А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Пикник на обочине. Пророк Зоны" (страница 7)

   Они дошли до перекрестка и остановились. И хоть считается, что «рулетка» делает выбор за тебя, Кот не хотел в это верить. Он верил только своему чутью. Вглядевшись в даль, он нахмурился. Эта улица должна была вывести прямиком к железнодорожной станции.
   А значит, по ней идти нельзя ни при каких обстоятельствах. Он толкнул спутника локтем:
   – Куда пойдем – направо или налево?
   – Налево, – не задумываясь, ответил Аким.
   – Идем направо! – решил сталкер.
   Двинулись по поперечной улице. И тут же словно окунулись в другой мир. Вся эта неестественная декоративность улетучилась. Перед ними были мертвые дома с выбитыми стеклами окон, стены с осыпавшейся штукатуркой, покосившиеся заборы, сгоревшие машины. Двери домов были распахнуты. Под ногами валялись полуистлевшие тряпки. В продавленных колеях застыли черные лужи, несмотря на сухую погоду. Серый скелет сдохшей коровы, раздавленная колесами ворона. Здесь все напоминало об эвакуации. Брошенные вещи, брошенные дома, брошенная жизнь.
   Они подошли к следующему перекрестку. И снова попали в декорации фальшивого благополучия. Свернули налево, продолжая углубляться в село. И остановились как вкопанные.
   Из-за угла прямо на них вышел человек в камуфляже. Крепкий такой громила с автоматом. Он смотрел прямо на них, и Кот понял, что не успеет сдернуть с плеча винтовку. Пистолет, тот вообще валялся в кармане рюкзака. Если их сейчас не пристрелят, то наверняка скрутят и отправят туда, откуда не возвращаются. Громила медленно поднял ствол автомата. Аким глазел на него широко раскрытыми глазами, в которых не было страха – одно лишь удивление. Словно кино смотрел. Кот приготовился к худшему.
   Но произошло неожиданное. Громила сделал шаг в их сторону – и вдруг неестественно развернулся на девяносто градусов. Показалось даже, что его тело потеряло объем, стало каким-то плоским, двухмерным. Да так и потопало в сторону, по боковой улице, продолжая высматривать кого-то поверх прицельной планки.
   – Чего это он? – удивленно спросил Аким.
   – Видать, седьмой… – скосившись на спутника, проговорил сталкер.
   Он представил, как этот несчастный со своим автоматом гонится за призраками в мире теней. Не хотелось думать о том, что и они могли попасть в такой вот лабиринт измерений без шанса на возвращение. Но на этот раз «рулетка» сыграла в их пользу.
   До станции дошли без приключений. Преследователи, наверное, тоже знали про «рулетку», а потому не пёрли напролом, как тот неудачник. Так что можно было надеяться на выигрыш во времени.
   Пути были заставлены брошенными грузовыми платформами, цистернами, локомотивами. Всего этого железа следовало сторониться. Вон оно, поросло «мочалами», это словно знак: «Не суйся!» В другое время Кот и не стал бы сюда соваться. Сейчас же на хвосте висели суровые мужчины, по уши нагруженные оружием. Два «косяка» подряд должны были их здорово разозлить, так что попадаться им под горячую руку не стоило.
   Сталкер опустился на колени, пригнулся, заглядывая в просвет между платформами.
   – Под вагонами полезем, – сказал он Акиму. – Смотри только осторожнее – не зацепи «мочала».
   – Ага… – отозвался тот.
   Кот с сомнением посмотрел на спутника. Куда ему под вагонами лазить? Весь он такой нескладный, неловкий, обязательно вляпается. Послал же Бог напарника!
   – Рюкзак сними, – приказал сталкер. – Перед собой толкай. Башкой не верти – за мной ползи след в след. И в землю вжимайся, как ящерица, понял?
   – Да понял я, – улыбнулся Аким. Он смотрел на сталкера, как на ребенка, который пытается вовлечь взрослого в свою игру. Злиться на него бесполезно, нужно просто свыкнуться, принять как данность.
   Кот вздохнул, отвел взгляд и принялся стаскивать рюкзак. Поманил за собой кивком и нырнул под пузатую цистерну с облупившейся надписью «Огнеопасно!». Винтовку и рюкзак он волок в правой руке, чтобы ненароком не зацепить свисающие со всех сторон «мочала». Мерзкая штука, влезешь – может и покалечить. А бывало, человек в них запутается – так они впиваются в него, с эдакими шипением, парализуют, как стрекательные клетки у медузы, и остается от того одна только иссохшая мумия.
   Переполз через ржавый рельс, оглянулся. Аким не отставал, довольно шустро работая локтями. Может, он и неправ – выйдет из парня толк. Главное, не давать ему расслабляться.
   Черт! Размечтался – и едва сам не вляпался! Перед глазами чуть заметно искрилась тоненькая такая паутинка. И колыхалась так медленно, будто законы тяготения ей не писаны. А рядом еще паутинка, и еще. Они тянулись, перекрывая путь, от цистерны к противоположному рельсу. Слышал он истории про паутину, и все как одна с печальным концом. Может, это была и самая обыкновенная, земная паутина, ну так береженого Бог бережет.
   – Аким! – рыкнул он через плечо. – Паутину видишь? Смотри не коснись!
   – Ага… – глухо донеслось сзади.
   Пришлось свернуть и ползти по шпалам чуть ли не под всем составом. В какой-то момент показалось, что они сами себя в тупик загоняют: «мочала» теперь были по обе стороны и струились прямо-таки настоящими зарослями. Под конец Аким чуть не застрял под локомотивом: рюкзак он таки не снял и плотно зацепился лямкой. Пыхтя и исходя потом, Кот выдернул застрявшего и пополз дальше. Весь в пыли и в машинном масле вылез, наконец, под оскаленной мордой тепловоза.
   – Уф… – выдохнул Кот, подымаясь. Потянулся, разминая затекшие руки и оглядывая округу. Впрочем, отсюда не было видно ничего, кроме ржавых вагонов и закопченных фар тепловоза. Заглянул под локомотив, ухватил Акима за лямки рюкзака и вытащил на свет божий. Будто роды принял.
   Сели на рельсы, переводя дыхание. Благо ни паутины, ни «мочал» здесь не наблюдалось. Но все же расслабляться было рано. Кот глотнул воды из трофейной пластиковой бутылки, передал Акиму. Тот машинально сделал глоток, вернул бутылку.
   Нужно было добраться до конца этого пути и пересечь еще один. Там их должен ожидать кое-какой весьма полезный бонус. Если, конечно, не соврал Плешивый. Хотя мог и соврать, он трепло знатное. Только не принято на таких вещах дезу подкидывать. Скрыть хабарное место или удобный маршрут – это нормально, так как дает преимущества в извечной борьбе за профит. Но подставить в вопросах выживания – это не по-пацански. Одно дело, когда сливают новичков. Это естественный отбор, все прошли через это. Но кидать брата-сталкера – себе дороже. Тех, кто грешит этим, рано или поздно вычисляют. И нет гарантий, что гаденыш не сгинет однажды в Зоне, да так, что никаких концов не найдешь.
   Они обошли сошедший с рельсов, покосившийся маневровый тепловоз и остановились у большой кучи мусора, наваленной в заброшенном тупике. Кот быстро раскидал куски рубероида и пыльной полиэтиленовой пленки, и под ними на рельсах обнаружилась неказистая колесная конструкция.
   Плешивый не подвел. Дрезина была на месте. Оставалось надеяться, что мотор на ней не сдох окончательно и осталось хотя бы немного горючки. Как же она заводится? Пока Кот пыхтел с мотором, Аким закидывал вещи на маленькую платформу.
   Дрезина эта тоже непростая. Явно самодельная, с мотором от мотоцикла, построенная уже после Сдвига, в самой Зоне. Кто сделал эту штуковину, неизвестно. Плешивый клялся, что впервые увидел ее, когда она выкатилась по рельсам из тумана прямо ему навстречу. Тихо, по инерции, с выключенным движком. И в ней никого не было. Плешивый якобы завел ее, погрузил хабар, влез сам и встал перед дилеммой: ехать в туман, откуда эта штуковина приехала, или туда, куда ему было надо, то есть к Лебедевке, от которой у него был прямой лаз из Зоны. И не рискнул в туман соваться. Хотя, возможно, там оставался хозяин дрезины и, может, нуждался в помощи. Оттого, мол, он, Плешивый, и пьет по-черному – совесть его мучает. Как же! Была бы у Плешивого совесть, может быть и мучила бы. Трепло он, Плешивый, трепло и алкаш потомственный.
   Мотор чихнул раз, другой – и завелся. Кот подтолкнул платформу и запрыгнул следом. Ехали неторопливо и метров через триста попали, как и положено, в туман. На этой штуке всегда в туман въезжаешь. Так говорят. Почему – вопрос неуместный. Хуже, если бы тумана не было, потому что никто еще без тумана на дрезине не ездил. В тумане ехать спокойно, даже какое-то умиротворение наступает. Словно Зона дает здесь отдохнуть от самой себя. А от самого себя, уже попав в Зону, отдыхаешь. Век бы так ехал и ехал.
   – Почему по обычной дороге идти нельзя, а по железной ехать можно? – спросил Аким. Голос его звучал как-то приглушенно, сухо.
   – Не знает никто, – лениво сказал Кот. – Просто проехал кто-то – и выжил. Значит, здесь ездить можно. Пока Зона опять не изменится.
   Какое-то время ехали молча, погрузившись каждый в собственные мысли. Или, напротив, ни о чем не думая. Мерно стучали колеса, вгоняя в какой-то особенный транс. Потом Кот сказал – в пустоту, не глядя на Акима:
   – Знаешь, а ведь не соврал твой Голос. Может, он даже жизнь нам спас. Так что я верю тебе, Аким.
   Он сделал паузу и добавил:
   – Тебе. Не Голосу.

   Глава третья
   Бандитские земли

   Километра через четыре Кот сбавил скорость. Дрезина замедлила ход и, заскрежетав, уперлась в завал из железного хлама. Вправо и влево от завала в туман уходила трехметровая бетонная стена с ржавой «колючкой» поверху. До Сдвига здесь проходила граница Зоны. Сейчас стена была лишь напоминанием о тщетности усилий отгородиться от неизбежности. Впрочем, стена по-прежнему оставалась границей, только совершенно иного рода. Кое-кто видел в этой стене и колючей проволоке что-то до боли знакомое. Лагерное.
   Некоторое время они продолжали сидеть неподвижно, словно не желая выходить из особого рельсового транса. Потом зашевелились, посбрасывали на насыпь вещи. Кот повозился с механикой, снова завел дрезину – и отправил обратно. Тихо тарахтя, платформа покатила в туман.
   Кот машинально сунул руку в карман. И обмер.
   Монеты не было.
   Липкий ужас нахлынул ледяным потоком. В глазах потемнело, ноги стали ватными. Издав какой-то нечленораздельный звук, он бросился вслед за набирающей ход платформой. Споткнулся на шпалах, упал, поднялся, шатаясь, как пьяный, ринулся следом. Бесполезно – дрезина растворилась в тумане. Как в трансе, он обернулся. Дикими глазами уставился на спутника. Будто не талисман пропал, а какая-то жизненная сила, что придавала ему уверенность и сам смысл существования. На негнущихся ногах он вернулся к спутнику.
   – Не это потерял? – спросил Аким, протягивая руку.
   На узкой ладони лежала монета.
   Кот ощутил, как его бросило в жар – то ли от стыда, то ли от какой-то примитивной дикаркой радости, то ли от ощущения самого настоящего спасения. Он молча взял монету, с напускным равнодушием опустил в карман. Сердце все еще продолжало биться с болезненной прерывистой частотой.
   – А как же назад? – глядя вслед укатившей дрезине, спросил Аким.
   – Назад не возвращаются тем же путем, – с напускной бодростью отозвался сталкер. – А что, ты уже домой засобирался?
   – Нет, это я так… А те, кто за нами гонится, не смогут на ней приехать?
   – Это вряд ли, – сказал Кот. – Они ее не найдут.
   А сам подумал, что здорово сглупил, поступив согласно неписаному кодексу сталкера: не вреди ближнему. Ведь что-то подсказывало: как бы не пришлось менять правила. Первое уже нарушено – не брать в руки боевого оружия. Странное дело: ни винтовка, ни пистолет отнюдь не добавляли чувства собственной безопасности. Раньше он ходил в Зону с охотничьим дробовиком, а до этого – вообще с одним ножом. И тогда, с ножом, он чувствовал себя куда спокойнее. Потому что Зона не любит оружия. Судьбы бандитов то и дело это доказывают.
   Только деваться некуда. Ведь идут они в самые что ни на есть бандитские места. Это раньше, до Сдвига, урки были расслабленные, вялые. Знай себе растили марихуану на «газированной глине» и бед не знали. А после Сдвига им будто крышу сорвало – все стали как бешеные.
   Потому как попер хабар. Деньгами запахло. И кровью.
   И потому, подумав, Кот протянул Акиму пистолет:
   – На, возьми на всякий случай.
   – Зачем? – спросил Аким, машинально принимая оружие. Держал он его нелепо, кончиками пальцев. Казалось, пистолет жжет ему руки.
   – На бандитскую территорию входим, – пояснил Кот. – Здесь всякое может случиться. Стрелять умеешь?
   – Н-нет… – пробормотал Аким. Протянул пистолет обратно: – Не надо. Я не буду стрелять в людей.
   – Пацифист? – усмехнулся Кот. Но пистолет забрал с некоторым даже облегчением. Он не мог представить себе стреляющего Акима.
   – Просто не смогу. – Аким дернул плечом. – А почему эта территория – бандитская? Не было там отродясь никаких бандитов.
   – Проспал ты все самое интересное, – усмехнулся Кот. – Про девяностые годы слышал?
   – Ну кое-что слышал.
   – «Кое-что»… Счастливчик!
   Кот многое мог рассказать про то, что творилось здесь в те лихие годы. Собственно, в девяностые все для него и началось. Сам он был сопливым мальчишкой, когда полным ходом шел передел Зоны. В советское время ведь кто мог в Зону соваться? Только институтские да военные. Контроль был строгий, не то что на Западе, в каком-нибудь там Хармонте. Лазали, конечно, и всякие любители острых ощущений из местных, но такие вылазки носили, скорее, случайный характер. Да и были то в основном грибники да охотники, наслушавшиеся рассказов про грибы с глазами или про какую мутировавшую живность. А так – больше ребятня, шпана малолетняя. Любили таскать из запретных мест всякие странные штучки, чтобы друг перед другом хвастаться да девчонок пугать. Или, там, уроки сорвать, училке в сумку «зуду» подкинув. А про ловушки смертельные тогда толком ничего и не знали – спасибо секретности. Вот так то один в Зоне сгинет, то второй. ЧП, конечно, были бы на всю округу. Да комитетчики на корню такие дела глушили. Так что тишь да гладь, лишь народ потихоньку редеет.
   С другой стороны, кому она нужна была, эта Зона, в семидесятые-восьмидесятые? Куда хабар сбывать? Это вам не Запад, где корпорации эти хреновины с руками отрывали, в Союзе так денег не заработаешь. А схлопотать срок за здорово живешь мало кому хотелось. Когда активность Зоны упала и хабара почти не осталось, вообще наступила затишье.
   И вот подоспели девяностые. Все началось с малого Сдвига девяносто первого года. На какое-то время Зона опять стала прежней, и оттуда снова потекли все эти игрушки. Только время было уже совсем другое – теперь все это можно было продавать, и продавать за хорошие деньги. Теперь платили твердой свободно конвертируемой валютой. И все словно взбесились. В Зону полезли толпами, и на волне наступившей свободы военные какое-то время смотрели на это сквозь пальцы. Конечно, большая часть из тех ходоков плохо кончила. Поначалу главной бедой были ловушки да порча, что от Зоны приключается.
   А потом в Зону пришли бандиты. Ясное дело, такое денежное и противозаконное занятие не могло остаться без внимания криминальных группировок, которые только начинали борьбу за влияние. Сталкеров пытались обложить данью, установить контроль за движением хабара. Но через пару лет Зона снова поутихла, поток хабара иссяк, и этот рэкет накрылся.
   Зато резкий старт взял другой бизнес. В те времена наркотрафик только начинал свое бурное развитие, но уже тогда какому-то умнику пришла в голову неплохая мысль: попробовать выращивать зелье на бросовых землях Зоны. Идея была проста и гениальна: Зона безлюдна, тщательно охраняется, и притом сама охрана внутрь не суется категорически. А учитывая, что в Зоне по каким-то неведомым причинам царит вечное лето, лучшего места для культивирования запрещенной растительности просто не найти. На этом преступный гений не остановился. Наркоторговцы принялись экспериментировать с местными условиями. И вскоре оказалось, что, скажем, «газированная глина» ускоряет темпы роста марихуаны в разы. Не говоря о тех свойствах, которые приобретает наркотик, выращенный в таких условиях. Говорят, «экзотика», как называют зелье из Зоны, вызывает у наркоманов совершенно невероятные «приходы». Но главное – устойчивое привыкание с первого раза.
   Так что бандитам было за что бороться в Зоне. До последнего Сдвига им практически никто не мешал, и бандюки занимались лишь внутренними разборками за сферы влияния. Но год назад все изменилось, в Зону снова полезли за хабаром. И теперь бандиты ревностно охраняли территории, которые считали своими.
   Кот не особо боялся уголовников. Его знали и в этой среде, особых претензий не предъявляя. К тому же сейчас они не за хабаром шли и посягать на бандитские интересы не собирались. Но и гарантий безопасности тоже никто не давал. Так что хорошо было бы просто проскочить мимо плантаций незамеченными. На это и рассчитывал сталкер, перебираясь через завал.
   Их ждал неприятный сюрприз. Сразу же за стеной начинались заросли кислотно-зеленого цвета. Кот растерянно оглядел округу. Всюду, насколько хватало взгляда, нагло красовались развесистые листья ядовитого каннабиса.
   – Вот черт… – проговорил Кот, сплюнув. – Никак спрос поднялся. Раньше здесь была полоса свободной земли.
   – А что, мы не можем пойти через эти кусты? – спросил Аким.
   – Доктора не советуют, – отозвался сталкер. – Это на редкость активная дрянь, ее даже внутрь принимать не нужно, так достанет.
   Кот обернулся. Из тумана по ту сторону стены вот-вот могли показаться преследователи. Придется рискнуть. Порывшись в рюкзаке, выдернул единственный респиратор. Глянул на Акима. Ладно, в случае чего он вытащит парня на себе. Нацепив респиратор, сталкер спрыгнул с груды металлолома. Аким послушно последовал за ним.
   Наркотическая зелень была здесь выше человеческого роста. На «газированной глине» конопля перла, как раскачанный культурист на стероидах. И пахла соответственно. Едкая вонь проникала даже сквозь фильтр респиратора. Кот ускорил шаг: нужно побыстрее выбраться на чистую землю.
   – Не отставай, – глухо бросил он спутнику, – надышимся этой мерзостью – мало не покажется.
   Аким не отставал. Жесткие ветки больно хлестали по лицу, начинала гудеть голова. Вдобавок в зарослях мелькнула какая-то подозрительная тень. Сначала Кот решил – показалось. Затем где-то впереди зашевелились ветки. И начали с треском ломаться, приближаясь быстро и страшно. Это было что-то большое. Очень большое и быстрое.
   – О, нет… – Онемевшими пальцами сталкер сдернул винтовку. Вскинул, вжав в плечо, глядя поверх оптического прицела, выпалил скороговоркой заговор от неизвестного врага: – Кручу-верчу, усмирить врага хочу, твои слова оборачиваю, к духам поворачиваю…
   Оно надвигалось. Резкими рывками, целенаправленно, будто заранее знало, где искать добычу. Когда расступились ближайшие стебли, и показалась черная тень, Кот не выдержал и вдавил спусковой крючок. Выстрела не последовало. В ужасе он судорожно давил проклятый крючок, пока не сообразил, что забыл снять оружие с предохранителя. Все это произошло в доли секунды, а еще миг спустя с диким криком Кот высадил весь магазин в жуткую тварь, полезшую на него из зарослей.
   Издав какой-то невероятный звук, тварь заметалась, отпрянула, валя тушей снопы каннабиса. Была это какая-то чудовищная смесь гусеницы и медведки циклопических размеров, немыслимая даже здесь, в непредсказуемой мутагенной среде Зоны.
   – Аким, ты видел?! – заорал Кот. Обернулся.
   За спиной никого не было.
   – Ты где? – Кот растерянно огляделся. – Аким!!!
   Под ногами валялся рюкзак и слетевший с ноги парня ботинок. Сердце пропустило удар. Не раздумывая ни секунды, меняя на ходу магазин, Кот бросился в противоположную от стены сторону. Если Акима схватила такая же тварь – дело плохо! Откуда здесь такие монстры? Отожрались на гигантской марихуане?! На них патронов не напасешься! Кот с трудом пробивался сквозь заросли, яростно распихивая длинные стебли прикладом. Едкий пот вперемешку с пыльцой заливал глаза, страшные тени обступали со всех сторон. Хуже было только одно – остаться в одиночестве посреди этого леса зеленой смерти.
   – Аким! – дико кричал он. Респиратор мешал. Сдернув маску, сталкер снова кричал, срывая голос. – Аким, я здесь!
   Он не успел среагировать. Гигантская сороконожка вынырнула из темноты меж стеблей, взвилась кверху, раздулась как кобра, нависнув над головой, – и бросилась прямо в лицо. Он успел еще нажать на курок.
   Но через мгновение тварь откусила ему голову.

   Он открыл глаза.
   И ощутил поразительную ясность в голове. Это казалось странным: ведь он четко помнил, что умер. Был сожран кошмарной тварью.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 [7] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация