А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Путешествие за край Земли" (страница 35)

   Глава шестая

   – Видишь ли, дружище, – говорит дракон Михаилу, заваривая чай, все не так просто. Большинство двуногих очень четко уяснили себе, что драконы бывают только в сказках. Я таких называю Орден ганглиевой нервной системы. Другие, те, которые чудом узнают о моем существовании, в большинстве своем являются доблестными рыцарями средневековья. Эти хватают меч и мчатся в бой, несмотря на то, что я ничего им плохого не сделал.
   – Ты говоришь о верующих?
   – Да, причем в самом широком смысле слова. Одни верят в науку, другие в бога, третьи в политкорректный рай для всех. Да мало ли… Главное, что они не хотят ничего видеть за пределами своих убеждений. Остальные, кто пытается мыслить самостоятельно, опять таки в своем большинстве начинают копировать древние технологии. кому-то они, возможно, и помогают, но беда в том, что современные люди стали совсем другими. Выросла скорость жизни. Все больше и больше приходится работать головой, пусть даже в рамках примитивного алгоритма.
   – Ты брюзжишь, как старый пердун.
   – А я и есть старый пердун. Я появился вместе с первой формой жизни. Конечно, тогда я был несколько не такой.
   – И ты все помнишь?
   – Нет, конечно, но в виде потенциала во мне это все есть. Как, по-твоему, появилась идея реинкарнации?
   Михаил сделал слишком большой глоток. Чай обжег пищевод, и он принялся часто и глубоко дышать.
   – Обжегся?
   – Немного.
   – Так вот, в определенных состояниях я могу не только более полно воспринимать информацию тела (это происходит, например, с теми, кто курит траву), но и считывать память ДНК и даже элементарных частиц. Память ДНК – это все прошлые жизни, тогда как мистическая пустота – это квантовое единение.
   – Ты говоришь об экспериментах с кислотой?
   – И не только. Галлюциногены в данном случае выполняют роль рекламных проспектов.
   – Что же нужно сделать?
   – Отсечь мне голову.
   – Ты же сам говоришь, что тебя нельзя убивать.
   – Нельзя, – согласился дракон.
   – Однако ты предлагаешь…
   – Отсечение головы мечом понимания – это не убийство, а освобождение. Сделав это, ты сможешь увидеть мое истинное лицо, которое намного красивее этого. Моя голова – это маска, декорация, карнавальный костюм. Здесь мы все комедианты, кривляки и клоуны, только мало кто может это вспомнить.
   – Я недавно читал одну сказку.
   – Сказки – это хорошо.
   – Когда Бог сотворил людей, он совершенно забыл научить их плавать в потоке жизни. Люди толпились на берегу и боялись сделать даже один шаг в сторону жизни. Тогда Бог решил исправить свою ошибку. Он взял всех людей в охапку и бросил на средину потока. Многие сразу же пошли на дно, другие продолжают барахтаться до сих пор. Третьим чудом удалось добраться до берега, и с тех пор они учат детей бояться потока жизни. И лишь совсем единицы овладели искусством плавания настолько, что стали одним целым с этим потоком.
   Зазвонил телефон.
   – Кто это может быть? – удивился дракон, беря трубку, – тебя.
   Дракон передал трубку Михаилу.
   – Привет, – услышал он голос Китайца.
   – Привет.
   – Еще не надоело философствовать?
   – Ты что-то хочешь предложить?
   – Хочу пригласить тебя в гости.
   – Когда?
   – Сейчас. Разве ты еще не понял?

   Глава седьмая

   Большой деревенский дом. Один во всей округе. Рядом с домом живописная беседка. Вокруг до самого горизонта цветут розы. За столом в беседке сидят Китаец, Доктор, Машенька и Марта. Они ждут, когда закипит самовар. Китаец беседует с Доктором. Барышни о чем-то разговаривают между собой. У них счастливые, светлые лица.
   – Ну что, написал свою повесть? – спросил, как бы между прочим, Китаец.
   – Еще нет, – ответил Доктор.
   – Вдохновение кончилось?
   – Дело не во вдохновении. Вдохновение хорошо, когда пишешь рассказики или стихи, а повесть – это марафонский забег. К тому же я все чаще вижу сны. Я не рассказывал?
   – Нет.
   – Я думаю, это сбой программы. Я ложусь спать, но вместо успокоения, мой мозг начинает усиленно работать. Такое впечатления, что полушария раскручиваются до неимоверной скорости, а потом появляется голос.
   – Чей?
   – Не знаю. Возможно, и мой. Я слышу его в голове.
   – Интересно.
   – Голос читает мне сказки. Некоторые из них я вспоминаю, но большую часть…
   – С тобой происходит то, что должно произойти.
   – Все равно…
   – Знаешь, я пришел предложить тебе роль.
   Китаец молча положил перед Доктором чистую визитку.
   – Не думаю, что я к этому готов.
   – А ты не думай. В первую очередь, это должно помочь тебе. Так как?
   – Тебе видней.
   – Кто будет заваривать чай?

   Глава восьмая

   Наутро после сна тело болело еще сильней. Запекшаяся кровь высохла и стягивала кожу. Учитывая небритость, это было неприятно. Несмотря на то, что книга жгла мозг изнутри, Севастополев решил начать день с купания. Он приготовил горячую ванную, и там долго откисал. Потом он позвал дзен-террористов и приказал себя обрить.
   После этого он стал похож на сбежавшего уголовника. Несмотря на боль, тело было цело.
   После ванной он выпил чая, съел сразу десяток вареных яиц и приступил к написанию книги.
...
КНИГА ОТРАЖЕНИЯ(вольный перевод)
   Не ищи ни начала, ни конца. Такова мудрость Змея, не только кусающего свой хвост, но и скрывающего голову свою в хвосте. Таковы Его воля и послание.
   Был Поток Отражающий, было Отражение и было Отражение Отражения. Так появилось все.
   И появились Люди, и увидели Отражение и назвали его Богом, и стало Отражение Богом людей.
   И отразились люди в Боге своем, и сделался Он подобен людям.
   И переняли люди Образ Его, и стали они как два человека: мужчина и женщина.
   Подобно тому, как одни строители возводят фундамент, другие стены, третьи крышу, четвертые убранство внутреннее, так и люди приняли каждый свою часть Образа. Так появились расы и народы.
   Заключили люди Завет с Богом, скрепили его Законом и Кровью. С тех пор Закон и Кровь человеческая всегда рядом и всегда от Бога того.
   И пришел тогда Некто Без Имени с печатью Потока на челе и принес он людям в дар тайну и науку любви, чтобы из любви могли строить путь к Потоку тому Отражающему.
   Рассердился Бог, проклял в сердцах Того, Кто Без Имени, и нарек его Демоном-Отступником, а заодно и проклял всех, кто искали себя в любви даренной.
   Сказал людям Бог: Плодитесь и размножайтесь, но не более, ибо все остальное от Врага человеческого. И нарек он любовь ту грехом великим.
   Приходили другие посланники с вестью живой и игривой, подобно вину молодому. Убивали их люди Божьи, превращали вино в уксус, и поили тем уксусом род человеческий во славу Бога своего, бога Ревнивого.
   Так заговорили и они о любви, но мертва их любовь, горше масла прогорклого.
   Ибо отречение от любви человеческой ради любви небесной: смерть.
   Любовь плотская ради продления рода: пустота.
   Любовь, превращенная в похоть: расточительность.
   Только любовь, подобная реке в половодье, способна снести все преграды в буйстве своем.
   Молчит тот, кто слышит, ибо слово залепляет уши точно воск.
   Говорит лишь тот, в ком созрели вино и мед.
   Соблюдая закон, помни, откуда пришел он.
   Будь невидим.
   Знай: нет иного Бога, кроме…
   Дальше текст утерян (Примечание переводчика).
   Вот и сбылась мечта идиота, – подумал он, заканчивая писать. Вновь захотелось спать, да так, что он еле добрался до кровати. Проснулся Севастополев только на следующий день.
   – Это ты написал? – спросил Миша, когда Севастополев пришел на кухню. Было время завтрака.
   – Ты не писал, – ответил он, – Ты увидел и перевел на язык. То, что мог.
   – Организм, ты гений!
   – Ты – это Ты.
   – Тебя Китаец спрашивал. О здоровье беспокоился и приглашал на чай.

   Глава девятая

   Подглава 1

   Проснулась Зина разбитой. Голова болела так, словно толпа злобных обезьян играла там злобный обезьяний атональный джаз, приплясывая среди извилин. Тело… Блин, словно вагоны грузила, – зло подумала Зина, хотя никогда этим не занималась. Надо было вставать. Она выругалась и закурила сигарету. От курения стало еще хуже. Матерясь, на чем свет стоит, Зина поднялась на ноги. Сначала таблетка. Две. Затем душ и кофе. Стало немного легче.
   В половине первого Зина вышла из дома. В без десяти час она вошла в парк, с другой стороны которого расположилась «Баранка».
   – Зинаида Аркановна! – услышала она незнакомый мужской голос.
   Зина остановилась. Со всех сторон ее окружили серьезного вида мужчины. Их было шестеро.
   – Мы знакомы? – спросила Зина, стараясь не показывать страх.
   – Вы нас не знаете, но мы друзья.
   – Чьи?
   – В данный момент ваши.
   – Видите ли, я спешу.
   – В этом-то и дело! Не надо туда ходить.
   – Что?
   – Поймите меня правильно. Обычно мы не вмешиваемся в дела людей, но сейчас…
   – Что сейчас?
   – Пять минут. Постойте с нами всего пять минут. Потом делайте, что хотите.
   – Но зачем?
   – Потом вы поймете.
   – Спасибо нам скажете, – вмешался в разговор другой мужчина.
   – Похоже, у меня нет выбора.
   – Пройдемте на лавочку. Она чистая.
   Они сели на лавочку. Зина закурила сигарету. Ее совершенно сбила с толку эта выходка серьезных на вид людей. Как в высоко этическом советском кино, – подумала она, – где даже хулиганы в разговоре чуть ли Пушкина не цитировали. Все молчали.
   – Пять минут прошло, – сказала Зина, докурив сигарету.
   – Не смеем вас больше задерживать.
   – Я могу идти?
   – Конечно, Зинаида Аркановна.
   – До свиданья.
   Возле кафе (Баранки) было полно милиционеров и врачей.
   – Что случилось? – спросила Зина, предъявив кому надо удостоверение.
   – Разборки. какие-то уроды перестреляли друг друга.
   У Зины неприятно похолодела спина. Странно, почему я не слышала выстрелов? – подумала она.
   Не успела Зина отойти от кафе, зазвонил мобильный телефон.
   – Зинаида Аркановна? – услышала она мужской голос.
   – Да.
   – Мне надо с вами поговорить.
   – Кто вы?
   – Я жду вас в парке на лавочке.
   У Зины внутри что-то екнуло.
   – Там много лавочек, – тем не менее, сказала она.
   – Вы знаете, о какой лавочке идет речь.
   – Хорошо.
   Ее ждал мужчина средних лет, одетый в дорогой костюм. При ее появлении он поднялся на ноги.
   – Здравствуйте, Зинаида Аркановна.
   – Здравствуйте.
   – Садитесь, пожалуйста. Кирилл Кириллович, – представился он.
   Зина ничего не сказала.
   – Не хочу отнимать у вас много времени, Зинаида Аркановна, поэтому перейду сразу к делу. Мы очень заинтересованы в знакомстве с кое-какими вашими друзьями. Надеюсь, вы понимаете, о ком идет речь?
   – Да, но они мне совсем не друзья, и я не уверена, что смогу с ними встретиться. Особенно после того, что произошло.
   – Наоборот, Зинаида Аркановна.
   – В кафе погиб нужный мне человек.
   – Он не погиб.
   – Откуда вы знаете.
   – Зинаида Аркановна, – произнес он с укором в голосе.
   – Да, конечно… Я себя неважно чувствую.
   – Ваш знакомый опоздал на свидание. Но вы можете его забыть.
   – Хотите предложить мне что-то взамен?
   – Я нет, но, учитывая вашу встречу в парке.
   – Я совершенно не понимаю… – призналась Зина.
   – Обычно подобные встречи классифицируются как контакт с НЛО.
   – Ничего необычного, не говоря уже о летающем, я не увидела.
   – Это еще раз доказывает то, что вы выделены в особую группу людей.
   – Все равно…
   Зина закурила.
   – Так вот, – Кирилл Кириллович вернулся к изначальной теме разговора, – мы очень заинтересованы в знакомстве с вашими друзьями. Вот номер телефона, – он достал из кармана визитную карточку, на которой кроме цифр не было ничего, – я настоятельно прошу вас передать эту карточку господину Китайцу.
   – Я передам, если, конечно же, увижусь с ним, но обещать, что он позвонит.
   – Этого мы от вас не требуем. Скажите господину Китайцу, что мы с большим пониманием относимся к его затее и хотим оказать практически неограниченную финансовую помощь.
   – Я передам.
   – Вы тоже, если потребуется помощь, можете звонить. Поверьте, у нас большие возможности.
   – Спасибо.
   – А теперь извините.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 [35] 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация