А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Кредиторы гильотины" (страница 15)

   Глава 19. Панафье ровно ничего не понимает

   Когда в 11 часов Панафье в сопровождении братьев Лебрен шел к улице Омер, перед ним, как из-под земли, выросли его два помощника, Деталь и Ладент. Узнав братьев, последний многозначительно покосился на Пьера и сказал старшему:
   – Ах, мсье, я очень счастлив узнать, что работаю с такими людьми, как вы.
   – Черт возьми, по внешнему виду вас можно принять за франта, а между тем – какая сила! Я, как сейчас, вижу себя катящимся по полу.
   Ладеш, желая быть на высоте положения с людьми, с которыми его столкнула судьба, счел нужным извиниться за грубый язык своего друга.
   – Господа, – произнес он, – пожалуйста, не удивляйтесь манерам Пьера. Вы понимаете, что значит, когда человек не получает воспитания. Он говорит то, что думает, но, по пути, он добрый малый.
   Братья были довольно сильно смущены, так как им не доставляло особенного удовольствия разговаривать с двумя негодяями, и они спешили отделаться от них.
   Панафье понял это и сказал:
   – Нечего терять время. Есть ли у вас что-нибудь новое?
   – Ровно ничего, кроме того, что мы видели его входящим.
   – Так он там? – спросил Винсент.
   – Да, кажется.
   – Может быть, лучше нам не входить? Мы можем возбудить в нем подозрение и заставить его быть осторожным.
   – Да, вы правы.
   – Однако, – спросил Шарль Лебрен, – нельзя ли нам войти хоть на минуту и затем выйти, делая вид, что мы не обращаем на него никакого внимания?
   – Ну, так идемте. Позвольте мне только расставить своих людей. Ты, Пьер, останься здесь, и если он выйдет – следи за ним. Ладеш пойдет вместе с нами, чтобы указать мне его, и очень возможно, что мы выйдем вслед за ним. Ты нанял экипаж?
   – Вот он, – отвечал Ладеш, указывая на фиакр, стоящий в нескольких шагах. – Это Фолиньон, мы можем на него положиться.
   – Хорошо, – сказал Панафье. – А теперь, – продолжал он, обращаясь к братьям Лебрен, – вы войдете раньше нас.
   – Но мы не знаем здесь никого.
   – Поэтому я сейчас и расскажу способ быть здесь принятым.
   – Говорите!
   – Вы пройдете через аллею, которую видите около кафе, и в конце ее увидите дверь, на которой написано слово «Здесь». Вы откроете эту дверь и очутитесь на небольшом дворе. Налево от вас будет другая дверь, на которой вы увидите надпись «Лаборатория», а ниже – «Посторонним вход воспрещен», но вы войдете и очутитесь в кухне кафе. Вы пройдете через нее, не говоря ни слова, и раскроете дверь в левом углу. Эта дверь выходит на лестницу. Вы спуститесь по ней на 15 ступеней. Затем перед вами будет вторая дверь, отворив которую, вы окажетесь в передней. Тут в передней вас встретят двое, которые, если вы незнакомы им, спросят: «Что вам угодно?» Тогда вы ответите: «Мы приглашены господином Сезаром». «А у вас есть с собой приглашение?» – продолжат они. Вы должны ответить: «Ж.С.В.»
   – Как вы говорите? – переспросил Винсент.
   – Ж.С.В. Это условный пароль. Тогда с вас снимут ваши пальто, лакей откроет дверь, – и вы войдете. Вы поняли?
   – Да.
   – Теперь договоримся, что, придя туда, мы сделаем вид, будто не знаем друг друга.
   – Хорошо. Мы только войдем, чтобы посмотреть на внутреннее убранство этого игорного дома.
   – Да, это настоящий игорный дом.
   – Но нет опасности, что нагрянет полиция? – спросил Шарль Лебрен.
   – Секретарь комиссара – один из постоянных посетителей этого дома.
   – О! В подобных случаях это очень хорошо, – смеясь, сказали братья.
   – Затем, – продолжал Панафье, – выйдя, вы отправитесь к Бребану, спросите там у лакея кабинет на втором этаже и будете ждать меня. По окончании дела я присоединюсь к вам.
   – Отлично, в ожидании вас мы закажем ужин.
   – Итак, теперь, когда мы обо всем договорились, отправляйтесь вперед.
   Братья пошли по улице Омер и вышли на аллею. Деталь, обменявшись взглядом с Ладешем, встал на свое место, а Панафье сказал последнему:
   – Помни, что ты не должен говорить ни слова. Ты укажешь мне на него взглядом.
   – Рассчитывайте на меня.
   – Подождем еще минут десять, а потом пойдем.
   Сказав это, он предложил Ладешу сигару и сам закурил. Когда же прошло 10 минут, они в свою очередь исчезли на аллее, куда и мы последуем за ними.
   Наши читатели уже знают со слов Панафье, как попасть в игорный дом. Мы прибавим только, что когда лакей открывал дверь, то вошедшие входили в большой погреб, но не в такой, какие строятся в наше время, а в подземелье со сводом старинной церкви. Это был большой зал, поддерживаемый четырьмя колоннами, стены были оштукатурены и выкрашены белой краской, а колонны обиты зеленым бархатом в высоту человеческого роста. Между четырьмя колоннами стояли два стола, покрытые зеленым сукном с делениями для баккара. Вокруг столов толпилось более пятидесяти человек. Зал освещался четырьмя свисавшими с потолка лампами под абажурами и двумя бра, висевшими в конце зала. Люди, окружавшие столы, судя по одежде, принадлежали к среднему классу, а между тем столы были завалены золотом. Все молчали. Слышен был только голос банкомета.
   Кроме рассказа о драме, которую мы здесь описываем, этот роман повествует о страсти к игре. Мы хотим показать читателям наиболее опасные игорные дома. В замечательной книге под названием «Игра во Франции», автор которой не посчитал нужным подписаться, мы находим описание различных способов плутовства в игре и просим у этого автора разрешения привести целую страницу его произведения, необходимую для объяснения последующих событий нашей истории:
   «В Лондоне шулерами используется на железных дорогах очень простое средство: очень прилично одевшись, они садятся втроем в одно отделение и ожидают четвертого путешественника, которого предполагается обыграть. Совершенно естественно, что, видя, как остальные играют, он начинает интересоваться игрой и ставить вначале небольшие суммы в несколько шиллингов. Вначале он выигрывает и, увлеченный выигрышем, начинает ставить все больше и больше, и тогда – прощай его денежки. Шулера выходят на следующей станции, чтобы на другой день снова начать то же самое. Несколько лет тому назад двое людей, посещавших высшее общество, были преданы суду за то, что мошенничали в картах. Этот процесс наделал много шума, так как доказал, что в самые лучшие клубы могут пробраться шулера. Один известный вор в начале своей карьеры выиграл в карты довольно большую сумму денег, которая, однако, показалась ему недостаточной. Тогда он придумал невообразимую вещь. Он купил громадное количество игральных карт, уехал в деревню и в течение нескольких лет занимался нечеловеческим трудом: при помощи знаков, ключ к которым имел он один, он отметил каждую карту. Когда он это окончил, то отправился в Сен-Назер и загрузил целый корабль своим странным грузом. Судно должно было отправиться 30 числа, а 20 числа того же месяца он сел на пароход и отправился в Мексику. Приехав туда, он при помощи нескольких помощников скупил карты во всем городе и сжег их. Это происшествие произвело в Мексике страшное волнение, так как игра там считается почти необходимой для существования. Об исчезновении карт говорили в гостиных, гостиницах, на улицах. Это было общественное бедствие. «Жизнь за колоду карт!» – говорили мексиканцы. И в один прекрасный день распространился слух, что к городу подходит корабль, груженый картами. Едва это судно вошло в гавань, как почти приступом было взято людьми, покупавшими карты по баснословным ценам и, естественно, игра возобновилась с большим азартом, чем когда-либо. Тогда герой привел в исполнение вторую часть своего дьявольского плана. Как мы уже сказали, все карты были мечены. Каждый раз, когда он садился за игорный стол в гостиной или клубах, он постоянно обыгрывал всех игроков и, странная вещь, это настойчивое выигрывание не возбуждало ни у кого подозрения, до такой степени все игроки убеждены в своей прозорливости. Когда он выиграл довольно солидную сумму, он вернулся во Францию, где, менее счастливый или более неловкий, дал поймать себя».
   Игорный дом на улице Омер не был из привилегированных, и большая часть людей, окружавших столы, принадлежала к описанной нами категории. Теперь читатели, очевидно, достаточно знают о людях, с которыми должны познакомиться.
   Братья Лебрен сначала были смущены, очутившись в этом странном обществе, но видя, что на их приход никто из играющих не обращает внимания, головы и взгляды всех были устремлены на зеленый стол, они понемногу приободрились и обошли зал. Затем подошли к столу и стали смотреть на игроков. Оба думали одно и то же: «Он здесь!»
   – Мне здесь как-то не по себе, – сказал Шарль.
   – И мне тоже, – ответил Винсент. – Мне кажется, что в этом месте жизнь человеческая ничего не стоит. Посмотри на эту кучу золота. Но что для меня не понятно – насколько плохо одеты те, что рискуют подобными суммами. Признаюсь, я мало чувствую доверия к этим господам.
   – Это может быть следствием того, что нам сказал Панафье.
   – Может быть, но я испытываю сильное нетерпение. Мне хочется, чтобы эта ночь поскорее окончилась.
   – Да, если только мы добьемся желаемого результата.
   – Я не знаю, почему, но мне кажется, что мы достигнем цели.
   – Дай Бог, чтобы это было так.
   Молодые люди внимательно следили за игрой, когда на другом конце стола кто-то сказал:
   – Я ставлю двадцать луидоров.
   Братья подняли головы и переглянулись.
   – Ты слышал этот голос?
   – Это невозможно…
   – Но, тем не менее, посмотрим.
   И они подошли к другому концу стола. Тот, чей голос они слышали, выиграл и брал деньги.
   – Но это он! – сказал Винсент.
   – Это уже чересчур, – смеясь, сказал Шарль. Молодой человек, присутствие которого сильно их озадачило, был человек лет около тридцати, изящно одетый, высокого роста, немного худой, но очень симпатичный. Светло-каштановые волосы вились над высоким лбом, глаза темно-синего цвета казались еще красивее под тенью густых ресниц. Красиво очерченные губы были бледно-розового цвета. Он не носил ни усов, ни бороды. Вообще, я повторяю, это был очень красивый мужчина. Винсент подошел к нему сзади и похлопал по плечу. Молодой человек обернулся и был слегка озадачен, узнав братьев, в то время как те громко смеялись. Этот смех успокоил молодого человека. Он вышел из кружка игроков и сказал, обращаясь к братьям:
   – Каким образом вы попали сюда?
   – В нашем присутствии нет ничего необыкновенного. Мы холостые люди, но ты, Андре, – ты же женатый! – шутя, сказал Винсент.
   – Да, действительно, это трудно объяснить, – сказал Андре самым естественным тоном.
   Наши читатели уже видели того, кого мы сейчас описали. Это был Андре Берри, муж Маргариты Лебрен.
   – Часто ты заходишь сюда? – спросил Винсент.
   – Никогда. Я здесь в первый раз. Вы только что пришли?
   – Да.
   – Вы видели, как я играл?
   – Да, видели одну ставку.
   – Я только один раз и поставил. Мне хотелось испытать счастье. Я выиграл и хотел уйти. Но каким образом вы попали сюда?
   – Мы уже давно слышали о многочисленных парижских игорных домах, – отвечал Винсент, – и хотели посмотреть хоть один раз. Нам указали на этот, и мы пришли сюда.
   – Как странно. Ни один из нас не имеет обыкновения бывать здесь – и вдруг все сошлись в один и тот же день.
   – Я сейчас уйду, – сказал Андре. – Пойдемте со мной. Здесь такое дурное общество, что мне хочется уйти поскорее.
   – Мы чувствуем то же самое.
   – В таком случае – идемте.
   Братья собрались выйти. Андре шел следом за ними. В это время открылась дверь, и вошел Панафье в сопровождении Ладеша. При встрече с братьями он, как было условлено, сделал вид, что не знает их, и, не обращая внимания на того, кто шел сзади них, взглянул на Ладеша, который поспешно направился к столам, взглядом здороваясь с некоторыми игроками. Братья в сопровождении Андре вышли. Они сами взяли свои пальто, тогда как лакей поспешно бросился к Андре помочь ему надеть пальто, но ни Винсент, ни Шарль не заметили этого.
   Несколько минут спустя они вышли на аллею, как вдруг Андре отступил назад, говоря:
   – Что это такое?
   Но Винсент, узнавший Пьера Деталя, подошел к фонарю таким образом, чтобы закрыть собой своих двух спутников и, в то же время, чтобы быть узнанным. Пьер поклонился и вернулся на свое место.
   – Что это за человек? – спросил Андре. – Вы его знаете?
   – Нет, – ответил Винсент. – Когда мы вошли, я видел, что он поступал точно так же со всеми, кто выходил отсюда, и я предполагаю, что это какой-нибудь мошенник, который ожидает своего спутника, отправившегося поиграть на общие деньги.
   – Вполне возможно, – беззаботно заметил Андре, беря под руку братьев. – Но, я до сих пор не могу прийти в себя от того, что встретил вас здесь, – прибавил он.
   – И мы точно так же, – отвечал Шарль.
   – Что, если бы мы сказали это Маргарите?
   – Пожалуйста, не говорите глупостей, – смеясь, отвечал Андре.
   – Дело в том, что я не мог поверить своим глазам, Андре. Отец семейства и вдруг – игрок. Да еще где?! Боже мой!
   – Да, я понимаю, что это должно было вас удивить, а между тем все очень просто. Я сегодня был приглашен на семейный обед к дяде. Маргарита захотела остаться с ребенком. Ты можешь себе представить, как я весело провел время? Поэтому сразу же после кофе я поспешил уйти. Не зная, что делать, так как я сказал, что вернусь не раньше двух часов, я придумывал, как бы убить время. Как вдруг вспомнил об этом игорном доме, о котором мне рассказывали, как об очень интересном. И вот, как видите, явился сюда.
   – Я очень рад, что встретил тебя, – смеясь, сказал Винсент, – и очень рад, что у тебя есть свободное время, так как мы сами отправляемся к Бребану ждать там одного человека.
   – Одного человека? – со смехом повторил Андре.
   – Пойдем с нами. Ты плохо обедал. Так поужинаем вместе! – предложил Винсент, не отвечая на вопрос Андре.
   – Я наскоро с вами поужинаю и уйду.
   – Мы слишком любим сестру, чтобы заставлять тебя кутить.
   Все трое братьев, разговаривая, отправились к Бребану и заказали ужин.
   Около двух часов Андре расстался с ними.
   – Странно, – сказал Винсент, оставшись вдвоем с братом, – но мне показалось, что Андре здесь хорошо знают.
   – Мне тоже.
   – Мы сейчас узнаем это.
   Сказав это, Винсент позвонил.
   – Скажите, пожалуйста, – спросил он вошедшего лакея, – правда ли, что наш друг, который сейчас вышел отсюда, приходил сюда сегодня вечером спрашивать обо мне?
   Шарль глядел на брата удивленно.
   – Ваш друг, господин Андре? Он не приходил сегодня.
   – Вы его хорошо знаете?
   – О, господин Андре здесь бывает почти каждую ночь.
   – Понятно.
   Когда лакей вышел, Винсент обратился к Шарлю:
   – Вот новость, – сказал он.
   – Я поражен, – отвечал Шарль.
   – Боже мой! Неужели Андре кутит? Надо увидеться с Маргаритой.
   В эту минуту лакей снова вошел, говоря:
   – Вас спрашивает один господин. Вы ждете господина Поля?
   – Да-да. Введите его.
   Лакей сразу же ушел и минуту спустя ввел Панафье. Последний осмотрелся вокруг и был удивлен, увидев братьев одних.
   – Кого вы ищете? – спросил Винсент.
   – Но ведь вы не одни?
   – Одни. Мы хотели задать вам тот же вопрос. Вы поймали его?
   – Кого? – спросил Панафье.
   – Как – кого? Аббата!
   – Ну, – вскрикнул Панафье, – признаюсь, я ничего не понимаю! Мы не нашли аббата в игорном доме, хотя мы знали, что он был там. Когда же мы вышли, то Деталь сказал нам, что видел вас идущими вместе с аббатом.
   – Нас?! – вскричали в один голос братья.
   – Да. Но не заметил, чтобы вас кто-нибудь сопровождал.
   – Это какая-то мистификация, – с досадой сказал Шарль. – Мы вышли с Андре, нашим зятем, который так же, как и мы, пришел посмотреть этот интересный игорный дом.
   – А этот дурак Пьер, видя нас выходящими с посторонним, подошел посмотреть на нас чуть ли не вплотную.
   – Он даже сказал мне, что вы ему подали знак, который обозначал, что вы его поймали – не занимайся, мол, этим больше.
   – Он точно сошел с ума. Я сделал ему знак, что это мы и чтобы он остался на своем посту. Разве он не знает аббата?
   – Он знает его, но мало, а Ладеш был со мной. А этот дурак по знаку, который вы ему сделали, понял, что как будто бы не нужно больше наблюдать и что аббат уже ушел.
   – Согласитесь, что это смешно.
   – Да, это правда, – озабоченно сказал Панафье.
   Он был сильно раздосадован, что позволил обмануть себя, таким образом, и что все приготовления не привели ни к чему. Он даже не смел больше защищаться, и братья, видя его смущение, сжалились над ним.
   – Послушайте, господин Панафье. Ну, не успели сегодня, успеем в другой раз. Не стоит отчаиваться из-за таких пустяков.
   – Простите меня! Вы слишком добры ко мне. Я был глуп сегодня и предпочитаю, чтобы вы мне это сказали.
   – Хватит, – прервал его Винсент, – садитесь за стол и поужинаем. То, что не удалось сегодня, удастся завтра. Он постоянно там бывает?
   – Да, постоянно. Я расспросил, и мне сказали, что он приходил сегодня вечером и даже много выиграл, но никто не заметил, как он ушел. Этот глупец принял за него вашего зятя. Впрочем, извините меня, пожалуйста, господа, я поступил, как дурак.
   – Но это совсем не ваша вина.
   – Наоборот, именно моя. Нужно быть совершенно безумным, чтобы воображать, что вы могли выйти с этим человеком. Я должен был подумать, что этот дурак ошибся.
   – Но если они оба говорят, что он пришел и что его не видели выходившим, то из этого нужно сделать вывод, что есть другой выход.
   – Нет-нет, я отлично знаю дом. Все это просто немыслимо.
   – Где ваши помощники?
   – Внизу, в фиакре.
   – Отпустите их и поужинаем.
   – Хорошо.
   Сказав это, Панафье вышел. Но Ладеша и Деталя не было в фиакре, так как напротив была открыта лавка, и они зашли туда, чтобы убить время.
   – Вы можете идти, – с гневом сказал Панафье, входя в лавку, и, повернувшись к великану, прибавил:
   – Ты, Пьер, редкостный дурак. Благодаря тебе дело расстроилось.
   – Как, разве его там нет? – спросил Ладеш.
   – Нет, он и не думал там быть. А ты, дурак, принял за аббата одного друга этих молодых людей.
   Деталь покраснел, потом побледнел, выслушивая упреки Панафье. Он даже не в состоянии был ответить на его слова.
   – Я увижусь с вами завтра, и придется начать все сначала, – сказал Панафье, уходя.
   – Ну, мой милый, – сказал Ладеш своему другу, когда Панафье ушел, – выпить необходимо – это тебя развлечет.
   – Мне никогда не приходилось выслушивать столько, – проговорил Пьер.
   – Не обращай на это внимания, старина, а лучше слушай меня. За экипаж заплачено, а мы отправимся домой пешком и по дороге поговорим.
   Ладеш позвал кучера и отпустил его. Затем, заплатив за выпитое вино, взял под руку своего друга и потащил его за собой на бульвар.
   – Ну, старина, помнишь, что я тебе говорил недавно? Поговорим об этом снова. Одно из двух: или ты был небрежен, или ты был глуп.
   – Что же я могу тебе сказать? В полночь легко ошибиться. Ведь люди не омнибусы, они не прикрепляют у себя на лбу фонарей.
   – Нет, сознайся, что ты был небрежен.
   – Ну, да, пожалуй. Может быть.
   – Кроме того, старина, вот что я думал. Если бы они поймали аббата, то мы были бы им больше не нужны, а так как произошла ошибка, ты сохранил нам на некоторое время работу.
   – Да, это правда, – наивно порадовался Пьер.
   – Итак, я возвращаюсь к тому, что уже сказал. Если в их интересах поймать аббата, то в интересах аббата – суметь спрятаться. Поэтому, будучи ловкими, мы можем работать на одного и предупредить другого, конечно, за подходящую плату.
   – Что ты говоришь?!
   – Это удивительно, как ты мало думаешь! Завтра в 2 часа я отправлюсь туда и узнаю, что делать. Согласен ли ты идти со мной?
   – Да, конечно.
   – В таком случае, зайдем, выпьем немного.
   В это же время Панафье возвратился к братьям Лебрен, говоря, что надеется в скором времени добиться удачи, решившись изменить тактику, чтобы найти того, на кого он смотрел, как на убийцу мадам Мазель.
   По окончании ужина братья расстались с Панафье, назначив свидание на послезавтра, так как Винсент, старший из братьев, решил отправиться завтра к сестре узнать, насколько правдиво то, что они узнали от лакея в ресторане. Между тем Панафье с беспокойством говорил себе: «Каким образом мог он ускользнуть от нас? Но я отплачу ему».
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [15] 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация