходила только одна дверь – вход в приемную гостиную. Вторая маленькая дверь, скрытая под обоями, вела в комнаты хозяина и хозяйки.
   Маргарита показала брату маленький рабочий кабинет своего мужа, в котором находились копии лучших произведений живописи и скульптуры. Туалетная комната, находящаяся рядом с кабинетом, была вся отделана мрамором. Налево стояло громадное зеркало, а направо – ванна из черного мрамора. Сам кабинет был самой простой и в то же время – самой богатой из комнат. Он был обит тисненой кожей, а в простенке помещалось большое венецианское зеркало в рамке из черного дуба. Перед окном стоял громадный дубовый стол, заваленный книгами и бумагами.
   – Вот тут он работает каждый вечер, – сказала Маргарита брату, указывая на стол.
   – Но что же он делает?
   – Он занимается большим историческим сочинением, для которого ему необходимы спокойствие и тишина.
   Винсент с удивлением оглядывался вокруг.
   – Что с тобой? – спросила его сестра.
   – Я должен сказать тебе правду, – ответил Винсент. – Я задаюсь вопросом: как вы можете позволить себе такую роскошь?
   – Но ведь я объяснила тебе это.
   – Объяснила. Это правда. Но я помню маленькую квартирку на улице Барбетт.
   – Понимаешь, я не все тебе сказала. У Андре есть тетка, которая до тех пор, пока он был холостой, ничего ему не давала, но как только он женился, сделала ему большой подарок.
   – Да, подарок наверняка очень большой.
   – Она подарила двести тысяч франков.
   – Ты видела это?
   – Что – «это»?
   – Я хочу сказать – ты знаешь тетку?
   – Нет, она живет в Савое и очень стара.
   – Тебе это рассказал Андре?
   – Конечно, но что с тобой?
   – Признаюсь, дорогая Маргарита, ваш дом, вся эта роскошь пугают меня.
   – Почему?
   – Я говорю тебе, дорогая Маргарита, все, что думаю, и надеюсь, ты не передашь моих слов Андре, но я боюсь, что какой-нибудь поворот судьбы изменит все.
   – Никогда!
   – Откуда ты знаешь?
   – Я знаю, что Андре часто говорил и теперь говорит, что все находящееся здесь – наше состояние, что все принадлежит нам, то есть – мне и моему ребенку, что никогда он не тронет этого даже из-за самого выгодного дела.
   Винсент очень боялся показать свои опасения и поэтому сделал вид, что удовлетворен ответом сестры.
   – Тем лучше, – проговорил он, – это меня совершенно успокаивает, и я очень доволен, Маргарита, видя тебя такой счастливой.
   – Не правда ли, Винсент, у нас маленький дворец?
   – Да, это все великолепно.
   – И ты видишь, как все удобно сделано!
   – Да, но здесь есть один маленький недостаток.
   – Какой?
   – Чтобы войти в спальню, нужно пройти через гостиную и туалетную комнату.
   – Да нет же – есть другой вход. Посмотри.
   Говоря это, Маргарита открыла дверь в стене напротив кровати, выходившую в длинную галерею.
   – Что это такое? – спросил он.
   – Это галерея, которая служит террасой и на которую выходят двери обоих половин нашей квартиры.
   – Это великолепно!
   – Так как прислуга вынуждена ходить по большой лестнице, то Андре приказал сделать здесь двери.
   Говоря это, молодая женщина показала своему брату маленькую дверь в углублении.
   – А! Так это он приказал сделать маленькую дверь?
   – Да, она выходит на черную лестницу, которая ведет на верхний этаж, где помещается прислуга. Впрочем, сейчас все изменено, и прислуга помещается внизу, в левой половине дома, – под моими комнатами. Андре это больше устраивает, так как он спит по утрам, и постоянное хождение прислуги будит его. Кроме того, с тех пор, как у меня ребенок, я не люблю ездить в театр, и когда Андре ездит туда, то возвращается по этой лестнице.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [16] 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация