А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Пикник на обочине. Пророк Зоны" (страница 10)

   – Пойму, – просто сказал Аким. Указал вперед, над головой Шевцова: – Вон тот дом. Он первый.
   Первой оказалась ветхая панельная пятиэтажка. Кот знал эти дома – сам в таком вырос. В таком и безо всякой Зоны жизнь была приключением – всегда на грани. Помнится, там никогда не было тишины. Звукоизоляция отсутствовала напрочь, и дом был наполнен громкими и приглушенными голосами, музыкой и совершенно необъяснимыми скрипами, стуками, шумами; гнилой газопровод ежечасно грозил взрывом, а в вонючем подвале плескалось нечто, что ненамного лучше «ведьминого студня».
   – Здесь, что ли? – с сомнением спросил Кот.
   – Да вроде… – проговорил Аким. Лицо его как-то осунулось, побледнело. – Вон тот подъезд, третий этаж.
   – Ладно, посмотрим, – бросил через плечо сталкер. – Я вперед. Держитесь шагах в десяти от меня… – Он сделал шаг, остановился, присел на корточки, изучая разбитый асфальт. – И чего это меня вечно во всякие истории тянет? Вернусь – к Шаману пойду, пусть карму подчистит…
   Стены вблизи казались изъеденными, словно их кислотой обрызгали. Проплавленными были даже сохранившиеся местами оконные стекла. Если что-то едкое и лилось на этот дом, то ненамного позже Посещения. Сейчас ничего опасного рядом не наблюдалось. Только выглядел дом жутко и удручающе. Просто непонятно, что мог искать в нем этот странный парень.
   Поднимались медленно, ступень за ступенью. Облупившиеся стены хранили выцветшие надписи. Кот остановил взгляд на старательно выведенной красной краской надписи «Леха + Таня =» с наивным сердцем, пробитым стрелой, в конце. Где они сейчас, эти Таня и Леха? Выжили ли? Встретились ли? Пощадила ли Зона их народившихся детей?
   – Вот эта дверь, – севшим голосом сказал Аким.
   – Твоя хата? – осенило сталкера.
   Аким отрицательно покачал головой. И взялся за ручку двери. Кот сделал предупредительный жест. Аким ободряюще посмотрел на него и потянул за ручку.
   Дверь не была заперта. Вообще, сталкеры давно заметили, что, несмотря на поспешную эвакуацию, жители старательно запирали двери своих квартир. Никакое Посещение не могло заставить их поверить в то, что они никогда не вернутся в родные дома. Люди не хотят верить в такое. Впрочем, лазить по покинутым квартирам у сталкеров не принято. Хабара здесь нет, особых ценностей с советских времен не осталось, а навлечь на себя проклятия покойников никому не хотелось. В проклятия Кот не верил – просто не любил мародерствовать.
   В квартиру Аким зашел первым. Кот с Шевцовым вошли следом и остановились в прихожей.
   Такого сталкер еще не испытывал. Он словно попал в прошлое. Здесь все было из другого мира, знакомое, но в то же время непривычное. И сама входная дверь, обитая задубевшим дерматином, и обои, и одежда на вешалке, и медная чеканка на стене.
   Аким прошел в единственную комнату, остановился, оглядываясь. Обстановка была простой и безжизненно аккуратной. Легкие гардины, ковер на стене, спартанский сервант со скромной посудой, древний телевизор на ножках. И книги. Много книг – на полках, на полу, на диване. Кот и забыл, когда в последний раз видел столько книг. Да он и не представлял, зачем столько может понадобиться.
   Аким медленно обошел стол по центру. На столе, покрытом легкой кружевной скатертью, стояла хрустальная ваза с гвоздиками. Цветы выглядели удивительно свежими. Как и все здесь, казавшееся нетронутым временем, словно оставленное хозяевами минуту назад. Не было пыли, затхлости. И от этого становилось как-то не по себе. Он остановился перед фотографией в рамке, стоявшей на полке с книгами. Уставился в нее неподвижным взглядом.
   – Кто это? – тихо спросил Кот. – Мать?
   Аким ответил не сразу:
   – Анна Федоровна. Моя учительница.
   – Учительница? – недоуменно повторил сталкер.
   Аким помолчал, отвернулся от фотографии.
   – Я предсказал ее смерть, – глухо сказал он.
   Кот и Шевцов невольно переглянулись. Что может означать такой визит? Ностальгия? Чувство вины? Заполнение каких-то пустот в травмированной психике? Ради чего нужно было проделать такой долгий и опасный путь?
   Аким внимательно оглядывал комнату. Он напряженно искал что-то. Подошел к книжным полкам. Взгляд его быстро пробежал по корешкам и остановился на небольшой книге в темном переплете, выступавшей из стройного ряда прочих. Он медленно коснулся корешка и закрыл глаза. Будто хотел полностью сосредоточиться на чувствах, которые рождало это прикосновение. Не открывая глаз, осторожно вынул книгу из ряда, накрыл ее ладонью, как свидетель, клянущийся на Библии. Постоял так немного и резко открыл глаза.
   – Нашел, – твердо сказал он.
   Бережно завернул книгу в кружевную салфетку, лежавшую под вазой, и спрятал в рюкзак. Он даже не раскрыл ее, словно содержание не имело для него никакого значения. Сталкеру очень хотелось спросить, что это за книга и зачем она нужна Акиму. Но вдруг понял, что не получит вразумительного ответа и на этот вопрос.
   – Здесь – все, – сказал Аким. Напряжение ушло из его фигуры и взгляда. Теперь он выглядел опустошенным и усталым.
   – Теперь куда? – спросил Кот.
   – Тут рядом, – отозвался Аким, направляясь к двери.
   Шевцов проводил его мрачным взглядом. Происходящее ему явно не нравилось. Что-то недоброе ему чудилось в необъяснимых манипуляциях Акима. Но пока он молчал. И не хотелось его провоцировать на откровенный разговор. Сталкеру казалось – лучше, если все пойдет своим чередом. Глядишь, Аким наиграется в своего «медиума» и все трое благополучно вернутся в нормальный мир.
   Конечно, это было наивно. Ведь Кот отчетливо чувствовал: это не игра. Это просто выходит за пределы его понимания. В этом смысле отношение к происходящему Шевцова было куда более понятным. Он не питал иллюзий относительно Акима. Тот оставался для него ходячей бомбой замедленного действия.
   Теперь и Кот стал чувствовать себя неуютно: Аким незаметно перетягивал на себя инициативу. Он вел их куда-то, и два куда более подготовленных человека покорно шли вслед за ним. На какое-то время сталкер забыл даже о ловушках и вспомнил об угрозе, только когда они оказались в соседнем квартале, перед новым домом, назначенным Акимом для посещения.
   Теперь это была девятиэтажка. Она сразу не понравилась сталкеру. Лишенная стекол и даже оконных рам, потемневшая от дыма и сырости, она напоминала мертвый скелет, в котором никогда не было жизни. Кто его знает, что здесь приключилось, – входить вовнутрь не хотелось категорически.
   Но Аким уже направлялся к зияющему проему входной двери. Какое-то время в вялом оцепенении Кот просто наблюдал, как парень неторопливо приближается к черному провалу в бетоне. И вдруг сталкера словно обожгло изнутри.
   – Стой! – крикнул он. – Не двигайся!
   Эхо разнесло его голос по бетонному колодцу двора. Странное эхо, искажающее темп и тональность голоса. Кот быстро приблизился к Акиму, отстранил его и медленно направился к черному прямоугольнику входа. Осторожно поднялся по ступеням, присел на корточки. И увидел ее. Паутину. Не отдельные нити, какие уже случалось встречать. Тонкое, едва различимое кружево затягивало весь проем.
   Это была смерть. Однозначная, гарантированная. Никто не знал, кто плетет в Зоне такие вот паутинки, но все, кому не повезло вляпаться в подобное, были мертвы. Ранения или болезнь исключались – только фатальный исход. Казалось бы, отчего ее не порвать – палкой или, там, камнем? Но никто этого не делал. Говорят, значение имеет даже не прикосновение, а сам факт контакта – пусть и на расстоянии. Может, просто байка. Но лучше не проверять.
   – Здесь путь закрыт. Баста, – нервно облизывая пересохшие губы, сказал Кот. Повернулся к Акиму: – В этот дом мы не войдем.
   – Я войду, – твердо сказал Аким. – Вон через окно хотя бы.
   Кот мысленно чертыхнулся. Вот же упертый! А через окно ведь действительно можно.
   – Послушай, Аким, – оглядывая здание, сказал Кот. – Против лома нет приема. Это хреновое место. Порченое. Нечего там, внутри, человеку делать. Даже если в ловушку не вляпаемся – подцепим какую-нибудь заразу. Ты как хочешь, а я пас.
   – Хорошо-хорошо, – Аким ободряюще похлопал его по плечу. – Я один пойду.
   Кот мысленно закатил глаза. Аким медленно отошел от подъезда, прикидывая, как бы забраться в лоджию на первом этаже. Кот не выдержал, сделал шаг в его сторону.
   – Не ходи, – тихо сказал Шевцов. – Пусть один идет. Может, оно и к лучшему.
   Сталкер обернулся, поймал взгляд Шевцова и понял. Тот надеется, что Аким не вернется живым. Это стало бы для него решением всех вопросов, в том числе и моральных. Кот так не мог. Не из того теста он сделан. Не интересовали его судьбы человечества, волновала лишь судьба одного странного, не вполне адекватного парня, которому не повезло оказаться не в то время не в том месте, за что он вынужден расплачиваться всю жизнь. И бросить его сейчас было бы подло.
   В очередной раз проклиная себя за излишнюю сентиментальность, сталкер направился к Акиму. Тот продолжал топтаться под окнами, не зная, как взобраться на двухметровую высоту.
   – Помоги! – потребовал Кот, поправляя на плече «винторез». Он критически оглядывал железный мусорный контейнер на колесиках. В другое время он бы к нему на десять шагов не приблизился бы – мало ли что там, внутри. Но сейчас нужно было действовать. А действовать всегда означает – рисковать.
   Вдвоем они подкатили контейнер под окно. Металл скрежетал, эхо разносило мерзкие, искаженные звуки. Кот пошел первым. Вскочил на ржавый металл, ухватился за край лоджии, подтянулся. Заглянул за бетонную перегородку, огляделся. И рывком перекинул тело вовнутрь.
   – Давай руку! – свесившись вниз, сказал он.
   Аким неловко полез на контейнер, выпрямился, едва не свалившись в затхлую глубину железного ящика, ухватился за протянутую руку сталкера. Упершись ногой в ограждение лоджии, Кот втащил парня наверх. После чего обернулся, выискивая взглядом второго спутника.
   Шевцов, сложа на груди руки, наблюдал за происходящим. Кто его знает, как он это воспринимал. Может, как какой-то нелепый цирк, устроенный пареньком, свихнувшимся от проводимых над ним опытов. Возможно, просто созерцал, прикидывая, чем все закончится. Сталкер не понимал до конца этого человека, его мыслей и намерений. Слишком скрытен он был, слишком зациклен на собственном мировосприятии. Нет, что ни говори, с таким подходом ничего не понять и не разобраться. Зона не поддается прямолинейным попыткам ее понять, и годы безрезультатной работы Института тому подтверждение.
   Аким все порывался пойти вперед, но Кот разом пресек эти попытки. Внимательно изучив дверной проем, ведущий с лоджии в кухню, он осторожно переступил через порог.
   Здесь все было не так, как в том, первом, доме. Могло показаться, что тут бесновались черти. Потолок, стены, пол – все было в разводах копоти. Мебель – разрушена, изуродована, словно ее пропустили через миксер. Кот уже видел такое, но так и не смог понять, что здесь послужило разрушающим фактором. На пожар не похоже, на известные виды проявлений Зоны – тоже. Наверное, это были факторы, которые действовали во время самого Посещения и впоследствии не наблюдались. Это означало и еще кое-что: здесь можно было ожидать всего чего угодно. Не только знакомых ловушек, но и тех, которым даже бывалые сталкеры не придумали названия. Не полезь вперед Аким, его сюда никаким калачом бы не заманили. Хотя есть и такие безбашенные ребята, что суются во все дыры подряд. На их смертях и учатся те, кто поумнее, так и узнают про свойства новых смертельных ловушек и находят пути их избегать. Так что скажем спасибо дуракам, что спасают нам жизни. Есть такой сталкерский тост.
   Через квартиру двигались как по минному полю. Сам воздух тут был другой – какой-то вязкий, тяжелый, наполненный тревогой и чуждой энергетикой. Кот всегда чутко ощущал такую атмосферу, «чуйка» на нее работала безотказно. А потому, оказавшись в прихожей перед вырванной с корнем входной дверью, он замер и сделал спутнику знак остановиться.
   Что-то двигалось там, по лестнице. Мерные звуки доносились откуда-то сверху, становясь все отчетливее. Эхо многократно повторяло их, смешивая в невразумительную кашу. Но по мере приближения звуки становились отчетливее, и Кот вдруг с оцепенением понял, что это шаги.
   Бойкие звуки женских каблучков. Они доносились уже с высоты второго этажа и продолжали приближаться. Сталкер скосился на Акима. Тот стал бледен и округлившимися глазами уставился на Кота. Сталкер же просто крепко сжал его плечо и заставил себя посмотреть наружу. Шаги приближались, и с ними накатывался необъяснимый инфернальный ужас. Хотелось сдернуть с плеча винтовку, зажмуриться и жахнуть туда, откуда доносятся эти шаги, которых просто не могло быть. Усилием воли он подавил в себе этот порыв.
   Теперь шаги доносились с лестничной площадки, на которую выходила дверь. Замедлились. И неторопливо направились прямо к двери.
   Кот понял, что сейчас потеряет сознание. Он не был готов встретиться с этим. Отпрянув от двери, вжался спиной в стену. Сердце бешено колотилось, дыхание сбилось, в голове был туман. Аким растерянно смотрел на него. Он выглядел совершенно беспомощно, и Кот понимал, что сейчас ничем не может помочь ему.
   Шаги на лестничной клетке возобновились. Словно в сомнении потоптались у двери и направились к лестнице, зацокали вниз, к дверям, ведущим к выходу во двор. Тому самому выходу, затянутому паутиной. Шаги дробно простучали вниз – и смолкли. И тут же прошло наваждение. Вместо них пришло недоумение. Стало немного стыдно за собственную реакцию. Черт, наверное, даже седые волосы появились, надо при случае глянуть в зеркало.
   – Кто это был? – тихо спросил Аким.
   – А кто его знает, – криво усмехнулся Кот. Он изо всех сил бодрился, пытаясь преодолеть предательскую ватность в ногах. – Может, вообще никто.
   – Призрак?
   – Дурак! – Кот вдруг разозлился. – Знаешь, что в лесу волка волком не кличут?
   – А как?
   – А никак! – огрызнулся Кот. Пережитый ужас выплескивался из него мутной желчью. – Стой здесь и не отсвечивай!
   Он осторожно вышел на лестничную площадку, дошел до ступеней, глянул вверх – туда, откуда спускались эти шаги.
   И тут за спиной раздался совершенно неожиданный звук – звук открывающихся дверей лифта. Кот обернулся, сделал несколько шагов до мрачной ниши, за которой скрывался лифт. В глубине ее, положив ладонь на грубую пластиковую кнопку, стоял Аким. Его подсвечивало дрожащим светом из открытой лифтовой кабины.
   – Работает, – радостно сказал Аким.
   Кот не ответил. Такое в Зоне бывает. И электричество здесь встречается в самых неожиданных местах, и древние механизмы вдруг начинают работать. Есть здесь какой-то необъяснимый избыток энергии. Говорят, с ГЭС поступает. После Сдвига, когда Зона поглотила плотину, электричество поперло оттуда с удвоенной силой. Никто не мог объяснить это, но энергией охотно пользовались, несмотря на протесты доморощенных экологов, уверенных, что ток, идущий из Зоны, какой-то «не такой» и, может даже, «порченый», «заразный». Экономические интересы в результате оказались сильнее. Да и ученые поднимали «зеленых» на смех, мол, электричество – оно везде одинаковое. Но, может, была какая-то правда в этих опасениях. Неправильное это электричество.
   Поколебавшись, сталкер вошел в лифт. Подыматься по ступеням, по которым цокали эти жуткие шаги, было выше его сил. Оставалось надеяться, что лифт не застрянет и не рухнет с высоты в шахту. Аким нырнул в кабину следом и нажал на кнопку седьмого этажа. Двери со скрежетом закрылись. Кабина дернулась, задрожала и поползла вверх.
   Странно было наблюдать изнутри эту аккуратную кабину, с беленькими пластмассовыми кнопками. Неужели хулиганы в те времена еще не догадались, что пластмассовые кнопки можно поджечь, стены разукрасить надписями, подкоптить потолок и сходить по нужде в угол? Что ни говори, дикие были времена.
   Кабина судорожно забилась и замерла, со скрежетом распахнув двери. Они вышли на площадку.
   – Кажется, здесь, – неуверенно сказал Аким.
   – Когда кажется, креститься надо, – хмуро сказал Кот. – Я здесь поседеть успел, а ему, блин, кажется…
   – Без дверей не узнать, – виновато сказал Аким. – И номер посмотреть негде, – он прошел вдоль облезлой стены и остановился. – Вот она! Узнал по рисунку!
   На стене и впрямь был нарисован фломастером маленький смешной чертик. Они вошли в проем и остановились.
   Непонятно было, что здесь можно найти. Квартира была выжжена и пуста. Аким прошел вперед. Эхо от его шагов разлеталось по комнатам, неприятно напоминая те самые шаги на лестнице. Он прошел в маленькую комнату, заглянул в зал, вышел на кухню. Предположительно кухню, так как теперь это был пустой, обугленный бетонный склеп.
   – Обстановка со вкусом, ничего лишнего, – констатировал Кот, озираясь. – Кто здесь жил, интересно?
   – Доктор, – отозвался Аким. – Врач.
   – Ему ты тоже напророчил смерть?
   – Да.
   Какая-то смутная догадка шевельнулась в мозгу сталкера, но так и не оформилась в ясную мысль. Аким между тем продолжал оглядывать помещение. Что-то звякнуло у него под ногой в слое обугленного мусора. Он поднял небольшой предмет, тускло блеснувший металлом.
   – Что это? – нахмурился Аким.
   – Ну-ка… – подходя ближе, произнес Кот. – Надо же – скальпель!
   – Нашел, – разглядывая изящный предмет, произнес Аким.
   – Так ты искал скальпель? – удивился сталкер.
   – Нет. Но скальпель подойдет.
   Кот не стал тянуть информацию клещами. Придет время – сам расскажет, если, конечно, есть что рассказывать. Раз Аким нашел, что искал, самое главное – выбраться из этого бетонного лабиринта.
   В мысли сталкера ворвался необычный дребезжащий звук. Кот насторожился. Звук повторился – он шел со стороны большой комнаты и повторялся с небольшими равными паузами. Сталкер осторожно заглянул в комнату.
   Телефон. Древний проводной телефон с диском для набора номера прятался за ближней стеной. Кот молча смотрел, как глухо дребезжит черная пластмассовая коробка. Что это могло быть? Звонок? Или изощренная ловушка. Но если звонок, то от кого? Да и как уцелел аппарат в выжженной дотла комнате?
   Рядом возник Аким, он без особого интереса разглядывал старинную штуковину. Еще бы – среди таких он вырос. Телефон продолжал блеять. И какой-то хулиганский порыв заставил сталкера сделать то, чего делать не следует ни при каких обстоятельствах.
   Он снял трубку.
   – Алло.
   В трубке что-то трещало и тонко завывало, как вьюга, где-то отдаленным фоном. А потом в эту вьюгу ворвался женский голос:
   – Алло, доктор! Здравствуйте.
   – Здравствуйте, это кто? – машинально спросил Кот.
   – Это мама Акима, – раздалось в трубке, эдак отдаленно, на фоне трескучих помех. – Мы на прием к вам сегодня приходили.
   Слова застряли у Кота в горле. Аким смотрел на него спокойно, ожидая, наверное, когда закончится разговор.
   – Да-да… – не отрывая от Акима взгляда, сдавленно сказал он.
   – Вы знаете, он опять за свое, теперь конец света предсказывает. Может, ему успокоительное какое дать?
   – Дайте… – бесцветно сказал Кот.
   – Валерианку можно?
   – Можно…
   – Спасибо, доктор! Извините, что побеспокоила.
   В ухе загундосили короткие гудки. Кот положил трубку.
   Что это было? Ошиблись номером? Какой-то другой Аким? Который тоже предсказывает конец света? Не может же это быть настоящая мать Акима, давно погибшая и звонящая теперь мертвому врачу?
   С кем он говорил – с призраком? Или это – настоящий звонок из прошлого? В любом случае, о таком стоит помалкивать, иначе сочтут за полного психа.
   – Кто это был? – с любопытством спросил Аким.
   – Ошиблись номером, – отводя взгляд, сказал Кот. Кто знает, что будет с парнем, если сказать ему правду?
   Уже внизу, когда они оказались во дворе, Кот поинтересовался у Шевцова:
   – Слушай, ты не заметил, кто-нибудь выходил из подъезда?
   Шевцов странно посмотрел на него, сказал:
   – Да нет вроде. А кто мог оттуда выйти?
   Кот не ответил. Он осторожно приблизился к дверному проему, вгляделся. Ему показалось, что серебристая паутина местами потемнела. Присмотревшись пристальнее, Кот уловил в этом потемнении очертания какой-то фигуры. Женской. Кто-то все-таки вышел отсюда – бесплотный и легкий. Прямо сквозь паутину.

   Следующим был небольшой одноэтажный дом в частном секторе. Нашли его с трудом: Аким запутался в узких однообразных улочках, и они едва не влетели в «комариную плешь». Хорошо хоть, та четко обозначила себя раздавленным мотоциклом с коляской.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация