А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Заложник времени" (страница 7)

   Глава 11

   Следующие дни в жизни Андрея Кирилловича Шкловского протекали в общении с Катей. Любовь – это одно из лучших богатств на земле, и если человек открывает этот таинственный ларец, жизнь наполняется упоительными, и сладостными моментами. Отец Кати уехал из-за семейных проблем, оставив дочку гостить у Андрея, и влюблённые проводили время вдвоём. Граф забыл о своих делах и проблемах, которые были слишком далеко от него, и сердце ликовало, наслаждаясь теми минутами радости, которая дарила жизнь. Девушка чувствовала некое родство душ, с графом, и они старались не разлучаться. Охота, конные прогулки, знакомства с новыми для Кати людьми, которые часто приезжали в гости к Андрею. Граф был обходительным с девушкой, каждый день, преподносил сюрпризы.

   Удивлению Кати не была предела, просыпаясь по утрам, она вдыхала запах полевых цветов, которые Андрей собирал. Вечерами они сидели возле камина, и рассуждали о мироздании, религии. Философские размышления барышни, безусловно, нравились Андрею, и он старался слушать внимательно, периодически внося поправки, в скудные по меркам человека двадцатого столетия, знания Кати. Спорщица она была рьяная, отстаивала до конца свою точку зрения, чем иногда забавляла Андрея.

   – Мужчины скучны и угрюмы. Не всегда интересные собеседники, только ты, Андрей, совсем другой.

   Катя прижалась к нему, и он ласково поцеловал её.

   – Будь всегда таким.

   Он закурил, и взял в руки массивную медную пепельницу.

   – Я много путешествовал, встречал знаменитых людей, королей, сенаторов, художников, поэтов. Опыт мой глубок и разнообразен, однако мне приятно общение с тобой, и я нахожу тебя, Катенька, умнее многих из женщин. Как ни странно, но большинство людей, не видят дальше своего носа, желания их меркантильны, абсолютно бездуховны. Общество страдает болезнью, у которой есть своё имя, и скажу тебе не одно. Лень, безнравственность стоят на первом месте, при чём, одна другую погоняет. Что сделала наша бедная матушка земля? Господь дал нам всё для того, чтобы мы жили, процветали, но человек пошёл дальше в своей глупости, и уже смотрит на звёзды. Не видит, что твориться под ногами, смотрит вверх, и восклицает: «Покорись мне, всесильному и всемогущему человеку! – Луна! – Звёзды!». Мне кажется, что не далёк тот день, когда такое случится.

   – Ты удивляешь меня, Андрей.

   Вошёл лакей с горячим кофе и шоколадом. Катя принялась за сладкое, а Андрей взял чашку кофе.

   – Князь Орлов! – доложил торжественно слуга и удалился.

   – Вот это сюрприз! – сказал граф, и поднялся, чтобы встретить князя.

   Он шёл на встречу, и улыбался, при этом широко расставляя руки. Одет князь был безукоризненно, чёрный в мелкую полоску костюм только дополнял природную красоту этого человека. Улыбка озаряла его лицо, и казалось, что искренность в жестах не поддельна.

   – Рад снова вас видеть у себя в доме князь, – сказал Андрей.

   Он горячо пожал Орлову руку. И пригласил князя, к ним присоединится. Тот поклонился Кате, и подчёркнуто спокойно подошёл к камину.

   – Как хорошо у огня, который не только согревает руки, тело, но и душу.

   Он потёр руки, и с минуту держал их возле огня. Андрею показалось, что огонь, отвечает князю взаимностью. Языки пламени тянулись к рукам князя, совершенно не обжигая их. Огонь трещал, разгораясь сильнее. Глаза князя блестели как маленькие угольки, и было в них, что-то мистическое. Он повернулся, так как пауза затянулась, и сказал:

   – Вы уж простите, Андрей Кириллович, что снова я у вас в гостях. Проезжал мимо, вспомнил о приглашении….

   – Что вы, князь, я очень рад вас видеть и Катя тоже.

   Катя смутилась, и это не скрылось от глаз Андрея.

   – Я не помешал вашей беседе?

   – Нет, князь, вы только украсите нашу беседу, если желаете?

   – Я всегда готов, только подскажите тему вашей дискуссии?

   – Тема наша стара как мир! Это человечество с его безграничным цинизмом и ханжеством.

   – Это мне по душе.

   Глаза князя увлажнились, но не от слёз, а скорее от удовольствия высказаться, найти понимание у слушателей. Лёгкая тень презрения отразилась, на его властном лице.

   – Вы знаете, друзья мои, я не являюсь полноценным сторонником религии и Христа. То, что он был на земле, в человеческом образе, не доказано. Всё это не более чем выдумки. Почему именно он выбрал эту планету, а не другую? Все те дары, которыми пользуются люди, ими не заслуженны, и если и был Бог на земле, в чём лично я сомневаюсь, он ошибся, в своём выборе.

   – Вы яростный противник Христа? – спросил Андрей.

   – Ни сколько противник или защитник, скорее наоборот. Я за здравый смысл, без фанатичной веры, любви, и госпожи надежды. Кричат на всех углах «Христос воскрес», и ждут второго пришествия. А кто из смертных заслужил эту самую любовь – сына Божьего? Нет таких людей, и не будет! Он один был праведник, как написано в Библии и смертные грехи человечества, за которые он был распят, намертво укрепились в людях и ни куда не делись. Вот это и есть самый настоящий плевок в лицо умирающему Христу на Голгофе. И смерть была напрасной, потому, что люди не поняли, слово – Сына Божьего.

   – Вы рассуждаете как Антихрист, – сказала Катя и резко отвернулась.

   – А чем, кстати, Сатана вам не нравится? Сын Света, был одним из самых любимых Ангелов у Господа. И гордыня его, которая взыграла в нём, лично мне понятна. Господь любит творение рук своих, я имею в виду человека, больше чем Ангела? Парадокс! Где же справедливость? Падение Сатаны, блуждание по земле, сохраняет равновесие добра и зла. Если есть свет, значит должна быть и тьма. Если есть Рай, то просто необходим – Ад. Всё в моём понимании довольно просто, гармонично, не хватает одного.

   – Чего, например, – спросил Андрей и улыбнулся.

   Князь выпрямил спину, и с особой гордостью сказал:

   – Моей личной веры, и в Бога, и в Сатану.

   – Вы так горячо обо всём говорили, – сказала Катя, – что я не сомневалась в вашей искренности, и любви больше к Создателю, чем к Лукавому. И ваша вера, насколько я поняла, основана не на вымыслах, скорее на фактах, которые присутствовали в вашей жизни. Возможно, я ошибаюсь, но мне кажется, что нет.

   Иван Сергеевич поник, поднимаясь с трудом с мягкого кресла, заметил:

   – Может вы и правы, Катенька, никто не знает, где начинается русло у реки, и где заканчивается. Вы простите меня, наверное, я вас утомил?

   – Ну, что вы князь, – сказал Андрей, – мне интересно вас слушать. Вы обладаете настоящим ораторским искусством, слова ваши убедительны, как впрочем, и знание Библии. Вы останетесь погостить в моём доме?

   – Если не прогоните, тогда с величайшей радостью, – сказал князь, с лёгкой улыбкой на губах. – Я, наверное, пойду, устал с дороги, да, и засиделись мы с вами. Уже ночь наступила и пора отдыхать.

   Он откланялся, и лакей проводил его в комнату для гостей.

   – И мне пора, – сказала Катя.

   – Я проведу тебя, если ты не возражаешь?

   – Как я могу возразить обаятельному хозяину дома?

   Она загадочно улыбнулась, и Андрей взял её под руку.

   – Странный он, какой-то, – сказала Катя. – Так убедительно говорил о религии, хотя отрицает существование Бога.

   – Нельзя, душа моя, всему верить и принимать близко к сердцу. Я люблю тебя и это важнее всего.

   Возле комнаты Андрей обнял Катю, и их губы слились в сладком поцелуе.

   – До завтра дорогой!

   – Сладких снов тебе, Катенька!

   Граф ушёл, Катя осталась одна в своей комнате. Она подошла к небольшому чайному столику в центре комнаты, на мраморной столешнице которого лежала Библия. После диалога князя Орлова у неё на душе остался неприятный осадок. Переодевшись, легла в постель с Библией, чтобы на сон грядущий прочитать пару страниц и помолиться. После чтения погасила свет и уснула сном младенца. Андрей освежился и улёгся, вспоминая тёплые и влажные губы Кати. Он крепко зажмурил глаза от удовольствия и, повернувшись набок, уснул.

   Глава 12

   Проснулся он от того, что почувствовал чьё-то присутствие в комнате. Ещё не совсем понимая, что происходит, он открыл глаза и вскочил с постели. Ему показалось, что чья-то невидимая рука коснулась его, и леденящий душу страх связал тело. Лампа на журнальном столике горела слабо, отражая непонятные очертания на стенах. На сердце у Андрея было не хорошее предчувствие, мрак полутёмной комнаты усиливал неприятные ощущения. Он подошёл к окну и отдёрнул атласные шторы. Ночь и гудящий ураган, раскачивал деревья. Ветки безжалостно били по стёклам, и Андрей посмотрел с тоской на небо. Луна, была окутана туманом из облаков и каждый раз, появляясь из гряды воздушных великанов, становилась хрупкой и беззащитной. Мохнатые лапы облаков, не хотели её выпускать из плена, и держали в холодных тисках вечности.

   Он резко задёрнул штору и вытер пот со лба. Улёгся в кровать, пробуя уснуть, однако не получалось. Ворочаясь и меняя подушки местами, не мог успокоиться. В комнате явно был посторонний, и Андрей взял колокольчик со стола и позвонил. Слуга не появился не через минуту, ни позже. Граф рассердился и решил сам спуститься вниз, чтобы узнать, что там произошло. Одев халат, он подошёл к двери и взялся за ручку. Однако та не поддалась, и остальные попытки открыть её не увенчались успехом. Он попробовал стучать, но гулкие удары кулаком по дереву, растворялись в ночном мраке. Возле двери на гвоздике висело из слоновой кости распятие, и Андрей потянулся, чтобы взять его. Только крест начал плавится как воск и горячая смесь из дерева, и лака, обожгла руку. Он моментально отдёрнул её и начал отходить вглубь комнаты. Глаза расширились от страха и ужаса. Кто-то невидимый надвигался на него, как чёрная туча, не давая прийти в себя. Мрак в комнате сгущался, нагоняя ужас, и панический страх. Ночная рубашка на теле графа стала мокрой, и прилипла к телу. Падая в кресло, он нащупал правой рукой саблю. Крепко обхватив ручку, с трудом поднялся, и, рассекая воздух направо и налево, хотел поразить невидимого противника. Шаг вперёд, назад, в сторону. Лезвие рассекало пустоту, не причиняя никому вреда. Так продолжалось до тех пор, пока обессиленный граф не свалился на кровать.

   – Боже, что это! – начал он взывать к небесам, и в эту секунду комната озарилась ярким светом. Как будто одновременно зажглись тысячи лампочек.

   Граф сквозь слёзы отчаяния увидел фигуру человека, стоящего возле двери, в тёмном плаще, который полностью скрывал фигуру гостя с головы до ног. Незнакомец открыл театральным движением плащ и граф увидел прекрасно сложенного мужчину, в английском костюме, с бабочкой. Он шёл медленно, и важно, при этом полы его плаща тянулись за ним по полу. Худощавое лицо, и саркастическая усмешка на губах, делали похожим его на актёра уличного театра, а звуки крепких шагов разносились громоподобным эхом по всей комнате.

   Он остановился у кровати и скрестил руки. Большой золотой перстень в виде человеческого черепа украшал палец. В глазницах черепа сияли бриллианты.

   Граф посмотрел гостю в его тёмные глаза и увидел в них бездонную пропасть и нечеловеческую печаль. Волосы у Андрея зашевелились, он попытался подняться, сжимая в слабой руке клинок. Ему стало плохо, от тупой боли в висках трещала голова. Властным движением незнакомец остановил его, и тело графа застыло. Он не мог пошевелиться, только двигая глазными яблоками, мог следить за происходящим. Граф попытался открыть рот, чтобы сказать слово, но язык стал сухим, и прилип к дёснам. Вознося молитву к небу, Андрей закрыл в бессилии глаза.

   – Господи помилуй меня, – шептал он, слёзы катились из глаз, от беспомощности и безысходности.

   Сильный физически человек, не мог дать отпор врагу, и полностью находился во власти тёмного духа. В онемевшем теле, в эти мгновения, высохла жизнь, как ручей в лесу. Воздуха не хватало, Андрей с трудом дышал. Злой дух, чувствуя свою неограниченную силу и власть тягостно молчал, нагнетая и без того мрачную обстановку, делая эту ситуацию для пленника ужасающей. Андрею казалось, что неведомая сила выпила из него кровь, и сковала душу стальными цепями. Противник насмехался над бедным, и немощным человеком, которого он мог раздавить одним пальцем.

   – Ты удостоен великой чести, смертный, – сказал незнакомец басом. Голос был мощным, как раскаты грома и отдавался в каждой клеточке онемевшего тела пленника.

   – Не стоит читать молитву, она не сможет тебе помочь. Чтобы Бог услышал, нужно верить в него. В тебе веры нет ни одного грамма. Частички душевного огня давно тобой потеряны. Как ты уже догадался это не сон и всё, что ты видишь – реальность. Узнал ли ты меня?

   Незнакомец сделал рукой движение, и тело Андрея освободилось от невидимых оков. Он с упорством приводил в норму занемевшие пальцы рук. Тело с трудом отходило от тяжёлого состояния гипноза. Речь снова вернулась к нему, и он спросил:

   – Кто ты такой, и что тебе от меня нужно? Ты цирковой актёр, или гипнотизёр, который затеял этот спектакль, чтобы выманить у меня деньги… Убирайся прочь, потому что здесь ты ничего не получишь.

   Граф указал рукой на дверь и попытался подняться, только строгий взгляд незнакомца не позволил этого сделать. Тот рассмеялся громоподобным голосом, и вызывающе посмотрел на графа жестоким взглядом. У Андрея начались спазмы в желудке. Он понимал, что это не человек, а нечистый дух, пожаловавший в гости – демон в образе смертного, который находился у него в комнате, не был похож ни на кого из знакомых. Тело духа не состояло из плоти и крови, Андрей легко мог видеть сквозь него, как через стекло. Сила, которой владел демон, была неподвластна простым людям. Незнакомец сел в кресло, закинув вальяжно одну ногу на другую.

   – Итак, граф, ты не догадываешься о цели моего визита?

   – Нет! Понятия об этом не имею.

   Андрей начал приходить в себя, стараясь не выдавать дрожи в голосе.

   – Ты знаешь, то, что я хочу узнать, и ты мне расскажешь об этом. Чтобы ты убедился в серьёзности моих намерений, я покажу тебе, что такое ад, в котором ты будешь гореть, если только не заговоришь.

   Он медленно поднялся и приблизился к графу. В комнате стоял запах серы.

   – Встань, и посмотри мне в глаза, – рявкнул злобно он.

   Сейчас вид у него был мерзкий, и человеку пришлось повиноваться. На ватных ногах граф поднялся и посмотрел в глаза, в которых мрак перемешивался с языками пламени. Перед глазами у графа поплыли тёмные круги, и он провалился в бездну. Сознание постепенно возвращалось к нему, и, открывая слипшиеся глаза, он увидел старинный город.

   Улицы, сады этого города, стояли заброшенными. Окна жилых зданий были наглухо закрыты тёмным сукном. Граф брёл медленно, спотыкаясь об острые камни, которые до крови ранили ноги. Он посмотрел на небо, оно начало обретать синеватый оттенок, только горизонт вдалеке заалел, словно там пролилась кровь. Раскалённый воздух плыл горячими волнами. Стояла гробовая тишина и граф увидел мрачные, сгорбленные фигурки людей. Они передвигались по вытоптанной дороге не спеша, в абсолютном безмолвии. Андрей окрикнул человека, который нёс тяжёлый мешок за плечами, но тот не обратил на незнакомца внимания. Одежда на всех жителях была серой, граф не заметил хотя бы одной цветной вещи. Даже женщины носили на головах одинаковые платки и юбки.

   «Странно всё это» – подумал граф, продолжая свой путь по разбитой дороге.
   Сейчас он хотел одного – найти какую-то обувь, чтобы не так было больно ногам. Пот стекал по лицу мелким градом. В базарных лавках ничего не продавалось, и на вопрос об обуви у мужчины средних лет, он не получил вразумительного ответа. Жизнь в городе не существовала в прямом смысле этого слова. Пустыня, в которой правил закон безразличия и душевного холода.

   «Наверное, это ад… – подумал Андрей. – Только в таком месте падшие души могут найти своё пристанище».

   Ему захотелось выпить воды, но оглядываясь по сторонам, он не заметил ни одного источника. Губы пересохли и от жары потрескались. Город поражал своей былой роскошью, величием, которая не могла не восхищать. Суровое прошлое этого места, спряталось за толстыми стенами домов, от любопытных глаз, под горячим слоем пыли и песка. Деревья стояли без листвы, в мраморных кувшинах лежали мёртвые цветы.

   Солнце стояло в самом зените, его лучи прожигали землю насквозь. Ещё не много и она расколется на две половинки. Из трещин потечёт горячая огненная лава, сметая всё на своём пути. Андрей назвал это – Городом мёртвых!

   Проходя по улицам ему казалось, что только мгновение назад здесь кипела и бурлила жизнь, и как по мановению волшебной палочки, прекратилась. Люди жили своей жизнью, никому не нужной и не интересной. Он проникся к ним жалостью и с болью в глазах наблюдал за передвижениями полуживых мумий. Тут он увидел медные ворота, которые сверкали в лучах солнца. Охраняли вход неизвестные существа. Безобразный вид их поразил настолько Андрея, что он растерялся на какое-то мгновение. Стража у ворот напоминала кровожадных гиен. Они смотрели на странника глазами голодного хищника, готовые в любой момент напасть и разорвать. Их острые жёлтые зубы, могли соперничать с клыками саблезубого тигра. Звери рычали, когда незнакомец смотрел в их сторону, и глаза у них наливались густой кровью.

   – Что тебе надо чужеземец? – сказала одна из тварей, хриплым голосом обращаясь к Андрею. – Подойди к нам, не бойся!

   Андрей не хотел идти, стоял, раздумывал, что делать дальше. Чем обороняться, если одна из гиен нападёт?

   За воротами, что-то щёлкнуло, они заскрипели и начали открываться. Стража оставила в покое незнакомца, отступила к стенам. За воротами Андрей увидел сотни, тысячи людей, они взывали к Богу, валяясь в дорожной пыли, ползая как собаки на четвереньках, рыдая от невыносимых мук. Граф, почему-то осознал, что пришло время умирать, и со слезами на глазах упал на колени.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 [7] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация