А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Пикник на обочине. Пророк Зоны" (страница 13)

   Ночной город в свете луны выглядел чужеродно и мрачно. Кот бывал здесь и ночью, но всегда забивался в какой-нибудь угол, чтобы отсидеться до рассвета. Потому что нечего здесь делать во мраке. Не ровен час, влетишь в случайную ловушку. Да и поговаривали, будто ночью в Зоне активизируется всякая нечисть. То ли мутанты, то ли призраки. Человек для них – как красная тряпка для быка. Движение они чувствуют за километр и, почуяв человека, уже не отстанут. Будто бы, настигнув жертву, они не просто убивают ее, а как бы вытягивают все жизненные силы. Был человек – а стал никчемная пустая оболочка. Раньше Кот считал такие рассказы пустым суеверием, но после сегодняшних гостей был уже не так категоричен. И впервые в Зоне ощущал такую растерянность и подавленность.

   Он сам виноват, что вляпался в эту авантюру. Нельзя было убивать шатуна. А убил – нечего было возвращаться. Зона такое не прощает.
   – Ладно, – сказал сталкер. – Идем дальше, не торчать же здесь вечно.
   Маленькая группа двинулась дальше. Мимо проплывали мрачные силуэты зданий, словно они продвигались по дну ночного каньона. Кот вел группу почти на ощупь, надеясь лишь на интуицию и банальное везение. И везение быстро закончилось.
   Свернув в переулок, который показался сталкеру безопасным, группа налетела на фигуру, застывшую в зловещей неподвижности.
   – Твою мать! – выдохнул Кот, едва не выронив фонарик.
   На первый взгляд могло показаться, что перед ними живой человек. Но в свете фонаря становились видны детали: серая пергаментная кожа, стеклянный взгляд, отсутствие дыхания.
   Это мог быть только мертвяк. Незнакомый. Огромный, сутулый, с мощными руками-граблями, в пыльном рабочем комбинезоне.
   – Аким, знаешь его? – быстро спросил Шевцов.
   Ответа не последовало. Посветив фонариком, Кот понял, что парень молча мотает головой.
   – Так… – скрипуче проговорил Шевцов. – Значит, это не твои гости. Интересно тогда, чьи же?
   Фигура вздрогнула и пришла в движение. Выставив вперед длинные руки, шагнула в сторону Шевцова. Тот попятился.
   – Да он на звук идет! – догадался Кот.
   Мертвяк склонил голову, прислушиваясь, и направился в сторону сталкера.
   – Чего он хочет? – пятясь, растерянно проговорил Кот. Поднял винтовку, щелкнул предохранителем. – Отвали, парень, я тебе башку сейчас снесу!
   Словно желая поддержать разговор, покойник открыл пасть и издал звук, похожий на тот, которым встретила Акима жуткая девочка. От этого воя заложило уши, к глазам подступили слезы. Из мрачной глубины кварталов донесся ответ. И снова – уже с другой стороны.
   – Мать моя женщина… – пробормотал сталкер. – К черту все. Бежим!
   И первым бросился вперед по незнакомой улице. Риск был велик: шансы вляпаться в «комариную плешь», влететь в «жарку» или еще в какую ловушку росли с каждым шагом. Но страх был сильнее. Черт его разберет – никто не говорил о прямой угрозе со стороны ходячих мертвецов, или «муляжей», как называли их в Институте. Но когда своими глазами видишь, как на тебя надвигается это, – все предстает совсем в ином свете.
   Сталкер провел спутников через перекресток (хитрым зигзагом – показалось, что на пути притаилась какая-то неопознанная дрянь.). Влетели в какие-то полудохлые заросли, в которых сталкер с трудом узнал городской парк. Идти в его мрачную глубину было опасно, и они остановились под высохшим деревом, чтобы перевести дух. Нужно было привести мысли в порядок и решить, что делать дальше. Потому как вот так – бегом, без оглядки – живым еще никто из Зоны не выбирался.
   – Перекур! – сипло сказал Кот. Сунул в рот сигарету, нервно защелкал зажигалкой. Огонь отказывался разгораться хоть тресни. Кот прекратил попытки, досадливо вынул сигарету изо рта. Есть такие места в Зоне, где по какой-то причине невозможно разжечь огонь. Спички и зажигалки просто отказываются зажигаться. Вроде как энергетические провалы, в противоположность местам с повышенной энергетикой. – Вода-то у нас осталась?
   Шевцов протянул ему мятую пластиковую бутыль, на дне которой плескалось немного воды. Кот сделал жадный глоток – и поборол желание допить все. Вместо этого протянул бутылку Акиму. Тот машинально принял бутылку и передал Шевцову.
   – Однако, дела… – протянул Кот. – Что этому долговязому от нас надо было?
   – Не знаю, но он показался мне каким-то агрессивным, – заметил Шевцов.
   – Вот это меня и напрягает, – сказал Кот. – Никогда они людей не трогали, только бродили себе, слабонервных пугали. Вот только злобных мертвецов недоставало в Зоне.
   – Тихо! – прервал его Шевцов. – Слышишь?
   Кот прислушался. Какой-то негромкий, но отчетливый скрип. Он посветил в темноту фонариком. Неподалеку, под давно засохшими деревьями сохранилась детская площадка. Песочница, железная горка, какие-то хитроумно закрученные лесенки, перекладины. И качели. Вот они-то и покачивались – тихонько, едва заметно. Это настораживало: с чего бы им качаться? Ветра-то нет. Луч фонаря снова пробежал по скверу. Никого. Качели скрипнули снова. Сосредоточившись на них, сталкер увидел: качели двигались не от ветра. Вздрагивала сама стойка из сварных металлических труб.
   – Чтоб я сдох… – в изумлении пробормотал Кот.
   Движение заметно усилилось. Из-под земли доносились какие-то глухие звуки. Вдруг с протяжным скрежетом конструкция накренилась, под качелями вспучилась и тут же провалилась земля. Взвились вверх мелкие комья, и из рыхлой глубины рывками полезла рука со скрюченными жилистыми пальцами. Следом показалась вторая, безуспешно пытавшаяся ухватиться за край образовавшейся ямы. И тут же, в отблеске слабого света стало видно, как рядом из-под земли лезет человеческая фигура – болезненно, с каким-то конвульсивным упорством, будто эта отравленная земля разрождалась своими гнусными отпрысками.
   – Только этого не хватало, – хрипло произнес Шевцов, передергивая затвор пистолета. Теперь он держал оружие двумя руками, двигаясь экономно и собранно, что сразу выдавало в нем профессионала. Он не выглядел взволнованным, а уж тем более испуганным. Опасная ситуация словно придала ему энергии, обостряя чувства и проясняя взгляд. Он не спешил стрелять – с завидным хладнокровием он просто оценивал ситуацию.
   Земля зашуршала слева, справа. Из-за спины долетел стон, полный тоски и боли. Сталкер быстро, на звук, водил лучом фонаря, прижатого ладонью под цевьем «винтореза». Пятно света выхватило какую-то перекошенную фигуру в бесформенной серой одежде. Та приближалась неровными шагами, и вскоре Кот увидел на груди мертвяка табличку с выцветшим номером. Он еще ничего не понял, но услышал движение справа. Второй мертвяк походил на первого – в такой же серой робе, с неразборчивым номером на груди, только на голове его имелась еще и низко надвинутая бесформенная шапка из того же серого материала. Замерев и вроде бы поначалу отшатнувшись от ударившего в глаза света, он склонил голову набок, набычился – и с низким рычанием бросился на людей. На секунду сталкер опешил от такой резкой перемены в поведении этих «недоживых» тварей. Он просто стоял и смотрел на приближавшегося монстра, словно все это было не наяву, а в сумрачном бреду, позабыв даже про винтовку, которую держал сейчас у бедра.
   Два выстрела в голову из «макарова» остановили нападавшего. Его словно выключили: тело замерло, вытянув ноги, руки опали и плетьми повисли вдоль туловища. Он еще не успел повалиться на землю, как бросился в атаку его двойник. На этот раз Кот среагировал вовремя. Оптический прицел был бесполезен в темноте, и сталкеру с непривычки потребовалось три пули, чтобы свалить нападавшего. Две ушли в грудь, не причинив тому ощутимого вреда, лишь чуть замедлив его движение, третья же, увесистая, девятимиллиметровая, вошла аккурат в левый глаз. Что-то чавкнуло, брызнуло, и тело повалилось вбок, качнув обвисшими руками.
   Все это время Аким отрешенно наблюдал за происходящим. Он выглядел не столько напуганным, сколько подавленным. Пожалуй, не будь рядом двоих вооруженных спутников, он наверняка стал бы жертвой взбесившихся трупов. То, что те имели своей целью расправу с живыми, Кот уже не сомневался. Не здороваться же они лезли, в самом деле.
   Шевцов вышел вперед, присел рядом с добитым мертвяком.
   – Уходить отсюда нужно, – сказал он. – Сдается мне, это только начало.
   Кот не успел спросить, с чего это у Шевцова такая уверенность. Ответ пришел еще до вопроса – в виде парочки озлобленных мертвецов, что надвигались из темноты, рассыпая с тел слежавшуюся землю. Расстреливая незваных гостей из «винтореза», Кот успел отметить: эти были во все тех же одинаковых робах.
   Вскрик за спиной заставил его обернуться. Шевцов лежал на земле, придерживая плечо и шипя от боли. Над ним возвышался неизвестно откуда подкравшийся мертвяк, и этот не был похож на прочих. На нем была не роба, какая-то форма, вроде военной. Давно устаревшего образца, отчего сталкер не сразу въехал, что все это могло значить. Мертвяк застыл над сбитым им человеком, вроде бы не зная, что делать дальше. Голова его медленно повернулась, бездумный взгляд уставился в землю. Кот проследил этот взгляд – там лежал пистолет, выбитый из рук Шевцова. Вскинув «винторез», сталкер нажал на спусковой крючок.
   Осечка. Передернул затвор – все, баста. Кончились патроны. Пока он, нервно озираясь, менял магазин, мертвяк неуклюже склонился, чуть присел – и поднял пистолет. Уставился на него, будто вспоминая что-то. По всему было заметно: рефлексы мертвого тела помнят оружие. Привычно, даже как-то обыденно, этот, в форме, поднял пистолет и навел на пытавшегося подняться Шевцова. В его глазах вроде бы даже мелькнуло что-то похожее на эмоции.
   Жуткую сцену оборвал выстрел «винтореза». Брызнули кости черепа, тело в форме повалилось лицом вниз. Шевцов, успевший подняться на колени, подполз к упавшему и не без труда вынул оружие из сведенных ледяных пальцев.
   – Энкавэдэшник, – оглядывая труп, сказал он. – Капитан, судя по петлицам.
   – Какой еще энкавэдэшник? – недоуменно спросил Кот. – Откуда он тут взялся?
   – А откуда эти мертвые зэки взялись? – невесело усмехнулся Шевцов. Постучал по земле рукояткой пистолета. – Знаешь, что на этой земле было? Лагерь. Из системы ГУЛага. Точнее, лагерное кладбище. Заключенные – народ страшный. Оттого, наверное, такие злобные – даже после смерти. Не пойму только, как они сохранились до Посещения…
   – Тела здесь могут и восстанавливаться, – пояснил сталкер. – Лавров называл это… Не помню, но что-то связано с законами термодинамики.
   – Негэнтропия, – машинально проговорил Аким.
   – Точно, – усмехнулся Кот. Кивнул на тело в форме: – А этот кто?
   – Этот из охраны. Вертухай, по-зековски. Видать, как помер, так его на общем погосте и схоронили.
   Аким присел на землю, рядом с мертвяком, уставился на него, склонив голову. Сказал:
   – У него дыра в голове.
   – Еще бы, – хмуро отозвался Кот. – Это я его четко успел.
   – Нет, – покачал головой Аким. – Дыра старая, в виске, из нее земля сыпется.
   – Ну-ка… – Шевцов припал к земле с другой стороны. Присвистнул. – Надо же, этот в свое время не сам по себе помер. Он застрелился.
   – Что-то ненадежно он застрелился, – проворчал Кот. Огляделся. – Но если тут и впрямь захоронение, то нам линять нужно. Кто его знает, сколько их еще там, в земле.
   – Нужно найти, где отсидеться до утра, – сказал Шевцов. – Более-менее спокойное место. Есть такое поблизости?
   – Место есть, – отозвался сталкер, грызя фильтр незажженной сигареты. – Правда, не знаю, насколько оно спокойное.

   Здание ЦУМа встретило их пугающей тишиной. Обширное пустынное пространство перед входом охраняли две «комариные плеши» неправильной формы. Когда-то, скорее, из бессмысленного озорства, Кот разведал проход между двумя ловушками. Гаек на это ушло килограмма два. Теперь, двигаясь по одному ему известным ориентирам, сталкер повел вперед свою первую группу. Остановившись перед невидимым входом в этот смертельный «фарватер», Кот подкинул на ладони патрон – единственную достойную замену гайке. Бросил вперед один патрон, другой, третий – путь был чист. Вылезшая из облаков луна скупо подсвечивала дорогу. Медленно направились в сторону железобетонной громады со слепыми глазницами выбитых стекол. Кот старательно подбирал упавшие патроны – они теперь на вес золота. Впрочем, парочку, обозначив свои границы, сдернула «комариная плешь».
   Добрались до входа, вошли. Кот тут же прислонился к стене, съехал на пол и, не теряя времени, закурил. С наслаждением затянулся.
   – Живем! – выдохнув дым, сказал он.
   Спутники стояли рядом, оглядываясь с настороженным любопытством. Кот прекрасно понимал их. Странно, но он любил это место, несмотря на то что так и не нашел здесь ничего достойного внимания сталкера. Здесь было другое – следы давно ушедшей эпохи, застывшие на прилавках, не баловавших ассортиментом. Он любил бродить мимо полок с товарами, давно потерявшими смысл и значение в современном мире, но сохранившими обаяние прошлого. Посуда простоватого, но какого-то уютного вида, смешные до колик спорттовары, одежда унылых блеклых тонов и нелепого кроя, которую стеснялись носить даже современники. Школьная форма, с которой почти не осталось ассоциаций. Игрушки. Упрощенные до предела, примитивные, лишенные излишеств, способные вызвать у современных детей лишь недоумение. А ведь именно такими играли будущие ученые и олигархи. Не было в них электронных чипов, а куклы были способны лишь глухо бормотать «мама». Каким-то необъяснимым образом все эти простоватые «конструкторы» и сборные модели будили воображение, которое старательно глушит современное обилие информации.
   Все это теперь похоже на заброшенный музей. Здесь было спокойно, здесь хорошо думалось.
   Только не сегодня.
   Они расположились в отделе туристического снаряжения. Кот откопал за прилавками три неудобных складных стула, шаткий складной столик, пару надувных матрасов из задубевшей резины, брезентовую палатку, которая могла сойти за одеяло. Худо-бедно, все это позволяло пережить ночь. Не было только еды, да и с водой наблюдалась напряжёнка. Впрочем, в крайнем случае можно было добыть воду и из-под крана – здесь все еще функционировал водопровод, и вода вроде была пригодной для питья, хоть проверить он пока не решался. Вот только света не было. Зато в обилии имелись так и не проданные никому топоры и мебель, вполне пригодная для сожжения.
   Через несколько минут они уже сидели у трескучего костра, как те растворившиеся во времени туристы, так и не купившие все эти палатки, котелки, фляги. Только теперь они почувствовали, насколько холодно было в этом каменном мешке, насколько они устали от переходов, погонь и шедшего по пятам страха. Огонь на бетоне не грозил пожаром, объемное помещение с высоким потолком избавляло от дыма, обстановка торгового зала терялась во мраке. Оставался только огонь, даже в Зоне дарящий тепло, покой, жизнь.
   Привалившись к борту надувной лодки с выцветшим ценником, Кот бездумно, одну за другой снимал карты с найденной на одной из полок колоды. Больше всего хотелось поймать ту самую удачу, которую раньше дарила ему Зона. Но карты словно смеялись над ним. Ни одной угадать он так и не смог.
   Не было фарта. Не было.
   Шевцов сидел напротив, расположившись в раскладном стуле, вытянув ноги в новеньких кедах сорокалетней выдержки: отыскал где-то среди покрывшихся пылью товаров. Он смотрел на огонь и лениво подкидывал в костер куски разнесенной на части табуретки. Аким почему-то стоял перед костром на коленях и смотрел в глубину пламени, словно хотел найти там ответы на все свои вопросы.
   Вскоре стало ясно, что не на шутку разошедшиеся мертвяки и здесь не оставят их в покое. Было слышно, как они скребутся у стены, не находя входя в здание. Пару раз доносились характерные звуки, словно давили каблуком гигантских тараканов. Это кого-то заносило ненароком в «комариную плешь», оставлявшую от неудачников мокрое место.
   Но внутрь пробиться им не удавалось, и это обнадеживало. А заодно наталкивало на размышления, отчего же эти полуживые сущности так заинтересовались совершенно случайными людьми. Поначалу Кот продолжал мысленно винить во всем Акима. Все-таки это его усилиями были вызваны те первые ожившие покойники. Но что-то здесь не складывалось. Почему вслед за знакомыми парня, которых тот наивно пытался возродить из мертвых, полезли все остальные? Где был тот момент, за которым произошел сбой в обещаниях жуткого Акимова Голоса?
   И вдруг его как током ударило. Он скосился на свой лежавший в стороне рюкзак.
   Вещи мертвецов.
   Он не должен был забирать их из этого проклятого пятна. Он вмешался в этот дикий ритуал, нарушил программу, вторгся в планы сил, понять которые был просто не в состоянии. Что же теперь будет? Мертвяки так и не оставят их в покое, будут преследовать и настойчиво стараться приобщить к своему приятному обществу?
   Сталкер поежился. Он не знал, что делать. Рассказать спутникам? Кот представил себе реакцию Шевцова. Ну его к черту. Избавиться от опасного груза тайком? Как это провернуть, не вызвав подозрений?
   Проще всего было просто дождаться рассвета, а там решить. И Кот заставил себя забыть обо всем и расслабиться. Есть у него такая способность. Очень полезная для сталкера. Без нее в Зону лучше не соваться. Зона не любит слишком впечатлительных.
   – Ну что, туристы, – стараясь держаться бодрее, сказал Кот. – Не спится?
   – Какое там, – отозвался Шевцов. – Слышь, скребутся?
   – Самое время рассказывать страшные истории, – усмехнулся сталкер. – Есть у кого подходящая?
   – У меня есть история, – неожиданно произнес Аким. Голос у него был тихий, спокойный. Даже не скажешь, что пару часов назад он готов был разнести себе мозги в клочья. – Не знаю, насколько страшная, но в ней все правда.
   – Давай! – с готовностью сказал сталкер. Даже вперед подался, чтобы подчеркнуть интерес. Тихонько подмигнул Шевцову.
   – Интересно… – сдержанно сказал тот.
   – Все началось давно, – начал Аким. – Но я помню, как будто это было вчера. Я учился в первом классе и дружил с одной девочкой. Ее звали Катя.
   Кот с Шевцовым переглянулись. Аким продолжил:
   – Я жил с родителями, в центре, а она – в маленьком доме на окраине. Мне было очень интересно бывать там, хоть мне и запрещали выходить со двора. Но кто слушает запреты, когда там, на окраине, все иначе, словно в другом мире! Там нет одинаковых домов и квартир, зато есть свой маленький дворик – как маленькое королевство с одиноким за́мком посередине. Там Катин дед держал кроликов и ручных голубей. А еще там была собака – большая немецкая овчарка. Катя отстегивала ее от железного кольца на будке, и мы шли гулять. И никто не мог нас обидеть, будто не пес это был, а огнедышащий дракон из сказки… – Аким помолчал, улыбнулся, словно снова увидел эту картинку из своего детства. – Мы дружили долго – пока не закончили школу. Я уехал в Новосибирск, поступил в институт. Потом меня забрали в армию и отправили на Дальний Восток. Я служил в морской пехоте, мне это нравилось, и я почти забыл про Катю. Но вот я вернулся. Я думал, что Катя давно замужем и про меня забыла – часть была секретная, и с перепиской было туго. Но здесь, на вокзале, меня встречала девушка. Вы даже не представляете, насколько она была красива! Оказывается, она меня ждала. В это трудно поверить, но ждала, несмотря на то что вокруг вились ухажеры, до которых мне было как до луны строем… Мы поженились. Родители были счастливы, а уж про себя я и не говорю даже. «Медовый месяц» был сказочный. Нам выбили путевку в Крым – не так просто по тем временам, да и деньги нашлись. Море, солнце, горы, любовь – чего еще надо для счастья? Мы вернулись – и началась настоящая жизнь. Катя ждала ребенка, я работал и продолжал учебу на вечернем отделении. И вот в одну ночь у Кати начались схватки. Вызвали «скорую», погнали в роддом, я – вместе с Катей. И вот я сижу под дверью родильного отделения, меня колотит от волнения и тревоги. Открывается дверь, в мою сторону идет врач. Я подымаюсь к нему навстречу, чтобы спросить: «Мальчик или девочка?» А врач смотрит мне в глаза и спокойно, с расстановкой, говорит… – Аким стал бледен, на лице его проступили капельки пота: – «Умерла она». Я: «Как умерла?!» А он: «Погибла при эвакуации. Как и твои родители, и все, кого ты знал…»
   Аким запнулся, ладонью вытер пот со лба, продолжил:
   – И тут я понимаю, что проснулся. А врач говорит мне, мол, ничего этого не было, просто спал я двадцать четыре года, а мне все это снилось, снилось… Но я-то помню – все это было на самом деле!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация