А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Ошибка фокусника" (страница 16)

   Глава XVIII
   Последний фокус

   Ромка соображал еще быстрее своей сестры. Ему сразу стало понятно, кто украл у Евгения Михайловича деньги и подставил Руслана.
   – Лешка, да ведь это меняет все дело! – взволнованно проговорил он. – Помнишь, как все, и Анюта, и Игорь, в один голос говорили, что украсть деньги мог если не мальчишка, то какой-нибудь маг-чародей, фокусник?
   – Вот именно, – кивнула сестра.
   Ромка осторожно выглянул за дверь, и его охватили сомнения:
   – Но, послушай, мы же вычеркнули его из списка из-за его больной руки. С одной рукой, согласись, никакой фокус не удастся.
   И то ли юный сыщик от волнения повысил голос, то ли хозяину что-то понадобилось взять в своем сарае, но только дверь внезапно распахнулась, и Святослав Петрович возник на его пороге.
   И за ручку двери он держался правой, забинтованной рукой. Не ожидал, видно, кого-то здесь увидеть, и потому не счел нужным притворяться. А Лешка, растерявшись и испугавшись, уставилась на эту его руку и не успела отвести глаз. И фокусник прекрасно распознал ее мысли.
   А потом он перевел цепкий взгляд с нее на Ромку, с Ромки – на Руслана, затем – на свою афишу и, не сказав им ни единого слова, вбежал в сарай и неуловимым движением вытащил у Лешки из кармана ее телефон. Затем кинулся к Ромке. Юный сыщик попытался его ударить, но тот цепко ухватил его за локти.
   – Нет у него телефона, нет! – воскликнула Лешка.
   Руслан схватил палку, замахнулся на цветовода, но тот с легкостью, как щенка, отшвырнул его ногой в угол, обшарил-таки Ромкины карманы, ничего в них не нашел и захлопнул за собой дверь. Да еще и подоткнул ее чем-то тяжелым, должно быть, ломом.
   – Ничего не бойтесь, в полицию он не пойдет, он ее как огня боится, – спокойно прошептал Ромка. – Он нас затем запер, чтобы по-быстрому собрать свои вещички и денежки и поскорее отсюда смыться. Но как же нам быть? Телефон-то он у тебя отобрал.
   Лешка сокрушенно покачала головой, и тут к ней подбежал Руслан и сунул в руки свой разовый мобильник.
   – Вот спасибо! – обрадовалась она и тут же связалась с Артемом:
   – Тема, ты уже встретился с Алексеем?
   – Нет, а в чем дело? – встревожился Артем.
   – А в том, что мы уже нашли преступника.
   – Кто нашел? Где нашли?
   – Мы с Ромкой. Это Святослав Петрович.
   – Где вы?! – испуганно закричал Артем.
   – В его сарае. Он нас здесь запер.
   Девочка резко оборвала разговор, так как услышала за тонкой стеной какой-то шорох. Ромка нашел еще одну щелочку в досках и заглянул в нее. Цветовод чем-то поливал стенки сарая. Ромка втянул в себя воздух, принюхался, и его объял безмерный ужас: то был бензин.
   Не успел Ромка осознать эту мысль, как спустя какие-то доли секунды узенькие щелки между досками осветились красным светом, и внутри сарая резко запахло дымом. И вот уже маленькие язычки пламени проникли внутрь, сначала робко, а потом стали лизать деревянные стенки и насыщаться ими, становясь все больше и больше.
   Артем о чем-то спрашивал Лешку, но она его не слушала.
   – Тема, мы горим, – только и успела прошептать она и громко, во весь голос, закричала: – Пожар, спасите!
   Но услышать ее мог разве что какой-нибудь случайный прохожий, потому что ближайший сосед цветовода – сын тетки Раисы – куда-то ушел, а сама она еще не приехала.
   Лешка обняла Руслана, который стоял, не двигаясь с места, не проронив ни слова, дожидаясь, что будут делать они, взрослые. В его черных глазах, кроме страха, теплилась надежда.
   Ромка мигом подавил в себе губительную панику, взял себя в руки и стал вспоминать, как надо вести себя при пожаре. Надо сразу ложиться на пол, там больше кислорода, и ползти к выходу. Но ползти было некуда.
   – Ложись! – приказал он мальчику, а сам метнулся в угол сарая. Там стояла острая лопата. Он схватил ее и принялся рыть землю. К счастью, пол в сарае был земляным, а грунт – мягким.
   Сначала Ромка хотел сделать подкоп под стенкой, но вскоре понял, что на это у него не хватит времени. А потому он стал копать землю на середине сарая. Вырыв небольшую ямку, он уложил в нее Руслана и забросал мальчика землей. Лешка, найдя другую лопату, помогала брату.
   Но вскоре дым заполнил помещение до такой степени, что дышать стало невообразимо трудно. Лешке показалось, что у нее сейчас разорвутся легкие, и она свалилась рядом с Русланом. Ромка нагреб и на нее землю, нашел лейку с какой-то водой – должно быть, в ней садовод разводил свои удобрения, – и полил их обоих. А потом свалился рядом с сестрой, вылил на себя остатки жидкости и, с трудом сдерживая кашель, прохрипел:
   – Держись, Лешка, нас спасут, вот увидишь.
   А огонь уже полностью объял заднюю стенку. Занялась дверь. К счастью, доски загорелись не все разом, потому что некоторые из них еще не успели просохнуть после сильного недавнего ливня.
   А дышать стало совсем невмоготу, и вскоре и Лешка, и Руслан потеряли сознание. Ромка крепился, сколько мог, но и он чувствовал, что его сил хватит ненадолго.
   Очнулась Лешка на мягкой зеленой травке и вдохнула полной грудью чистый, прозрачный, необыкновенно свежий воздух. Она открыла глаза, увидела перед собой Артема и чуть слышно спросила:
   – Тема, а где Руслан?
   – Здесь он, не волнуйся.
   Лешка повернула голову. Руслан лежал рядом с ней в обгоревшем платьице, над ним склонились Алексей и еще какие-то люди. На улице вообще было много людей и машин, пожарных и всяких других.
   – Что с ним? Он жив?
   – Жив, только дымом надышался, угорел. Врач сказал, что ему в больницу надо.
   Тогда Лешка поискала глазами брата. Ромка сидел на траве, разглядывал свое обожженное плечо и говорил:
   – Молодец, Темка, если бы не ты, сгорели бы мы все с тем сараем.
   Лешка взглянула на сарай, от которого мало что осталось, снова перевела глаза на Артема. Его руки, плечи, грудь тоже все были в ожогах.
   После Лешкиного звонка Артем сорвался с места, стремглав помчался в поселок и, к счастью, на дороге увидел машину Алексея. Еще через минуту они были у дома Святослава Петровича, Артем кинулся к сараю, голыми руками схватил горячий лом, проломил им объятую огнем дверь и вбежал внутрь. Алексей кинулся за ним, откуда-то подоспел Раисин сын, и они вынесли из огня всех троих. И тут же рухнула крыша сарая.
   Алексей подошел к Лешке, сел рядом. Он тоже пострадал от огня.
   – Тебе больно? – спросила Лешка.
   Лейтенант махнул рукой:
   – А, ерунда. А вот вам повезло. Еще минута – и мы бы вас не спасли. А люди бы сказали, что воришки забрались в чужой сарай и устроили там пожар.
   – А где этот… фокусник?
   – Уже увезли, – к радости друзей, сообщил Алексей. – Он громче всех кричал и звал людей на помощь.
   – Правильно, он же не знал, что у нас был с собой телефончик, не догадался обыскать еще и Руслана, – сказал Ромка и, охая и кряхтя от боли, добавил: – Это был его последний фокус.
   – Но у вас могло не быть этого телефона! – воскликнул Алексей. – И что тогда?
   – Но был же! И победителей не судят. А вы забрали у него Лешкин мобильник?
   – Мы все у него забрали.
   – Вот и хорошо. А самое главное, что теперь Руслана никто ни в чем не будет обвинять. Он и в школу будет ходить, и вообще жить, как все нормальные дети, – довольно улыбнувшись, Лешка гулко закашлялась и зажмурилась от боли.
   Всех четверых на машине «скорой помощи» доставили в больницу. Руслана там оставили, а Ромку, Лешку и Артема после оказания им первой помощи отпустили домой.
   С Русланом осталась сидеть Валентина Георгиевна. Она одна из первых прибежала на пожар, поскольку слух о нем распространился по поселку быстрее огня, а друзей Алексей отвез в Медовку.
   Приехав в поселок, Ромка, уставший и обессиленный, домой не пошел, а направился на Молодежную улицу. Лешка с Артемом пошли за ним.
   Юный сыщик подошел к зарешеченному особняку и ткнул пальцем в чуть заметную белую кнопку. Снова зашелся в лае грозный пес, а из калитки вышел уже знакомый мужчина.
   – Здравствуйте, Владимир Сергеевич, это опять мы, – сказал Ромка. – Скажите, пожалуйста, вы со Святославом Петровичем из Калиновки, случайно, знакомы не были?
   – Я и сейчас с ним знаком, – ответил хозяин особняка. – Он помогал моей жене в устройстве клумб, семена, рассаду, клубни привозил, советы давал. Если бы не он, у нас бы такого цветника не было.
   – А деньги за семена и всякую там рассаду он с вас брал?
   – Нет, Святослав Петрович помогал нам чисто по-дружески, он не мелочился. Мы с ним на выставке цветов на ВВЦ познакомились, ну, и не то чтобы подружились, но стали хорошими приятелями.
   – И верно, зачем ему с вас копейки брать, когда он мог взять много и сразу, – пробурчал Ромка и объявил: – А знаете ли вы, Владимир Сергеевич, что это он украл у вас ваши денежки. Ведь они пропали в те самые дни, когда он у вас часто бывал, не так ли?
   Хозяин зарешеченного особняка недоверчиво покачал головой:
   – Ты ошибаешься, мальчик. Он не мог у нас ничего украсть хотя бы потому, что ни разу не оставался в нашем доме один, даже не входил туда без меня или без моей жены.
   – А с вами вместе входил?
   Владимир Сергеевич кивнул, не понимая, к чему клонит Ромка. А юный сыщик продолжал:
   – Если бы он свободно расхаживал по вашему дому, то подозрения могли упасть и на него, не так ли? Но вы на него ни разу не подумали, а он в буквальном смысле обвел вас вокруг пальца, потому как прежде был фокусником в цирке. Его поймали, можете идти в полицию и писать новое заявление.
   Ромка повернулся, чтобы уйти, но Лешка задержалась.
   – А не он ли навел вас на мысль о цыганятах? – спросила она.
   – Да, – нахмурил брови Владимир Сергеевич. – Что-то такое он говорил про цыганский табор.
   – Этим он уводил следствие в сторону, чтобы отвести от себя самые малейшие подозрения, – сказал Артем.
   Не дожидаясь дальнейших расспросов, друзья заспешили домой. Ноги их больше не держали, всем очень хотелось поскорее лечь в свои постели.
   Но спали друзья плохо, так как болели обожженные места. Не прошла боль и утром, и все трое с большим трудом поднялись к завтраку.
   Еще вчера им пришлось обо всем рассказать Нине Сергеевне. Правда, они при этом взяли с нее слово, что она не проговорится их родителям.
   – Но как вы могли ввязаться в такую опасную историю?! – с неподдельным ужасом воскликнула Нина Сергеевна.
   – А ты разве не стала бы спасать мальчика? – спросил Артем, и она не смогла ему возразить.
   – А ведь я этого цветовода сразу заподозрил, – сказал Ромка. – Что-то у меня все время в голове насчет него вертелось. И теперь я понимаю, как он деньги из сейфа выгреб. Цветы свои принес, заставил хозяев их в вазу ставить, и пока они суетились, он и сфокусничал.
   – У меня тоже были подозрения насчет этого Святослава Петровича, – сказал Артем. – Помните, как он нарезал букет какой-то женщине, а мужчина, который с ней был, говорил, что на продаже цветов много не заработаешь. Это ж какую плантацию надо иметь, чтобы обогатиться, а у него сад не очень большой, хоть и красивый, слов нет.
   – Верно, – согласилась с ним Лешка. – Цветы ему были нужны, чтобы с их помощью втираться в доверие к людям. Он был злым чудищем, засевшим в прекрасном саду и выбирающим свои жертвы. Но клумбы свои он любил. Я никогда ни у кого таких дельфиниумов не видела.
   – Каких таких дельфиниумов? – сразу же заинтересовалась Нина Сергеевна и взглянула на тот, что передала ей Маргарита Павловна.
   – А они у него были не синие и не фиолетовые, как у вас с Маргаритой Павловной, а и розовые, и красные, и бордовые, причем махровые и очень пышные.
   – Да что ты говоришь? – вздохнула Нина Сергеевна. – Жаль, что теперь не у кого будет попросить семян.
   – Почему это – не у кого? – возразил Ромка. – Цветы-то на клумбе остались, никуда не делись. Если в том доме поселятся какие-нибудь люди, мы попросим у них кустик, а не будет никого – выкопаем сами.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [16] 17 18

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация