А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Путешествие за край Земли" (страница 9)

   Подглава 4

   Обед. Знакомство. Ассистентка Доктора:
   – Здравствуйте. Мое имя – Марта. Мне 22 года. Я красивая и всегда молодая. К тому же у меня отменное здоровье, и я очень привлекательна для мужчин.
   Ужин. Знакомство. Любящий:
   – Этот мир должен быть чем-то средним между пивом и коньяком. Не хлебом единым жив человек, но и святым спиритом. С учетом латыни слова Иисуса звучат более привлекательно. Может, он просто толкал очередной тост?
   – Знаете, что меня больше всего волнует, Доктор? – спросил Леденец после ужина.
   Было свободное время. Путешественники разбрелись по своим делам (естественно, в пределах дома). Доктор сидел в гостиной возле камина. Он любил смотреть на огонь и потягивать маленькими глотками коньяк. В юности он не понимал, как можно пить коньяк глотками: все, что ему ни попадалось с таким названием, было крепким и имело привкус спирта. И только повзрослев, получив определенный доступ к закромам Родины, он сумел понять, что такое коньяк, и почему его пьют маленькими глотками.
   Доктор сидел в гостиной возле камина, смотрел на огонь и пил маленькими глотками коньяк. Леденец неслышно подошел сзади и задал свой вопрос.
   – Я не умею читать мысли, – ответил Доктор, не оборачиваясь.
   – Он среди нас.
   – Человек в черном? Лично я в этом не сомневаюсь. Более того, теперь я знаю, что это именно его идея. Я имею в виду нашу группу.
   – Я имел в виду не его.
   – А кого?
   – Убийцу.
   – Какого убийцу?
   – Того, кто всегда вонзает мне в спину нож. Он тоже здесь, среди нас.
   – Почему вы так думаете?
   – Потому что я уверен: разгадка преступления находится здесь.
   – А человек в черном?
   – Он не может быть убийцей.
   – Почему?
   – Он главный подозреваемый, а убийца… Он всегда нейтральный. Вне повествования.
   – То есть?
   – Он среди гостей.
   – Вы уверены?
   – Абсолютно.
   – В таком случае вам надо прикрывать себе спину.
   – Я уже думаю над этим.

   Подглава 5

   Утро. Завтрак. Знакомство. Севастополев Николай Николаевич.
   – Перед уходом на пенсию я обнаруживаю в себе талант литератора. Я пишу книги, исполненные эзотерического знания, которое мне откроется во время путешествия к краю земли.
   – Фигня все это! – лениво заметила Зинаида Аркановна.
   – Вы о чем? – немного нервно спросил Севастополев. Воспитание не позволяло ему более резко ответить даме «оттуда».
   – Об эзотерических знаниях.
   – Почему же это, позвольте вас спросить?
   – Что есть эзотерические знания?
   – Это тайные знания.
   – Которые?
   – Которые ведут к познанию истины.
   – Которые ведут к познанию истины, – повторила она.
   – Вам что-то не нравится?
   – Мне нравится все. Вот только… – она взяла паузу.
   – Может, вы все-таки соблаговолите изложить свои аргументы.
   – Аргументы очень просты: Вся, так называемая, эзотерия – это своего рода паразит, существующий на трупе мистического переживания. Периодически появляются люди, сознание которых претерпевает определенную трансформацию. Некоторые из них пытаются помочь другим в подобной трансформации. Они создают школы. Потом, когда исчезают те, чье сознание трансформировано, школы превращаются в секты или религии. Так появляется труп. Эзотерики – это умники, патологоанатомы, которые не только препарируют трупы, но и питаются ими, создавая всевозможные философские идеи, столь же далекие от мистического переживания, как и ковыряние в носу.
   – Это только ваше мнение.
   – Да, это мое мнение.
   – Но если это так, то почему многие разумные люди…
   – А почему многие разумные люди травят себя табаком, алкоголем, наркотиками и еще черти чем? – перебила она Севастополева.
   – Вы нигилистка?
   – Отнюдь. Мне это не интересно.
   – А что вам интересно?
   – Об этом я расскажу чуть позже.
   Обед. Знакомство. Катенька.
   – Мое имя Катя. Возраст… Не важно. Думаю, я уже нашла то, что искала. Поэтому пусть все остается, как есть.
   – Но это невозможно, – вступил в разговор Доктор.
   – По-вашему я неспособна думать?
   – Я не об этом.
   – Тогда о чем?
   – Вы отдаете себе отчет в том, чем мы тут занимаемся?
   – Пытаемся найти свое счастье.
   – Пытаемся найти свое счастье! Ничего глупее не слышал!
   – А что вам, собственно, не понравилось в ее словах? – вмешалась Зинаида Аркановна.
   – Мы стоим на пороге…
   – Это вы стоите на пороге, – перебила она Доктора, – мы с Леденцом расследуем преступление, Мстислав прячется от тестя, остальные… Каждый преследует свою цель, которая была идеально сформулирована Катюшей. Мы все пытаемся найти свое счастье. Или вы не согласны?
   – Мы всю жизнь пытаемся найти свое счастье, но дело же…
   – В этом, Доктор, именно в этом.
   – Вы все время меня перебиваете.
   – Потому что вы не о том вещаете.
   – А о чем, по-вашему, я должен вещать?
   – О том, почему это невозможно. И потом. Вы забыли самое главное.
   – Что?
   – В конце концов, это всего лишь еще одна психотерапевтическая группа, занимающаяся весьма своеобразным тренингом. И ведете этот тренинг вы, так что ваша выходка была верхом непрофессионализма.
   – Вы правы, – согласился Доктор.
   – Что ж, надеюсь, теперь вы поведаете нам свои соображения.
   – Дело в том, что сейчас мы находимся в очень нестабильном состоянии. Те, кто бывал в круизах по морю, знают, что во время подобных мероприятий люди сближаются, кажутся друг другу чуть ли не лучшими друзьями или любовниками на века, но стоит им сойти на берег, и большинство из таких круизеров даже не вспоминают друг о друге. Здесь же мы имеем дело с принципиально иной системой. Мы движемся из одного мира в другой. Мы не на лифте, не в барокамере или машине времени. Мы внутри своего сознания. Наш транспорт похож на ракету с множеством боеголовок, и когда мы выйдем из помещения, возможно, мы перестанем существовать друг для друга вообще. Поэтому, милая Катенька, то, что происходит у вас здесь, ничего не значит. Вы не можете всю жизнь провести в этой комнате. Это нереально. Поэтому, вместо того, чтобы придаваться иллюзиям, вам лучше было бы заняться активным построением будущей реальности. Вы понимаете? И извините за грубость.
   – Хорошо. В таком случае там я встречу его.
   – Это уже другое дело.
   Ужин. Знакомство. Евгения.
   – Мое имя Женя. Я вижу себя молодой, красивой, самостоятельной. Я ни от кого не завишу, но я не бизнес-сука. Я милая, нежная, отзывчивая, но не овца. В любой ситуации я могу дать отпор и постоять за себя.
   – Скажите, Доктор, почему вы начали вечером? – спросила вдруг Зинаида Аркановна.
   – О чем вы?
   – Помните первый день? Вы начали знакомство с себя.
   – Естественно. Я показал на своем примере, что ожидаю от вас.
   – Да, но почему вечером? Почему не утром?
   – Потому что мы собрались вечером, и потом… – он не нашел что добавить.
   – Скажите, у вас не было иных соображений для этого? Поверьте, ваш ответ очень важен.
   – Да нет.
   – Понятно, – сказала она таким тоном, что всем стало ясно, что ничегошеньки не понятно.

   Глава десятая
   В которой на сцене кое-кто появляется

   Подглава 1

   «…прыгая на груди Сливового.» – написал Доктор и поставил точку, которая прогремела пистолетным выстрелом где-то в гостиной. По крайней мере, так показалось Доктору.
   – Что это было? – спросила проснувшаяся Марта.
   Ее глаза излучали сытую любовь, чем в тайне гордился Доктор.
   – Стреляли, – ответил он, вторя одному известному всем киногерою.
   – Кто? – насторожилась она.
   – Ты же видишь, я пишу здесь, а стреляли в гостиной.
   – И ты все еще сидишь на месте?
   – Я разговариваю с тобой.
   – Ты неисправимый! – она села в постели и начала ногой разыскивать тапочки, которые все еще дремали под кроватью.
   – Подожди, – сказал он, – а то ты их совсем под кровать затолкаешь.
   Он поднялся со стула, подошел к кровати и встал на четвереньки, чтобы достать тапочки. Марта протянула свои красивые ноги, и он несколько раз поцеловал ступни, прежде чем надеть на них тапки. После этого он встал, помог подняться Марте, накинул на ее плечи халат и только после этого открыл дверь в коридор.
   Конечно же, вся эта сцена проходила под аккомпанемент шагов, хлопающих дверей и встревоженных голосов.
   К тому времени, когда Доктор и Марта покинули комнату, группа фактически в полном составе организовалась в гостиной.
   – Присоединимся? – спросил Доктор.
   Марта посмотрела на него, как на идиота, что, тем не менее, не мешало ей испытывать к нему нежное чувство.
   В гостиной пахло дымом: пороховым и табачным.
   – Что случилось? – спросил Доктор.
   – Чудо, – ответил Леденец.
   – А если без теологических терминов?
   – Несколько минут назад здесь произошел выстрел из огнестрельного оружия. Предположительно, из пистолета.
   – После стольких лет работы в прокуратуре вы все еще воспринимаете выстрелы в гостиной, как чудо?
   – Дело не в этом.
   – А в чем?
   – Сейчас сами поймете. Присаживайтесь.
   Остальные уже сидели за столом. Многие курили, и все лечили нервы коньяком, которым Евгения обносила собравшихся.
   – Думаю, господа, в сложившейся ситуации никто не будет возражать против небольшой викторины? – спросил с профессиональным юмором Леденец.
   Возражавших в гостиной не нашлось.
   – Тогда вопрос первый: кто-нибудь пострадал?
   Количество пострадавших тоже равнялось нулю.
   – Это уже радует. На следующий вопрос я попросил бы ответить всех по порядку: где вы были во время выстрела?
   – А почему бы вам не начать с себя? – спросил вдруг Михаил.
   – Хорошо. Я спал.
   – Кто-нибудь это может подтвердить.
   – Да, – спокойно сказала Катя, – он спал со мной.
   Как выяснилось, за эти дни многие участники эксперимента разбились на пары. Доктор был с ассистенткой. Леденец с Катенькой. Зинаида Аркановна, будучи женщиной сильной, властной, стервозной, остановила свой выбор на Мстиславе, для которого этот выбор стал роковым. Обычно подобного рода женщины постоянно испытывают своих спутников на прочность, и если те дают пусть даже почти незаметную слабину, продолжают их (спутников) гнуть до тех пор, пока те не ломаются с характерным душевным хрустом. Сломленные спутники какое-то время еще остаются востребованными в качестве половых тряпок, но вскоре окончательно отправляются в утиль. Тем не менее, алиби у них было. Остальные участники эксперимента играли в комнате Михаила под раздевание в карты. О степени их удачи говорил внешний вид.
   – Итак, – подвел итог Леденец, – из нас никто не мог выстрелить, – а посторонние не прошли бы мимо охраны, следовательно…
   – Стрелял еще один член группы, – продолжила Зинаида Аркановна, и все, словно это движение было поставлено и отрепетировано хореографом, дружно уставились на нее.
   – Позвольте, вы о ком? – спросил, побледнев, Севастополев.
   – Спросите Доктора.
   – Я не понимаю, о чем вы, – нервно ответил Доктор.
   – Тогда почему нервничаете? – ехидно поинтересовался Мстислав, который за красивой спиной Зинаиды Аркановны чувствовал себя в полной безопасности.
   – А вы бы не нервничали на моем месте? – зло ответил Доктор.
   – Ну, если вы ни в чем не виновны…
   – Если вы ни в чем не виновны… – передразнил его Михаил, – Это только в дерьмовых детективах про идеальных советских ментов подобный аргумент мог заставить заговорить даже самого матерого преступника. В реальной жизни никогда не известно, что у них на уме.
   – Может, ты все-таки объяснишь? – спросил леденец Зинаиду Аркановну.
   Они были на «ты», что жутко не нравилось Мстиславу.
   – Все очевидно. Нас 12 человек. Процедуру знакомства проходят три человека в день. Итого четыре дня, если бы не одно «но», а именно: Первое знакомство доктор провел не утром, а вечером.
   – Ну и что? – спросил Доктор, – почему вы ко мне пристаете с этим уже второй день?
   – А потому, милый Доктор, – что в результате вашего поведения в последний день мы имеем только двоих.
   – Ну и что?
   – А то, что это подразумевает наличие еще одного члена группы.
   – Но здесь никого больше нет!
   – Есть. И выстрел был не чем иным, как его визитной карточкой. Признаюсь, сначала я подумала, что Доктор готовит нам какой-то сюрприз, но позже убедилась, что это сюрприз и для нашего Доктора.
   – Хотите сказать, что среди нас есть кто-то невидимый? – дошло вдруг до Любящего.
   – Теперь да.
   – Почему теперь.
   – Выстрел.
   – Ну и что?
   – Зачем, по-вашему, кто-то будет стрелять в пустой гостиной холостым патроном в воздух. Нет ни жертв, ни следов от пули. Ничего.
   – И зачем? – спросил Леденец.
   – Чтобы заставить нас посвятить внеочередное собрание его персоне. Выстрел заставил нас впустить его сюда.
   – Ты так говоришь, как будто хорошо его знаешь.
   – Я занимаюсь этим делом уже несколько лет.
   – Тогда, может, ты скажешь, кто он?
   – В данной постановке вопрос не корректен.
   – Почему?
   – Кто он? А кто президент? Лицо с телеэкрана? Чушь. Лицо – это только лицо. Президент – это корпорация, группа людей. Тоже самое и здесь. Он всего лишь представитель, посланец, курьер, тогда как они… О них мне не известно ничего.
   – Весело, ничего не скажешь, – пробурчал Севастополев.
   – А посему, – перенял инициативу Леденец, – я предлагаю всем пойти спать. Завтра тяжелый день. К тому же он собрал нас здесь не для того, чтобы убить.
   – Откуда такая уверенность?
   – Мы все еще живы.
   На этой оптимистичной ноте я и закончу подглаву.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация