А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Путешествие за край Земли" (страница 26)

   Глава пятнадцатая

   Подглава 1

   – Приехали, – сказал таксист.
   – Спасибо, – Катя протянула ему несколько купюр.
   – У меня нет сдачи.
   – Оставьте себе.
   – Спасибо.
   Дом, возле которого вышла Катя, был похож на старинную русскую усадьбу, переделанную на современный манер. В качестве забора использовалась живая изгородь из кленов и колючего кустарника, название которого Катя не знала. К красивой, резной калитке вела дорожка из тротуарной плитки. Калитка была открыта. Катя вошла во двор.
   Двор был большим, просторным, большей частью, поросшим газонной травой. Дорожки все тоже были выложены тротуарной плиткой. В дом было два входа: служебный и туристический. Немного подумав, Катя позвонила в дверь с табличкой «Туристический».
   Дверь открыло непонятно что. Это нечто настолько отличалось от всего, что когда-либо видела Катя, что она буквально впала в ступор.
   – Вы так и будете молчать? – спросило нечто.
   – Мне нужен Мудрый Китаец.
   – Это дом-музей Максима Максимовича, а не китайский ресторан.
   – Я знаю.
   – С чего вы взяли, что Китаец здесь?
   – Можно подумать, вы сами не знаете.
   – Пропустите ее, – послышался мужской голос из глубины дома.
   – Входите, – посторонилось нечто, – следуйте за мной.
   Нечто превратилось в нарядно одетого лакея и чинно прошествовало сначала по коридору, потом на второй этаж и снова по коридору.
   – Как вас отрекомендовать? – спросил лакей перед дверью.
   – Катя.
   – Екатерина, – торжественно сказал он, открывая дверь.
   Комната, куда пригласили Катю, была рабочим кабинетом. За письменным столом сидел Китаец. Рядом с ним стоял кальян.
   – Будешь? – спрос ил он.
   – Не сейчас.
   – Не сейчас будет поздно.
   – Сначала мне нужно решить один вопрос.
   – Так решай. Чего время тянуть.
   – Мне нужен Леденец.
   – Я не торгую сладостями.
   – Ты знаешь, о ком идет речь.
   – И что это меняет?
   – Ты нас познакомил, ты разлучил.
   – Хочешь получить компенсацию?
   – Я хочу его.
   – Хорошо. Но это не бесплатно.
   – Что ты хочешь?
   – Ты готова рискнуть собой ради Леденца.
   – Да, – твердо ответила Катя.
   – Уверена?
   – Я уже сказала.
   – Это может быть опасно.
   – Меня не пугают опасности.
   – Помни: я тебя отговаривал.

   Подглава 2

   По сравнению с домом Отголоскова музей Максима Максимовича выглядел как пособие для начинающих воров-домушников. Деревянные двери, обычные замки и никакой сигнализации. Картина сама просилась в руки. Леденец проглотил слюну. Надо было чем-то себя занять, и он решил побродить по местности.
   Места были замечательными. Я бы даже сказал Тургеневскими, если бы был знаком с его творчеством. С наступлением темноты Леденец вернулся в усадьбу. Тихо, как настоящий ниндзя он приближался к цели. Картина. Все мысли были только о ней. Простота, с которой удалось проникнуть внутрь, настораживала, но никаких ловушек видно не было, да и случись что, он всегда мог бы найти выход.
   Вот она! Картина висела на почетном месте в отдельной комнате. Романтический лунный свет, падающий из окна, делал ее еще более прекрасной. Убедившись, что сигнализации нет, Леденец попытался снять картину.
   Зажегся свет.
   – Браво! – услышал он знакомый голос.
   Леденец повернулся. Перед ним был Китаец собственной персоной. В руках у него было по пистолету.
   – Не двигайся, – спокойно сказал он, – на этот раз я придумал кое-что позабавней. Смотри.
   От стены отделилась тень и убрала ширму, которую леденец принял за стену. За ширмой сидела Катя. Она была связана. Рот заклеен. Прямо в лицо ей смотрела стрела из заряженного арбалета. Леденец побелел.
   – Отпусти ее.
   – Не могу.
   – Она не сделала ничего плохого.
   – Видишь ли, картина, ты и девушка связаны сложной системой рычагов. Тебе предстоит выбор. Хочешь спасти девушку – оставь картину, но тогда она сгорит у тебя на глазах. Если тебе важней картина, бери ее, и стрела тут же вонзится в грудь девушки. Как видишь, все зависти только от тебя.
   – Если я оставлю картину, ты отпустишь девушку?
   – Конечно.
   Громко выругавшись, Леденец бросился к Кате. В тот же миг картина вспыхнула ярким огнем, а арбалет повернулся на 180 градусов.
   – Не буду тебе мешать, – сказал Китаец, – я буду наверху.
   – Зачем тебе все это? – спросил Китайца Леденец через несколько часов после того, как мы его оставили наедине с Катей.
   – Как ты себя чувствуешь?
   – Я счастлив. Такое впечатление, что я заново родился.
   – Я вижу, ты кое-что понял.
   – Наверно. Но если спросишь…
   – Я не буду тебя спрашивать ни о чем. Но попрошу об одном одолжении.
   – Говори.

   Подглава 3

   Ровно в 9 00 утра Зина была во дворе дома– Музея Максима Максимовича. Она была не в настроении. Леденец отсутствовал вторую неделю, а это пахло большими неприятностями. Зная страсть к аферам своего напарника, Зина решила действовать официально: Варианта было два: либо Леденец заполучил свою картину и теперь где-то скрывается, либо его афера провалилась. В любом случае исчезновение Леденца доказывало нерентабельность аферизма на данном этапе расследования. Зина постучала в дверь с надписью «Служебный вход». На стук долго никто не отзывался. Она собралась уже взломать дверь (мало ли что), когда замок щелкнул. Дверь приоткрылась.
   – Туристы обслуживаются с другой стороны, – недовольно прошамкал тощий старик.
   – Я из прокуратуры, – Зина сунула ему под нос только что сотворенное удостоверение.
   – Чего изволите?
   – Я хотела бы поговорить с Максимом Максимовичем.
   – Я доложу.
   – Могу я войти?
   – Конечно, – он открыл дверь, – прошу за мной.
   Идти за еле передвигающим ноги стариком было одно мучение. Так и хотелось дать ему пинка.
   – Подождите здесь, – указал он на диван в гостиной второго этажа, – я доложу.
   – Максим Максимович примет вас в кабинете, – прошамкал вернувшийся через целую вечность старик, – вас проводить?
   – Не стоит беспокоиться. Я сама.
   – Как знаете.
   Зина постучала в дверь.
   – Войдите, – услышала она знакомый голос.
   Зина рывком открыла дверь и быстро вошла в кабинет. За столом сидел Леденец собственной персоной. На столе стоял кальян.
   – Будешь? – спросил он.
   – Ты?!
   – Картина сгорела.
   – Я его жду, а он…
   – Я тебя приглашал.
   – Мне некогда заниматься ерундой.
   – Мне тоже.
   – Тогда пошли.
   – Ты не поняла. Я не хочу больше гоняться за всякими уродами.
   – Но как же задание?
   – Пошло оно на хрен!
   – Так нельзя.
   – Почему?
   – Как ты собираешься возвращаться?
   – Я не собираюсь возвращаться.
   – Ты следователь прокуратуры.
   – Уже нет.
   – Не понимаю.
   – Я нашел свое счастье.
   – А обо мне ты подумал? Мое счастье там, дома.
   – Возвращайся.
   – С пустыми руками?
   – Ты хочешь повесить мою голову у себя в гостиной?
   – Ты знаешь, чья голова мне нужна.
   – Тебе это не по зубам.
   – Это мы еще посмотрим.
   – Я же тебе говорил: бесполезно, – услышала она сзади голос Китайца.
   – Стоять! – крикнула Зина, выхватив пистолет.
   – Вот видишь. Сейчас она выстрелит.
   Китаец сделал шаг вперед. Прогремел выстрел. Пуля осталась там, где была, а вот Зина…
   Ее отбросило далеко назад. На землю.
   – Кстати, о моделировании реальности, – вступил в разговор Леденец, – у нас в городе открывается семинар на эту тему.
   (Помните? Разговор во дворе высокопоставленного лица возле трупа Кирилла Мефодьевича Стародубского.)
   – Вам что, делать больше нечего? – оборвал его начальник милиции.
   – Овладев этой технологией, мы сможем сражаться с преступником на равных, – нашелся Леденец.
   – Я тоже считаю, что леденцу будет очень полезно стать участником этой группы, – поддержала Леденца Зинаида Аркановна.

   Гиперглава четвертая

   В этом сумасшедшем мире быть здравым это и есть быть безумным.
Ошо

   Глава первая

   Подглава 1

   Выбравшись из звездолета, Севастополев юркнул под сваленные в кучу декорации. Повинуясь инстинктам, которые страх включил на полную катушку, он попытался зарыться как можно глубже. В спину уперлось что-то… Дверная ручка! Сзади находилась дверь! Севастополев собрался уже туда нырнуть, когда из звездолета вышел человек в противогазе. Севастополеву мгновенно стало жарко. Он легко себе представил, что бы случилось, если бы он не затаил дыхание! Человек снял противогаз. Это был Китаец! Тот самый, мать его, Китаец, который втянул их всех в эту дурацкую историю. Китаец посмотрел в сторону декораций. Умирая от страха, Севастополев сам практически превратился в часть декораций. Улыбнувшись, Китаец бросил противогаз и, что-то насвистывая, пошел по направлению к двери, которая была как раз напротив звездолета.
   Когда Китаец скрылся за дверью, Севастополев, стараясь не шуметь, попытался открыть свою дверь. Ему повезло. Дверь не только была не запертой, но и открывалась в сторону от Севастополева. За дверью был узкий, длинный коридор, которым давно уже никто не пользовался. Оказавшись там, Севастополев побежал, что было силы. Вскоре стало совсем темно. Обычно остерегающийся темноты, Севастополев ликовал. Его душа пела, переполненная чувством свободы.
   Свобода, как это часто бывает, разбилась, налетев со всего маху на стену. Коридор закончился тупиком. От удара об стену Севастополев на какое-то время потерял сознание. Очнувшись, он первым делом ощупал лицо. Все вроде было на месте. Он попытался встать. Тело отозвалось болью, но двигаться могло. Надо было возвращаться.
   К своему ужасу Севастополев обнаружил, что это невозможно. Сзади, где какое-то время назад был коридор, появилась стена. Его заперли, замуровали в каменном мешке. Так вот что означала улыбка Китайца. Он прекрасно знал, что Севастополеву удалось бежать, и приготовил ему нечто в тысячи раз более ужасное, чем смерть от ядовитого газа.
   Севастополев рухнул на пол и завизжал. Он совершенно ясно представил себе смерь от удушья. Боже, как хотелось жить! Идиот, у тебя есть шанс! – услышал он собственный голос, доносящийся словно откуда-то издалека. Шанс… конечно же шанс… Один раз уже им удалось изменить реальность и оказаться в этом чертовом мире, которым заправляет вездесущий китайский маньяк.
   Отчаяние сменилось мозговым штурмом. Севастополев вспомнил рассказы Джека Лондона, вспомнил Мересьева, почему-то вспомнил Жанну д’ Арк и Джордано Бруно. Запахло дымом. Севастополев закрыл глаза…

   Подглава 2

   Проснулся Севастополев от холода. Пахло затхлостью и сыростью. Сквозило… СКВОЗИЛО! Ненавидящий обычно сквозняки, Севастополев был на седьмом небе от счастья. Сквозило! Он открыл глаза и поднялся на ноги. Помещение было значительно больше, и… Это был погреб, обычный деревенский погреб с банками, склянками и прочей чертовней. По крайней мере, смерть от удушья, да и от голода ему не грозила. Посреди погреба была лестница вверх, к спасению. Забыв про боль (в состоянии шока человек не замечает боли), Севастополев, как настоящий Тарзан прыгнул на лестницу и полез вверх.
   Крышка погреба была придавлена сверху чем-то тяжелым. Этого не могло быть. Севастополев завизжал и затарабанил в нее руками. Буквально через минуту она открылась. От резкого дневного света Севастополев зажмурился.
   – Прикинь, организм, – услышал он молодой мужской голос.
   – Да откуда здесь организм, это глюк, – ответил другой тоже молодой голос.
   – Какой глюк? Ты чего? Откуда у нас глюки? У нас же все кончилось еще на прошлой неделе.
   – Ну и что? Мало ли глюков шляется просто так без дела.
   – Ты глюк или организм?
   Севастополев понял, что обращаются к нему.
   – Я Севастополев.
   – Я же говорил.
   – Что ты говорил? Так может называться кто угодно.
   – Ты не увиливай, отвечай.
   – Я не глюк.
   – А кто ты?
   – Я человек… Жертва злых обстоятельств.
   – Чем же ты их разозлил?
   – Кого?
   – Обстоятельства.
   – Они и без этого оказались довольно-таки злыми.
   – А как ты очутился в нашем подвале?
   – Ты что, завелся там?
   – Это сложно… я сам не знаю, как объяснить.
   – Ну ты даешь! Ладно, вылезай.
   Севастополев открыл глаза. Свет все еще был болезненным, но, прищурившись смотреть уже было можно.
   На кухне, а вход в погреб находился на кухне, за столом сидели двое молодых, лет по 20 с копейками парней. Они ели и пили пиво. Один из них курил.
   Севастополев с большим трудом выбрался из погреба. Оказавшись на свободе, он словно лишился сил.
   – Садись.
   Севастополев вытащил из-под стола свободный табурет и тяжело сел.
   – Пиво будешь?
   – Буду.
   – Держи. Ладно, давай знакомиться.
   – Николай Николаевич.
   – Я Миша, – сказал парень с сигаретой.
   – А я Леша.
   – Где я?
   – Организм, ты в штабе дзен– Террористического движения.
   Севастополев мысленно выругался.
   – Да ты не боись, мы не террористы, мы дзен-террористы. Прибыли сюда для духовной практики. После этого пойдем на поклон к Максиму Максимовичу.
   – А кто такой Максим Максимович?
   – Это наш пророк во плоти.
   – Где мы?
   – В дачном поселке Арсеньево.
   – Так вы дачники?
   – Мы дзен-террористы.
   – А можно мне тоже побыть здесь с вами.
   – В подвале?
   – Лучше нет, но если больше нигде нельзя.
   – Да нет, организм, можно. Но если тебе нравятся подвалы.
   – Это была случайность.
   – В первый раз вижу, чтобы такой организм как ты случайно заводился в подвале. Ну да это твое дело.
   – Только одно условие.
   – Думаю, я соглашусь.
   – Тебе тоже придется заниматься духовной практикой.
   – С огромным удовольствием.
   – Смотри.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 [26] 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация