А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Ошибка фокусника" (страница 7)

   Глава VII
   Новая кража

   Попрощавшись с Валентиной Георгиевной, друзья вышли за калитку. Артем сдвинул брови и положил руку на Ромкино плечо:
   – Ну и как мы будем искать пропавшего мальчишку, не подскажете, как вас там? Аполлинарий Иерихонович, кажется?
   – Иеронимович, – машинально поправил Ромка.
   – Один черт. Сколько он, говоришь, украл? Две тысячи долларов? Для него это несусветные деньги. Однако считать он умеет, раз находился в такой компании. И если он уехал в Москву, то мы его никогда не найдем.
   – А деньги эти его дружки у него отнимут, снова заставят воровать, и неизвестно, что с ним станется дальше, – вздохнула Лешка. – Но давайте расспросим местных ребят, сходим на станцию. Может, кто-нибудь из них видел, как он, например, садился в электричку?
   Артем пожал плечами.
   – Давайте расспросим ребят. Только, мне кажется, это дохлый номер.
   И они пошли по поселку высматривать мальчишек примерно одного возраста с Русланом. Но никто ничего про него не знал.
   И вдруг на одной из улиц Лешка остановилась как вкопанная и замерла от восторга. Возле двухэтажного новенького коттеджа она увидела необыкновенно, невозможно прекрасный цветник. Нина Сергеевна, гордившаяся своими клумбами, могла отдыхать при виде такого великолепия.
   Лешка подошла поближе к забору и заглянула за него. Внутреннее убранство участка оказалось еще красивее. Цветники-гобелены, огромные клумбы, лучащиеся всеми цветами радуги, декоративные газоны украшали весь двор. Высокие, невиданного цвета дельфиниумы возвышались над эффектными листьями хосты, окаймленными желто-золотистыми полосами. Таких пышных флоксов она никогда не видела. А какие вдали росли розы! Цветы здесь росли не только на земле. Они выглядывали из укрепленных на карнизах оконных ящиков, свисали из подвесных корзин, обвивали беседки-парголы, источая неизъяснимый запах.
   Над одной из клумб склонился какой-то невысокий пожилой человек. Он как-то неуклюже срезал цветы и собирал их в букет. А у калитки его поджидали мужчина и женщина, и Лешка услышала их громкий шепот:
   – Надо бы и себе такой сад завести. Вот, нашел человек свою нишу и живет припеваючи. Видишь, какой дом себе отгрохал.
   – Не знаю, не знаю, – качал головой спутник женщины. – Многие мои знакомые продают садовые цветы, но что-то никто из них до сих пор не разбогател.
   – А этот разбогател. Смотря как дело поставить, – наставительно прошептала женщина.
   Ромка тоже подошел к калитке, заглянул за забор и узнал хозяина цветника. Это был тот самый невысокий дядька с живыми выпуклыми глазами, которого он видел с Евгением Михайловичем.
   – Здравствуйте, Святослав Петрович! – крикнул юный сыщик.
   Мужчина поднял голову, оглянулся, увидел Ромку и кинул головой:
   – Привет.
   А еще спустя какую-то минуту хозяин великолепного цветника подошел к калитке и отдал букет ожидавшим его людям.
   – Извините, что вас задержал. Секатор затупился, да и рука подкачала, одной трудно нарезать цветы.
   Ребята еще раньше заметили, что правая рука мужчины замотана бинтом.
   – А что с рукой? – поинтересовался мужчина.
   – Да так, поскользнулся, упал.
   – Очнулся – гипс? – подхватил Ромка. – Там у вас, случайно, нет золота и бриллиантов, не проверяли?
   – К сожалению или к счастью, сознание я не терял, – улыбнулся цветовод, – но боль была сильной. Впрочем, не думаю, что это перелом, скорее всего, сильный ушиб или растяжение связок. Как поеду в Москву, так рентген и сделаю.
   – Сколько я вам должна? – спросила женщина.
   Святослав Петрович замахал на нее здоровой рукой.
   – Что вы, какие пустяки.
   – Тогда спасибо. – Женщина зарылась лицом в букет, и Лешка снова услышала ее шепот, обращенный к спутнику: – Вот видишь, он не мелочится.
   – А вы тоже за цветами? – спросил Святослав Петрович у Ромки.
   – Нет, мы здесь по другому делу. Скажите, вы Руслана, ну, мальчика того, который у Евгения Михайловича бумажник взял, нигде больше не встречали?
   – Нет, не встречал. – Мужчина покачал головой и вздохнул: – Заблудшая душа. Среда, ничего не попишешь, среда. Он, конечно, не виноват, что оказался среди воров и бандитов, но они успели оказать на него воздействие, и этого, к сожалению, уже не исправить. А зачем он вам?
   – Валентина Георгиевна попросила нас помочь ей его найти, – не стал скрывать Ромка.
   – Вот как? А почему вас? Хотя да, в полицию-то она обратиться не может. Рад бы помочь и вам, и ей, но мальчик, должно быть, уже далеко отсюда. Такие дети, знаете ли, быстро привыкают к бродяжничеству, им не по нутру нормальная жизнь.
   – А Валентина Георгиевна сказала, что ему у них было хорошо. Что он стал называть ее мамой, – возразила Лешка.
   В ответ на это цветовод лишь пожал плечами:
   – Возможно, что и так, и я, к счастью, ошибаюсь. Я же с ней не знаком, и мальчишку этого никогда прежде не видел.
   – Цветы у вас красивые, – не зная, что сказать еще, вздохнула Лешка.
   – Стараюсь, выращиваю. Могу помочь с семенами.
   – Спасибо, мы к вам еще придем. До свидания.
   Расставшись с цветоводом и отойдя от его забора, Лешка расстроилась еще больше.
   – Неужели от самого человека ничего в его жизни не зависит? Если он растет среди воров и негодяев, то и сам обязательно станет таким же?
   – Если в его жизни другие, порядочные люди не встретятся, то он даже не будет знать, что можно жить по-другому, – сказал Артем.
   – Но у него когда-то были и мама, и папа, наверное, они были хорошими людьми, а теперь вот Валентина Георгиевна появилась, и она тоже очень хороший человек. Неужели уже поздно его перевоспитывать?
   – Хватит без толку рассусоливать, – прервал сестру Ромка. – Вот когда мы его найдем, тогда и узнаем, почему он опять взялся за старое. Мне его, по правде говоря, еще жальче, чем тебе. Даже если он и вор, а воров, как тебе известно, я не люблю. Но вы его не видели, а я видел, и мне тогда показалось, что он ничего не брал и что его обвиняют несправедливо. Если бы не те карточки, которые из его куртки выпали, я был бы уверен в этом на все двести процентов. Вообще-то жутко неприятно, когда тебя несправедливо в чем-то обвиняют. Главное, что при этом действительно чувствуешь за собой какую-то несуществующую вину и оправдываешься, и боишься, что тебе не поверят. Если бы меня в тот вечер Евгений Михайлович просто так отпустил, продолжая считать, что я и есть вор, мне до сих пор было бы не по себе.
   Говоря все это, Ромка крутил во все стороны головой и заметил бегущего мимо них еще одного мальчишку.
   – Эй! – крикнул он. – Поди-ка сюда.
   Мальчишка подошел.
   – Ты Руслана, случаем, не видел? – спросил юный сыщик.
   Пацан покачал головой:
   – Нет.
   – А кто-нибудь из твоих друзей его видел?
   – Нет, нас об этом уже спрашивали.
   – Тогда пошли на станцию, – сказал Артем.
   Друзья вышли на Песчаную улицу, и Ромка указал на высокий особняк с остроконечной крышей.
   – Вот здесь я и провел ту незабываемую ночь.
   Он заглянул в окошко, подошел к воротам, а они неожиданно открылись, и оттуда появился, нет, не появился, а вылетел в буквальном смысле этого слова хозяин особняка. Увидел Ромку и в удивлении поднял брови:
   – Ты что тут делаешь?
   – Здравствуйте, Евгений Михайлович. Да мы так… гуляем.
   Лицо хозяина дома было жутко расстроенным.
   «Уж не случилось ли что с его ребенком?» – подумал Ромка и осторожно спросил:
   – Что с вами? Снова произошло что-то серьезное?
   – Произошло! Тут такое произошло! – тут же воскликнул Евгений Михайлович. – Снова деньги пропали! Но как он опять умудрился ко мне влезть? Неужели через то же самое окно? Проникает, как невидимка, словно фокусник какой-то. Школу, знать, прошел хорошую.
   – Кто к вам влез? – опешил юный сыщик. – Вы что, снова подозреваете Руслана?
   – А кого же еще?
   – И много пропало денег? – участливо спросила Лешка.
   Евгений Михайлович кивнул, и лицо его стало жутко злым.
   – На этот раз слишком много. Вся зарплата моих рабочих, а их у меня тридцать человек. Ну, все, я звоню в полицию. Этого я ему уже не прощу. А если и полиция не справится, найму частного детектива.
   – Погодите, но Валентина Георгиевна, приемная мать Руслана, сказала, что он пропал! – воскликнул Ромка. – Мы тоже его искали. Его нет в поселке, вас кто-то другой обокрал!
   Во дворе показалась мать Евгения Михайловича, Наталья Алексеевна. Она услышала последние Ромкины слова:
   – Теперь, может, и пропал, а еще где-то с час назад был в поселке. Раиса сказала.
   – А она не врет? – недоверчиво спросил Ромка, вспомнив противную тетку-сплетницу.
   – Да зачем ей это?
   – Так что вы здесь делаете? – снова спросил Евгений Михайлович. – Не слишком ли далеко забрели прогуливаться? Кстати, ты, Рома, мог бы помочь мне его найти, хотя бы поспрашивать у местных ребят, где он может быть. Ты же сам говорил, что любишь заниматься подобными делами.
   – Мы как раз и хотим его найти. И со многими ребятами уже говорили. Они не знают, где он. Но мы еще поищем.
   – А если найдете, то скажите ему, что, если он немедленно не вернет мне мои деньги, я его достану и в порошок сотру. Быть ему в детской колонии.
   Евгений Михайлович повернулся, чтобы уйти, но Лешка его задержала:
   – Извините, вы что, свои деньги разве не в сейфе держите?
   – В том-то и дело, что в сейфе. Он у меня, правда, старый, я все собирался новый купить, теперь-то уж непременно куплю. А в этом замок достаточно прост, а у пацана, наверное, набор отмычек имеется.
   – Но как он проник в вашу комнату? – спросил Ромка.
   – Хороший вопрос. Никто никуда не отлучался из дома, все было закрыто, кроме окна, в которое разве что уж проскользнет. Да этот мерзавец. Значит, снова незаметно через забор перемахнул и успел подобраться к сейфу. Так что передайте ему, если отыщете, что амнистия отменяется. А я приму свои меры.
   – Если тетка Раиса видела его с час назад, то, скорее всего, он все еще где-то здесь, – медленно проговорила Лешка, когда они остались одни. – Надо его поскорее найти и убедить, чтобы вернул все деньги. И знаете, что я еще думаю? Что Аленка врет. Если бы она говорила правду, то к чему бы ей было клясться? Сказала бы «не знаю» и ушла. А она уж слишком неестественно себя ведет.
   – Вполне возможно, – поддержал ее Артем. – Мне тоже показалось, что она что-то знает. Глаза у нее что-то уж чересчур правдивые.
   – Ага, – кивнул Ромка. – Я такими глазами когда-то на маму смотрел, когда хотел ее обмануть. Но раз она своей матери ничего не хочет говорить, то нам и подавно не скажет.
   – И все же давайте еще раз с ней поговорим. Убедим ее, что Руслану только хуже будет, если он не отдаст то, что взял, – сказала Лешка.
   И трое друзей вновь вернулись к маленькому домику.
   Аленку они застали во дворе. Младшие дети тоже играли там, возились в песке, а Валентины Георгиевны видно не было, должно быть, куда-то отошла.
   – Алена, подойди сюда, пожалуйста, – строго сказала Лешка.
   Девочка кинула на них настороженный взгляд, выпрямилась и медленно приблизилась к калитке. Лешка ласково взяла ее за руку.
   – Послушай, Аленушка, неужели тебе Руслан не сказал, куда пошел?
   Аленка яростно замотала головой:
   – Не сказал. Только он ничего не крал, вот честное слово. И я вообще не знаю, где он. – Она попятилась и еще раз повторила: – Не знаю, честное слово.
   – А жаль, – пожал плечами Ромка. – Если мы его не найдем, то полиция – запросто. И посадят его на всю жизнь в тюрьму. А там знаешь как плохо? Ты себе этого и представить не можешь. Там детей голодом морят и бьют каждый день. Ты этого для него хочешь?
   – На всю жизнь? – с ужасом спросила Аленка.
   – А ты как думала?
   Девчонка задумалась, нахмурив белесые бровки. По выражению ее лица нетрудно было догадаться, что в душе ее идет тайная борьба. И все же она решила не выдавать друга. Наверное, поклялась ему хранить тайну, и потому снова закачала головой.
   – Все равно не знаю, где он.
   – Ну что ж, не знаешь, и ладно. Мы тебе верим. Тогда до свидания, – примирительно сказал Ромка и даже помахал ей на прощанье рукой.
   – До свидания, – ответила Аленка, радуясь, что так легко от них отделалась.
   А юный сыщик завел Лешку с Артемом за угол дома и выбрал местечко за толстым деревом.
   – Постоим немного здесь. Она не удержится, чтобы не сообщить Руслану, что его все ищут и что ему грозит тюрьма.
   Ромка оказался прав. Спустя какое-то время Аленка выскочила из дома с небольшим свертком в руке. Воровато оглянувшись, она со всех ног помчалась по улице. Друзья припустились за ней.
   Не так-то просто было преследовать девчонку в незнакомом поселке. Если в своей Медовке они знали каждый куст и каждое дерево и смогли бы заранее предугадать все ее ходы, то здесь понятия не имели, куда она бежит. Чтобы оставаться незамеченными – а Аленка поминутно оглядывалась, – им приходилось то и дело нырять в кусты, прятаться за деревья, а то и валиться в высокую траву. В одном месте Ромка сильно обжегся крапивой и теперь весь чесался.
   Вскоре девчонка вывела их на окраину поселка, пробежала сквозь небольшой лесочек, приблизилась к какой-то ржавой, местами поломанной, заросшей густой растительностью изгороди и исчезла за ней. А они в растерянности остановились. За изгородью виднелись нестройные ряды покосившихся могильных крестов.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 [7] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация