А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Тайная любовь Копперфильда" (страница 1)

   Анна Данилова
   Тайная любовь Копперфильда

   «Crime & private» – это не только классически изящный криминальный роман, но и вечный поединок страсти и рассудка, реальности и мечты, импульсивных эмоций и голого расчета. Судьбы героев вершит мастер психологического детектива Анна Данилова!

   1

   Он проснулся и, не открывая глаз, с чувством необъяснимой радости понял, что все еще находится в этой спальне, в этом гостиничном номере, который будет принадлежать ему еще неделю. И что весь его день будет расписан по секундам счастья и свободы, что набережная Ниццы улыбнется ему и засияет сначала нежным утренним солнцем, затем будут переливаться спокойные полуденные морские волны, призывая подремать в удобном шезлонге в окружении таких же, как и он, счастливых людей. А к вечеру электрический свет засверкает оранжевыми бликами на столиках многочисленных ресторанов и кафе, и ему, Денису, не придется, как это было в душной и напряженной Москве, срочно кому-то звонить, о чем-то договариваться, нервничать, переживать, писать, считать – словом, жить той жизнью, от которой он каждый год вот так же сбегал сюда, в этот благословенный и такой спокойный город, который, как ему казалось, всегда радовался его приезду и каждый раз, как ему опять-таки казалось, готовил ему неожиданные сюрпризы.
   Вот и на этот раз он подарил ему встречу со старой знакомой. Вернее, это знакомство было старым, многолетним, а сама женщина была молода, ослепительно красива и интересна ему безумно. И что приводило его в восторг, она никак не ассоциировалась у него с деловой частью его жизни, напротив, одним своим присутствием вызывала приятные воспоминания, связанные с удачным и почти волшебным побегом из настоящего ада. Юлия Земцова с ее мужем Евгением Крымовым помогли ему разыскать человека, который целых три года обворовывал его и угрожал убить.
   После того как он, этот человек, настоящий фантом в обличии его родного брата, которому он бесконечно доверял, был ранен при задержании, а впоследствии скончался от заражения крови в тюремной больнице, черно-белая, наполненная страхами и недоверием жизнь его приобрела живые краски. И как-то все само собой наладилось.
   Чувство благодарности к этой паре захлестывало его, он чуть было не подарил Юле весь свой бизнес, настолько ощущал себя спасенным, заново родившимся. Юля ему тогда сказала, что у нее есть деньги и что ему не стоит терять голову от радости. Однако круглую сумму, которую он сам для себя обозначил и счел справедливой, он перевел на ее счет, о чем никогда впоследствии не пожалел.
   Земцова, в прошлом адвокат и частный детектив, уже давно отошла от дел, но время от времени знавшие ее люди все равно находили ее и поручали вести свои дела. Для этой цели было создано бюро и подобран небольшой, но весьма профессиональный и толковый коллектив, часто работавший параллельно с прокуратурой или милицией.
   Клиентами Земцовой или Крымова были, как правило, люди, попавшие в трудное положение и уже не надеявшиеся на помощь правоохранительных органов. Они выходили на Земцову через многочисленных знакомых или посредников, разыскивали ее, где бы она ни находилась – во Франции ли, где она уже несколько лет жила с семьей, или в Москве, куда она приезжала довольно часто навестить близких родственников и друзей.
   Сейчас она, к великой радости Дениса, отдыхала в Ницце, причем жила в той же гостинице, что и он, в «Негреско»! Когда он увидел ее вчера за соседним столиком, он не поверил своим глазам! Вот уж кого он действительно всегда хотел видеть и от кого заряжался позитивной энергией! И даже не ее харизматичный муж, который, по сути, и научил ее всем тонкостям расследования, а именно она, нежная, задумчивая, полная тайн, представляла собой интерес. По мнению Дениса, лишь совсем небольшой процент женщин, из всех тех, с кем ему приходилось сталкиваться в жизни, были умны и наделены определенными талантами. В большинстве же своем ничем, помимо внешней красоты и умения подать себя, его знакомые женщины не обладали, то же самое можно было сказать и про теперешнюю девушку, Ларису Вдовину, без его ведома рискнувшую приписать себе статус его невесты. Знакомая его приятеля, с которой они познакомились на одной из вечеринок, устроенной приятелем на его подмосковной даче, оказалась ярче и смазливее всех остальных присутствующих на празднике девушек, не более. Было много шампанского, многозначительные взгляды с ее стороны и его желание провести выходные с женщиной – вот и все, что поспособствовало тому, что Лариса возомнила себя его любимой девушкой. А он особо и не сопротивлялся. К тому же Лариса довольно часто ездила по делам своего отца в Лондон, где одновременно с этим совершенствовала свой английский. Другое дело, зачем ей это было надо? Чтобы доказать себе и всем окружающим, что она этот язык знает? Или для общего развития? А может, для того, чтобы впоследствии более активно работать с отцом в его бизнесе? Дениса это вообще мало интересовало. Его очень устраивал тот факт, что Ларисе из его свободного времени было отведено всего лишь процентов двадцать, не более, и что он, считаясь в своем кругу мужчиной несвободным, на самом деле мог распоряжаться собой в отсутствие «невесты» как хотел.
   Ларису Денис не любил, да и не знал, что это такое. Нечто похожее на это безумное чувство, как ему казалось, он испытывал однажды, когда ему исполнилось шестнадцать лет и он страстно возжелал одну официантку из деревенского бара в Косино, куда родители отправили его к тетке «порыбачить и попить козьего молока». Поначалу, увидев ее, блондинку с отрешенным взглядом, разносящую тяжелые подносы с выпивкой, он решил, что она никогда не обратит на него, молокососа, внимания. Высокая, с тонкой талией и широкими бедрами, дрожащей, как желе, белой грудью, которую лишь прикрывали открытые блузки, она притягивала к себе взгляды настоящих, взрослых мужиков. Однако уже через пару дней, когда он заглянул в бар в полдень и оказалось, что он единственный посетитель, Ирина, так звали официантку, сама подошла к нему, облокотилась локтями на стол, чуть ли не закрыв ему своей пышной грудью лицо, и сказала, что в четыре часа ее подменит сестра и что она будет ждать его в условном месте, на Белом озере, за большими ивами… Так его любопытство уступило место подростковой горячей страсти, от которой он похудел, осунулся, его постоянно трясло, лихорадило, не говоря уже о других невероятно сильных ощущениях и желаниях, от которых он просто горел и терял силы… Но лето прошло, он вернулся в Москву, и сколько бы он ни писал Ирине писем, ответа так и не дождался. А потом, на следующий год, он узнал от тетки, которая была в курсе его романа и очень переживала за племянника, что Ирина благополучно вышла замуж за какого-то водителя Юрку и они оба переехали в Москву, а где живут точно и чем занимаются, никто не знает.
* * *
   Денис долго еще лежал в постели, потягиваясь чуть ли не до хруста в суставах, несколько раз пытался заснуть, но, вероятно, он уже выспался, и ему не оставалось ничего другого, как получить новые порции утреннего счастья – душ, принесенный в номер опрятной горничной континентальный завтрак (круассаны, багеты, джем, масло, сыр, апельсиновый сок, кофе, йогурт, хлопья), утренняя сигарета и снова визит горничной, только теперь с выглаженными белыми брюками и голубой рубашкой.
   Очаровательная улыбка девушки – ею хочется воспользоваться и завалить… мысленно, смеющуюся, румяную, в постель, предварительно сорвав белый передник. Ее задумчивый взгляд, который спрашивает, а что будет, если они поменяются местами и это он, Денис, миллионер, будет наливать ей кофе, спрашивая, сколько кусков сахара положить в чашку, или менять полотенца в ванной комнате… А может, уставшая прислуживать, она мечтает выйти замуж за богатого мужчину и бросить наконец эту тяжелую работу, где ей приходится улыбаться посетителям гостиницы даже тогда, когда у нее болит живот и ей больше всего хочется просто полежать под теплым пледом с книжкой в руках и тихонько поскулить…
* * *
   Главное Денисово личное достижение – это, конечно, отключенный московский телефон, связывающий его остальные одиннадцать с половиной месяцев с работой и сопровождающим ее кругом знакомых и коллег. Для самых близких людей – родителей, Ларисы и друзей – существует еще один телефон, номер которого хранится от других в секрете. Да и близкие люди предупреждены, что звонить ему в Ниццу можно только в самом крайнем случае. Вот только вчера в этот «близкий» круг он с удовольствием добавил французский номер Земцовой, вернее, они обменялись номерами, и теперь почему-то он ждал ее звонка, хотя вчера после совместного обеда они ни о чем не договаривались, ни об экскурсиях, ни о прогулках, вообще ни о чем… Просто поцеловались, обнялись, как близкие и родные люди, надеющиеся на скорую встречу, и все. Но он был почему-то уверен, что и сегодня встретит ее на террасе гостиничного ресторана за тем же, возможно, столиком, за чашкой кофе. И морской ветер будет трепать ее длинные светлые волосы, а за почти прозрачными от прямых солнечных лучей стеклами темных очков будут щуриться ее глаза с длинными ресницами («Представляешь, Денис, такие неудобные очки… Ресницы будто царапают стекло…»).
   Понятное дело, что он даже и мечтать не мог о романе с Земцовой. И не потому, что Крымов разорвет его на части, когда узнает об этом. Дело в самой Юле, в ее чувствах к этому странному человеку, о котором ходят самые противоречивые слухи. Некоторые говорят, что Крымов обыкновенный бандит или проходимец, умеющий делать деньги из воздуха. Другие считают, что он работает в разведке (вот только какой именно страны, неизвестно)… Словом, версий о его профессиональной занятости и, главное, источниках его доходов было множество, но главное заключалось в том, что никто точно не знал о нем ничего. Разве что его жена, Юля, которая преданно хранила все тайны своего мужа.
* * *
   …Докурив сигарету, Денис вышел из номера, спустился на террасу, но Земцову он не увидел. Пожалуй, впервые за последние пять лет, что он приезжал сюда отдохнуть ото всех, желая одного – не встретить в Ницце ни одного знакомого лица! – он по-настоящему огорчился, поняв, что потерял Юлю из виду. Фантастическая женщина! И сразу же, представив себе ее, сидящую за столиком, вдруг принял решение расстаться с Ларисой. И это решение было таким приятным, легким, словно он освободился внутренне сразу от всех обязательств, с ней связанных! Ницца – город покоя и радости, принятия правильных решений, место, где бы он хотел жить и растить своих детей…
   В сущности, его мечта была вполне осуществима. Он был богат, успешен, другое дело, что его бизнес плотно связан с Москвой и той группой преданных ему людей, которых он не мог вот так просто бросить, развалив начатое им и успешно продолженное ими дело. Делом была мощная строительная компания, отлично зарекомендовавшая себя на строительном рынке Москвы, и передавать этот бизнес кому бы то ни было или тем более продавать не имело никакого смысла. Оставалось одно – подготовить себе замену на тот случай, если он все-таки когда-нибудь женится и поселит свою семью в Ницце, где будет проводить (он все это уже просчитывал, и не раз) примерно пять-шесть месяцев в году в общей сложности. Безусловно, ему придется купить еще один самолет…
   И вдруг он увидел ее! Юля стояла в нескольких шагах от него, на ступенях ресторанной террасы их отеля, возле клумбы с розами и смотрела куда-то вдаль, приложив руку козырьком ко лбу. Всматривалась в сверкающую поверхность морской глади, щурилась на солнце и чему-то улыбалась. Возможно, она провела прекрасное утро со своим мужем или, наоборот, ожидала его возвращения из дальних стран. Или поговорила по телефону с маленькой дочкой. Или ей просто было хорошо жить на этом свете, и не надо было думать, кого любить, с кем быть, за кого выходить замуж и от кого иметь детей. Ее жизнь была, слава богу, устроена, и Денис, закованный в рамки приличий, даже мысленно никогда не пытался представить ее в своей постели…
   Широкие белые брюки, плетеные светлые сандалии, тонкая белая рубашка мужского кроя, розовые коралловые бусы обвивают тонкую шею, такие же кораллы украшают ее уши и обнимают запястье. Волосы, поднятые наверх и сколотые невидимым зажимом, разметались от ветра.
   Он стремительно подошел к ней, словно желая проверить, действительно ли это она, или воображение сыграло с ним злую шутку. Сколько раз с ним бывало такое, когда он хотел увидеть кого-то, то, всматриваясь в совершенно другого человека, неожиданно для себя находил знакомые черты…
   – Юля!
   Она повернулась, они встретились взглядами, она улыбнулась.
   – Денис! Привет!
   – Доброе утро. А я уж думал, что потерял тебя…
   – Так мы же обменялись телефонами.
   – Все равно. Хотел увидеть тебя здесь, без всяких звонков… Подумал, что это просто удивительно, что ты тут. Нет, я не в том смысле, что тебя не должно здесь быть, просто это я бываю тут лишь один раз в году, когда хочу спрятаться ото всех…
   – Да, я это уже поняла, ты же мне рассказывал вчера, – улыбнулась она. – Ну что, пойдем?
   – Куда? – Он обрадовался как мальчишка, который вдруг понял, что ему предлагают сходить в зоопарк.
   – Эх ты, Денис! Вот не умеете вы, мужчины, отдыхать. Ничего не знаете, не понимаете, кроме выпивки. Мы пойдем есть цветочное мороженое! Ты вот какое больше любишь: розовое, жасминовое или фиалковое?
   И она, схватив его за руку, потащила куда-то за собой вдоль набережной. Она легко прыгала по ступенькам, рассказывая о том, какие сочетания шариков мороженого бывают в том чудесном месте, куда она его ведет. А он, ведомый, был счастлив каким-то особым, чистым счастьем от сознания того, что находится в обществе женщины, которой, по сути, ничего-то от него не нужно, кроме него самого! Что ее не интересуют его деньги, что она не мечтает выйти за него замуж, что ей просто приятно находиться рядом с ним, и все! Такая чистая прекрасная дружба между мужчиной и женщиной! Это значит, что у него есть шанс найти другую такую же, неиспорченную, порядочную. Жаль, что пока что ему попадались совсем иные…
* * *
   Через несколько минут они уже сидели за столиком в летнем кафе и выбирали себе цветочное мороженое.
   – Денис, ты чего такой напряженный?
   – Разве?
   – Ну да! Рассеянный, о чем-то думаешь. И вообще, ты почему один? Без девушки?
   – Она в Лондоне. Помогает отцу. Хочет стать бизнес-леди. Нет, я понимаю, конечно, что…
   И тут он увидел еще одно знакомое лицо. Девушка с мужчиной вошли следом в кафе и сели за соседний столик.
   – Денис, ау! – Юля потрепала его по руке. – Ты увидел знакомых?
   Он показал одним взглядом на парочку, внимательно изучавшую меню, и пожал плечами.
   – Его-то я точно не знаю, а вот девушка кажется мне знакомой. Вот только не пойму, из какого она ящика.
   – В смысле?
   – У меня голова, как я себе сам представляю, состоит из маленьких таких выдвижных ящичков…
   – Деревянных? – засмеялась Земцова и тут же, обратившись на французском к подошедшей официантке, девушке в темно-зеленом длинном фартучке с вышитыми на нем цветами, быстро сделала заказ. – Я сама придумала тебе сочетание шариков… Извини, и что же дальше? Итак, твоя голова или, точнее, память состоит из маленьких ящичков…
   – Ну да! Понимаешь, это такой порядок…
   – Да понимаю!
   – Так вот. Я не знаю, из какого ящика памяти это лицо, – наконец объяснил Денис вполне серьезно. – Вроде бы я не видел ее на работе, близко с ней не был знаком, понимаешь, но в то же самое время это лицо вызывает определенные ассоциации. Знаешь, я вообще люблю вспоминать, где и когда я видел какого-либо человека.
   – Так куда ты поместил эту бедную девушку? Хочешь кофе?
   – Да, я очень хочу кофе.
   Официантке, которая принесла на подносе две вазочки с разноцветными шариками мороженого, Юля заказала кофе.
   – Она ассоциируется у меня почему-то с музеем, запахом скипидара, вощеного паркета, золоченых рам, рисунками Леонардо да Винчи. Вот.
   – Замечательная ассоциация. Тогда она, может, художница? И ты видел ее где-нибудь на улице, когда она рисовала чей-то портрет?
   – Не знаю, пока что вспомнить не могу.
   Денис съел один розовый шарик.
   – Это роза на самом деле! Такой необычный вкус… Словно мороженое полили духами…
   – Денис! Какие еще духи! Попробуй фиалковое… Ты что, полагаешь, что это мороженое только и ценно тем, что его поливают эссенцией? Нет, это прекрасное мороженое… Хотя не хочешь – не ешь, это дело вкуса.
   Денис продолжал время от времени посматривать на девушку за соседним столиком. Джинсы, майка, на загорелых руках массивные золотые браслеты – один простой, широкий и явно тяжелый, ценный именно своим весом, а второй – в виде тигра с разноцветными вкраплениями рубинов, изумрудов, сапфиров и, скорее всего, брильянтов, а в ушах маленькие брильянтовые сережки, которые сверкают на солнце. Молоденькая, избалованная, вероятно, любовница этого зрелого, с красным лицом и прыщавым носом крепыша в клетчатой безвкусной рубашке и белых джинсах. Пытаясь уловить смысл произнесенных Юлей слов, он никак не мог понять, на каком языке говорит девушка, обращаясь к своему спутнику. Пока не догадался, что это испанский.
   Память быстро воспроизвела залитую электрическим светом тесную комнату и маленький букетик ландышей в стеклянной банке. Второй эпизод. В банке щи, внутри маленький кипятильник, на столе крошки хлеба; женский смех.
   – На каком языке они разговаривают? – спросил он на всякий случай у Юли.
   – На испанском, – тихо ответила она ему. – Уверена. Но только они, кажется, поссорились. Видишь, она шипит на него… Вероятно, он был с ней груб или отказался купить ей очередные Жерар Перего…
   – Что-что? – не понял Денис.
   – Часики такие, видишь, у нее на руке? Рядом с браслетом. Очень дорогие часы, я тебе скажу… Девушка все свое состояние носит на себе. С одной стороны, демонстрирует, насколько у нее крутой бойфренд, а стало быть, и она не такая уж и простая, раз может себе все это позволить, с другой – просто-напросто подстраховывает себя на тот случай, если этот господин в клетчатой рубашке вдруг захочет ее бросить. С такими часиками и брильянтами она не пропадет…
   – Да скорее она его бросит, – фыркнул Денис, вдруг ловя себя на том, что они с Юлей самым наипошлейшим образом обсуждают совершенно посторонних людей. – Он же форменный урод, смотри, весь в прыщах…
   И они, забыв о приличиях, расхохотались.
* * *
   – Какие у тебя планы? – понимая, что поступает не совсем прилично, поскольку прогуливается с замужней женщиной, спросил Денис. – Крымов твой где?
   – Думаю, что он где-то здесь, поблизости, вот спиной чувствую его присутствие, – серьезным тоном ответила она, – возможно, сидит где-нибудь с биноклем и следит за нами…
   И снова они расхохотались.
   – Да нет у меня никаких планов. Отдыхаю я.
   Они двинулись вдоль набережной, любуясь открывшимся видом: пальмы, нарядно одетые люди, прогуливающиеся вдоль берега, открытые террасы кафе и ресторанов, маленькие магазинчики.
   – Неделю тому назад приехала сюда. Женьке помогала в кое-каком деле, надо было одного типа прижать… Знаешь, некоторые люди думают, что если у них есть деньги, то им все позволено… Этот мерзавец, которого мы долго не могли вычислить, изнасиловал и чуть не убил жену одного нашего знакомого, очень хорошего человека. Мы не были подругами, просто я ее хорошо знала, она мне очень нравилась, понимаешь? Представляешь, они часто встречались, этот изверг был вхож в их дом, знал, что для того человека самым ценным в жизни является его жена, и чтобы сделать ему побольнее, очень хитрым образом привез эту женщину к себе на дачу и держал там почти неделю… Унижал, издевался… Крымов после того, как все было кончено, отдал этого гада на растерзание мужу… А что, правильно, я думаю, сделал. Другое дело, что теперь оба – и муж, и жена – почти инвалиды. Крымов нашел им хорошую клинику в Монтре, это в Швейцарии, где они оба и лечатся… Пока что без особого результата. Такая была пара… Не представляю, выкарабкаются они или нет.
   – А что этот… преступник? Что с ним стало?
   – Его больше нет, – спокойно ответила Земцова, устремив взгляд в пространство, явно вспоминая подробности этого тяжелого дела.
   – Послушай, я думал, что Крымов избавил тебя от участия в подобных делах.
   – Он здесь ни при чем, да и вообще, Денис, я всегда сама принимаю решения, чем мне заниматься или не заниматься. В этом же случае я просто не могла оставаться в стороне, хотя и понимала, что дело очень опасное… Ладно, проехали. Просто я желала тебе сказать, что я так устала, хочется поскорее отойти от всего этого кошмара…
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация