А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Ошибка фокусника" (страница 2)

   Глава II
   Благие Дела

   Однако на пороге маленького, убогого домика – а таких в Медовке осталось немного, здесь обитал все больше состоятельный люд – его встретил явно небогатый маленький седенький старичок с трясущейся головой.
   – Здравствуйте, – подбежал к нему Ромка. – Это вы мне звонили по объявлению? Так что у вас случилось?
   Старичок тоже смотрел на него с удивлением, моргая выцветшими глазами. Он, конечно, ожидал встретить взрослого человека, а не упитанного розовощекого подростка.
   – Так это ты Аполлинарий? Неужели нынче детям дают такие имена?
   – Вообще-то я Рома, – не стал скрывать юный сыщик. – Это я для отвода глаз написал, ну, мне так надо было, для конспирации. Но если вас смущает мой возраст, то… то вы можете обо мне кое-кого расспросить… Я могу представить вам рекомендации, и не одну… Может быть, вы знакомы с Маргаритой Павловной и ее мужем-французом? Хотите им позвонить? Они вам обо мне скажут только хорошее.
   Старичок, все так же моргая, покачал седой головой.
   – Никаких рекомендаций мне не надо, это даже хорошо, что ты такой молодой, может быть, быстрее сумеешь мне помочь.
   – Так в чем дело-то?
   – А дело в том, что старуха моя, Дарья Васильевна, пошла в дальний лес за грибами и заблудилась. Не мог бы ты собрать своих друзей и поискать ее там?
   – Заблудилась? В нашем-то лесу? – недоверчиво переспросил Ромка и разочарованно сморщил нос. Он-то надеялся на интересное, захватывающее приключение, а тут какая-то старушка заблудилась в трех соснах. Правда, в лесу было опасное болото, и если в него кого затянет, то с концами, человека этого уже никогда не найти. Однако трясина огорожена щитами, и забрести в нее мог разве что слепой. Если только кто не переставил щиты, как это однажды уже случилось.
   А старичок продолжал:
   – У моей Дарьи Васильевны память плохая стала. Она, наверное, забыла дорогу назад. Я ей запретил ходить в лес, а она не послушалась. Вышел в сад утречком, а она мигом собралась и скрылась. Люди ее на дороге с лукошком видели. Можно было бы, конечно, поднять соседей и искать ее всем миром, но не хочется никого беспокоить – у всех свои дела. А я очень за нее волнуюсь. Вдруг с ней что случилось?
   Старик очень жалобно смотрел на Ромку, с напряжением ожидая, что он ему ответит.
   Юный сыщик почесал в затылке. Это, конечно, совсем не то дело, на какое он рассчитывал, но людей нельзя оставлять в беде.
   – А когда она ушла?
   – В пять утра.
   – А сейчас двенадцать. Может быть, еще сама придет? – с надеждой спросил он.
   – Может быть, – вздохнул дед. – Да только прежде она всегда рано возвращалась, часа через два-три.
   – Ладно, я вам помогу, – решился Ромка и собрался бежать на пляж за Лешкой с Артемом и другими ребятами – в такой ситуации не до обид.
   Он пробежал с пол-улицы, но потом передумал звать в лес кого бы то ни было. Чем носиться целой толпой взад-вперед между деревьями по всяким там болотам, высматривая старушку, куда проще отыскать ее по запаху, с помощью собаки.
   Ромка вернулся назад, вызвал старичка на улицу, рассказал ему о своем решении и попросил вынести из дома какую-нибудь вещь, принадлежащую его пропавшей жене.
   Дед принес ему старый дырявый тапок.
   – Подойдет?
   – Вполне.
   С тапком в руках Ромка примчался домой, с досадой отпихнул от себя Лешкиного Дика – тот был кавказской овчаркой, то есть пастушьим псом, и по следу ходить не умел – и позвонил знакомому леснику. У этого лесника жила ручная волчица по кличке Дана, и с этой Даной была связана целая история.
   Не так давно в этом самом лесу Лешка нашла раненого зверя. Волчица лежала, истекая кровью, а они притащили ее домой и выходили, а потом объявился ее хозяин – лесник, и он, конечно, был им всем очень благодарен за спасение своей любимицы.[1] Потом выяснилось, что у этой Даны имеется потомство и что ее дочь, Джеська, помесь волка с немецкой овчаркой, отличается особым, необыкновенным чутьем.
   Лесник, к счастью, оказался дома, и, когда Ромка рассказал ему про пропавшую старушку, сразу согласился вместе с ним ее поискать. Они договорились встретиться на дороге, ведущей к лесу.
   Лесничий хутор находился не очень далеко от Медовки, и где-то через полчаса машина лесника подъехала к месту встречи. С ним были его дети, Вика и Сережа, с которыми Ромка тоже был хорошо знаком.
   Джеська выпрыгнула из старенькой «Лады» и, узнав Ромку, высоко подпрыгнула и лизнула его в нос. Несмотря на свое волчье происхождение, она была очень доброй псиной.
   Ромка еще раз объяснил всем, в чем дело, Вика дала Джеське понюхать старый тапок, и умная собака почти сразу взяла след.
   Однако по лесу они блуждали очень долго, кружили и кружили по каким-то тропинкам, обдирали руки и ноги об острые ветки и нашли старушку, когда уже совсем выдохлись из сил.
   Бабуля сидела на пеньке с лукошком, полным грибов, и не могла сдвинуться с места. Оказалось, что Дарья Васильевна и в самом деле потеряла всякие ориентиры и не знала, в какой стороне находится ее дом. К тому же старушка подвернула ногу, и если бы они ее не нашли, то так бы и сидела на пеньке еще неизвестно сколько времени.
   Бабушка Даша была маленькой и худенькой, но, когда они дотащили ее до того места на дороге, где лесник оставил машину, у Ромки буквально отваливались руки и отказывали ноги.
   Они привезли Дарью Васильевну домой и сдали на руки супругу. Дед чуть не плакал от радости.
   – Вы сделали благое дело, оно вам зачтется, – несколько раз повторил он.
   – Дай-то бог, – сказал лесник, а Ромка подумал, что было бы неплохо, если бы в благодарность за это благое дело исполнилось его самое заветное желание, то есть нашлось бы какое-нибудь по-настоящему трудное дело, Дело с большой буквы. И потому кивнул с самым серьезным видом:
   – Будем надеяться.
   Когда они отделались от стариков, Вика с Сережей пригласили его поехать к ним на хутор. Ромка был бы рад принять приглашение, хутор ему нравился, но из-за своих объявлений он не смог этого сделать.
   Распрощавшись с лесником и его детьми, Ромка вернулся домой, поел и лег отдыхать, не забыв прихватить с собой телефонную трубку. А Лешка с Артемом пообедали до его прихода и снова умчались на свой пляж.
   Ромка задремал, но ненадолго. Подспудно он ожидал нового звонка. Открыв глаза, посмотрел на часы. Еще не было пяти, то есть время, в которое ему должны были звонить потенциальные клиенты, еще не вышло.
   Но новый звонок не заставил себя ждать.
   – Здравствуйте. Это Аполлинарий Иеронимович? – по складам спросил детский голосок. Наверное, девочка списала с объявления это каверзное имя-отчество и теперь читала его по бумажке.
   – Он самый, – ответил Ромка. Ему показалось, что это несерьезный клиент, и потому он сразу спросил: – А у тебя кто пропал?
   – Котенок. А как вы догадались, что у меня кто-то пропал? – удивилась девочка.
   – На то я и сыщик, чтобы все знать, – вздохнул Ромка, думая, как бы ему от нее отвязаться. Очень уж не хотелось заниматься всякими пустяками, особенно после утомительной пробежки по лесу. Он ожидал серьезных дел, а тут какие-то пропавшие старушки да кошки.
   – Так вы поможете мне его найти? – с надеждой спросила девочка.
   – Вообще-то поиском котят я не занимаюсь, – буркнул Ромка.
   – Но вы же сами написали, что можете разрешить любую проблему, – напомнила девочка.
   – Могу, конечно, но только серьезную, а не ерундовую. А ты не думаешь, что он побегает-побегает и сам домой прибежит?
   – Не прибежит. Он еще к нашему дому не привык. Мне его только позавчера купили.
   – Понятно, – сказал Ромка и замолчал. Не только вставать и куда-то идти, даже сидеть не хотелось, его больше всего сейчас устраивало лежачее положение.
   – Пожалуйста, ну пожалуйста, помогите мне, – прошептала девочка, и он услышал, что она плачет.
   И Ромка неожиданно для самого себя произнес:
   – Ладно, так и быть, найду я тебе твоего котенка. Говори, где живешь. – А сам подумал: «Мое мягкосердие меня погубит».
   Продолжая всхлипывать, девочка объяснила, что живет она на улице Молодежной, и рассказала, как найти ее дом.
   Ромка вытащил из розетки телефонный шнур, чтобы никто не смог позвонить на дачу в его отсутствие, и побежал к ней.
   Девочку звали Ирочкой, ей было лет десять. С длинными кудрявыми волосами и большими круглыми голубыми глазами она походила на маленькую фею.
   – Это вы – Аполлинарий? – с уважением спросила она.
   – Я, – коротко ответил Ромка, не собираясь ей ничего объяснять. – Как зовут-то твоего котенка?
   – Китя. Мы с мамой думали, что это кошечка, и хотели назвать ее Китти, а нам сказали, что это кот, и мы решили, пусть будет Китькой. Он уже начал привыкать к этой кличке, а теперь вот пропал.
   «И как его искать, этого Китьку? Вот проблема. Пожалуй, бабку Дарью в лесу проще найти, чем котенка в поселке, – подумал Ромка. – И никакую собаку к этому делу не привлечешь, от нее любая кошка убежит еще дальше».
   – Может быть, его у тебя украли? Он дорогой? Породистый?
   – Очень породистый. Русский голубой, – гордо сказала девочка. – Мы его у метро за сто рублей купили.
   – Все ясно с породой твоего котенка, – хмыкнул Ромка и предложил: – А давай я завтра в Москву смотаюсь и тебе у метро за свои деньги еще одного куплю, точно такого же.
   Но Ирочка упрямо покачала головой, и глаза ее наполнились слезами.
   – Я не хочу другого. Я уже этого полюбила.
   Ромка недовольно вздохнул, но потом поставил себя на место этой девочки и представил себе, что было бы, если б улетел его Попка, а кто-нибудь предложил ему купить другого попугая, точно такого же. Да разве сможет другой попугай заменить его любимого Попку?
   И он смирился:
   – Ладно, давай искать твоего русского голубого. Куда он побежал-то?
   Девочка указала вправо:
   – Вон туда.
   Ромка сделал несколько шагов и вдруг высоко на дереве услышал какой-то подозрительный шорох. Он задрал голову вверх, и там, среди ветвей, мелькнуло что-то серое. Недолго думая, Ромка влез на дерево. Огромный толстый котяра, а вовсе не маленький котенок, подбирался к птичьему гнезду. Ромка этого не потерпел, поднялся еще выше и ухватил кота за хвост. Мерзкое животное выпустило длинные, как бритвы, когти и пронзило ими Ромкино плечо. Ромка заорал, ветка под ним обломилась, и они оба, он и кот, грохнулись на землю. Котяра умчался прочь, а юный сыщик поднялся, кряхтя и с трудом сдерживая слезы.
   – Вот и из твоего котенка такой же хищник вырастет, – проговорил он, хватаясь то за ушибленную ногу, то за расцарапанное плечо. Кот впился в него так глубоко, что кровь просочилась сквозь футболку, и вся она покрылась красными пятнами.
   Ирочка сбегала к себе домой, принесла пузырек с йодом. Ромка, морщась, совершил великий подвиг: сам залил свои раны. А девочка закрыла пузырек крышкой и трагическим шепотом сказала:
   – Теперь ты не будешь искать моего Китеньку.
   Но Ромка никак не мог признать своего поражения.
   – Буду, – упрямо заявил он и продолжил поиски.
   Он прошел всю улицу, осмотрел все деревья, но котенка, как назло, нигде не было. Ромка чуть было не усмирил свою гордость и не попросил Артема с Лешкой вместе с ним поискать пропажу. Его сестра любила животных и в этом ему бы не отказала. Но потом передумал. Жарятся они на своем пляже – и пусть жарятся, он и сам справится.
   А девочка смотрела на него своими огромными глазами, и Ромка не мог сознаться ей в том, что он, опытный сыщик, не может найти какого-то вшивого, то есть блохастого котенка.
   Они снова пошли по улице, кругами походили вокруг Ирочкиного дома и, наконец, около огромного нового особняка с забранными решетками большими окнами вдруг услышали слабый писк.
   Ромка поднял голову. На росшей у самого забора тоненькой березке сидел серый, как мышь, маленький облезлый котенок.
   – Этот, что ли, твой?
   – Да! – радостно закричала девочка. – Китенька, иди сюда!
   Но котенок на ее призыв никак не откликнулся. То ли боялся спуститься вниз, то ли еще не запомнил своей клички и не узнавал свою хозяйку.
   Пришлось Ромке, кряхтя, лезть еще и на березку. Котенок его испугался и вскарабкался еще выше. Ромка вытянул руку, ухватил дрожащее создание за лапку, но серый проказник каким-то образом выскользнул из его руки и запрыгнул за высокую изгородь.
   Ромка слез с березки, подошел к забору, подпрыгнул, кое-как зацепился за самый верх, подтянулся и хотел уже перекинуть ногу на другую сторону, как к нему с громким лаем кинулся огромный цепной пес и ощерился белыми клыками. Такого зверя даже Лешка бы испугалась, хотя она не боялась никаких собак. Но на подобных псов никакие увещевания не действуют, они слов не слушают, а сразу кидаются. Такому только попадись – разорвет в клочья.
   А котенок, спасаясь от пса, быстренько влез на яблоню.
   Тогда Ромка решил идти легальным путем. Он слез с забора, постучался в калитку, потом увидел небольшую белую кнопку звонка и нажал на нее.
   Из дома вышел высокий мужчина с хмурым лицом, но, когда увидел девочку, улыбнулся ей.
   – Здравствуй, Ирочка. А что вам нужно?
   – Владимир Сергеевич, мой котенок к вам в сад забежал. Поймайте его, пожалуйста, он на яблоню забрался.
   – Ну уж нет, ловите сами.
   Мужик отвел пса в сарай, пригласил их войти и предупредил:
   – Только осторожнее, пожалуйста, не наступайте на клумбы.
   Весь его двор и сад благоухали цветами. Ромка в клумбах мало что понимал, но не смог не отметить, что растения в саду у этого Владимира Сергеевича необыкновенно красивые, лучше, даже намного лучше, чем у Нины Сергеевны, целыми днями колдующей над своими клумбами.
   Пробравшись по узкой тропинке к яблоне, Ромка мигом на нее взобрался, и, наконец, беглец был пойман. Спустившись с дерева, юный сыщик вручил котенка Ирочке.
   – Держи крепче, второй раз ловить не буду.
   Вне себя от счастья, девочка прижала к себе серого уродца:
   – Спасибо тебе большое.
   А когда они вышли на улицу, Ромка обернулся на высокий особняк и поинтересовался:
   – А чего это твой Владимир Сергеевич так от всех отгородился? И решетки у него на окнах, и забор высоченный. Колючей проволоки только сверху не хватает и электрического тока в ней. Неужели так опасается за свои цветочки?
   – Нет, не за цветочки. Его однажды обокрали, и он теперь боится воров, – гладя котенка, ответила Ирочка.
   – Обокрали? – воодушевился Ромка. Вот чем было бы неплохо заняться: поиском неизвестных грабителей. – А когда это было?
   – Давно уже. В прошлом году, летом.
   – А, – разочарованно произнес юный сыщик. – Ну, пока.
   – Спасибо! – еще раз прокричала вслед ему девочка.
   Ромка шел домой и жутко жалел себя. Весь день ушел на сущую ерунду и отнял у него все силы. Невозможно болело оцарапанное плечо. Он представил себе лица Артема и Лешки, когда они увидят на нем кровь, и это его чуть-чуть утешило. Они, конечно, придут в ужас и спросят: «Рома, что с тобой?» А он примет мужественный вид и ответит: «Так, было одно дельце». И ничего больше не скажет. И пусть на себя пеняют, что не пришли ему на помощь в трудную минуту, оставили один на один с неведомой опасностью.
   Но теперь, наученный горьким опытом, он больше ни за что не поддастся на жалость. Пусть народ сам ищет своих заблудившихся котят и старушек, а ему, квалифицированному сыщику, не пристало заниматься подобными пустяками. Отныне он будет выбирать себе только серьезные, стоящие дела.
   Но Лешки с Артемом, к сожалению, дома не оказалось, и демонстрировать свои шрамы было некому.
   Тогда, незаметно для Нины Сергеевны, Ромка прокрался на второй этаж, быстренько переоделся и засунул изодранную котом окровавленную футболку под кровать. А потом спустился вниз и лег на диван в гостиной. Спать хотелось ужасно, просто невозможно, но он решил потерпеть, так как солнце еще не ушло за горизонт, а кто же спит на закате? Но где же Лешка с Артемом? Могли бы и позвонить ему, между прочим, и спросить, куда он подевался.
   И вдруг Ромка вспомнил, что сам же и выключил телефон. Он вставил вилку в розетку, и трубка тут же ожила в его руках.
   Ага, обрадовался он, значит, в Лешке с Артемом все-таки пробудилась совесть. Интересно послушать, что они ему скажут. Или это звонит очередной клиент? Ох, только бы не это, вздохнул Ромка. Сейчас ему меньше всего хотелось с кем-то встречаться, чего-то распутывать и кого-то разыскивать.
   – Алло? – осторожно сказал он, ожидая, что сейчас его попросят пригласить к телефону Аполлинария Иеронимовича.
   Но голос в трубке заставил его подскочить от радости.
   Это был Венечка, их самый лучший, самый верный, самый надежный друг. Венечка как-то раз уже гостил у них в Медовке и даже участвовал в одном расследовании, а потом вместе с родителями уехал отдыхать куда-то под Липецк. И теперь, значит, уже вернулся.
   – Привет! – сказал Венечка.
   – Венька! – завопил Ромка. – Ты что, уже в Москве?
   – Еще ближе, – ответил лучший друг. – Я сейчас в Николаевке. Маму мою пригласила в гости ее подруга, а я узнал, что это недалеко от вас, и попросился поехать с ней. Мы здесь дня два пробудем.
   Николаевка была соседней деревней, и, чтобы в нее попасть, надо было проехать всего-навсего одну остановку на электричке.
   – А почему ты прямо сейчас не едешь к нам?
   – Я к вам завтра приеду. Сейчас уже поздно, мама сказала, что лучше утром. И потом, со мной здесь мой Дожик, и я не хочу его одного оставлять в чужом доме. А к вам с ним ехать нельзя из-за Лешкиного Дика.
   Лешкин Дик был громадной кавказской овчаркой, а Венечкин Дожик – подросшим щенком немецкого дога, а Дик не терпел других собак на своей территории.
   Но Ромка не хотел ждать до завтра.
   – А хочешь, я к тебе сам приеду?
   – Очень хочу.
   – Тогда говори свой адрес.
   – Улица Звездная, дом номер пять. Это прямо рядом со станцией, так что не заблудишься.
   – Отлично, Звездная, пять. Жди, скоро буду.
   Ромка схватил свою огромную, набитую всякой всячиной сумку – он всегда носил с собой все необходимые сыщику вещи, ведь неизвестно, что, когда и где может понадобиться, – и взглянул на расписание электричек. Поезд должен был подойти через десять минут. Еще столько же, если не меньше, ему понадобится, чтобы доехать до Николаевки, и всего каких-то пять минут – добежать до улицы Звездной. Значит, самое большее через полчаса или сорок минут он будет у Венечки. А часа через три вернется обратно.
   И Ромка выбежал из дома. Нина Сергеевна была в саду. Он крикнул ей от калитки, что уходит по делам и вернется не очень поздно.
   По дороге Ромка подбежал к обрыву, с которого был виден пляж, и заметил недалеко от воды голубой Лешкин купальник. Хотел было сообщить им с Артемом радостную весть о приезде Венечки, но удержался и пробежал мимо. Если им все равно, как он живет, то и ему тоже.
   Электричка подошла вовремя. Ромка сел в нее и поехал в Николаевку.
Чтение онлайн



1 [2] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация