А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Ошибка фокусника" (страница 5)

   Глава V
   Выпавшая карточка

   Но не успели они втроем сесть за празднично накрытый стол, как у ворот особняка показались какие-то люди. Ромка сидел лицом к окну и потому увидел их раньше всех.
   На улице стояли тот самый вчерашний пожилой мужчина с выпуклыми блестящими глазами, который гонялся за неизвестным маленьким мальчишкой, молодая, светловолосая, очень симпатичная девушка с белозубой улыбкой и высокий, тоже светловолосый молодой человек.
   – Женя, молва донесла, что у тебя прибавление! – крикнул парень. – Сын, говорят? Поздравляем!
   И девушка тоже крикнула:
   – С прибавлением!
   Евгений Михайлович поднялся, вышел к ним навстречу и пригласил всех к столу. Никто не отказался. Видно было, что все эти люди привыкли часто бывать в этом доме и что чувствовали они здесь себя совершенно свободно.
   Парня звали Игорем, девушку – Анютой, а что пожилого дядьку зовут Святославом Петровичем, Ромка запомнил еще вчера.
   Сегодня юный сыщик на все происходящее смотрел совсем другими глазами. Если вчера этот дом казался ему мрачной тюрьмой, то теперь – гостеприимным светлым дворцом, а его хозяин – молодым и приветливым, хоть Ромка и до сих пор на него злился.
   – А почему вы без шампанского? – оглядев красивый, уставленный всякими салатами и фруктами стол, спросил Игорь. – Хотите, я сбегаю в магазин? Это быстро.
   – Нет, нет, – отказался счастливый отец. – Шампанское у меня давно припрятано, только я сейчас в Москву уезжаю, заехал сюда, чтобы только забрать кое-какие документы, вчера впопыхах обо всем забыл. Вы ко мне вечером приходите, отметим это событие по полной программе.
   – Ты едешь в Москву? – обрадовалась Анюта. – Я на это и надеялась. Значит, подбросишь меня на работу?
   – Конечно, подброшу. Мне еще в банки надо. Вы, наверное, в курсе того, что меня вчера обокрали?
   – Нам Святослав Петрович об этом сказал, – ответил Игорь. – Но как это могло случиться?
   – Очень просто. Бумажник свой на столе оставил, недалеко от окна, – он кивнул на дверь, ведущую в дальнюю комнату. – Вы вышли, мы за вами следом, и тут Святослав Петрович подошел к окну и увидел на заборе какого-то мальчишку. Я вернулся в комнату, посмотрел на стол – а бумажника там уже не было. Мы сразу кинулись за этим воришкой, но его и след простыл. А поймали вовсе не того, кого следует. Потом выяснилось, что этот мальчик, – Евгений Михайлович указал на Ромку, – ни в чем не виноват.
   – Хорошо, что ты мне вчера в долг денег дал, – сказал Святослав Петрович. – Я завтра же постараюсь тебе их вернуть.
   – Надеюсь, это были не последние? – спросил Игорь. – А то я тоже могу тебе одолжить, если надо.
   Евгений Михайлович горько вздохнул:
   – Спасибо, не последние. Но в бумажнике были банковские карты, и теперь, чтобы их восстановить, понадобится время, которого у меня нет. – Он взглянул на часы. – Как только банки откроются, надо позвонить и заблокировать счета. Хорошо еще, что вчера у меня зарплаты для рабочих не было. А то ж, не дай бог…
   – А ты разве своим рабочим зарплату не в офисе выдаешь? И не кладешь на карты? – удивился Игорь.
   – Наш новый объект недалеко отсюда, рабочим выгодней ко мне сюда подъезжать, мы так с ними порешили, – объяснил Евгений Михайлович. – Как раз завтра кассир должен подвезти деньги.
   – Женя мой руководит крупной строительной фирмой, – не без гордости за сына шепнула на ухо Ромке Наталья Алексеевна.
   – А как ты намерен искать того мальчишку? Ты принял хоть какие-то меры? В полицию позвонил? – забеспокоилась Анюта.
   На этот вопрос вдруг ответила мать Евгения Михайловича:
   – Я знаю, кто это был. Ко мне Раиса утром заходила, она и сказала, что это, скорей всего, Валькин приемыш.
   – Серьезно?! – воскликнула девушка.
   – Ну да. – Заметив удивленные взгляды гостей, старуха пояснила: – Есть здесь одна женщина, у нее своих детей куча, так она еще одного откуда-то приволокла, говорят, подобрала на улице. То ли он цыганенок, то ли еще кто. Он ведь маленьким, темненьким был, да?
   И Евгений Михайлович, и Святослав Петрович кивнули, и Ромка следом тоже, непроизвольно.
   – Ну вот, а чего от таких ждать-то? – продолжала Наталья Алексеевна.
   – Раиса-то скажет, – покачала головой Анюта. – Ей разве можно верить? Она известная сплетница.
   – Сплетни тоже бывают правдивыми, – возразила хозяйка дома. – Я считаю, что это нельзя так оставлять. Женя, ты бы сходил к этой Валентине. Я хотела сама, но будет лучше, если ты с ней поговоришь, по-мужски.
   Когда все позавтракали, Наталья Алексеевна снова напомнила об этом сыну. И Евгений Михайлович с ней согласился.
   – И впрямь надо сходить. Подождешь меня еще немного? – спросил он у Ромки. – Потом я подброшу тебя в твою Медовку. Позвони еще раз своим друзьям и посиди здесь, я скоро. И ты, Анюта, тоже.
   Ромка злопамятным не был, гнев с него давно сошел, и теперь ему хотелось посмотреть, как будут разоблачать малолетнего преступника, по вине которого он провел целую ночь в чужом чулане. Анюта тоже не захотела сидеть без дела. Святослав Петрович и Игорь присоединились к ним.
   Прежде чем покинуть особняк, Ромка из любопытства заглянул в ту комнату, из которой пропали деньги. Окно было чуть приоткрыто и держалось на особом запоре, поэтому снаружи его нельзя было отворить шире. А в узкий проем мог протиснуться разве что какой-нибудь гном.
   Выбежав из комнаты, Ромка присоединился к большой компании. Они дошли до первого перекрестка, свернули на узкую тихую улочку и вошли в приземистый одноэтажный домик с небольшими окошками. Все они сейчас были распахнутыми, и легкий ветерок пробегал по свежим занавескам. Изнутри пахло чем-то жареным.
   На кухне за большим, покрытым простой клеенкой столом сидели дети, Ромка насчитал пятерых: двух мальчиков и трех девочек. Все они были очень маленькие, один вообще едва возвышался над столом. Четверо детей были по-деревенски белоголовыми, и среди них контрастно выделялся один мальчишка, маленький, темненький, с большими черными глазами. Ребятишки ели пухлые румяные оладьи и запивали их молоком из больших кружек, а невысокая полная женщина, стоя у плиты, ловко жарила оладушки на большой сковородке и только успевала подкладывать в быстро пустеющие миски.
   Увидев вошедших, черненький мальчик опустил вниз свою вилку с оладьей и замер в испуге.
   Женщина вопросительно посмотрела на незваных гостей.
   – Здравствуйте, Валентина… – начал Евгений Михайлович.
   – Георгиевна, – настороженно подсказала она.
   А Евгений Михайлович указал на темненького пацаненка и спросил:
   – Это ваш сын?
   Валентина Георгиевна отложила половник.
   – Да. А в чем дело?
   – Да какой там сын? Никакой он ей не сын, он ей вообще никто! У нее и опекунство-то на него не оформлено, подбирает кого зря, то щенков, то котят, теперь вот этого оборвыша привела.
   Ромка и не заметил, как рядом с ними оказалась какая-то худая-прехудая, нескладная тетка, которую никто не просил влезать в разговор. А тетка язвительно продолжала:
   – И документов у нее на него никаких нет. – В слове «документов» она сделала ударение на второй слог, как почтальон Печкин.
   Ромка сразу узнал этот голос. Эта женщина и приходила сегодня утром к Наталье Алексеевне, когда он сидел в своей кладовке.
   Валентина Георгиевна схватила с плиты половник, замахнулась на тетку и пошла на нее грудью.
   – А ну, Раиса, убирайся отсюда подобру-поздорову. Я тебя к себе в гости не приглашала, и не твое это дело.
   – Погодите, – остановил ее Евгений Михайлович, не обращая на тетку никакого внимания. – У меня есть подозрение, что ваш приемный сын украл у меня деньги.
   Женщина резко развернулась к столу:
   – Русланчик, это правда?
   Мальчик затравленно затряс головой и чуть слышно прошептал:
   – Нет.
   – Да разве ж он сознается? – недобро усмехнулась Раиса.
   А Евгений Михайлович, не глядя на нее, снова обратился к Валентине Георгиевне. Голоса он по-прежнему не повышал.
   – Возможно, мы ошибаемся. И чтобы между нами не было никакой неясности, я бы попросил вас показать, в чем он вчера был одет.
   – Пожалуйста, мне не трудно, – ответила женщина.
   Она вышла из кухни в комнату и вынесла оттуда синюю футболку со светло-желтой полоской.
   Ромка узнал эту футболку. Она и была вчера на убегающем от них мальчишке. Мужчины переглянулись, а Евгений Михайлович сказал:
   – Увы, судя по майке, это был он. Хотя если в вашем поселке есть еще один мальчик, похожий на вашего, и точно так же одетый, то я охотно возьму свои слова назад.
   Валентина Георгиевна снова подошла к пацану и взяла его за подбородок.
   – Русланчик, признайся, ты заходил вчера в дом к этому человеку?
   Мальчик вздохнул и тихо-тихо сказал:
   – Я только через забор перелез, чтобы котенка поймать, но он обратно на улицу выскочил, и я за ним.
   – Ты не сочиняешь? За каким котенком?
   – За Аленкиным.
   – Ты мне честное слово даешь?
   – Честное.
   – А почему ты от нас убежал? Не остановился и не объяснил, что дело в котенке? – недоверчиво спросил Святослав Петрович.
   – Потому что вы за мной погнались, – ответил мальчик.
   «Резонно, – подумал Ромка. – Я бы на его месте тоже убежал».
   Он вспомнил, как сам вчера гонялся за чужим котенком и, если бы не грозный пес, тоже бы проник в чужой двор, и неизвестно, в чем бы его потом обвинили. И еще он припомнил другого котенка, который выскочил со двора Евгения Михайловича перед самым его носом. Выходит, малец говорит правду?
   – Да какой там котенок! Теперь у всех в поселке вещи и деньги пропадать начнут, и ты, Валентина, по гроб жизни не расплатишься. Мало тебе своих голодранцев? – снова заверещала тетка Раиса.
   – Не твое дело! – закричала в ответ Валентина Георгиевна.
   И правда, какое ее дело, подумал Ромка. Он таких теток знал, их и в Медовке было навалом, и в любом другом поселке они тоже имеются. Живут одними сплетнями, тем, что наговаривают на людей всякие гадости.
   Ему стало очень жалко мальчишку. Похоже, что Святославу Петровичу тоже.
   – Возможно, что так оно и было, и мальчик в самом деле искал котенка, – примирительно сказал он, снова обращаясь к Валентине Георгиевне. – Он же ребенок, мы все в детстве по заборам лазили. Вы им, – он кивнул в сторону тетки Раисы и Евгения Михайловича, – другие его вещи покажите, для полного, так сказать, успокоения.
   – Пожалуйста, – ответила женщина.
   Снова метнувшись в комнату, она вынесла оттуда старенькие джинсы, потертую курточку и с негодованием потрясла ими перед незваными гостями.
   И вдруг то ли из джинсов, то из куртки на пол выпали блестящие пластиковые карточки. Ромка подобрал их, поднес одну к глазам, прочитал: «VISA» – и посмотрел на мальчишку. Тот с огромным удивлением смотрел на все эти предметы, и удивление в его глазах сменилось страхом.
   – Я их не брал, – прошептал он.
   – Ваши? – спросил Ромка у Евгения Михайловича, очень надеясь, что тот скажет, что у него были совсем другие карточки, а эти неизвестно чьи, и что они старые и вообще никому не нужны. Но его новый знакомый взял карточки в руки и пожал плечами.
   – Мои. Хорошо, что хоть в банки теперь не придется ехать.
   Валентина Георгиевна смотрела на Евгения Михайловича с неподдельным ужасом, потом перевела глаза на мальчишку и жестко сказала:
   – Руслан, я тебе поверила, а ты, выходит, меня обманул.
   У мальчишки расширились глаза и задрожали губы:
   – Я не обманул тебя! Не обманул!
   В следующий момент мальчик выскочил из-за стола, ужом проскользнул мимо всех и скрылся за дверью.
   Святослав Петрович покачал головой:
   – Ну, знаете, это уже патология, когда отрицается очевидное. Может быть, ребенка стоит показать психиатру?
   А на лице Раисы появилась удовлетворенная, злорадная ухмылка, от которой Ромке стало противно.
   – Какому там психиатру? Он так воспитан, у него на роду написано вором быть. Ты должна сдать его куда следует, – заорала она.
   – Я сама разберусь, куда мне его сдавать, – разозлилась Валентина Георгиевна и подошла к Евгению Михайловичу: – Скажите мне, сколько он у вас взял? Я отдам.
   – Две тысячи долларов, – ответил за него Святослав Петрович. – Он за границу собирался в командировку, потому и держал деньги в валюте.
   – Это для нее огромная, неподъемная сумма, – чуть слышно прошептала Анюта.
   – Я и сам вижу, – ответил Евгений Михайлович, обводя глазами бедную обстановку. Он немного помолчал и вдруг великодушно взмахнул рукой. – Знаете, я сегодня добрый, у меня сын родился. И в честь его рождения объявляю вам амнистию.
   – Вы серьезно? Тогда большое вам спасибо, – прошептала Валентина Георгиевна.
   А Евгений Михайлович круто развернулся и вышел из ее дома. Кивнув на прощание Святославу Петровичу и Игорю, не удостоив взглядом тетку Раису, он зашагал к своей машине. Ромка с Анютой поспешили за ним.
   Восхищенный благородным поступком своего недавнего тюремщика, Ромка теперь окончательно его простил. А когда они все втроем сели в машину и поехали по направлению к Москве, он всю дорогу думал о том, как бы сам поступил на месте Евгения Михайловича. Наверное, это зависело бы от количества имеющихся у него денег. Очевидно, у его нового знакомого их куры не клюют.
   – Вы богатый человек? – тронул Ромка за руку Евгения Михайловича.
   – А это смотря с кем сравнивать, – не сводя глаз с дороги, ответил его новый знакомый. – Конечно, от потери двух тысяч долларов я не обеднею, но поверь, они у меня не лишние и достаются мне очень и очень непросто. Просто мне стало жалко этого несчастного ребенка, да и женщину тоже. Ее особенно, потому что взялась она за слишком трудное дело: такие дети, мне кажется, неисправимы.
   – Я знаю этого мальчика. Он неплохой, но его, наверное, никто никогда не любил, – вздохнула Анюта.
   – Возможно, но суть дела от этого не меняется.
   Евгений Михайлович подвез Ромку к самой калитке и еще раз попросил его простить.
   – Да ладно, чего уж там, – благосклонно махнул рукой юный сыщик. – Ведь если бы у вас сын не родился, мы бы еще вчера вечером во всем разобрались. Будем считать это мелким недоразумением.
   – А инцидент исперченным, – усмехнулся Евгений Михайлович. – Будешь в наших краях – заходи. Приму как родного. И вообще… Мне правда очень неудобно. Считай, что я у тебя в долгу. Если что понадобится, сразу обращайся, помогу, чем смогу.
   – Ладно, в случае чего обязательно к вам обращусь, – тут же сказал Ромка. – Мало ли что в жизни может случиться.
Чтение онлайн



1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация