А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Ускользающая тень" (страница 26)

   – А хозяин разрешит ему уйти?
   – Уговорить Ледо я смогу, у меня в этом деле есть опыт, – говорю я с уверенностью, которой на самом деле не ощущаю. – Его сёстры – мои подруги. Они помогут. А ещё у меня есть письмо декана инженерного факультета университета в Бри Атке. Ледо не станет возражать.
   По крайней мере, очень на это надеюсь. Хотя под настроение Ледо бывает таким же капризным, как сёстры. С аристократами ничего нельзя предсказать наверняка.
   Долгое время Фейн задумчиво вглядывается в моё лицо.
   – Зачем ты это делаешь? – наконец спрашивает он.
   – Как это – зачем? Ради сына, конечно!
   Фейн продолжает смотреть на меня, потом отводит взгляд.
   – За тобой я тоже вернулась, Фейн, – напоминаю я. – Могла бы просто сбежать из форта одна.
   Запоздало осознаю, как резко это звучит. Просто сейчас я очень злюсь на Фейна. Да как он смеет предполагать, будто я хочу найти Джея не ради него самого, а из каких-то собственных соображений? Но я не хочу, чтобы мы с Фейном расставались на такой ноте, поэтому уже гораздо мягче прибавляю:
   – Такой уж я человек. Пойми, я смотрю на вещи по-другому, не так, как ты. Я не могу просто взять и начать новую жизнь.
   Фейн нехотя кивает, затем убирает с лица маслянистые чёрные волосы. Среди скалистых вершин начинает завывать ветер, вокруг разносится шелест сдуваемого с поверхности песка.
   – Скоро рассвет, – произносит Фейн. – Мне пора.
   Что-то внутри сжимается. Сердце охватывает невыносимая боль.
   – Желаю удачи, – чуть запнувшись, произносит Фейн.
   Я ему так и не объяснила, что означает слово «удача».
   Смеюсь и обнимаю его.
   – Молодец, делаешь успехи, – тихо произношу я.
   Фейн обнимает меня в ответ, и на некоторое время мы замираем. Чувствую, как бьётся пульс на шее у Фейна. Больше я его никогда не увижу.
   – Мне пора, – повторяет Фейн.
   Небо быстро светлеет. Фейн оглядывается, потом снова поворачивается ко мне. Мы столько хотели бы сказать друг другу, но на всё не хватит времени, поэтому просто молчим.
   – В конце сезона мы опять пойдём этим путём, – произносит Фейн. – Как потом – не знаю.
   Потом разворачивается и бежит к домам, а я шагаю внутрь пещеры. В глазах стоят слёзы.
   Вниз, вниз, подальше от безжалостного рассветного солнца. Меня встречает знакомый с детства тёмный мир.

   Глава 37

   – Ты беременна?
   Сурово гляжу на Ринна. Пусть только попробует сказать ещё что-нибудь таким же потрясённым, испуганным голосом. А если даст понять, что это моя вина…
   Обычно мой муж намёков не понимает, подобные тонкости не в его стиле. Но в этот раз сообразил правильно.
   – Это плохо, – бормочет он.
   Да, и впрямь хорошего мало, но я всё равно почему-то обиделась. Мне было девятнадцать, я была напугана, взбешена и искала человека, на котором можно всё это выместить.
   – Вижу, ты рад, что у нас будет ребёнок. Прекрасно! – язвительным тоном восклицаю я.
   – Не валяй дурака, сама знаешь, что я имел в виду! – рявкает Ринн в ответ.
   Тут же умолкаю. За это я его и люблю. Умеет поставить меня на место.
   Ринн неподвижно застыл напротив круглого окна с видом на панораму Вейи. Наши апартаменты освещает мягкое сияние фонарей, на половицы из полированного корневого дерева ложатся длинные тени.
   – Как ты вообще могла забеременеть?
   – Понимаешь, когда мужчина и женщина очень любят друг друга, они…
   – Чёрт возьми, Орна, сейчас не время для твоих шуточек! – взрывается Ринн.
   Обиженно умолкаю. Впрочем, он прав, иронизировать и в самом деле не следовало. Это я справляюсь со страхом при помощи юмора, а Ринн так не умеет. Он сразу начинает злиться. А сейчас Ринн напуган всерьёз.
   – Помнишь, я болела? – тихо произношу я. – Иногда зелья не действуют, когда болеешь.
   Конечно, Ринн помнил. Я тогда целых двадцать оборотов проболела. А такому мужчине, как Ринн, без секса долго обходиться трудно. Только мне полегчало, сразу накинулся на меня, будто год не видел. А надо было подождать, пока не восстановлюсь полностью.
   Ринн мрачно смотрит на меня из-под густых нахмуренных бровей. Пытается понять, виню я его или нет. Правильный ответ – нет.
   – Надо сообщить Ледо, – наконец говорит Ринн.
   – Да, – соглашаюсь я, но холодею при одной мысли.
   – Ты понимаешь, что…
   – Я буду рожать, – твёрдо произношу я.
   – Это не тебе решать, – возражает Ринн.
   Отворачиваюсь и скрещиваю на груди руки. Отступать не собираюсь.
   Ринн яростным ураганом проносится через комнату, хватает меня за локоть и тычет толстым пальцем в символ на моей левой щеке. Три диагональные черты. Знак Должницы.
   – Нет, ты не понимаешь! Не понимаешь! Это значит, что ты не принадлежишь себе. Ты собственность! Ледо может тобой распорядиться как угодно! Как по-твоему, что он скажет, когда узнает?
   Вырываюсь из его хватки.
   – Что от ребёнка надо избавиться, – тихо отвечаю я.
   – А если откажешься повиноваться?
   – Меня могут казнить, – ещё тише выговариваю я.
   – Не просто могут, а казнят – тебя вместе с ребёнком, – неумолимо продолжает Ринн. – За то, что забеременела. И меня казнят – потому что ребёнок от меня.
   – Нет, Ледо этого не сделает. Мы слишком ценные сотрудники.
   – Уверена? От аристократов, знаешь ли, чего угодно можно ждать.
   – Ледо не сможет так поступить, – настаиваю я.
   Немного успокоившись, Ринн отходит в сторону. Приближается к окну и замирает, глядя на город. После долгой паузы произносит:
   – Ты его собственность, и я тоже. Ты проявила себя, доказала, что ты одна из лучших. Думаешь, тебе позволят выбыть из строя на несколько сезонов? Даже когда вернёшься к работе, рисковать так, как раньше, уже не сможешь. О чём ты будешь думать больше, о деле или о ребёнке? А я?
   Для моего мужа это речь невероятной длины. Чаще всего Ринн рассуждал про себя, а не вслух. Должно быть, здорово испугался, если возникла потребность поделиться опасениями со мной. В одиночку справиться не может.
   – Я не сдамся, – повторяю я.
   – Орна, тебя убьют. Для таких случаев существует специальная процедура. Мы должны были попросить разрешения заранее. Наш с тобой долг – служить им, всё остальное вторично.
   – Я стала Должницей и принесла клятву, когда мне было десять лет, – парирую я. – Так что не надо говорить мне о преданности. Ледо меня не казнит, потому что я приношу пользу клану.
   – Казнит, если откажешься подчиняться.
   На самом деле Ринн прав. Кому нужны Должники, делающие то, что им заблагорассудится? Взбунтовавшаяся Должница сама подписывает себе смертный приговор. И всё же уступать я не собиралась. Все опасности меркли по сравнению с угрозой потерять этого ребёнка. Как благоразумный человек, я понимала, как следует поступить. Ещё бы, в последнее время ни о чём другом не думала. Но никакие доводы не могли повлиять на мой выбор. Всё это просто не имело значения.
   Даже отдавая себе отчёт, что меня могут казнить, я невольно предавалась фантазиям. Настоящая семья – мама, папа, ребёнок. Собственный домик. Ринн возвращается с работы – не с этой, а с какой-нибудь скучной, нудной и безопасной. Я простая домохозяйка, учусь готовить и угощаю плодами своего кулинарного творчества проголодавшегося мужа. Я мечтала о нормальной жизни, как у тех горожан, которые содержат свои магазинчики, перебирают бумажки в банке, принимают ставки в аукционных домах. Простая жизнь счастливых мужа и жены, которые не разлучаются больше чем на несколько оборотов, и никто из них не подвергается постоянной опасности.
   Но это всё только фантазии. Нельзя перестать быть Должником. Ринн не может сам выбрать себе работу, он лишь исполняет то, что ему прикажет клан Каракасса. А такого клан никогда не прикажет, ведь Ринн, как и я, один из лучших. Мне никогда не позволят стать матерью. Да, конечно, клану от этого никакой пользы. Наши дети уже не будут Должниками, они родятся свободными. Ринн – последнее, третье поколение Должников в своей семье, а я клялась посвятить клану только свою жизнь, а не жизнь своих потомков.
   Меня заставят избавиться от ребёнка. Но так я поступить не могу.
   – А ты хочешь, чтобы я… что-нибудь сделала? – спрашиваю у Ринна.
   Муж стоит ко мне спиной. Вижу, как он весь напрягается. Потом с шумом выдыхает воздух. Как раз этого вопроса Ринн и боялся.
   – Если принять меры сейчас, Ледо можно вовсе ничего не говорить, – медленно выговаривает он. – А потом сразу попросим у него разрешения. Позволит – попробуем ещё раз.
   – Допустим, – резко отвечаю я. – Но ты сам хочешь этого?
   Ринн снова вздыхает. Он всегда очень осторожно принимал решения, потому что потом никогда их не менял.
   – Нет, – отвечает Ринн. – Я тоже хочу оставить ребёнка.
   В глазах у меня стоят слёзы. С ожесточением моргаю.
   – Может, убежим?
   – Придётся, если других вариантов не будет.
   – Ты серьёзно?
   – А что, похоже, будто шучу?
   Он и правда серьёзно. Нас ждёт жизнь в нищете, возможно, на грани голодной смерти, где-нибудь в самой глуши. Из элиты мы превратимся в отверженных. Никто не станет вести с нами дел, не примет на работу. А наши друзья из Кадрового состава получат задание выследить нас во что бы то ни стало.
   Ну что ж, лучше, чем ничего.
   – Сначала надо поговорить с Ледо, – бормочет себе под нос Ринн. – Посмотрим, что он скажет. Будем со всем соглашаться, что бы он ни приказал. В крайнем случае сбежим.
   Не могу выговорить ни слова. От огромной, безграничной любви к Ринну перехватывает дыхание.
   – Есть ещё один путь, – тихо прибавляю я. – Поговорить с Лисс и Кастой.
   Ринн, нахмурившись, оборачивается ко мне:
   – С сёстрами Ледо? Ты их едва знаешь.
   – Они ко мне хорошо относятся. Особенно Лисс.
   – Ну не настолько же, чтобы просить их о такой услуге.
   – Если кто-то и может уговорить Ледо, то только Лисс и Каста.
   Ринн молчит, обдумывая мою идею.
   – Они аристократки. Им доверять нельзя.
   – А я и не собираюсь. Наоборот, сделаю так, чтобы они мне доверяли.

   Я договорилась встретиться с Лисс и Кастой на скульптурном кладбище на Серых холмах. Место тёмное и зловещее, как раз в таких назначают встречи шпионы в дешёвых романах. Именно поэтому настоящие шпионы предпочитают другие места.
   С близнецами я познакомилась незадолго до этого. Они зашли к нам в апартаменты и пригласили меня сходить куда-нибудь выпить. Вроде приветливо, но властно – сразу понимаешь, что лучше не отказываться. Целее будешь. Я согласилась. Подумала – может, у них для меня задание. В конце концов, эти женщины – младшие сёстры Ледо, а значит, я должна подчиняться и им тоже. Если, конечно, их намерения не идут вразрез с волей самого Ледо.
   Оказалось, ничего мне поручать они не собирались. Хотя, чтобы разобраться в их намерениях, у меня ушёл целый час. Наконец выяснилось, что причина самая простая – Лисс безумно хотелось познакомиться с «настоящей шпионкой». Ледо упомянул моё имя, рассказывая о необычайно дерзком ограблении, которое я совершила для клана Каракасса. На самом деле мне тогда просто повезло. Но Лисс сразу загорелась и превратилась в мою поклонницу. Сказала, что теперь сама мечтает стать шпионкой, попросила в деталях поведать обо всех моих опасных приключениях и редких умениях. И вообще, как они живут, шпионки? Лисс закидывала меня нескончаемыми вопросами, а Каста просто сидела рядом и молча слушала.
   Меня напрягало, что Лисс спрашивает о таких секретных вещах, поэтому, когда могла, уклонялась от ответа, стараясь, чтобы она меня не раскусила. При этом приложила все усилия, чтобы объяснить, как важно в моей работе уметь хранить тайны. Лисс испуганно прижала ладонь ко рту и что-то неразборчиво пробормотала. Уж не знаю, уяснила она или нет.
   В целом меня этот разговор здорово озадачил. Скоро сёстры зашли снова и на этот раз потащили с собой в клуб. Про шпионские страсти разговор больше не заводили. Кажется, Лисс пришла к выводу, что это скучная работа. Намного увлекательнее стать первооткрывательницей и отправиться на поверхность. Теперь Лисс так и сыпала фактами о тамошней жизни, даже не интересуясь, хотят люди её слушать или нет. Когда Джей начал встречаться с Рейтой, я узнала, что все «достоверные сведения» Лисс по большей части выдумка.
   Уж не знаю как и почему, но я сёстрам понравилась. Вскоре они начали общаться со мной, как с подружкой. Или как с любимым домашним питомцем. Не могла понять, действительно они ко мне привязаны или я для них что-то вроде новой забавы. Как себя вести, я не понимала и просто старалась им подыгрывать.
   А потом Лисс и Каста про меня забыли, и на этом наши встречи прекратились. Сама я зайти к ним не могла, это было бы неприлично. Впрочем, я бы, наверное, всё равно не стала. Конечно, были в сёстрах и симпатичные черты, но по-настоящему привязаться к ним трудно, уж слишком они капризны. Мы из разных миров, и их мир главнее моего.
   В последний раз я разговаривала с Лисс и Кастой несколько сезонов назад. Интересно, как они отреагируют на моё загадочное послание, и отреагируют ли вообще. «Встретимся на Серых холмах, буду ждать в двадцать седьмой час, – говорилось в записке. – Под «Кровавым Кольцом». Просто, прямо и по делу. Если я хоть немного понимаю Лисс, она от перспективы таинственной встречи придёт в полный восторг – завизжит и захлопает в ладоши.
   Теперь стою и жду посреди скульптурного кладбища. Это захоронения древних йа-йин, в основном – убитых близнецов. Вопрос выживания сильнейших у йа-йин в те времена решался своеобразно. Их женщины чаще всего рожали близнецов, одного из которых отдавали на воспитание в другую семью. Когда же оба мальчика вырастали, один из них должен был убить другого. Таким образом, в живых оставался тот, кто сильнее и умнее. В честь погибшего же победитель устанавливал скульптуру.
   «Кровавое Кольцо» полностью соответствовало своему названию. Это было огромное, неровное кольцо из металла и минералов, покрытое порами, через которые в специальную чашу, расположенную внизу, капала тёмно-жёлтая кровь йа-йин, а потом она поднималась обратно вверх по специальному желобу. Был у них там какой-то насос. Это символическая композиция. Йа-йин вообще считали, что всё на свете что-то означает и символизирует. Они обращали внимание, как мимо пролетает летучая мышь, какой формы пещера, в которой они намерены поселиться, под каким углом сходятся улицы Вейи. Уж не знаю, действительно все эти мелочи играют какую-то роль или нет. Вообще-то ни разу не вдумывалась.
   Когда я смотрела на «Кровавое Кольцо», видела просто уродливую конструкцию, в которой, однако, есть что-то притягивающее взгляд. Но для йа-йин это целое послание. Всё имеет значение – какой формы кольцо, как расположены поры, с какой частотой падают капли, как располагается эта штуковина относительно захоронений, как на неё падает свет лампы, что за люди выступили донорами крови. Наш образ жизни йа-йин поражал – как можно что-то делать, не задумываясь, есть в этом какой-нибудь смысл или нет?
   Я ждала в прохладной тишине, вокруг было темно, только виднелись силуэты скульптур, которые явно что-то означали, но что именно – непонятно. Серые холмы называются так, потому что представляют собой склон, спускающийся от стены пещеры. А серые – потому что у йа-йин кожа как раз такого цвета. Йа-йин в основном проживают на склонах. У них для этого есть какая-то причина, но какая именно, никто точно не знает.
   Издалека вижу, как озарённый огнями город пересекает река Вей. Сталактиты нависают над районом Шиверс, подсвеченные сиянием окон в домах. Вдруг ветерок растрепал мне волосы. Я думала о новой жизни, растущей внутри меня, и поклялась, что сделаю всё, чтобы мой ребёнок родился на свет и когда-нибудь своими глазами увидел всю эту красоту.
   Близнецы опоздали, но пришли. Лисс завернулась в чёрный плащ с капюшоном, Каста надела облегающий костюм бронзового цвета с защитными щитками. В руке короткий меч, на поясе – хлыст. У Лисс под плащом было одно полупрозрачное платье, выгодно подчёркивающее недавно обретённые пышные формы. С тех пор как мы в последний раз виделись, Лисс увеличила себе грудь, бёдра и губы – до поразительных размеров. Кожа – бледная с голубизной, чёрные волосы под капюшоном заплетены в косы и уложены в кольца по бокам головы. У Касты волосы короткие и светлые, глаза белые, кожа – коричневая.
   Лисс подбегает ко мне, крепко хватает за руки и порывисто, нервно целует прямо в губы.
   – Дорогая, что случилось? Рассказывай скорее!
   – Да погоди ты. Может, она нас сюда заманила, чтобы прикончить, – произносит Каста. Из них двоих она пессимистка. Но, несмотря на свои подозрения, Каста подходит и целует меня. – А что, никто не узнает.
   – Мы с ней ужасно обошлись! – ахает Лисс, будто этот факт доказывает, что Каста совершенно права. – Ужасно! Неудивительно, что она затаила на нас обиду и хочет отомстить! – Лисс распахивает плащ, обнажая открытую грудь, и драматически закидывает голову. – Давай, бей! Прямо в сердце! Мы заслужили!
   Каста взялась за рукоятку меча, словно и в самом деле верит, что я хочу их зарезать.
   – Да не за этим я вас звала! Не собираюсь я вас убивать! – восклицаю я, прежде чем сёстры дадут дёру.
   – Правда? – В голосе Лисс звучит разочарование. Она медленно опускает голову.
   – Кстати, как тебе моя новая грудь? – интересуется Лисс затем как ни в чём не бывало.
   – На вид тяжёлая. Спина не болит? – спрашиваю я.
   – Она нарочно мышцы укрепила, чтобы держать дополнительный вес, – скучающим тоном поясняет Каста, разглядывая аллеи скульптурного сада. – Терпеть не могу эти штуки. Йа-йин – полные кретины.
   – Разве ты не злишься? – спрашивает Лисс, запахивая плащ и скрывая свою невероятную грудь. Наконец-то.
   – Из-за чего?
   – Мы про тебя совсем забыли, – отвечает Каста. – С нами бывает.
   – Но теперь-то вы меня вспомнили? – взволнованно уточняю я.
   – Орна, как можно забыть дорогую подругу! – порывисто восклицает Лисс.
   У меня сейчас от них голова разболится.
   – Ты что-то хотела, – утвердительным тоном произносит Каста. Кажется, она смотрела на меня, но по белым глазам определить трудно.
   Пора.
   – У меня проблема, – начинаю я и смаргиваю почти непритворные слёзы.
   Лисс сразу проникается ко мне сочувствием. Обнимает за шею – нелёгкая задача, учитывая, какой нас с ней разделяет буфер. Точнее, буфера. А потом Лисс сама разражается слезами.
   – Дорогая, что мы можем сделать? – произносит она сквозь рыдания. – Как тебе помочь?
   – Ты беременна, – замечает Каста.
   Поразительная наблюдательность. Моего живота только слепой бы не заметил. Стыдливо прячу лицо на плече у Лисс и шепчу:
   – Да.
   Лисс отстраняет меня, окидывает взглядом и восклицает:
   – Это же чудесно!
   Поворачивается к сестре за подтверждением:
   – Правда?
   – Она не спросила разрешения, – невозмутимо произносит Каста. Смотрит на меня оценивающе.
   – Я забеременела случайно, – объясняю я.
   – Ты должна оставить ребёнка! – провозглашает Лисс и повторяет, обращаясь к Касте: – Она должна его оставить!
   – Орна этого и хочет. Для того она к нам и обратилась.
   – А-а. – Кажется, до Лисс постепенно доходит. Она окидывает взглядом сад, будто высматривая шпиона. Но вокруг никого, только на высоте кружат летучие мыши.
   – Прошу вас, помогите. Мне больше не к кому обратиться, – умоляю я. Лисс – девушка впечатлительная, убедить её выручить кого-то из беды – раз плюнуть. А вот Каста не так проста. Кажется, её мои слёзы не тронули.
   Лисс уже на моей стороне. Глядит на сестру умоляющими глазами. Но лицо Касты непроницаемо.
   – Для тебя очень важно родить этого ребёнка? – произносит она.
   – Важнее всего на свете.
   – А если брат запретит?
   Открываю было рот, чтобы ответить, но тут же передумываю. Чутьё подсказывает – бдительность терять нельзя. Такое чувство, будто меня испытывают. Я, конечно, знала, какой ответ правильный, но даже выговорить такое не могла. К тому же необходимо, чтобы Каста поверила в мою искренность. Нет, здесь нужна правда.
   – Аборт делать не буду, – отвечаю я. – Ни в коем случае.
   Не успеваю договорить и уже жалею о своей откровенности. Если сёстры передадут мои слова Ледо, он меня бросит в тюрьму. И тогда с побегом ничего не получится.
   Лисс с тихим шипением втягивает в себя воздух. Жду, глядя прямо в белые глаза Касты. Трудно сказать, как она отреагирует на такое своеволие со стороны Должницы.
   – Мы поговорим с Ледо, – медленно произносит Каста. Отворачивается и, ничего не прибавив, шагает прочь.
   Лисс несколько секунд растерянно переводит взгляд с меня на сестру, явно разрываясь между нами. Наконец с извиняющимся видом порывисто целует меня в щёку и спешит вслед за Кастой.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 [26] 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация