А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Ускользающая тень" (страница 25)

   Глава 11

   Первое время почти не встаю с кровати, но постепенно силы восстанавливаются, и я начинаю изучать окружающую обстановку. В течение дня Дети Солнца из домов не выходят. В это время они спят, разговаривают или играют на музыкальных инструментах. Дети Солнца мастерят изделия из дерева, ткут, делают луки и стрелы, упражняются в стрельбе. Устраивают шуточные поединки, а соплеменники болеют за участников. Света никто не боится, и вскоре я тоже перестаю испытывать страх.
   Обитателям дома очень хочется узнать как можно больше обо мне и о подземном мире. Полдня отвечаю на вопросы при содействии Фейна, выступающего в качестве переводчика. Теперь другие Дети Солнца считают его героем. Фейн не просто может свободно изъясняться на языке подземных жителей, но он спустился туда, на глубину, а потом вернулся живым. Фейн может рассказывать, что он там видел и что нового узнал, но о себе самом говорить нельзя – это хвастовство. О человеке следует судить по тому, какой он сейчас, а не по былым заслугам или промахам. Странная традиция, однако в этом есть разумное зерно. Впрочем, на поверхности мне, скорее всего, предстоит столкнуться с явлениями гораздо более необычными. Просто заполняю пробелы в рассказе Фейна, а он переводит.
   Стараюсь выучить имена членов круга, но мгновенно их забываю. На мои жалкие попытки объясниться на их языке Дети Солнца отвечают вежливыми, но озадаченными улыбками. Никак не освою это их горловое прищёлкивание, с помощью которого одно слово отделяют от другого, а без него понять меня невозможно. Способностями к языкам я не отличаюсь. Даже когда стала рабыней гурта и вокруг меня звучала только их речь, училась медленнее других, отчего и страдала.
   С наступлением ночи Дети Солнца покидают стены домов. Мужчины снимают балахоны из мягкой ткани, облачаются в солнцезащитные костюмы и отправляются в стойла, находящиеся внутри последнего дома в цепочке. Оттуда они выезжают верхом на поджарых, покрытых хитиновыми панцирями существах, которые называются ша-рак. У них длинные ноги, глаз не видно вовсе, зато звери эти умеют двигаться на огромной скорости и прекрасно ориентируются на местности. Мужчины скачут впереди каравана, выискивая подходящее место для остановки. Женщины выходят прогуляться, а дети играют рядом с огромными катками, с помощью которых движется дом. Гетра движутся медленно, не быстрее средней скорости ходьбы, но я заметила, что люди стараются не отходить от каравана слишком далеко, а несколько мужчин на ша-раках выступают в роли дозорных и следят, не грозит ли с какой-нибудь стороны опасность.
   Я здесь что-то вроде знаменитости. Стоит нам с Фейном показаться на людях, как нас мгновенно окружают женщины и дети. Все ведут себя удивительно сдержанно – не толпятся, не докучают, а просто идут рядышком, беседуя друг с другом, и время от времени задают мне вопросы через Фейна. Детям сдерживать любопытство труднее, чем взрослым. Если бы не старшие, они бы меня давно уже на сувениры разобрали.
   Мне эта их ненавязчивость очень симпатична. Спрашиваю Фейна, почему они так себя ведут – не хотят причинять мне неудобства? Фейн озадаченно хмурится и отвечает, что не знает – Дети Солнца по-другому не умеют.
   Даже не могу понять, что чувствую, когда свободно хожу под открытым небом. Это какое-то странное, неуловимое ощущение, то ли далёкое воспоминание, то ли сон. Как бы там ни было, возникает глубинное чувство правильности происходящего, будто здесь мне и место. Кажется, будто вернулась домой, к родным и близким, в то далёкое прошлое, когда у меня ещё была семья – родители и брат. До сих пор побаиваюсь неба, но осознаю, что со временем это пройдёт. К тому же теперь начинаю понимать, что имел в виду Фейн, когда говорил, что люди, пережившие тень смерти, меняются. Когда у тебя начинается вторая жизнь, перестаёшь дёргаться из-за пустяков.
   Прогулки стали для меня величайшим наслаждением. Беспредельные просторы поражают. В основном движемся по голой, пустынной местности, но даже здесь повсюду кипит вездесущая жизнь.
   Над равнинами возвышается гигантская микора, непонятно как пробившаяся сквозь твёрдый камень. Фейн объясняет, что на стволах и шляпках микор живут мелкие зверьки, на которых охотятся более крупные хищники, а те, в свою очередь, становятся добычей Детей Солнца.
   А в каньонах, ущельях и низинах жизнь прямо-таки бьёт ключом. Проходим мимо оазиса, существующего благодаря пробившимся на поверхность подземным ключам. В далёких низинах виднеются гейзеры и пузырящиеся болота, окутанные густым туманом, призрачно сияющим в темноте. Иногда попадаются целые холмы, заросшие микорами, в тени которых растут более чувствительные к свету растения.
   Фейн даёт мне подзорную трубу и показывает разных местных животных, бегающих и плавающих. Повсюду чувствуется движение. Вижу диковинных летучих мышей со светящимися щупальцами на челюстях. С их помощью они приманивают насекомых. Едва успеваю разглядеть стремительные, круглые существа, молниеносно появляющиеся из подземных нор. Замечаю группу светоедов, эти существа так называются потому, что им не требуется никакой пищи, кроме света. Тела их прозрачны и сверкают, словно стекло. Издалека видно, как они ползают по скалам. Светоеды переваливаются на когтистых лапах, от хищников их защищают панцири, сверкающие, будто драгоценные камни.
   На вершинах скал затаились хлестовики. Они распускают свои длинные липкие щупальца и становятся похожи на анемоны на фоне звёздного неба. Ждут, пока мимо пролетит какая-нибудь крылатая добыча. Вдалеке два двуногих хищника с вытянутыми узкими мордами со свирепым видом бороздят высокое плато. Морды их напоминают черепа. Эти существа на протяжении всего пути следуют за нашим караваном. Фейн объясняет, что они называются ки-кай. Прирождённые убийцы, запросто могут пробраться в неохраняемый лагерь и утащить ребёнка. Охотники убивают их в целях обороны, когда ки-кай подбираются слишком близко. Но мясо их в пищу не годится – слишком мерзкий вкус.
   Фейн рассказывает, у каких животных есть панцири, а у каких свет отражается прямо от кожи. Объясняет, какой у них образ жизни, когда они впадают в спячку, как вообще живут здешние звери. Большинство из них охотятся по ночам и спят днём. Но для некоторых, как, например, для гетра, время суток не имеет значения.
   Это удивительная, незнакомая земля, и всё же чувствую, будто была здесь раньше. Видимо, это наследственная память, пронесённая через многие поколения. Правильно ли поступили наши люди, что ушли под землю? Может быть, лучше было бы последовать примеру Детей Солнца, которые справились с временными трудностями и теперь им прекрасно живётся на поверхности? Решение древних эскаранцев спуститься вниз – это храбрый поступок или, наоборот, трусливый?
   Впрочем, не моего ума дело. Я наёмница, а не историк.
   Останавливаемся в неглубоком каньоне, заканчивающемся тупиком. Пересохший водоём окружают низкорослые выносливые растения. Теперь караван превращается в нечто вроде укреплённого лагеря. Дети Солнца достают огромные тюки с кормом для гетра. Мужчины разведывают обстановку и, убедившись, что всё благополучно, уезжают на охоту, оставив несколько человек охранять лагерь. Женщины разжигают костры из растопки, которую Дети Солнца перевозят в доме, выступающем в роли кладовой.
   Очень хотелось бы отправиться с мужчинами, но я ещё слишком слаба. Вряд ли смогу удержаться в седле незнакомого зверя. Поэтому остаюсь с женщинами, стариками и мужчинами вроде Фейна, которые приносят племени пользу другими способами – в качестве Знатоков, Магов, Искателей путей и тому подобных.
   Удивительно, сколько всего эти кочевники возят с собой. Всегда думала, что Дети Солнца питаются исключительно подножным кормом. Но Фейн объясняет, что местность попадается всякая и нельзя гарантировать, что на следующей стоянке окажется всё необходимое. Разумнее всего делать запасы, когда есть такая возможность, и в пустынной местности питаться ими. У Детей Солнца есть передвижные дома, стойла, кладовые. Прихожу к выводу, что это не просто караван, а настоящий движущийся город.
   Наблюдаем, как Маг круга исполняет обряд призыва воды. Маг худой и лысый, каждый открытый участок кожи покрывают узоры. Одет он в тяжёлый балахон, кажущийся слишком громоздким для такой тщедушной фигуры. Обряд заключается в том, что Маг садится, скрестив ноги, на краю водоёма, жжёт разные травы в горшочках, делает загадочные жесты и нараспев произносит непонятные слова на языке Детей Солнца. У всех присутствующих лица серьёзные и торжественные. А по-моему, все это бесполезная трата времени.
   Однако метод явно работает. Пересохшее дно водоёма постепенно становится влажным, на нём, просачиваясь через слой потрескавшейся грязи, начинает собираться вода. Маг произносит заклинание, вода поднимается, пока не достигает нужного уровня. Процесс это медленный, и вскоре мне становится скучно. Фейн надеялся меня поразить, но никакого чуда я здесь не вижу. Наши заклинатели камня могут проделать то же самое за минуту, причём безо всяких песнопений. Зато теперь понятно, кто нанёс на мою кожу знак.
   Через некоторое время мы с Фейном сидим на крыльце одного из домов и потягиваем фруктовый сок. У нас, под землёй, это редкая роскошь, фруктов у нас очень мало, а на поверхности они произрастают в изобилии. Здесь их можно найти в затенённых или туманных низинах. Также много фруктов в микоровых лесах. Дети Солнца могут есть их сколько захотят.
   – А зачем надевать солнцезащитные костюмы ночью? – спрашиваю я, указывая на одного из мужчин, проезжающего мимо верхом.
   – Иногда охотники попадают в западню или их ранят звери. Тогда они не могут вернуться до рассвета. В костюме солнце их не обожжёт даже на самом открытом месте. – Фейн отпивает глоток из чашки. – А ещё костюмы служат нам доспехами. Тут опасные звери. Если не уходить от гетра, никто не подойдёт – боятся. Но гетра медлительны и не едят других зверей. А ки-кай ничего не боятся. – Фейн чешет руку и неопределённо хмыкает. Понимаю, что до моего вопроса он об этом не задумывался. – Это есть традиция. Воины носят костюмы.
   – А ты?
   – Я не воин.
   Разглядываю всадника. На плечах у него бежевый плащ с широким капюшоном. Под ним – пластины из твёрдой кожи, нашитые на рубашку, и брюки из эластичной ткани, на ногах – тяжёлые сапоги, на руках – перчатки. Лицо прикрывает керамическая маска с застеклённой прорезью для глаз и щелями, через которые можно дышать.
   – И долго можно в них продержаться? Ну, если всё время находиться на открытой равнине, такой, как здесь? – спрашиваю я.
   – От многого зависит. От времени дня, сильно ли светят солнца. Если как тогда, на рассвете… три часа. Может, четыре или пять. Но если светят сразу оба солнца, тогда меньше – два часа.
   Я поражена до глубины души:
   – Три часа?! Серьёзно?
   Фейн невозмутимо смотрит на меня:
   – Да.
   Ну надо же! Не думала, что это возможно.
   – А в солнцезащитных костюмах, которые производят у нас, больше часа на открытой равнине не продержишься. К тому же они такие плотные, что пошевельнуться невозможно.
   – Да, – соглашается Фейн. – Потому мои люди не хотят общаться с твоими людьми. Вы узнаете наши секреты и быстро всему научитесь. И тогда вы захватите нашу землю.
   – Твои люди очень мудрые, – не без досады признаю я.
   – Но я думаю, что подземные люди всё равно когда-нибудь к нам придут. Мы должны узнать вас, а вы должны узнать нас. Тогда мы все будем готовы. Но мы не будем вас учить. Вы должны будете научиться всему сами.
   – Наши люди могут заставить кого-нибудь из ваших выдать секрет.
   – Нет. Вниз будут отпускать только таких, как я, которые не умеют делать вещи. А если с кем-нибудь из них что-нибудь случится, мы больше не будем с вами общаться. Когда вы подниметесь к нам, мы будем вас встречать. Но не как друзей, а как врагов.
   Некоторое время молчу. Фейн прибавляет:
   – Другие тоже думают как я. Их не много, но есть. Я теперь про вас больше знаю и могу уговорить людей.
   – Не доверяйте нашим, – наставляю я. – Никому не доверяйте. Если они получат преимущество, будете жить под нашим господством.
   – Мы знаем. Вы любите воевать. Вам надо драться, вы без этого жить не умеете.
   – Да уж, приятно слышать, – бормочу я. – И как мы дошли до жизни такой?
   – Общество как дикое стадо, – задумчиво произносит Фейн, отводя взгляд. – Управлять трудно. Остановить нельзя. Топчет всё на пути.
   Вскоре возвращаются охотники с добычей – тушами нескольких существ, покрытых чешуёй и с огромными клыками. Смотрятся не особо аппетитно. Туши, которые в длину в два раза выше моего роста, быстро свежуют, разделывают и передают женщинам, чтобы пожарили на костре. Мужчины радуются и смеются, довольные успехом. Мы с Фейном переходим к огню и сидим молча. Греемся, глядим на пламя, наблюдаем за жизнью круга.
   Сейчас, рядом с этими необычными людьми, я впервые за долгое время чувствую, что на меня ничто не давит. Даже забыла, как это бывает. Здесь я ни за кого не отвечаю и никому ничем не обязана. Ни одна живая душа не знает, где я. Клан и хозяин, должно быть, считают меня погибшей. Я будто свободно парю в этом бесконечном небе, и это прекрасно.
   Смотрю вверх, на звёзды. Если приглядеться, можно различить тусклую серую луну, второй спутник планеты Бейл. Как она называется, не знаю и спрашивать не хочу. Пусть так и остаётся никому не известной.
   Иногда это величайшее благо.

   Проходит ещё несколько дней. Продвигаемся медленно, но упорно. Восстанавливаю силы и набираю потерянный за время болезни вес. Потихоньку начинаю выполнять упражнения чуа-кин. Дети сидят рядом и в полном восторге наблюдают, как я становлюсь в позиции и выполняю сложные движения. В это время пожилая женщина штопает порвавшуюся одежду, а Фейн играет с мужчинами в какие-то азартные игры.
   По ночам, когда не общаюсь с другими, Фейн учит меня, как читать знаки Детей Солнца. Раньше я пыталась помогать женщинам с работой, но те только добродушно отмахивались, вежливо намекая, что пользы от меня никакой. С завистью смотрю вслед мужчинам, когда те уносятся прочь, оседлав ша-раков. Жалею, что до прибытия на место назначения всё равно не успею научиться ездить верхом. Но ничего не поделаешь, поэтому учусь другим вещам.
   Фейн показывает, как надо сложить камни, чтобы дать понять, что поблизости есть водоём, и какими знаками обозначают спрятанные запасы продуктов, оружия и солнцезащитных костюмов. Я учусь определять по следам, что в этом месте проходил караван. Оказывается, это можно сделать даже после того, как над поверхностью проносятся сильные предрассветные ветры. Фейн объясняет, что разные круги могут использовать свою систему знаков, с помощью которой обозначают пути, которыми обычно ходят, и места, где чаще всего останавливаются. Так другие Дети Солнца узнают, где их можно найти. Из-за кочевого образа жизни племена редко собираются все вместе, поэтому важно иметь возможность разыскать друг друга в случае надобности.
   – Так этот круг нашёл нас, – растолковывает Фейн и показывает на утыканное шипами ползучее растение, виднеющееся среди группы такой же несимпатичной, но жизнестойкой поросли.
   – По этому растению?
   – Мы его называем… – начинает Фейн, но перебивает сам себя: – Ты не запомнишь. Но как оно выглядит, запомнить надо. Оно очень, очень важное.
   Аккуратно дотрагиваюсь до стебля. Толстый, мясистый, колючий.
   – Надо срезать несколько побегов и оставить на солнце на весь день. Потом прийти на это место ночью и сжечь. Будет много дыма, он очень плохо пахнет.
   Недоуменно смотрю на Фейна.
   – И зачем всё это делать?
   – Дым разлетается далеко. Человек, который умеет читать ветер, найдёт, где есть костёр. Это значит, что тебе нужна помощь. Люди сразу придут. А ша-раки чуют ещё лучше, чем люди. Они придут за следом.
   – По следу, – автоматически поправляю я. От старых привычек отвыкать трудно, хотя смысла в этом никакого – всё равно скоро расстаёмся. Как бы мне хотелось остаться с ним, чтобы помочь освоить эскаранский. Тогда Фейну было бы с кем попрактиковаться…
   Нет, вру. Неправда. Мне просто хотелось бы остаться с ним. После того как я спасла Фейну жизнь, между нами установилась особая связь. А уж когда Фейн спас мою, это нас сблизило так, что дальше некуда.
   Не могу понять, что именно я чувствую к этому мальчику. Уже голову сломала, а ответа найти так и не смогла. Я защищала Фейна от заключённых, которые его били. Рискуя собой, вернулась обратно в тюрьму исключительно ради него, хотя сбежать одной было бы намного проще. А теперь ещё и в одной кровати спим. Хотя с первого дня мы друг к дружке даже не притрагиваемся, его близость заставляет меня чувствовать странное беспокойство. Меня так и тянет придвинуться ближе. Только усилием воли заставляю себя следить, чтобы расстояние между нами не уменьшалось. От собственных мыслей меня одолевает мучительное чувство вины. Думаю – так нельзя, это неправильно. Каждый день удивляюсь, почему просто не попрошу, чтобы мне выделили другую кровать, положили с пожилой женщиной или с детьми. Но до сих пор так этого и не сделала.
   Кто для меня Фейн? Замена Джею? Это всё оттого, что я скучаю по сыну? Или не Джею, а Ринну? Ведь я – жена, потерявшая мужа. А может, и то и другое одновременно? Или мне просто необходимо было кого-то спасти, ведь мне это столько раз не удавалось?
   Впрочем, дело может быть и совсем в другом. Фейн является для меня воплощением своего народа, мира Детей Солнца, места, где нет хозяев и суровых обязанностей. Нет здесь и войн, на одной из которых погиб дорогой мне человек. Нет барьеров, ни в прямом, ни в переносном смысле. Жить здесь нелегко, но столько свободы у меня не было ни разу в жизни. Неужели я рассматриваю знакомство с Фейном как шанс начать жизнь с чистого листа?
   Говорю себе, что он слишком молод, но сейчас, глядя в бездонное звёздное небо, чувствую, что на самом деле это не имеет значения.
   Сама не могу разобраться в своих чувствах. Но понимаю, что слишком запуталась, а в таком состоянии важные решения принимать нельзя. Слишком мало времени прошло после смерти Ринна, к тому же сейчас все мои мысли о Джее. Если бы не это, как бы всё сложилось между нами? Вдруг Фейн нарочно держится на расстоянии? Понимает, что мне нужно время? Попробуй догадайся, о чём он думает.
   Одно я знаю наверняка. Прощание будет трудным.

   Воспоминания – неприятная штука. Пока едешь, путешествие кажется бесконечным. Один счастливый оборот может ощущаться, будто целая эпоха. Но когда по прошествии времени вспоминаешь о счастливых временах, понимаешь, как на самом деле быстротечны они были. И теперь их больше не вернёшь.
   Караван ждёт на возвышенности, его силуэт ясно виден на фоне сине-фиолетового неба. Сияние приближающегося рассвета только-только осветило горизонт. Поднимается ветер, волосы разлетаются и облепляют лицо. За моей спиной пещера – пустая, ничем не примечательная, с неровными стенами. Через неё пролегает путь к дому.
   Фейн стоит рядом. Остальные уже ушли обратно в дома, но он не спешит присоединиться к ним. Уверяет, что время ещё есть.
   С остальными членами круга я попрощалась. Все были ко мне очень добры. Несколько человек указывали на знак на моём запястье и делали приглашающие жесты. Чтобы понять, что здесь мне всегда рады, перевод не требовался. Искреннее добродушие этих людей заставляет устыдиться собственной чисто вейской циничности. В моих кругах дружба – это сделка, сопровождающаяся массой условий, и заканчивается она, как только пропадает взаимный интерес.
   Для меня собрали целый мешок провизии, а ещё подарили новые короткие клинки, взамен утерянных на поле боя, перед тем как я попала в плен. Оружие очень тонкой работы, к тому же в здешних местах металл вещь редкая, а следовательно, ценная.
   – Жаль, что ты не можешь пойти со мной, – говорю я, хотя внутренне надеюсь, что Фейн на это не согласится.
   – Жаль, что ты не можешь остаться, – отвечает Фейн.
   – У меня сын.
   – Знаю.
   Некоторое время молчим.
   – Когда ты его найдёшь, он точно уйдёт за тобой? Он не захочет дальше воевать?
   – Нет, – не задумываясь, отвечаю я, потом прибавляю: – Наверное. Теперь его отец погиб. Может быть, если бы сам Ринн сказал Джею, чтобы он возвращался, было бы легче. Возможно, Джей решит продолжать сражаться в память о Ринне. Не знаю. Но я в любом случае должна с ним поговорить.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [25] 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация