А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Пикник на обочине. Пророк Зоны" (страница 27)

   Глава двенадцатая
   Дневник Лаврова

   Когда удалось наконец успокоиться и понемногу привести в порядок потрясенное сознание, стало медленно приходить понимание. Даже не понимание – скорее, все то же чувство, которое заменяет сталкеру разум. Нужно только перевести свои ощущения в слова – и тогда станет легче. Сталкеры давно это поняли. Назовешь страшное, убийственное нечто «комариной плешью» – и уже как-то спокойнее, понятнее. Так уж устроен человеческий разум – он любит вешать ярлыки на все, что понимает, и то, что недоступно его пониманию. В этом и ограниченность разума, и его величие. Вот взял человек и прозвал все сущее «Вселенной». И что бы в этой Вселенной ни произошло – все помещается в короткое, но бесконечно емкое слово.
   Так и сейчас. Вся эта дикая череда событий сама собой сложилась в простое и понятное слово – «кино». Он мысленно поздравил самого себя с открытием новой ловушки Зоны. То, что это именно изощренная ловушка, он уже не сомневался. Более того – он ведь с самого начала подозревал, что дело нечисто. Да только как спорить с тем, что видят твои собственные глаза и слышат уши? А запах, осязание? Ведь руки до сих пор помнят тяжесть автомата, а бедро – неудобные, натиравшие кожу запасные магазины. Кот не поленился, стянул штаны и действительно обнаружил на ноге, на уровне кармана красноватое пятно. Все было реально.
   Почти реально. Видимо, таково главное свойство этой ловушки. Теперь начинало проясняться, что именно случилось с танкистами, а может, и с теми погибшими летчиками. Это все «кино». По сути – невероятно достоверный сон наяву. Достоверный настолько, что все опасности в нем совершенно реальны для попавшегося человека. «Кино», как камень на шее утопленника, увлекает в свою глубину – бесконечную, как глубина твоего собственного мозга. И действует не на одну-единственную жертву. Носитель самого яркого воображения, наиболее волевой и сильный человек, способен затащить в свой «сон» какое угодно множество других людей. «Кино» заразно, оно распространяется молниеносно. Стоит только поддаться свободе своего воображения, и оно разгоняется, строя все новые, совершенно невообразимые картины.
   Вот и Шевцов, создав свое собственное «кино», лихо втянул в понятный ему сюжет всех остальных. Пожалуй, иллюзия сработала для него как защитный механизм скованной напряжением психики. Для склонного к реалистическому восприятию мира ума контрразведчика тяжело было воспринимать необъяснимые феномены Зоны. И уж тем более угнетала невозможность влиять на события. И «кино» предоставляет ему то, в чем он нуждается, – простые и ясные решения. Для начала создает удобную среду и привычные отношения типа командир – подчиненный. Тут и появляется группа особого назначения, убеждающая его в том, что все в Зоне можно решить оружием, техникой и хорошей подготовкой. Следом «кино» передает в руки завороженного зрителя приятную ему тяжесть ответственности – точнее, ее иллюзию. И после обильно снабжает средствами решения проблем – оружием и выдуманными приборами – для того чтобы забыть о раздражающих ловушках Зоны. И как апофеоз этого безумного иллюзиона, «кино» создает опасного, невероятного, но вполне конкретного врага. И конечно же – возможность его одолеть. Сражаясь с монстрами, «главный герой» этого аттракциона, сам не ведая того, погружается в придуманный им же бесконечный квест, в иллюзию того, что он действительно решает проблему. Любые недостатки «сценария», любые нестыковки быстро решаются, словно считываются с подсознания «героя». Не хватает личного оружия, чтобы одолеть злых монстров? Действительно, легкая победа не принесла бы герою удовлетворения. Тогда появляется танк. Неубедительно? Вот тебе еще и БТР. Герою нравится его роль, он хочет и дальше охотиться за «пришельцами». Но как быть с первоначальным планом – взять подстреленного монстра и отправиться восвояси? Нет, «кино» не может так просто отпустить свою жертву. И присылает за «добычей» вертолет. Теперь у героя развязаны руки – он может продолжать свой бесконечный квест, пока не наткнется на реальную ловушку или не будет убит реальным врагом.
   Или же его не убьют выдуманные им же враги. Ведь, чем дальше, тем сложнее вырваться из этого круговорота безумия, которое в конце концов окончательно разносит вдребезги пораженный разум. Единственная возможность спастись – искреннее понимание того, что происходящее – не более чем иллюзия, густо перемешавшаяся с реальностью.
   Сталкеру повезло – он сумел достаточно далеко удалиться от свихнувшегося спутника, заразившего своим безумием и его, и Акима.
   Вспомнив об Акиме, Кот вздрогнул. Огляделся, встал. Вокруг была все та же пустынная улица. Парня нигде не было видно.
   – Аким! – позвал он. Повысил голос: – Аким, где ты?
   Сталкер поежился, озираясь. Ему снова показалось, что пейзаж вокруг начал меняться. Нужно срочно двигать отсюда. И не вдогонку за Шевцовым, благодаря которому он остался в одиночестве. Надо убираться из Академгородка. Пока тот не переварил его заживо.
   Начинало темнеть. Только небо над Институтом ядерной физики все сильнее наливалось ядовитым свечением. Оставаться под открытым небом здесь совсем не хотелось. Если получится – лучше переночевать в здании филиала. Отыскать дневник шефа – и поскорее уносить отсюда ноги. Оставался пустяк – пройти каких-то пятьсот метров. Сталкер прикинул направление. Филиал там, за университетскими корпусами. Просто обойти подозрительную территорию по широкому кругу… Кот машинально достал из кармана гайку, размашисто, от бедра бросил вперед.
   Свистнуло, как пуля над ухом пролетела, – и гайку будто языком слизнуло.
   – Ни хрена-ссе… – потрясенно проговорил Кот. Осторожно попятился.
   Дело даже не в том, что прямо под ногами притаилась «комариная плешь», а в том, что еще час назад здесь активно топтались и он, и Шевцов, и Аким. Вот прямо на этом самом месте. Как это возможно? Или дело в этом «кино»? Оно что же, подавляет собой другие ловушки?
   – Вот так кино… – снова проговорил Кот и швырнул вторую гайку, теперь уже чуть левее.
   История повторилась – гайка со свистом улетела в никуда. Потребовалось еще три штуки, чтобы обозначить границы гравиконцентрата. И после медленно, на мягких лапах – мимо незримой смерти.
   Продвигаясь вперед, он с замиранием сердца ощущал, как что-то вокруг него приходит в движение. Слух улавливал странные, протяжные скрипы, гулкий скрежет и вроде даже чей-то мучительный стон. Он шел, стиснув зубы, а вокруг скрежетало все явственнее, и гулко раскалывалось что-то гигантское, от чего вздрагивала земля, норовя свалить с ног. Быстро накатывала тьма, и к звукам стали медленно подключаться мертвенно-бледные отблески, как будто невидимые постановщики безумного театра проверяли на нем действие своей адской аппаратуры. Кот помнил, как светится в подвалах «ведьмин студень», как мерцает текучая «зеленка», но происходящее сейчас било железными прутьями по оголенным нервам.
   Когда до крыльца филиала осталось около десяти метров, он не выдержал и побежал. Это было непростительно глупо – вот так, дав волю нервам, и гибнут в Зоне зеленые новички. А он все бежал и бежал – и вдруг с ужасом понял, что крыльцо не приближается – оно становится все дальше и дальше. И чем больше он ускоряет шаг, тем дальше отползает проклятое недоступное крыльцо. Так бывает только во сне. В кошмарном, потном, болезненном сне.
   «Да ведь это ловушка!» – мелькнуло в голове. Он мысленно прикрикнул на себя, приказывая остановиться. Все еще тяжело дыша, сжал кулаки, усилием воли заставляя себя успокоиться. Ловушка… Сон… Черт возьми, да ведь это «кино»! И теперь не шевцовское, а его собственное!
   – Нет, сука! – зажмурившись, зло процедил он. – Не возьмешь ты меня, не сейчас, не сегодня! К черту такую игру, меняю колоду!
   От напряжения качнуло, он отшатнулся, едва удержав равновесие. Но, открыв глаза, понял, что все кончилось. В ушах звенела мертвая тишина, перед глазами было темное крыльцо с распахнутыми настежь дверьми. Оставалось лишь подняться по мраморным ступеням, что он и сделал.
   – То-то же, – тихо произнес он и пнул ногой дверь.
   И еле успел отскочить: массивная створка, сорвавшись с петель, с невероятным грохотом обрушилась навзничь, заставив сталкера сжаться от неожиданности и стыда. Да уж, выходка невысокого класса, об этом лучше никому не рассказывать.
   На всякий случай Кот пощелкал выключателями. Света, разумеется, не было. Это в других частях Зоны встречается электричество и вода в кранах. В самом высокотехнологичном ее уголке тока, конечно же, нет. Возможно, всю энергию высасывает та непонятная сияющая мерзость над ядерным институтом, а может, просто в свое время подрядчики сэкономили на электропроводке. Кот нацепил на лоб легкий светодиодный фонарик – самая дельная штука во всем снаряжении. Неторопливо огляделся.
   Все здесь одновременно знакомое и чужое. Вот в этом коридоре он впервые встретил Акима. И даже представить себе тогда не мог, во что выльется эта встреча.
   Теперь здесь все несло на себе следы паники. Пол был усеян мятыми листами бумаги, папками с документами, каким-то оборудованием, которое по недомыслию все еще пытались спасти, когда спасать нужно было только собственные жизни. Известно, что до вспышки здание не успели покинуть около сотни сотрудников. С тех пор их не видели. Никто не может утверждать, что они именно погибли. В Зоне, вообще, смерть – понятие условное. Кот часто примерял на себя роль ходячего мертвеца – которого в ужасе убивают, расчленяют, пытаются изучить, сжигают в лабораторной печи. А наутро он возвращается вновь. Что он будет чувствовать, когда это произойдет? То, что произойдет именно так, сталкер почти не сомневался: ведь он наверняка найдет свою погибель в Зоне. Как и все настоящие сталкеры.
   Он медленно поднимался по лестнице, и эхо сопровождало его тоскливыми отзвуками. Не нужно было даже фонарика, чтобы ориентироваться в хорошо знакомой обстановке. Интересно, что новое здание в Искитиме детально повторяло архитектуру этого. То ли строители упорно громоздили типовой проект, то ли о том попросили сами ученые – чтобы никакие изменения в дизайне не напоминали о произошедшем. А так – как бы ничего не случилось. Странная, извращенная логика. Что и говорить, все эти ученые – психи. Даже Лавров, если на то пошло.
   Кстати, о Лаврове. Кот без труда отыскал их прежнюю лабораторию. Подсвеченная снаружи неприятным сиянием с другого края Академгородка, лаборатория выглядела так, словно ее и не покидали вовсе. Кот даже вспомнил, что вон тот стоящий на полу блок он должен был наутро отнести к техникам, а тот цветок на окне – полить, что он всегда забывал делать.
   Елки зеленые – а цветок-то до сих пор живой! Кот подошел к окну, забывшись, коснулся листа растения. Нет, все-таки это место не создано для жизни. Он перевел взгляд на стол по соседству и тут же увидел его.
   Дневник.
   Толстая, увесистая тетрадь с обложкой из искусственной кожи, со скругленными углами. Тоненькая, разлохмаченная на кончике закладка торчала из стопки страниц где-то посередке. Сталкер подошел, взял в руки дневник и уселся в крутящееся кресло. Открыл на заложенном месте.
   Пятно света от фонарика позволяло комфортно читать. Трудно было отделаться от ощущения, что он читает с фонариком под одеялом, как подросток, спрятавшийся от взрослых с недозволенным чтивом. Он был уверен, что увидит в дневнике лишь колонки непонятных формул. Но в этом месте был просто текст, выведенный притом аккуратным, хорошо читаемым почерком. Кот сам не заметил, как углубился в чтение.
   «…Что мы понимаем под этим словом – Зона? Почему именно Зона, а не Заповедник, Парк, какой-нибудь Полигон? Наверное, тут дело в каких-то сумрачных ассоциациях. Зона – это место за колючей проволокой. Тюрьма. Концентрационный лагерь. Территория страха, подозрительности, боли. Все знают Зону – место грязных тайн, источник страха для одних, дохода – для других. Вот только вопрос: с какой стороны от колючей проволоки находимся мы с вами?..»
   Кот вздрогнул, оторвавшись от чтения. Поймал себя на том, что такие мысли и ему самому приходили в голову. Выходит, и нобелевских лауреатов заботят эти вопросы.
   Он встал, подошел к столу, где стоял электрический чайник, откинул крышку, заглянул внутрь. Чайник был наполовину полон, и вода вроде не протухла. Он щелкнул кнопкой и, лишь когда чайник вскипел, поразился: откуда в сети электричество, если света нет? Резервные институтские аккумуляторы? Машинально насыпал в чашку растворимого кофе из стоявшей тут же банки, бросил сразу пять кубиков сахара, залил кипятком. С чашкой дымящейся жидкости снова завалился в кресло. И продолжил чтение.
   «Иногда кажется, что не мы отгородились от Зоны, а Зона отгородилась от нас. И не она расползается по планете, а мы сокращаем территорию, захваченную и загаженную нами же…»
   Кот возмущенно фыркнул, захлопнул дневник. Глотнув кофе, подумал: «Нет, это уж слишком! Лавров что, всерьез считает Зону благом? Пусть даже мы действительно загадили Землю. Но ведь, кроме нас, на Планете обитают звери, птицы, прочая живность – она-то в чем провинилась? Нет, дорогой академик, тут мы с вами никак согласиться не можем…»
   Снова распахнув дневник, он углубился в чтение, которое захватывало все больше.
   «…Зона – не есть некая данность, нечто, спущенное человеку „сверху“, по воле могущественных внеземных сил. Все гораздо сложнее и в то же время проще. Мы сами формируем Зону – своими представлениями, своими желаниями и страхами. Зона – не то, что есть на самом деле, она то, что мы о ней думаем. Первопроходцы Зоны, сталкеры, первыми стали давать имена собственные предметам и аномалиям Зоны. Именно с их подачи Зона обрела тот образ, в котором ее знает большинство населения планеты. Раскрученный в СМИ, этот образ сформировал ту Зону, которую знает современное общество. Вот и выходит, что обыватель знает про Зону больше, чем мы, ученые. Мы до смерти боимся емких выражений, однозначных суждений. Необъяснимый феномен номер такой-то, который мы условно именуем „гравиконцентратом“, сталкеры давно знают и именуют просто и образно – „комариная плешь“. Это для нас – непонятная с точки зрения науки аномалия. Для них же – вполне конкретная ловушка, с которой нужно считаться и которая довольно эффективно обозначается самыми обыкновенными стальными гайками. И с этой точки зрения сталкеры продвинулись куда дальше нас в познании последствий Посещения. Мы топчемся на месте, что-то измеряем, вычисляем – а они живут Зоной, не познавая, но чувствуя ее. И мне кажется – они выбрали более верный путь».
   Кот усмехнулся. Выходит, Лавров признает роль сталкеров в этом мире. Только почему-то вслух об этом избегает говорить. Боится мнения коллег?
   Кот пролистал несколько страниц, мельком просматривая записи. Все они были посвящены Зоне, но практического смысла для сталкера не несли. Хотя некоторые мысли все-таки цепляли за живое. Особенно те, что касались грядущего конца света.
   «Конец света, если он действительно состоится, будет вызван не силами, затаившимися в Зоне, нет. Это было бы слишком просто, слишком понятно и привычно для нашего сознания. Потому что само представление об апокалипсисе заложено в наш разум священными писаниями всех религий, книгами, кинематографом – все это сформировало у человека некий образ, что прочно впаялся в систему наших представлений об окружающем мире. И тот апокалипсис, которого мы все ждем, – это просто-напросто прямое порождение наших страхов и заблуждений. Думаю, каким-то образом необъяснимое образование, кое мы именуем Зоной, считывает наши страхи и с охотой подыгрывает нам…»
   Кот поежился, вспомнив про «кино». Неужто Лавров каким-то образом сумел вычислить это свойство Зоны? Как же устроены мозги этого человека? И вот это – похоже, прямо в точку:
   «Легенда о Золотом шаре – прямое следствие необъяснимых свойств этого места. Зона взаимодействует с человеческим разумом, искусно играя на его желаниях и страхах. Играя с человечеством, Зона не делает различий между рациональным и иррациональным в человеке, между его рассудком и чувствами. В этом и заключается основная проблема: ни мы не понимаем Зону, ни Зона – нас…»
   Или вот:
   «Я не знаю, как все это работает, каков механизм „ловушек“, „загадок“ и „подарков“ Зоны. Уверен только в одном: не мы изучаем Зону. Это Зона изучает нас. Возможно, Зона просто играет с людьми. При этом не делает особых различий между учеными, матерыми уголовниками и бродягами-сталкерами. Для этого монстра, расползающегося по нашей планете, все люди – не больше чем безмозглые бактерии…»
   Сталкер перекинул несколько страниц, с содроганием пропуская колонки цифр и малознакомых математических символов.
   И вдруг увидел нечто, заставившее его вздрогнуть.
   Поперек разворота, большими печатными буквами было выведено:
...
   АКИМ – КЛЮЧ К ЗОНЕ
   В глазах у него потемнело. Не от странного откровения в дневнике шефа. Он и сам подозревал, что парнишка далеко не так прост, как иногда казалось.
   Он вдруг осознал, что сидит в удобном кресле, с кружкой еще теплого сладкого кофе, полистывая в свое удовольствие забавное чтиво. А в это время нескладный и беззащитный парень бредет куда-то один среди смертельных ловушек Зоны. А может, и не бредет уже никуда, а растекся мокрым пятном на границе какой-нибудь «комариной плеши», растворился заживо в «ведьмином студне» или развеялся пеплом после внезапной встречи с «жаркой».
   Сам не понимая, как оказался на ногах, Кот схватил дневник, рюкзак и, с грохотом свалив кресло, бросился к двери.
   Проклятие! Такого с ним еще не случалось. Он мог быть циником, жестким, трусливым и жадным, но никогда еще не был предателем. Просто невозможно понять, как случилось, что он начисто забыл про товарищей. Может, это «кино» так действует, выжигая нейроны, лишая способности адекватно воспринимать действительность? Ну конечно же – самое время все валить на «кино» и прочие ловушки – защитные механизмы совести действуют безотказно.
   Рискуя влететь в какую-нибудь затаившуюся в темноте смертельную дрянь, он сбежал по лестнице на первый этаж, преодолел коридор и оказался на крыльце. Дневник теперь у него, и в старом здании филиала больше нечего делать.
   Поднял голову, чтобы понять, скоро ли рассвет, и некоторое время в растерянности смотрел на звездное небо. Странное небо, где сейчас были видны не звезды, а закрученные вокруг Полярной звезды тонкие световые треки, какие можно увидеть на фотографии с большой выдержкой. Тряхнув головой, перевел взгляд на землю. Для начала хорошо бы разыскать Шевцова. Вдвоем легче вести поиски. Только где того черти носят с его воображаемой армией?
   Решение пришло мгновенно: согласиться с извращенной логикой «кино» и отправиться туда, куда и собирался его товарищ со слегка помутившимся рассудком.
   К базе воображаемых пришельцев.
   Если верить «сценарию» этой сумасшедшей ловушки, «портал» находится по другую сторону институтского здания. Нужно просто обогнуть его и попытаться найти спутника там. Главное при этом – не стать жертвой придуманных Шевцовым врагов.
   Затаив дыхание, сталкер пытался объективно оценить обстановку.
   По другую сторону от здания филиала начиналась настоящая Зона. Глянцевый фасад Академгородка оказался обманчив. Здесь же было то же самое, что и в других уголках Зоны: разрушение, запустение, смерть. Четыре автобуса, подогнанные для эвакуации сотрудников, так и остались стоять с открытыми дверьми – никто не успел ими воспользоваться. Жутко смотрелись пустые глазницы лобового стекла: оно отекло и застыло крупными каплями, словно слезы машины по своим пассажирам. Сталкер так и не понял, отчего такой эффект, – высокой температуры во время вспышек вроде бы не наблюдалось. Но теперь даже в полумраке он видел, что стекла окон с этой стороны здания тоже отекли огромными «слезами», подсвеченными зловещим сиянием над ядерным институтом.
   Чем дальше он продвигался, тем страннее становился окружающий вид. Кот прекрасно помнил, как выглядела эта местность до катастрофы, и не мог понять, откуда взялись эти огромные металлические конструкции. Словно какой-то гигант наломал высоковольтных вышек вперемешку с телевизионными башнями и свалил на пустыре за филиалом. Сталкер приблизился к одной такой конструкции. Он просто не мог пройти мимо, слишком уж невероятным казалось зрелище. Теперь он пялился в упор на эту пятидесятиметровую штуковину и не мог понять, как такое возможно.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 [27] 28 29 30 31 32

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация