А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Идеальная партия" (страница 3)

   «Я так хочу верить, что все еще может измениться! Но я пока ни в чем не могу быть уверена, – решила Шарлин и положила руку на свой пока еще плоский живот. – Он не может уйти от меня после всего, что мы пережили вместе».
   Она все еще не теряла надежды.

   Глава 3

   Чтобы привести себя в порядок перед торжественным мероприятием, Шарлин зашла в салон красоты почистить перышки. За какие-то полчаса молодой стилист превратил ее прямые волосы в роскошную гриву. Синее шелковое платье плотно облегало стройную фигуру. Такой изящной фигуре могли бы позавидовать многие женщины!
   «И все-таки чего-то не хватает, – вынуждена была признаться Шарлин. – Какой-то изюминки! А так я просто симпатичная девушка, не более того. Не особенная», – с грустью подумала она.
   Она никогда ни для кого не была особенной, даже для своей матери. Отец часто бывал в отъезде, поглощенный своей работой. Он умер, когда ей было всего пять лет. А через год мать снова вышла замуж. С Марком, отчимом, у Шарлин сложились ровные отношения. Марк так гордился своим сыном от предыдущего брака. Сын жил со своей матерью, и Марк редко его видел, но часто звонил и очень скучал по нему. Отчим с таким воодушевлением рассказывал об успехах сына, а мать, желая угодить мужу, тоже хвалила пасынка. Маленькой Шарлин казалось, будто ее и не существует, она никому не нужна.
   Когда ей было пятнадцать, мать с Марком уехали в отпуск.
   – Можно мне с вами? – почти умоляла Шарлин.
   – Дорогая, ты же понимаешь, что нам нужно побыть одним. У нас годовщина свадьбы, – отрезала мать.
   Да, она понимала. После нового замужества она не была у матери на первом месте. И на втором – тоже не была. Они улетели в отпуск без нее. Больше она их никогда не видела. Все только и говорили, как же ей повезло, что ее не было в разбившемся самолете. К страшному горю добавилось горькое чувство одиночества. Она осталась одна.
   Шарлин взяли к себе бабушка с дедушкой. Она была единственной внучкой, и вся их любовь и нежность достались ей. И боль утраты понемногу стала затихать. Правда, чувство «второсортности» все еще не покидало ее. Сводный брат не поддерживал с ней связь, а ей так хотелось иметь сильного старшего брата, защитника!
   Вскоре Шарлин поняла, что она была средним, ничем не выделяющимся человеком: обыкновенная внешность, ничего особенного. Средние способности. И она привыкла оставаться в тени: на работе, в жизни, в любви – во всем. Яркие лучи света не для нее. Она встречалась с молодыми людьми. Но отношения были кратковременными. Один из ее приятелей ухаживал за ней только для того, чтобы приблизиться к ее подруге. Шарлин была подружкой невесты на их свадьбе.
   «Вечная подружка невесты, а не невеста!» – подумала Шарлин, разглядывая свое отражение в зеркале.
   А на сцене, в лучах прожекторов все было по-другому. «Вы двое… Вы должны сыграть отношения! Между вами что-то происходит!» – вспомнила Шарлин слова режиссера.
   И они сыграли эти отношения, которые вылились в ночи любви вне сцены. До Ли у Шарлин никого не было. Ее душа ликовала.
   – Ты… У тебя что, никого не было до меня? – Ли вовсе не был обрадован.
   – Наверное, я всю жизнь тебя ждала. – Счастью Шарлин не было предела. Она не заметила, что ее слова слегка покоробили Ли.
   «Как трогательно он обо мне заботится», – решила Шарлин, отогнав от себя мысли, что Ли просто боится ответственности.
   Но сегодня она напомнит ему об ответственности. Они поговорят обо всем.
   Послышался стук в дверь.
   – Идем, моя прекрасная леди? – На пороге стоял Трэвис.
   – Да, благодарю вас, сэр! – вошла в роль Шарлин.
   – Тебе нужно быть поосторожнее здесь, – промолвил Трэвис, оглядывая убогое помещение так называемого отеля. – Как бы не стащили твой браслет. Это Ли тебе подарил? У него хороший вкус.
   – Нет, это бабушкин браслет, – ответила Шарлин.
   – На тебе есть украшения, подаренные Ли? – неожиданно спросил Трэвис.
   Она покачала головой. Нет, Ли не дарил ей украшений.
   – Тогда надень вот это! – С этими словами Трэвис достал из кармана ожерелье.
   Даже при тусклом освещении было понятно, что это – дорогая вещь. Шарлин была как в тумане, когда Трэвис легко прикоснулся к ее шее, застегивая ожерелье.
   Она впервые идет на великолепную вечеринку, ее сопровождает великолепный мужчина… Шарлин решила, что насладится сполна этим вечером.
   – А где проходит ужин? – поинтересовалась она.
   – В отеле «Столлвей», – ответил Трэвис.
   Шарлин не могла поверить своим ушам! «Столлвей» был самым дорогим, помпезным местом в Лос-Анджелесе. Она и представить не могла, что будет там гостьей.
   – Господи, я и не подозревала, что все будет так, – выдохнула она, увидев у входа в отель шикарно одетых мужчин и женщин. Красная дорожка словно приглашала гостей пройти в зал.
   – Да, организаторы постарались на славу! – ухмыльнулся Трэвис.
   – Я думала, это будет просто ресторан, не более! Все эти фотографы, толпа людей! У меня ощущение, что мы попали на какую-то премьеру, – промолвила Шарлин.
   – Тем лучше для нас! Столько людей увидят шоу, которое мы им сейчас покажем! Все поймут, что тебе абсолютно не нужен Ли Энтон. У твоих ног будет любой мужчина, стоит лишь пальцем поманить. Ну а я… пусть увидят, что мне по душе лишь правильные девушки.
   – Ты думаешь, я справлюсь? Мне страшно, – призналась Шарлин.
   – Не бойся, я с тобой, – поддержал ее Трэвис. – Мы вместе пройдем через это. Просто улыбайся и делай вид, что получаешь удовольствие от каждого мгновения этого вечера. – Трэвис нежно взял ее лицо в свои руки: – Ты справишься, я знаю!
   Внезапно Шарлин почувствовала прилив сил и вдохновения.
   – Пока не вышли из машины, скажи, что нужно делать, – твердо произнесла она.
   – Так-то лучше! Я знал, что могу рассчитывать на тебя.
   Толпа загудела, увидев Трэвиса у главного входа. Трэвис подал руку Шарлин и медленно направился с ней по красной дорожке, давая возможность папарацци запечатлеть утонченную красоту девушки.
   «Какой актер», – мелькнуло у нее в голове. Трэвис смотрел на нее с немым обожанием. Если бы Шарлин не знала об их уговоре, она могла бы поклясться, что Трэвис готов встать на колени и умолять ее о любви.
   Трэвис поднес ее руку к губам. Шарлин опустила глаза, скромно и одновременно нежно улыбнувшись.
   – Прекрасно, – прошептал Трэвис. – Так держать!
   Вспышки фотоаппаратов защелкали с новой силой, встречая только что прибывших актеров. Из машины показались улыбающиеся Ли с Пенни, которые старались предстать самым выгодным ракурсом перед объективами фотокамер. Послышались вялые аплодисменты. Пара фотографов подбежала к Ли, чтобы заснять героя сериала поближе. Встреча Ли и в подметки не годилась той встрече, которую устроили Трэвису.
   Улыбка замерла на губах Ли. Он увидел Трэвиса и Шарлин, входящих в здание отеля.
   Их проводили к столику на двоих. Зал назывался «Пещера Аладдина», утонченная восточная тематика ощущалась повсюду.
   – Шампанского? – предложил Трэвис, беря бокал у проходящего официанта.
   – Минеральной воды, пожалуйста! – ответила Шарлин.
   – Может быть, все-таки шампанское? – настаивал Трэвис. – Оно превосходно.
   – Нет, минеральную воду или апельсиновый сок, – твердо произнесла Шарлин.
   Трэвис внимательно посмотрел на девушку. Ей показалось, что он обо всем догадался.
   Все без исключения гости с интересом разглядывали красивую пару.
   – Ты в курсе, что спасла мой престиж и спонсорские деньги? Я имею в виду эти газетные фотографии. Карьера и жизнь вне опасности, – улыбнулся Трэвис.
   – Даже так? – Она подняла на него глаза и постаралась загадочно улыбаться в этот момент.
   – Всякое может случиться. Сегодня ты звезда, а завтра никто. И наоборот, – серьезно ответил Трэвис.
   – Наверное, это здорово – иметь такой успех, – продолжила разговор Шарлин.
   – Успех значит для меня достижение цели. Добиться того, что мне нужно. Стать независимым от отца.
   – Но ты вполне независимый человек, – не могла скрыть удивления Шарлин.
   – Я имею в виду внутреннюю независимость, – жестко усмехнулся Трэвис. – Забавно, да? Иногда я ненавижу отца. А он презирает меня, что я не такой, как он сам и мои братья. Дариус, например, финансовый гений. Марсель – наполовину француз, очень похож на отца. Он владелец сети фешенебельных отелей в Париже. А недавно приобрел еще несколько в Англии. Отец одобряет его. По его мнению, только так и должен вести себя настоящий Фэлкон. Расширять империю. – Трэвис замолчал, глядя поверх толпы.
   – Тогда тебе нужно сыграть римского императора, – предложила Шарлин. – Как насчет Юлия Цезаря?
   – Лучше Нерон. Или даже Калигула! – подхватил Трэвис.
   – Но Нерон был тиран, – запротестовала девушка.
   – Великолепно! Настоящий Фэлкон!
   – А Калигула? Сумасшедший, – продолжила Шарлин. – Твоему отцу понравилось бы?
   – Если на этом можно заработать деньги – да, – рассмеялся Трэвис.
   – А остальные братья? – поинтересовалась Шарлин.
   – Леонид живет в Москве, но мы с ним практически не видимся. Должно быть, он тоже добился успеха. Отец всегда уважительно отзывается о нем. А Джексон совсем другой – натуралист, написал кучу книг, снимает фильмы о дикой природе.
   – Скорее всего, он не миллионер, – задумчиво произнесла Шарлин.
   – Да, но тем не менее отец им гордится. Джексона все знают как режиссера, снимающего авторские программы. Джексон выступает в защиту окружающей среды, и фамилия Фэлкон растет в глазах остальных. А я так, мелькаю в прессе. Однажды отец попросил меня взять псевдоним. Он не хочет, чтобы фамилия Фэлкон ассоциировалась с кривлянием перед камерами.
   – Твой отец не хочет, чтобы ты носил его фамилию? – поразилась Шарлин.
   – Он презирает то, чем я занимаюсь. Отец был в ярости, когда я отказался взять псевдоним. Думаю, он в глубине души надеется, что я когда-нибудь стану таким мини-Эймосом.
   – Ты всегда сможешь таким стать!
   – Ну уж нет, пока я в здравом уме, – ответил Трэвис. – Так, по крайней мере, я знаю, кто я такой.
   – Бедняга, тяжелое бремя славы. А ты подумай только о тех безработных актерах, которые должны быть благодарны Богу, что им не приходится сталкиваться с твоими проблемами.
   – Прости, – виновато улыбнулся Трэвис. – Распустился, да? А это все из-за тебя, между прочим. Сочувствуешь, переживаешь… Так и хочется прильнуть к твоему сильному плечу и зарыдать. Ладно, все! Буду неотразимым мачо!
   – О, только не это! – воскликнула Шарлин. – Терпеть их не могу!
   – Я тоже, – откликнулся Трэвис. – Умру с мыслью, что мне не дано быть мачо!
   – Все не так страшно, – поддразнила его девушка.
   Трэвис взглянул на Шарлин. На какое-то мгновение ей показалось, что она знает его всю свою жизнь. Она чувствовала, что между ними зарождалось какое-то чувство. Дружба, может быть?
   – Кажется, ты видишь меня насквозь, – неожиданно сказал Трэвис.
   – А ты против? – спросила Шарлин.
   – Ни капельки! Знаешь, мне кажется, мы поладим с тобой.
   – Мне тоже так кажется, – согласилась Шарлин.
   Они подняли свои бокалы за этот прекрасный вечер.
   – Ну и ну, кто к нам пожаловал!
   Перед ними стоял высокий мужчина среднего возраста, он холодно-оценивающе взглянул на пару.
   Трэвис едва не застонал. Это был Фрэнк Брентон собственной персоной.
   – Шарлин, познакомься, это Фрэнк Брентон, – представил его Трэвис, – Брентон, мисс Шарлин Уилкинс.
   – У некоторых есть талант выпутываться из неприятных историй, – прошипел Брентон. – Мои поздравления! Сейчас ты победил. Но неизвестно, что ждет тебя впереди, поверь!
   – Этого никто не знает, – усмехнулся Трэвис.
   – А ты напрашиваешься на неприятности, приятель. И они не заставят себя ждать, – ответил Брентон.
   Неприкрытая злоба горела в его глазах. А взгляд, которым он одарил Шарлин, был почти оскорбительным. Внезапная догадка осенила Шарлин. Кровь застучала в ее висках.
   – Да, некоторые думают, что могут предвидеть события. Но, увы, их ждет разочарование, – промурлыкала Шарлин, приобняв Трэвиса.
   – Не думаю, что буду разочарован, – резко ответил Брентон, пристально посмотрев на Шарлин. – Боюсь, как раз вас и коснется разочарование.
   Шарлин медленно покачала головой.
   – Отнюдь. – Она в упор посмотрела на Брентона. – Я вижу худшее в людях. Дело в том, что я очень подозрительна. Давайте подождем, посмотрим, как вы говорите.
   Брентон хотел было сказать что-то, но решил промолчать. Выдавив на прощание улыбку, он удалился.
   – Черт побери, что это было? – взорвался Трэвис.
   – А ты не догадался? – усмехнулась Шарлин. – Он тебе даже больший враг, чем ты подозреваешь. Та девица в клубе, как она очутилась около тебя?
   – Ну, – замялся Трэвис, – у нас был мальчишник. Подожди, ты имеешь в виду…
   – Что он все подстроил? – продолжила Шарлин. – Не знаю, но он мог легко все организовать – девица, вовремя подоспевший папарацци… Тебе не приходило это в голову?
   Трэвис покачал головой.
   – Трэвис, очнись! Ты слишком доверчив! Люди то и дело подставляют друг друга, действуя в собственных интересах. Не особенно мучаясь выбором средств. Когда я увидела Брентона, то сразу поняла – он способен на подлость.
   – Ты успела оценить его за пять минут? – спросил Трэвис. – А я еще думал, что хорошо разбираюсь в людях, – вздохнул он.
   Шарлин долгим взглядом посмотрела на погрустневшего Трэвиса. «Какой же он, в сущности, доверчивый», – подумала она.
   – Что бы я без тебя делал, – произнес Трэвис, и в его голосе явно звучали растерянные и уважительные нотки.
   – Теперь у тебя есть старшая сестра, которая присмотрит за тобой, – улыбнулась Шарлин.
   Трэвис ухмыльнулся и взял ее за руки:
   – Я мог бы стать твоим старшим братом, но боюсь, из меня не выйдет толку.
   – Старший брат, как заманчиво! Будь осторожнее, не дай им победить тебя, – предупредила она.
   Трэвис потер глаза, посмотрел на Шарлин, будто увидел ее в первый раз, и заговорщически прошептал:
   – Знаешь, ты – лучшее, что со мной случилось в последнее время.
Чтение онлайн



1 2 [3] 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация