А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Ускользающая тень" (страница 18)

   Глава 17

   Повозка, покачиваясь, катится прочь. Выглядываю из-за шторки и в первый раз вижу форт Фаракца со стороны. Отсюда стены кажутся огромными и, несмотря на крошащиеся края и следы былых сражений, очень прочными. Громада форта располагается в центре каменистого островка и, в отличие от других строений гурта, ничем не украшена. Построен форт из того же чёрного камня, из которого состоит островок. В стенах сооружений виднеются огоньки окон.
   Дом Света в центре форта – самый высокий объект на его территории. Сторожевые башни отбрасывают длинные чёрные тени, похожие на гигантские пальцы, обхватывающие и островок, и реку.
   Фейн с Нерейтом подползают ко мне, стараясь двигаться как можно осторожнее, чтобы не наделать лишнего шума. Адреналин так и витает в воздухе. Даже невозмутимого Фейна наконец проняло. Чем дальше отъезжаем от стен, тем свободнее себя чувствую. Тяжкий вес тюрьмы больше на меня не давит. Неожиданно ощущаю такой прилив сил и бодрости, что начинаю казаться себе всесильной.
   С зубчатых стен охранники следят, как мы удаляемся. Больше на этой голой равнине смотреть всё равно не на что. Заклинатели камня разровняли пространство вокруг форта, чтобы лучникам легче было обстреливать наступающие полчища врага. Но за пределами этого участка сохраняет свои права естественный ландшафт – поросшие кустарником расщелины, узкие гребни, горы камней, причудливо сваленных каким-то древним подземным геологическим процессом.
   – Даже если дальше не получится, – шепчет мне Фейн, – ты очень большая молодец.
   Его слова и тон, которым он их произнёс, трогают меня до глубины души. Поддавшись порыву, вытягиваю руку и сжимаю его локоть.
   – Получится, обязательно получится.
   Фейн кладёт свою руку на мою.
   – А с этим что делать будем? – шёпотом спрашивает Нерейт, не сводя глаз с тела гурта, которого я только что убила. Замечаю в его взгляде странный голод и не сразу понимаю, в чём дело. Но тут соображаю, что в тюрьме он нормальной пищи сто лет не видел – в смысле, нормальной для хааду. И тут прямо перед ним лежит свежий труп, даже кровь в венах ещё не остыла. Ясно – Нерейт хочет его сожрать. Ну уж нет.
   – Поднимай, – приказываю я. – Аккуратнее. Только тихо…
   – Значит, выбросим?
   – Через пару минут будем на мосту. Хочешь, чтобы охранники труп в повозке нашли?
   – Кучер всё равно заметит, что он пропал.
   – Из-за одного пропавшего тревогу поднимать не станут. Он же не из важных сановников. Если повезёт, кучер вообще искать его не будет.
   – Охранники нас увидят со стен, – произносит Фейн.
   – В одном месте дорога идёт под горку, там что-то вроде небольшого оврага. Видела с балкона на башне. Там и выскочим. Давай помогай.
   Мы с Нерейтом поднимаем тело с металлических прутьев, почти не наделав шума. Если кучер что-то и услышал, то внимания не обратил.
   Когда повозка, заваливаясь то на одну сторону, то на другую, подъезжает к тому самому пригорку, местность опять становится неровной. Теперь форт Фаракца от нас загораживает склон. Открываем шторки и как можно осторожнее сбрасываем тело вниз. Глухой удар перекрывает скрип колёс.
   Мы трое выпрыгиваем следом и приземляемся на дорогу. Повозка между тем снова карабкается вверх и, преодолев подъём, движется к мосту. Теперь кучер продолжает путь в одиночестве, так и не узнав, что вёз пассажиров.
   Дорога представляет собой расчищенный от валунов участок земли, усыпанный мелкими камешками. С двух сторон, куда ни посмотри, тянутся неровные нагромождения чёрных камней. На повозке мы миновали открытое пространство и теперь можем передвигаться, прячась в жарких расщелинах. Подаю Нерейту знак, чтобы поднимал тело, и вместе прячем его под камнями.
   – За мной, – велю ему и Фейну.
   Те подчиняются. Нерейт бросает последний голодный взгляд на тело, но оставляет его лежать на месте.
   На такой неровной местности можно не бояться, что нас увидят из форта. Правда, острые камни постоянно цепляются за одежду и царапают кожу. При нашем приближении шляпки грибов втягиваются внутрь. Кругом бродят крысы чи, их огромные глаза светятся в темноте красными точками. Но близко не подходят, наоборот, разбегаются. Когти и хитиновые панцири постукивают по камням, многочисленные хвосты шуршат следом. Но пугают меня вовсе не эти мелкие твари – они так, падальщики. Однако их присутствие означает, что здесь есть и более крупные хищники, которые на них охотятся. И точно – издалека раздаётся зловещий вой. К счастью, на нашем пути никто крупнее крыс не попадается.
   Увожу Нерейта и Фейна подальше от дороги и моста. Никто не должен увидеть, как мы переправляемся через реку. Чем ближе подходим к реке, тем явственнее слышим треск и скрежет жидкого камня.
   Наступает самый ответственный момент. Теперь придётся действовать безо всякого предварительного плана. Либо справимся, либо погибнем.
   Выбираемся из расщелин и оказываемся на краю скалы. Гляжу вниз. Вот она, та самая река из жидкого камня. Нас сразу обдаёт волной обжигающего жара.
   Через такое перебраться невозможно, думаю я. Но придётся. Выбора нет. При одной мысли об этом сердце падает. Задача кажется невыполнимой. До этого я даже не представляла, насколько.
   Река похожа на дорогу, выложенную каменными плитами разных размеров. Только эти плиты неумолимо ползут вперёд, натыкаясь друг на друга. Ломкая корка медленно движется по поверхности вязкой, густой жидкости. Жидкий камень при контакте с воздухом чернеет и твердеет, но под верхним слоем так и остаётся раскалённым. Пышущий от расплава жар способен убить всё живое в непосредственной близости. По поверхности с хрустом расползаются трещины и возникают разломы. Иногда плита раскалывается на части, и в воздух выстреливает мощная струя пара. Река озарена красным светом, проникающим сквозь трещины и озаряющим снизу наши лица.
   И это ещё не всё. Вдобавок к остальным проблемам, мы здесь не одни.
   Как кто-то может выживать в такой местности, для меня загадка, но Рейта рассказывала, что многие существа приспосабливаются и к более суровым условиям. С башни я видела плоские, вытянутые силуэты, парящие в восходящих потоках воздуха в поисках добычи. Форма туловища у них как у скатов, а на конце смертоносные шипастые хвосты, на которые хищники насаживают своих жертв, а потом уносят, чтобы сожрать.
   Теперь понятно, почему они тут разлетались. Ближайшая скала под уклоном спускается к реке. И на ней собралось целое стадо тарраков. Шестиногие существа ростом с маленького ребёнка, похожи на пауков, а панцирь как у крабов. Серебристые, с коротким туловищем. На месте головы шишка, от которой расходятся толстые конечности. Острые когти очень крепкие, такими можно пробить дыру в металлическом нагруднике, а их яд разъедает внутренние органы, вызывая мучительную смерть. Уж я-то знаю – сама им пользовалась раза два.
   Но яд у тарраков не единственное средство защиты. Я про них читала, когда изучала способы отравления. Тарраки способны испускать какие-то волны, вызывающие у жертвы оцепенение, и, пока та не может сдвинуться с места, жалят её. Натуралисты точно не знают, что эти волны собой представляют, но сам эффект им прекрасно известен. Крупный таррак в состоянии парализовать взрослого мужчину.
   Хитрые твари нарочно поселились здесь, потому что жар от реки сбивает с толку хищников, которые на них охотятся, летучих скатов. У тех зрение тепловое. Я сама не натуралист, как именно это всё происходит, не объясню, но летучие скаты ощущают присутствие тарраков другими органами чувств, а разглядеть их не могут. В это время года тарраки откладывают яйца. Мешочки с клейкой скорлупой, внутри которых растут и развиваются детёныши тарраков, прикрепляются к стенам скальных расщелин. И единственный путь, каким можно подобраться к реке, пролегает как раз через этот детский сад.
   Нерейт глядит вниз, по лысой голове струится пот.
   – Полагаю, с твоим-то выдающимся опытом, ты предусмотрела все возможные опасности, включая смертоносных хищников.
   – Да, есть одна идейка – отвлекающий маневр. Вот думаю – дай-ка скормлю им тебя, а мы пока спокойно спустимся, – отвечаю я.
   – Очень изобретательно. А я всё удивлялся, зачем ты меня с собой взяла…
   Пристально осматриваю окрестности, пытаясь найти какой-нибудь обходной путь, но, кажется, его здесь нет. Тогда беру самый тяжёлый камень, какой могу поднять, и скидываю вниз. Двое летучих скатов тут же реагируют на движение и устремляются за ним – что поделаешь, охотничий инстинкт. Но в последний момент понимают, что перед ними не добыча, и взлетают снова.
   Камень приземляется на одну из плит застывшего жидкого камня. Появляется небольшая трещина. Но плита не разваливается. Наблюдаем, как камень медленно уносит прочь.
   – Как думаешь, а наш вес они выдержат? – спрашиваю Нерейта.
   – Наверное, – отвечает тот. – Вы двое легче меня. Так что я пойду последним.
   Искоса гляжу на него.
   – Значит, не хочешь быть приманкой?
   – Это твоя идея, а не моя. – Нерейт улыбается, обнажая клыки.
   Оглядываюсь на Фейна, сидящего на корточках позади нас.
   – Я буду первый, – объявляет он. – Ты более тяжёлая.
   – Фейн, если ты всё-таки поступишь в университет в Бри Атке, никогда не называй эскаранскую женщину тяжёлой.
   Нерейт хохочет, Фейн только озадаченно улыбается. Не понял юмора.
   – Нет, я пойду первой, – возражаю я.
   Фейн кивает. Когда смотришь в его чёрные глаза, создаётся впечатление, будто он понимает что-то такое, чего не знаю я. Возникает необычное ощущение, словно ему многое известно наперёд – Фейн сразу видит меня насквозь, а потом дожидается, пока до меня тоже дойдёт. Терпеливо и снисходительно. Чем дольше я с ним знакома, тем больше замечаю, насколько он зрелый для своего возраста. Да, у Фейна тело мальчишки, но мудрости хватит на трёх таких, как он.
   Подбираюсь к краю скалы.
   – Пожелайте удачи, – говорю я. Вдруг у меня появляется совершенно неуместное озорное настроение.
   – Хааду в удачу не верят, – отвечает Нерейт.
   – Что есть означает «удача»? – спрашивает Фейн.
   Качаю головой.
   – И зачем я вас только с собой взяла? Пользы никакой.
   Начинаю спускаться. В нормальных условиях я уже через пару минут была бы внизу. А то и раньше. Спуск вообще-то лёгкий – есть за что ухватиться, куда поставить ногу. Лазить по отвесным стенам для меня – дело привычное. А эта даже и не отвесная.
   Но стоит мне спустить одну ногу, как тарраки настороженно замирают. Больше не ползают в разные стороны. Чуют, что я рядом. Поэтому лезу очень аккуратно. Никаких резких движений. Если почувствуют угрозу, атакуют мгновенно.
   Некоторое время лезу боком, чтобы не задеть находящуюся прямо подо мной кладку. Тарраки чуть отступают. Пока они держатся в стороне. Видно, еще не решили, что со мной делать. Наверху летучие скаты шумно машут крыльями и перекрикиваются. Тоже заметили меня и тоже пока не определились, нападать или нет.
   Как же меня это бесит! Даже не помню, когда в последний раз была такой беспомощной. Остаётся только надеяться, что ни тарраки, ни летучие скаты меня не тронут. Сама ничего не могу предпринять, на зверя так просто не повлияешь. А полностью полагаться на не зависящие от меня обстоятельства – это не по мне.
   Жар становится всё более нестерпимым. Спина промокла насквозь, одежда липнет к телу. Уголком глаза замечаю, что один из тарраков быстро задёргался – то приподнимается, то опускается, будто короткие отжимания делает. Я, конечно, не эксперт, но, по-моему, это плохой признак.
   Мысленно обращаюсь к нему. Думаешь, мне тут очень нравится? Не трогай меня, и я вас не побеспокою.
   Таррак делает несколько осторожных шагов вперёд и продолжает трястись. Кажется, хочет напугать.
   – Отойди! – кричит сверху Фейн. – Это есть его… его…
   Фейн лихорадочно пытается вспомнить нужное слово и в этот раз не ошибается:
   – Его территория!
   Сдвигаюсь вбок, оказавшись в опасной близости от пары тарраков, расположившихся между мной и кладкой. Те тоже начинают волноваться, а первый, осмелев, делает ещё несколько шагов в мою сторону.
   – Да ухожу я, ухожу! Вот привязался! – рявкаю я.
   Эффекта никакого.
   Продолжаю лезть. А что ещё делать? Если он увидит, что я покидаю его владения, то, может быть…
   И тут, как по сигналу, ко мне устремляются двое других. По одному с каждой стороны. В отчаянии гляжу вниз, но прыгать не решаюсь. Только не на такую ненадёжную поверхность. Река подо мной зловеще сияет красным светом.
   – Замри! – кричит Нерейт.
   Инстинктивно вжимаюсь в камень, и вдруг непонятно откуда налетает мощный порыв ветра и что-то с шумом проносится над головой. Один из тарраков молниеносно взмывает вверх, насаженный на хвост летучего ската, будто на пику. Второй застыл в паре шагов от моего плеча.
   – А про скатов-то вы и забыли, – злорадно бормочу я, стараясь пробудить в себе отсутствующий боевой дух.
   Этот таррак тоже начинает трястись, совсем рядом. Чую его сухой, острый запах. От панциря у окружающего воздуха появляется металлический привкус.
   Тут справа от меня что-то скатывается вниз по склону. Большой камень. Это Нерейт скинул. Все тарраки снова замирают. Нерейт пытается их отвлечь.
   Но моего таррака так просто не проведёшь. Издевательски медленно он ползёт вперёд. Поделать ничего не могу. Между тем зверь ставит покрытую панцирем лапу мне на лопатку, потом ставит ещё три на спину.
   Подавляю желание его сбросить. Мерзость какая! Вот он у меня на загривке, оставшиеся три ноги упираются в камень. Стараясь сдержать нарастающую панику, начинаю повторять в уме мантры. Замедляю ритм сердца, расслабляю мышцы. Лучше всего в такой ситуации – прикинуться мёртвой.
   Долгое, мучительно долгое время таррак продолжает стоять на мне, пытаясь сообразить, что я собой представляю. Едва дышу. Не перестаю твердить мантры, но сосредоточиться не могу. Вспоминаю наш разговор с Джеем. Дело было давно, он тогда не прошёл вступительные испытания, и его не взяли в Кадровый состав. Если бы в тот раз я повела себя по-другому, проявила больше настойчивости, сказала правильные слова… Если бы я всё это сделала, теперь, наверное, могла бы умереть спокойно, зная, что Джей счастлив и в полной безопасности. Но при нынешних обстоятельствах умирать никак нельзя, ни в коем случае. От этих мыслей страх только усиливается.
   Таррак сдвигается в сторону и оказывается прямо над моей головой. Одна нога до сих пор на спине – видно, на случай, если пошевельнусь. Крепко зажмуриваю глаза. Чувствую его тяжесть, брюхо задевает волосы. Что-то касается моей головы, у него там, на брюхе, что-то есть.
   Челюсти.
   Только успеваю сообразить, и тут голову обжигает острая боль. По плечам стекает нечто вроде слюны. Таррак меня укусил.
   Всё равно не двигаюсь. Если бы не медитировала, непременно дёрнулась бы, чисто рефлекторно. Но когда человек, достигший вершины искусства чуа-кин, притворяется мёртвым, ни один его мускул не дрогнет, даже если пронзить ему руку мечом.
   В страхе ожидаю второго укуса. В укус, смешиваясь с кровью, затекает пот, рану начинает щипать. Таррак снова замер.
   Давай! Кусай уж, сколько можно!
   Но кусать таррак не собирается. Вместо этого слезает с меня, а потом и вовсе удаляется. Никак не реагирую, продолжаю сохранять неподвижность, но в душе готова рыдать от облегчения. Ему, наверное, вкус мой не понравился.
   – Орна! Ты как, жива? – кричит сверху Нерейт не слишком громко – побаивается.
   Но, опершись руками на край, он сталкивает вниз целую россыпь камешков, которые, подпрыгивая, катятся прямо на меня. Таррак напрягается, воздух вокруг будто делается плотнее, и волоски у меня на руках встают дыбом. Потом раздаётся оглушительный хлопок, тело моё выгибается само собой, словно меня пнули. Последнее, что успевает пронестись в голове перед тем, как теряю сознание: если упаду, шансов выжить нет.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [18] 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация