А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Ускользающая тень" (страница 30)

   – Что у Ледо на уме? – спрашиваю я. Каста любит прямоту. – Зачем выдает Лисс замуж за производителя тканей и предметов роскоши?
   – Нам он не докладывает, – отвечает Каста. – Но по-моему, просто хочет подстраховаться. На случай, если наши войска победят. Война закончится, а у Каракасса налажены связи с производителями товаров, которые пользуются спросом в мирное время.
   – Значит, фабрики просто переоборудуют, и будут изготавливать всякие красители и средства для ткани… – рассуждаю я.
   – Ледо считает, сделка выгодна для обеих сторон. Клан Каракасса и клан Джерима будут вести бизнес вместе. – Каста прищёлкивает языком, откидывается на спинку стула и складывает руки на груди. – На самом деле прибыли от всего этого никакой. Конкуренты нас опережают потому, что Ледо слишком разбрасывается, разделяет ресурсы.
   Каста достаёт сигарилло и закуривает. Залезаю к ней в пачку и тоже беру себе одну штуку. Каста и бровью не ведёт. Должно быть, не помнит, курила я раньше или нет.
   – Наш клан всегда зарабатывал на войне, – произносит Каста, выдыхая в воздух облачко дыма.
   – Что-то я запуталась, – говорю я. – Так хочет Ледо войны или нет?
   – Хочет! Клану Каракасса нужна эта война, – усмехается Каста. – А этот брак по расчёту – просто запасной вариант на случай, если не повезёт.
   Внимательно наблюдаю за Кастой. У неё два основных настроения. То твердая, как сталь, и сразу глядит в суть проблемы, то начинает вести себя так же бестолково, как Лисс. Сейчас имею дело с первым вариантом. Надо пользоваться случаем.
   Отпиваю глоток вина.
   – А что ты думаешь про жениха Лисс?
   Каста смотрит на меня суровым взглядом.
   – Убила бы, – отвечает она.
   Тут возвращается Лисс, и Каста как ни в чём не бывало превращается обратно в милую дурочку.

   Наконец собираемся ехать домой. К этому моменту уже едва стою на ногах. Лисс и Касте приходится звать кого-то из слуг, чтобы помогли мне дойти до двери апартаментов. Закрываю за собой дверь и, пошатываясь, выхожу на середину комнаты. Кругом темно. Единственный источник света – большое круглое окно в гостиной, через которое видны огни Вейи.
   Долгое время стою и слушаю тишину, осознавая, что никогда больше в этой комнате не раздастся смех Ринна, никогда мы не соберёмся за одним столом все вместе. Не знаю, вернётся ли Джей домой, но сейчас меня покинули все надежды. До чего же здесь пусто. Нет ничего хуже опустевшего гнезда.
   Опускаюсь на колени и сворачиваюсь клубком на полу. Одинокая, испуганная, растерянная. Всхлипывания превращаются в рыдания, рыдания – в мучительные вскрики, от которых саднит горло. Всё плачу и плачу, не могу остановиться. В какой-то момент нескончаемый поток прекращается. Я засыпаю, но осознаю, что, когда проснусь на следующее утро, все мои беды никуда не денутся.

   Глава 7

   Надо чем-то заняться. Невыносимо сидеть в комнатах, когда-то бывших твоим домом. Поэтому отправляю весточку старому другу, а в ожидании ответа собираюсь исполнить обещание, данное, скорее всего, уже покойному человеку.
   Похмелье от вина из шипов – штука неприятная, но страдания я заслужила. За то, что не смогла ничего добиться и так глупо себя вела. Во рту пересохло, суставы болят. Несмотря на всё это, отправляюсь в злачные кварталы Вейи, чтобы доставить письмо, которое отдал мне Джут перед нашим побегом из форта Фаракца.
   Путь мой лежит в район Отбросов, расположенный в двух шагах от Злачного района, рядом с родниками Мараска. Это захолустное местечко, которое только-только начали приводить в порядок. Кругом узкие улочки и осыпающиеся здания, все стены разрисованы. Отбросы находятся вдалеке от возвышающихся над городом Домов Света, поэтому здесь темнее, чем в более престижных районах. Вдоль дорог установлены фонарные столбы, одни фонари горят, другие – нет. На всех углах и в каждой нише виднеются угрожающего вида группы молодых людей, провожающих недобрыми взглядами прохожих.
   Но я на них даже внимания не обращаю. Чаще всего знак сотрудника Кадрового состава на моём плече отпугивает самых отчаянных, но иногда кое-кого тянет на подвиги. Правда, таких дураков мало – за подобную «смелость» можно и жизнью поплатиться. У настоящих бойцов жёсткая дисциплина, вдобавок они не страдают комплексом неполноценности, а значит, никогда не торчат в подворотнях, высматривая очередную лёгкую добычу, чтобы доказать свою мужественность. У них в этом нет необходимости.
   Тут и там грохочут стройки. Моя голова и без того болела, а теперь просто раскалывается. Меня окружают леса из корневого дерева и стрелы строительных кранов. Эскаранцы и краггены работают бок о бок, вторые тащат тяжёлые каменные плиты или поднимают огромные блоки. Несмотря на шум, ясно слышится их речь, похожая на удары грома, – гортанная, отрывистая, с раскатистыми согласными. Рядом с высоченными, массивными краггенами эскаранцы кажутся просто лилипутами. Кроме того, за краггенами тянутся плоские шипастые хвосты.
   Мне они всегда нравились. Есть что-то привлекательное в их взглядах на жизнь, обстоятельных, действующих на слушателя умиротворяюще мифах и простых, незамысловатых стремлениях. Краггены никогда никуда не спешат, им чужды амбиции, и они не усложняют себе жизнь, как другие наши народы.
   Наблюдая за ними, гадаю, о чём думают эти огромные человекоподобные существа с лицами, похожими на звериные морды, торчащими клыками и маленькими чёрными глазками. Краггены могли бы стать грозными воинами, если бы захотели. Их красная кожа больше напоминает панцирь, вдоль позвоночника – гребень из острых игл, да и размеры им бы очень помогли. Однако краггены ни в какие конфликты не ввязываются, живут себе спокойно глубоко под землёй. Для нас там чересчур жарко, да и давление слишком сильное, поэтому добраться до краггенов никто не может.
   У нас с ними взаимовыгодное сотрудничество. Мужчины приходят в Вейю на заработки. Им надо накопить денег, чтобы построить комфортабельные уединённые убежища, иначе ни одна девушка не будет иметь с ними дела. Женщинам краггенов, чтобы родить, необходимо подняться ближе к поверхности. Дети слабее взрослых, в суровые условия глубокого подземелья они спускаются, только когда немного подрастут. Эти убежища строят для краггенов эскаранские мастера. Их постройки гораздо более элегантны, чем у краггенов – с их здоровенными ручищами такое не соорудишь. Чем роскошнее убежище, тем больше у краггена шансов найти себе хорошую женщину.
   Мы с ними никогда не воевали. Просто мирно договаривались. Вот бы со всеми народами так!
   Сверяюсь с адресом на конверте Джута, спускаюсь по грязной лестнице ниже уровня мостовой и оказываюсь напротив железной двери с окошком, скрытым затворкой. Стучу. Раздаются шаги, и затворка отодвигается.
   – Вам чего? – требовательно интересуется девушка по другую сторону двери. Лет восемнадцати, самое большее – двадцати. Вульгарный макияж, выкрашенные в разные цвета волосы. Скулы высокие, кожа бледная, с голубизной – типичная представительница народа юрла.
   – У меня письмо, – отвечаю я. – От Джута.
   Вижу на её лице удивление, которое тут же сменяется подозрительностью.
   – Покажите.
   Демонстрирую конверт.
   – Давайте сюда.
   Просовываю письмо через окошко, девица задвигает затворку. Некоторое время стою растерянная, потом решаю, что это не моё дело, и шагаю обратно к лестнице. Обещание выполнено. Какая разница, что там, в письме?
   Успеваю пройти половину улицы, когда девица догоняет меня. Следом за ней бежит неряшливо одетый молодой мужчина.
   – Эй! Погодите! – кричит он.
   Останавливаюсь и выжидательно гляжу на них. Оба замирают рядом со мной. Мужчина держит в руке уже распечатанное письмо.
   – Вы знаете Джута? – спрашивает он, отдуваясь. А ведь пробежал всего ничего. На вид парень крепкий, но, похоже, неспортивный, вдобавок курит, не зная меры.
   – Немного, – отвечаю я. – Он попросил меня доставить это письмо по адресу.
   – Вы что, в гуртской тюрьме сидели?
   – В форте Фаракца. Джут до сих пор там. – Непонятно почему так и тянет сказать что-нибудь жестокое, поэтому прибавляю: – Если ещё жив, конечно.
   Но этих двоих новость нисколько не огорчает. Девушка в первый раз замечает знак Кадрового состава на моём обнажённом плече и подталкивает мужчину локтем. Старается, чтобы было незаметно, но с таким же успехом могла бы просто заорать «гляди!».
   – Вы из Кадрового состава? – уточняет мужчина нервно.
   – Да, – подтверждаю я. – А вы двое работаете в подпольном издательстве, распространяете в Вейе незаконную и запрещённую по политическим мотивам литературу. Также у вас имеются офисы в Векте, Бри Атке и Лере, которые занимаются распространением книг в этих городах, – невозмутимо гляжу на мужчину. Он даже рот открыл, бедняга. – Кто она такая, не знаю, а ты, надо думать, Черита Фал Барлан, главный редактор?
   Мужчина застыл как столб, вид у него виноватый. Девица, кажется, вот-вот собирается дать дёру.
   – Просто увидела знакомый адрес, – показываю на конверт.
   – Вы наш адрес знаете? – испуганно вытаращил глаза Барлан. – Давно?
   – Года два-три. Но пока повода к вам наведаться не было.
   После таких новостей парень чуть в обморок не грохнулся. Не знает, что теперь делать. Решаю его успокоить:
   – Слушай, знать такие вещи – моя работа. Вы, конечно, думаете, что про вас ни одна живая душа не знает, но тут вы ошибаетесь. Дай угадаю, про что ты сейчас думаешь, – почему же тогда клан Каракасса не устроил у вас обыск и не арестовал всех до единого, так?
   – Э-э… ну, вроде того, – мямлит Барлан. – Мы печатаем книги про Плутархов, которые им… могут не понравиться…
   – Хочешь, правду скажу? – спрашиваю я, зажимая пальцами переносицу, чтобы хоть немного облегчить головную боль. – Им плевать. У Плутархов других забот по горло, некогда им такой ерундой заниматься. Да и мне тоже.
   – Как это – плевать? – восклицает потрясённая девица.
   – Им от ваших разоблачений ни жарко ни холодно, – поясняю я. Сейчас я не в том настроении, чтобы проявлять тактичность.
   – Вот дерьмо, – расстраивается Барлан. – Лучше бы арестовали!
   – Могу тебе ноги переломать. Хочешь? Может, это тебя утешит.
   До Барлана не сразу доходит, что я шучу. Неуверенно улыбается, потом переводит взгляд на зажатое в руке письмо.
   – Давайте внутрь зайдём.
   – Барлан! – возмущается девушка.
   – Пела, она и так всё знает, – отмахивается тот. – Да и Джут ей доверял.
   Барлан оглядывается на меня.
   – Согласны? Надо кое-что обсудить.
   Спешить мне сейчас некуда, к тому же за долгие годы привыкла собирать информацию. Даю знак Барлану, чтобы показывал дорогу.
   Тот протягивает мне письмо от Джута и говорит, что я имею полное право его прочесть, ведь я столько всего преодолела, чтобы его сюда доставить. Направляемся обратно к лестнице, проходим через железную дверь, оказываемся в коротком коридоре с плесенью на стенах и выходим в полутёмную комнату, доверху забитую связками подпольных газет и коробками с книгами. Около одной стены – собранный вручную печатный станок. За импровизированными самодельными столами сидят двое мужчин – один просматривает почту, другой что-то быстро строчит. Одеты так же неряшливо, как Пела и Барлан. Изображают из себя гонимых властью, но явно перестарались. На меня смотрят сначала с любопытством, затем с тревогой.
   Пока Барлан что-то им объясняет, читаю письмо. Написано коротко и по делу.
...
   «Если получите это письмо из других рук, значит, я, скорее всего, уже мёртв. Человек, доставивший его вам, вырвался на свободу из форта Фаракца, гуртской тюрьмы, где я на данный момент нахожусь. Жестокий случай лишил меня возможности издать шедевр, но зато дал шанс поспособствовать созданию другого. Расспросите как следует человека, доставившего письмо. Пусть люди узнают, какая судьба ждёт их сыновей, если несчастные попадут в плен, сражаясь на „славной“ войне. Считайте это письмо изъявлением моей последней воли.
Джут».
   – Да, жалко Джута, – произносит Барлан. Складываю письмо и возвращаю ему. – Ничего не скажешь, душой за дело болел. Вот только плохие книги от хороших не отличал. Вечно какой-то ерундой восхищался, везде ему шедевры мерещились…
   – Джут всё время носил это письмо с собой, надеялся через кого-нибудь его передать, – объясняю я. – На моём месте кто угодно мог быть. Просто так получилось, что я как раз бежать собралась…
   – Может, всё-таки расскажете свою историю? Анонимность, конечно, гарантируем. Платить нам, к сожалению, нечем, но…
   Барлан умолкает. Должно быть, по лицу прочитал ответ. Ни за что.
   – Извини, – говорю я. Не собираюсь играть в революционеров вместе с ними. Я, конечно, уважаю несгибаемые убеждения и всё такое. Но проблема в том, что, если эти ребята когда-нибудь добьются достаточного влияния и смогут как-то поколебать положение Плутархов или Совета Торговцев, их просто с землёй сровняют. Их подпольная организация существует сейчас только потому, что власти на них даже внимания не обращают.
   – Говорят, скоро будет большая военная операция, – произносит Барлан, всячески делая вид, что спрашивает просто для поддержания разговора. – Не слыхали?
   – Судя по всему, эти планы особо не скрывают.
   – Ну правильно, – вмешивается Пела. – Хотят вселить в наши войска боевой дух и напугать гурта. Уже много раз говорили, что операция вот-вот начнётся, только это всё были слухи. А теперь? Тоже слухи или нет?
   – Я знаю не больше вашего. Я же просто исполнитель.
   – Вы из Кадрового состава, – не сдаётся Пела. – С Каракасса на короткой ноге. Они вам доверяют.
   – Аристократы никому не доверяют, даже друг другу, – возражаю я.
   – Круто сказано! – восхищается Барлан. – Можно процитировать?
   – Нет.
   – Анонимность гарантируем.
   Вздыхаю.
   – Ладно… Но если узнаю, что вы моё имя указали, сама, лично прикончу.
   – Класс! Спасибо!
   Довольный Барлан записывает «цитату» на обрывке бумаги.
   Обвожу взглядом кабинет. Двое мужчин до сих пор глядят на меня с неприкрытым подозрением, даже с неприязнью. Трудно сказать, насколько у них тут всё серьёзно – то ли эти ребята просто играют в революционеров, то ли за ними стоит кто-то посерьёзнее.
   – А о поражении в Короке что думаете? – небрежно спрашиваю я. Брожу по комнате, беру со столов предметы, кладу на место.
   – Корок? Да власти врут бесстыдно, людей за дураков держат, – с горечью произносит Барлан.
   – Я там была.
   Барлан вскидывает голову, но Пела реагирует первой:
   – Да ладно!
   – Там меня взяли в плен. А моего мужа убили.
   Теперь произнести эту фразу ничего не стоит. Даже не знаю, радоваться этому или огорчаться.
   – Ничего себе! Вы серьёзно?
   – А что, похоже, будто шучу? – оборачиваюсь к Барлану. – Что ты там говорил про враньё?
   Барлан с неожиданной прытью вскакивает и начинает копаться в захламляющих всю комнату стопках бумаг.
   – Смотрите! Если сомневаетесь, что гурта заранее знали про наши планы, вот вам доказательство.
   Барлан швыряет лист бумаги на один из свободных столов и разглаживает его. Сразу понимаю, что это. Топографическая карта пещеры, где находится Корок. Самый крупный объект – большое озеро. Разноцветные стрелки и флажки обозначают, как проходил бой и кто где находился.
   – Где раздобыл? – спрашиваю у Барлана.
   – Сами начертили. Расспросили выживших, с солдатами поговорили. – Барлан замечает мой недоверчивый взгляд. – Думаете, Плутархи нам свои бумаги отдают? Нет, выкручиваемся как можем, собираем с миру по нитке.
   – Ну, и где тут доказательство? – интересуюсь я.
   – Вот. Это лучники гурта, видите? Видели, как они идут к этому склону, причём двинулись они туда ещё до того, как группа солдат, которую они должны были перехватить, получила приказ выступать в этом направлении. Понимаете? Наши люди ещё не знали, куда их направят, а гурта уже были в курсе. – Барлан тычет пальцем в другую точку. – И здесь случилось то же самое. Не могли они так быстро среагировать, если не знали заранее, чего ждать. Вы хоть раз видели, чтобы гурта действовали так организованно?
   Внимательно вглядываюсь в карту. Да, тут он прав.
   – На Корок мы собирались напасть неожиданно, а гурта по всему порту взрывчатку заложили, – продолжает Барлан. – Вот под этим выступом устроили взрыв, произошёл оползень. Десятки людей погибли. Заметили, где они разместили осколочные пушки – как раз там, где сконцентрированы наши силы! А осколочную пушку быстро не установишь, тут надо заранее за дело браться. И ещё! Обратите внимание на размеры озера. Думаете, как их корабли успели от одного берега до другого доплыть? А очень просто – они нас поджидали ещё до прихода эскаранских войск.
   Гляжу на карту, а внутри снова пробуждаются притупившиеся после вчерашнего дня чувства – гнев, бессилие, ненависть. Да, информация у Барлана не вполне достоверная, но сразу понимаю – это правда. Уж мне ли не знать, как делаются такие вещи.
   – А самое главное даже не это, – объясняет Барлан. – Вы поклялись служить аристократам, и вам это будет неприятно слышать, но кто-то раскрыл гурта наши планы. Какой-то большой человек, который знал всю тактику. Значит, кто-то не ниже военачальника, а вероятнее всего, аристократ. – Барлан со злостью тряхнул головой. – Нас предали. Это факт. И знаете, что хуже всего? Был человек, который знал, кто это сделал, мы могли бы поработать в этом направлении. Но они до него добрались первыми.
   – Этот человек знал, кто предатель?
   – Так говорили. Он был мелкий торговец. Распустил слух, будто знает, кто из аристократов ведёт тайные переговоры с гурта. Но он был жадный. Отказывался говорить, пока не получит денег. Хотел продать информацию тому, кто больше заплатит. Понимал, конечно, что затеял опасную игру, поэтому заручился поддержкой какого-то криминального авторитета из Мал Эйсты. Тот предоставил ему охрану, укрытие. Авторитет должен был заключить сделку от его имени в обмен на приличную комиссию! – Барлан едва не рычит. – Придурок. Вот предатель и устранил его, прежде чем торговец успел продать свой секрет. Если бы он сразу предал информацию гласности, резни в Короке не было бы.
   Внутри всё холодеет. Дальнейших его слов не слышу. Похмелье как рукой сняло.
   – Как его звали? Торговца? – спрашиваю я, хотя ответ уже знаю.
   – Горак Джеспин, – произносит Барлан.
   Горак Джеспин. Человек, которого я убила, быстро и без шума, во сне – в точности как мне было приказано.
   Предатель устранил его.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 [30] 31 32 33 34 35 36 37 38

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация