А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Ускользающая тень" (страница 31)

   Глава 6

   Жду Керена в баре на освещённой фонарями площади и потягиваю коктейли из чёрных спор, чтобы облегчить вернувшееся с новой силой похмелье. Уже очень поздно, и, хотя Вейя никогда не спит, у неё есть свой распорядок. На улицах тихо, на площади почти никого. Ставни высоких строгих зданий закрыты. Кроме плеска ближайшего фонтана и лёгкого дуновения ветерка, не слышно ни звука.
   Сижу снаружи, за столиком из кованого железа и постепенно напиваюсь. О таких вещах на трезвую голову думать не могу.
   В голове прокручиваются планы, один нелепее другого. Нужно отыскать сына, похитить его из армии, увезти. Найти заклинателя камня, или двеоминга, или ещё кого-нибудь в том же роде, чтобы смог уладить нанесённые на нашу кожу символы. Накладывались они мастерами, а значит, надо найти другого мастера, не имеющего связей с кланами. Чтобы не сдал нас Каракасса и не уложил на месте.
   Со знаком на плече я бы сама справилась. Может, след бы и остался, а может, и нет. Но главная проблема – отметины Должников на моём лице и лице сына. Даже если выжечь их или вырезать, нам это не поможет. Никто не поверит, что мы оба случайно получили такие травмы, причём пострадала как раз та щека, на которую наносят знак Должника. Нет, спрятаться не удастся.
   Я не смогу спасти его.
   Конечно, я и раньше думала, что дело может закончиться этим, но оставалось ещё столько разных путей, что переживать заранее казалось бессмысленным. Были и другие варианты.
   А может, их не было с самого начала, просто я только сейчас это осознала. Если в голову приходят одни невыполнимые планы, значит, выполнимых просто нет и быть не может. Возможно, я всё-таки смогу отыскать заклинателя камня, который согласится помочь и уберёт знаки… Но главная проблема в Джее.
   Ледо выставил меня за дверь. Надежда оставалась, пока я думала, что наш хозяин позволит Джею вернуться в Вейю. А что теперь? Допустим, я нашла его, и что дальше? Заставлю сына стать дезертиром? Опозоренный, всеми презираемый, Джей вынужден будет всю жизнь скрываться от преследователей. И Рейту он никогда больше не увидит.
   В армии Джей будет в большей безопасности, чем если я его спасу.
   Да, так оно и есть. Остальные сотрудники Кадрового состава Ледо ни перед чем не остановятся, чтобы нас выследить. Я их всех знаю, пощады от них не жди. В покое нас ни за что не оставят. Лучше, если сразу убьют, а если возьмут живыми, такое с нами сделают – представить страшно. Рано или поздно мы попадёмся. Нет, на фронте у Джея гораздо больше шансов выжить.
   Гляжу прямо перед собой невидящим взглядом. Чувство поражения постепенно просачивается в сердце, будто сырость в стены здания. В первый раз я по-настоящему оценила ситуацию. Что и должна была сделать с самого начала. Ни чувств, ни надежды, только голые факты.
   Не надо ничего предпринимать. Только хуже сделаешь. Доверься судьбе.
   Очень разумно. От моего вмешательства никто не выиграет. Наоборот, всё испорчу. И для себя, и для сына. А вдруг он уже убит? Вдруг с самого начала всё было зря?..
   Не изводись попусту, ты этого не знаешь.
   Не могу. Просто не могу, и всё.
   Я не в состоянии. Отойти в сторону и ждать, что будет? Нет, кто-то и смог бы, но не я. Я должна найти Джея. Хотя бы для того, чтобы предупредить. Чтобы точно узнать, жив ли он. А что, если Джею уже сообщили о гибели родителей и он не знает, что я жива и ищу его? Просто расскажу Джею про письмо от декана инженерного факультета. Между прочим, Ледо не всегда будет Магнатом, а Касту даже уговаривать не понадобится.
   Но на самом деле я просто хочу увидеть сына. Даже если не смогу его спасти… просто увидеть, и всё.
   Думаю про Ледо. Своего хозяина. Главу клана Каракасса, человека, которому принадлежит моя безраздельная преданность и сама жизнь. Человека, которому отдала единственного сына. Неужели это он нас предал? Значит, из-за Ледо погиб мой муж? А до этого он послал меня избавиться от Горака Джеспина, чтобы тот не разоблачил его. Или всё, что рассказал Барлан, – просто слухи и домыслы?
   Уклоняться от обязательств Должника немыслимо. А выступить против хозяина ещё хуже. Подобное предательство может быть оправдано только в одном случае – если бы действия Ледо наносили вред клану Каракасса. Но в этой-то ситуации всё как раз наоборот. Провал операции «Ураган» чрезвычайно выгоден для клана. Они не хотят, чтобы война заканчивалась. Каста ясно дала мне это понять.
   Могу ли я поделиться подозрениями с близнецами? Нет, конечно. Дружба дружбой, но это уже перебор. Ледо правильно сказал – я рабыня. А рабыне не пристало ставить под сомнение решения хозяина.
   Забавно. До прошлого оборота я ни разу не думала о себе как о рабыне. Но теперь понимаю – всё сходится. Для меня обязательства Должника означали совершенно свободное выражение благодарности и преданности. Но на деле вышло по-другому. Получается, меня спасли из вынужденного рабства, а я сразу же наложила на себя добровольное. Мне было десять лет, я была маленькая, глупая девочка, боявшаяся всего вокруг. Я не должна была этого делать. Почему они мне позволили?..
   Разом отпиваю большой глоток коктейля. Морщусь от кислого вкуса, зато хоть немного выныриваю из меланхолии. Сейчас жалеть о прошлом бессмысленно. Я была ребёнком, без семьи, без родных. Если бы не стала Должницей, померла бы с голоду в каком-нибудь захудалом приюте. Каракасса не один раз спасали мою жизнь.
   Но сколько уже можно за это расплачиваться? Что ещё они у меня заберут?
   Трясу головой. Может, мысли хоть немного прояснятся. Говорю себе, что никаких доказательств предательства Ледо у меня на самом деле нет. Так, одни домыслы. Немного приободряюсь.
   Да что там говорить, продолжение военных действий выгодно десяткам Плутархов. Может, они обсуждают с гурта какие-то другие вопросы, о которых мне неизвестно. Пара ничем не подкреплённых догадок – ещё не повод подозревать хозяина в предательстве. Я просто зла на него из-за Джея.
   Но с другой стороны – как же Горак Джеспин? А вопросы Магистра в форте Фаракца? Почему он спрашивал, упоминал Ледо имя гуртского министра или нет?
   И снова ничего подозрительного. Магистр спрашивал про Ледо, потому что я работаю на клан Каракасса. Если бы я была помечена символом клана Джерима, задавал бы точно такие же вопросы про Вема. Наверное, этого Белека Аспу просто подозревают в сделке с врагом. Или так, на всякий случай спрашивают.
   Чем больше размышляю, тем более неубедительной мне кажется эта версия. Ледо? Предатель? Среди аристократии множество других, гораздо более вероятных кандидатов.
   Но почему тогда он так на меня посмотрел? Вот это уже подозрительно. Вспоминаю выражение лица Ледо, когда я спросила, знаком ли он с Белеком Аспой. Удивление. Злоба. Потом пригрозил вырвать мне язык.
   Нет, что-то тут не то.
   И только тогда понимаю, к чему я, собственно, веду. Такие мысли крутятся в моей голове с тех пор, как встретилась с Ледо. Я хочу, чтобы он оказался предателем. Потому что в таком случае я смогу убить его, и не важно, Должница я или нет. Тогда Магнатом будет Каста, и она позволит мне увидеться с Джеем. Расскажу ему про письмо от декана, про то, что случилось с его отцом, и тогда, возможно, Джей вернётся наконец домой и станет изобретателем, как всегда мечтал. Будет вместе с Рейтой. Избежит участия в этой мясорубке.
   Сама пугаюсь собственных мыслей. Поверить не могу, что вообще способна обдумывать такое всерьёз. Но сейчас для меня самое главное – Джей.
   Нужно разобраться, обещаю я себе. Между тем к столику уже приближается мой друг. Я должна выяснить, предатель Ледо или нет.
   Керен небрежно подходит ко мне прогулочным шагом, в зубах сигарилло. Садится, не здороваясь, заказывает у проходящей мимо прислужницы напитки для себя и для меня. Вид у него такой же сонный и растрёпанный, как всегда, будто только что с трудом вылез из кровати и вот-вот собирается улечься обратно.
   – Добро пожаловать домой, – говорит Керен. – Соскучился по тебе.
   – Закурить есть?
   – Ты же не куришь, – справедливо замечает он, однако достаёт сигарилло из резного деревянного портсигара и протягивает мне через стол.
   – Просто настроение такое. Тянет к саморазрушению.
   – А-а. Поделиться не хочешь?
   Керен даёт мне прикурить от своего сигарилло. Втягиваю глубоко в лёгкие густой ароматный дым.
   – Тебе разве интересно?
   Керен откидывается на спинку стула.
   – Спрашиваешь! Мы-то все думали, ты в Короке умерла. Уже похоронили тебя.
   – Я и правда умерла.
   Вернее, прошла через тень смерти, добавляю про себя.
   – Тогда с кем я сейчас разговариваю, с призраком? Ну и дела! Значит, жрецы банчу всё-таки не врут…
   Рассказываю Керену всё, начиная с атаки на Корок и до нынешнего оборота. Обычно, разговаривая с ним, стараюсь не терять бдительность и веду себя гораздо сдержаннее. Не забываю, что он и с другими людьми информацией обменивается. Но сейчас мне нужно, чтобы Керен всё понял. К тому же необходимо перед кем-то выговориться. А если про моего хозяина и поползут какие-то слухи – ну и пусть. Сам виноват, сволочь, не отпустил меня к сыну.
   Когда заканчиваю историю, Керен уже пьёт третий бокал, а я – пятый. Серебряную пепельницу с инкрустацией успели заменить, но и новая постепенно заполняется окурками. Да, подкинула я Керену информации.
   – Да, ситуация незавидная, – наконец произносит он.
   – Не то слово.
   – Спорим, ты меня не просто так позвала? Тебе от меня что-то надо, – усмехается Керен.
   – Так, пустяки. Маленькая помощь. Ничего серьёзного, ничего опасного.
   – Я бы для тебя раздобыл эту засекреченную информацию, но не могу, – разводит руками Керен. – У меня все связи в низах, в верхах никого нет.
   – Знаю, потому и не прошу. Помоги мне найти одного человека. Девушку. Буду тебе очень обязана.
   – Непременно этим воспользуюсь. Ну, и кто эта счастливица?
   – Джоста Кайд Рейта. Девушка Джея. Работает в Университете Бри Атки. Она натуралист, часто в разъездах. Может, она сейчас вообще на поверхности.
   – Не вопрос, разыщу. Можно спросить для чего? – Керен чешет за ухом.
   – Может, она от Джея письма получала.
   – У них там, в армии, строгая цензура.
   – Всё равно могут быть какие-то намёки, указания. И вообще, я должна с ней поговорить. Рассказать кое-что, пусть передаст Джею, если со мной что-то случится.
   – А что с тобой может случиться?
   – Не знаю, Керен. Что угодно. Вдруг возникнет такая ситуация, что мне опасно будет тут оставаться? – Отвожу взгляд, выдуваю струйку дыма и стряхиваю пепел. – На всякий случай подстраховаться не мешает.
   Керен внимательно глядит на меня:
   – Ты собираешься поехать за сыном, так? Хоть Ледо и запретил.
   – Пока не решила. Хочу узнать хотя бы, где он.
   – Ясно. – Керен даже не пытается скрыть, что не верит в мою правдивость. – И что же ты будешь делать? Нет, не говори, дай угадаю. К близнецам обращаться нельзя, они всё-таки сёстры Ледо. Значит, остаётся Серебряный. Правильно?
   Оглядываюсь по сторонам, боясь, как бы кто-нибудь не услышал. Но, кроме нас, вокруг никого.
   – Скажу так – по официальным каналам ничего не добьёшься. А времени сидеть и ждать, пока ты отыщешь Рейту, у меня нет. К тому же не факт, что она знает что-то полезное. Это так, запасной вариант. А пока займусь основными.
   Керен прищёлкивает языком, откидывается на спинку стула и задумчиво потирает пальцем серебряные шипы под губой. Что на языке жестов означает – не нравится мне твоя затея.
   – С Серебряным один раз свяжешься – никогда не выпутаешься.
   – Нечего меня пугать. И вообще, это всё только слухи. Неизвестно ещё, существует ли Серебряный на самом деле.
   – Если даже и нет, дела, которые вершат от его имени, говорят сами за себя. Тут не поспоришь.
   – Всё равно – страхов больше, чем оснований для них. Никто ничего толком не знает. Если Серебряный и правда такой всесильный, как говорят, Джея ему найти – раз плюнуть. Ну, а если нет…
   На лице Керена читается неприкрытый скепсис, но наконец он просто пожимает плечами.
   – Ладно, дело твоё, – признаёт Керен. – Я тебя предупредил. Кстати, недавно встретил твоего старого друга. Помнишь Экана?
   – Хорош друг. Я ему руку отрезала.
   – Что правда, то правда. Короче, с тех пор как Каракасса вытеснили его с легального рынка, Экан начал приторговывать ядами. И что ты думаешь – оказалось, у него в этом деле настоящий талант! По крайней мере, так знающие люди говорят. Теперь к нему всякие важные шишки ходят. Это чтоб ты знала, вдруг пригодится?
   – Спасибо, – отвечаю я.
   Керен наклоняется ко мне:
   – Слушай, нужна будет помощь – обращайся. Всегда готов.
   Кладу свои руки на его и крепко сжимаю. Керен – хороший друг. Конечно, помогает не за спасибо, только за ответную услугу – этим и живёт. Зато когда нужен, всегда тут как тут.
   Хоть кто-то готов меня поддержать.

   Встречаюсь с Нерейтом в клубе в Холодных ключах, среди узких улочек и закоулков, где портовые рабочие снимают напряжение, развлекаясь в барах и борделях. Клуб совсем убогий, чёрные стены облупились, да и атмосфера напряжённая, будто вот-вот начнётся драка. Мужчины злобного вида, сгорбившись, сидят по углам или потягивают напитки, нависнув над стойкой, и перешёптываются с приятелями о каких-то тёмных делишках. У всех при себе клинки, но под одеждой их не видно.
   На этот раз надела верх с длинными рукавами, чтобы скрыть эмблему на плече. Метка Должницы особого внимания не привлечёт, а вот знак Кадрового состава – очень даже. Когда прихожу, Нерейт уже там, сидит за столиком и слушает музыкальную группу, играющую на круглой сцене. Иду по полупустому залу, все собравшиеся провожают меня глазами. Может, этим и всё равно, на кого пялиться, лишь бы сиськи были, но хочу надеяться, что дело всё-таки в моей неотразимой привлекательности.
   Нерейт жестом приглашает меня сесть и пододвигает бокал. Конечно, взял моё любимое. Уже начинает тревожить, сколько всего этот хааду про меня знает.
   Группа исполняет похабную версию старой рабочей песни поколения моего деда. Поют две женщины с хриплыми голосами, аккомпанирует множество ударных инструментов и два струнных. Та ещё какофония. Нерейт молчит, пока песня не заканчивается. Делает вид, что слушает. Нарочно заставляет меня ждать. Наконец поворачивается и обнажает клыки в улыбке.
   – Хорошие музыканты, правда?
   – Отличные, – отвечаю я.
   – А ты играешь на чём-нибудь?
   – Раньше играла. Но с тех пор – ни разу. Воспоминания неприятные.
   – Жалко, – неубедительно сочувствует Нерейт.
   – Да, – так же неубедительно соглашаюсь я.
   – Чем обязан? Видимо, твой план успехом не увенчался?
   – Ты мне предлагал обращаться. Вот я и обращаюсь.
   – Хочешь, чтобы Серебряный разыскал твоего сына?
   – Хочу.
   Нерейт окидывает меня небрежным взглядом. Всего несколько оборотов его не видела, а он уже в другого человека превратился. Здесь у него есть влияние. Власть. И он понимает, что я в нём нуждаюсь.
   – Через три оборота из порта выйдет баржа с грузом костяного тростника, – произносит Нерейт. – С очень большим. Джерима Вем распустил слух, что собирается перевозить порошок, но это просто уловка, чтобы выманить Серебряного.
   – Опять?
   – Фантазии у Вема мало. Настоящий тростник тайно перевезут на барже Каракасса. Маленький свадебный подарочек от Ледо. Серебряный хочет знать название баржи.
   – Зачем ему?
   – Это уже его дело. Не забивай голову.
   Некоторое время размышляю, прикидывая.
   – За три оборота не успею. Такую информацию очень хорошо скрывают. Тут копать надо.
   – Нам известно, что Вем отправил Ледо инструкции в письменном виде. Есть сведения, что письмо до сих пор не уничтожено. Оно лежит среди личной корреспонденции Ледо, в его покоях.
   – Хочешь, чтобы я проникла в покои хозяина?
   – Если кто-то и может это сделать, то только ты. Сама подумай. Ты из Кадрового состава. Тебе доверяют. Кто ещё подберётся так близко?
   Отпиваю из бокала. Мне предлагают совершить чистой воды предательство. После такого назад уже не повернёшь. И очень, очень хочется согласиться.
   Если Ледо действительно предатель, в его покоях обязательно должны найтись какие-нибудь улики. Подозрений мало, нужны доказательства. Я не могу действовать, пока не уверена в его виновности. Ошибиться нельзя.
   А может, я найду в покоях Ледо что-то такое, что поможет мне спасти Джея. В любом случае, если Ледо предатель, устраню его так, чтобы никто ничего не заподозрил, тогда Каста станет Магнатом, а мой сын вернётся домой.
   Если.
   А если он всё-таки не предатель? Вдруг я заблуждаюсь на его счёт? Тогда продам его секреты врагу, нарушив клятву Должницы.
   Трудное решение. Одно дело – спасать Джея, а другое – действовать напрямую против хозяина, нарушая его интересы. Теперь я должна ответить на вопрос, чего стоит моя преданность.
   Не знаю, что делать. Не знаю, и всё тут.
   Сижу молча и барабаню пальцами по столу. Группа исполняет какую-то развесёлую народную песню, и опять получается какофония. Так и тянет заткнуть уши. Нерейт молча наблюдает за мной.
   – Впрочем, теперь Ледо тебе, судя по всему, уже не так доверяет. Завела-таки речь про гуртского министра, про которого у меня спрашивала? – наконец произносит он. – Про Белека Аспу? Плохая привычка – задавать не тем людям не те вопросы.
   Не отвечаю, но Нерейт, конечно, прав. Ледо наверняка решил, что, упомянув в разговоре Белека Аспу, я пыталась прибегнуть к шантажу. Намекнула, что у меня есть компромат, который в случае чего могу обнародовать. Вот Ледо и решил, что мне известно больше, чем на самом деле. Его реакция уже сама по себе подозрительна. Значит, есть что скрывать.
   – И что, Серебряный сделал тебя своим посредником? Ты можешь заключать сделки от его имени?
   – Я у Серебряного доверенное лицо.
   Никакой рисовки, одна уверенность. Видимо, Нерейт намеренно занизил своё положение, когда сказал, что просто собирает для Серебряного информацию. Ему известно гораздо больше, чем он говорит вслух.
   – Мне нужна гарантия.
   – Твоя гарантия – моё слово. Если твой сын жив, Серебряный найдёт его. – Нерейт задумчиво разглядывает свой стакан. – Если нет, по крайней мере, узнаешь наверняка. Но только если сообщишь название баржи. Учти, обманешь – сделке конец.
   – Справедливо.
   – Значит, договорились?
   Долго молчу, но на самом деле просто откладываю неизбежное. Решение я приняла ещё до прихода сюда.
   – Договорились.

   Шагаю домой через Эшен-парк. Вообще-то в это время дня, да ещё и в нетрезвом виде, здесь ходить небезопасно. Кругом так и снуют наркоторговцы из притонов, предлагающие костяной тростник всем желающим. Отличная штука – если постоянно употреблять, происходит деформация конечностей, и в конце концов становишься калекой. Все это знают, но наркоманов такие мелочи не останавливают. Надеются, что окажутся среди тех немногих, у кого зависимость не вырабатывается. Думают, смогут бросить, как только захотят. Удивляюсь я на них.
   Эшен-парк находится недалеко от одного из Домов Света, того, что ближе к полюсу. Называется Ларимус. Равномерный свет озаряет приземистые утёсы и покрытые вулканической пылью склоны. Смешиваясь с тёмно-красным сиянием, исходящим из огороженных щелей в земле, он создаёт довольно-таки зловещий эффект. Иду по дорожкам, огибая булькающие грязевые пруды, заросшие разноцветными грибами, и испускающие пары гейзеры.
   И вдруг на меня снова нахлынуло всё разом. Страх, беспомощность, выбор между преданностью и предательством. Мой муж убит. Где сын, даже не знаю. Впечатление такое, что я всё равно ничего не добьюсь, что бы ни делала. На поверхности у меня остались друзья, и в глубине души мне так хочется вернуться к ним, бросить всё, повернуться и бежать далеко-далеко, туда, где нет всех этих проблем. А моего хозяина, человека, которому я отдала всё, возможно, придётся убить, чтобы спасти жизнь сыну.
   Внутри будто что-то надорвано. Так и хочется упасть и лежать, не вставая. Как хорошо.
   Но я, конечно, этого не делаю, потому что как раз в тот момент появляются они.
   Бегут совершенно бесшумно, и по этому признаку сразу понимаю, что передо мной йа-йин. Нападают с трёх сторон – один спереди, другой сзади, третий спрыгивает с каменного карниза. В длинных тонких руках зажаты длинные тонкие иглы.
   Нет, это не просто грабители. Это убийцы.
   Конечно, я пьяная, да и не практиковалась давно, но методику чуа-кин усвоила так надёжно, что она превратилась во вторую натуру. Даже в таком состоянии справиться со мной труднее, чем с десятью обычными жертвами.
   Йа-йин бросаются на меня почти одновременно, однако всё же не совсем. Это даёт мне возможность уклониться от ударов. Откатываюсь в сторону от первого нападающего, одновременно избежав удара второго, того, что сзади, и подбираюсь к третьему. Хватаю его за руку и бью, но тот освобождается из захвата, выворачиваясь так, что, не будь он йа-йин, кости бы непременно треснули.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 [31] 32 33 34 35 36 37 38

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация