А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Путешествие за край Земли" (страница 17)

   Глава девятая

   Подглава 1

   Особняк Отголоскова выглядел по спартански по сравнению с жилищами новых аристократов в первом поколении. Он был изысканно прост и абсолютно лишен роскоши. Только ценители и знатоки такого минимализма понимали, что эта холодная простота стОит на порядок дороже золотых унитазов и прочих предметов китча, которые у нас принято ассоциировать с богатством. Сам он тоже не был похож на разбогатевшего на торговле наркотой или оружием нигера. На нем не было ни золотых цепей, ни колец, ни других заменителей пресловутого гвоздя в носу.
   Он был в очень простом на вид домашнем халате, в свободных полуспортивного типа штанах и комнатных тапочках. Встречал гостей он с трубкой в руках. Обычной трубкой (работы настоящего мастера трубок), курение которой приносит покой и равновесие души и тела. Курил он дорогую смесь табаков, пропитанных коньяком и еще чем-то.
   Отголосков не экономил, но и не подчеркивал свое богатство и социальный статус. Он был выше этого.
   – Добрый день, господа, – сказал он, открывая дверь.
   Он сам открыл дверь, не боясь, что его перепутают с дворецким.
   – Здравствуйте.
   – Проходите, пожалуйста.
   Он впустил Леденца и Зину (они пришли вдвоем) в просторную светлую гостиную, где кроме камина, стола, дивана и нескольких кресел ничего не было.
   – Не желаете чаю?
   – С удовольствием.
   – Тогда вам придется поскучать. Я сам открываю дверь и готовлю чай.
   Чай был дорогим (около тысячи долларов за сотню граммов) и искусно приготовленным. К чаю Отголосков подал сушеные фрукты. Во время чаепития не было произнесено ни слова.
   – Культура чаепития позволяет говорить об этом божественном напитке и о красоте, но я предпочитаю молчать. Тем более что слова меркнут, как перед чаем, так и перед красотой. Эти вещи способно передать только молчание.
   – Иногда для этого годятся стихи. Например, Бассе, – поддержала разговор Зина.
   – Бассе… – рассмеялся Отголосков, – он не был поэтом в обычном смысле этого слова. Скорее, этот человек был привратником или ключником. Каждое его стихотворение – это дверь в иную вселенную, такую обычную и такую волшебную одновременно.
   – Так что привело ко мне столь знаменитых сыщиков? – спросил Отголосков, когда лимит вежливости был исчерпан.
   – Нам стало известно, что вы приобрели на аукционе «Раздумья» некоего К. Л.
   – Надеюсь, с законностью сделки все в порядке? – спросил Отголосков.
   – Абсолютно.
   – Тогда в чем вопрос?
   – Дело в том, что я был фактически свидетелем ее появления на свет.
   – Очень интересно.
   – Картина явилась результатом убийства.
   – Вы уверены?
   – Абсолютно.
   – Очень интересно. Я этого, честно говоря, не знал.
   – Мы бы хотели, если это возможно, взглянуть на картину, чтобы убедиться, что речь идет именно о той самой картине.
   – Только при одном условии.
   – При каком?
   – Вы мне подробно расскажете историю этой картины.
   – Договорились.
   – Тогда прошу за мной.
   Они поднялись наверх по удобной лестнице из дорогих сортов дерева, прошли по просторному коридору и очутились в небольшой три на три метра комнате, в которой кроме картины не было ничего.
   – Эту комнату я сделал специально для нее, – сказал Отголосков.
   В кровь Леденца хлынул адреналин. Это действительно была та самая картина.
   – Узнаете? – спросил Отголосков.
   – Несомненно. Это она.
   – Тогда ваша очередь выполнять обещание.
   – А зачем вам это?
   – Каждый коллекционер желает знать все о предметах своей коллекции.
   – Вы коллекционер?
   – Несомненно.
   – У вас большая коллекция?
   – Только один предмет. Картина. Вас это удивляет?
   – Нет.
   – Тогда в чем дело?
   – А дело в том, что вы и есть тот самый К. Л., черный человек, загадочный незнакомец, Китаец, благодаря которому мы оказались в этой пародии на реальность.
   – Что ж, не плохо, Леденец. Вы хорошо поработали. Что вы намерены делать дальше?
   – Арестовать вас по обвинению в убийстве, мошенничестве и неуважении к следствию.
   – Мне вызвать такси?
   – Позвоните лучше в милицию.
   – Надеюсь, я могу воспользоваться услугами адвоката?
   – Это ваше полное право.
   – Замечательно.

   Подглава 2

   – Ты? – удивился Леденец, когда в кабинет куэнзера вошел тот самый адвокат, друг Доктора и гроза всех ментов.
   – Я, – спокойно ответил он.
   – Какими судьбами?
   – Нам по делам служебным и не такое приходится делать. Нам жиреть головой некогда.
   Из уважения к арестованному допрос решили проводить в кабинете куэнзера. Присутствовали: Отголосков (он все еще был под этим именем), адвокат, куэнзер, Леденец и Зина.
   – Приступим, – сказал куэнзер.
   – Ладно, – начал защиту адвокат, – так в чем обвиняется мой клиент?
   – В убийстве, краже, сговоре с целью завладения чужим имуществом, мошенничестве и неуважении следствия.
   – Вы признаете себя виновным?
   – Разве что в убийстве.
   – Кого и как вы убили?
   – Не далее как вчера я скормил одной даме невинных младенцев мужского пола.
   – Вы сказали младенцев?
   – Да.
   – То есть, вы воспользовались множественным числом?
   – Да.
   – Какое количество младенцев вы убили.
   – Точно не знаю. Но около пятидесяти миллионов.
   – Сколько?! – переспросили в один голос Леденец и куэнзер.
   – Шутки в духе Алистера Кроули? Старо, – поморщилась Зина.
   – Больше в обозримом прошлом я никого не убивал.
   – А кто тогда убил (я все еще не решаюсь назвать имя ТОГО покойного), Кирилла Мефодьевича Стародубского, и неизвестного на краю Земли?
   – Не знаю, – спокойно ответил Отголосков.
   – У нас есть неоспоримые доказательства вашей вины.
   – Так уж они и неоспоримы? – вмешался адвокат.
   – Что вы хотите этим сказать?
   – Начнем по порядку. У вас есть доказательства того, что мой клиент является автором картины «Раздумья». Мы этого не отрицаем.
   – Да, но она возникла в результате убийства.
   – Совсем не обязательно.
   – Что вы хотите этим сказать?
   – А то, что господин … к тому моменту был уже мертв.
   – Как долго?
   – Не более нескольких минут.
   – В таком случае как вы объясните тот факт, что вашему клиенту потребовалось всего несколько минут, чтобы оказаться на месте преступления?
   – Как вы уже знаете, мой клиент обладает набором неких паранормальных способностей. Это способности позволили «услышать», что господин … мертв. После этого мой клиент отправился к нему домой с целью создания картины.
   – Да, но на каком основании?
   – На основании договора с господином …. Вот текст, – адвокат положил на стол несколько печатных листков договора, который четко регламентировал поведение художника.
   – Ладно. Что вы скажете по поводу убийства Кирилла Мефодьевича Стародубского?
   – А разве он был убит?
   – Что?
   – Он поскользнулся в ванной. У меня есть видеозапись камеры наблюдения.
   – Но позвольте.
   – То, что вы наблюдали, было скульптурой, созданной моим клиентом согласно договору с господином Стародубским. Вот текст, – на столе вновь появились печатные листки, – вот копия видеозаписи. Оригинал снят в ином формате, и его нельзя посмотреть на имеющейся в наличии аппаратуре, – рядом с договорами появилась видеокассета.
   – Как вы, в таком случае, объясните появление тела на краю земли?
   – Никак. Скажу только, что мой клиент к этому не имеет никакого отношения. Вы можете доказать обратное?
   Леденец покраснел, но ничего не сказал. Куэнзер во время разговора старался сохранять нейтралитет, а Зина слушала с отсутствующим видом.
   – Что у нас еще осталось?
   – Кража, сговор с целью завладения чужим имуществом, мошенничество и неуважение следствия.
   – О какой краже идет речь?
   – О краже вещественного доказательства с места преступления.
   – Учитывая, как мы выяснили, что картина никоим образом не является вещественным доказательством преступления, ни о какой краже вещественного доказательства речи и быть не может. Теперь о сговоре с целью… как вы сказали?
   – С целью завладения чужим имуществом.
   – Ладно. Пусть будет так. Что вы подразумеваете под этим определением.
   – Кражу шахматного единорога.
   – Ну, это не серьезно. Вы-то должны это понимать.
   – Мошенничество.
   – Мошенничество. Какое?
   – Зачем было вашему клиенту устраивать весь этот фарс с аукционом?
   – Таковы правовые нормы. Так, например, иностранцам чтобы получить визу в Россию надо быть за границей, и тем из них, кто уже находится на территории России, приходится выезжать за ее пределы. Вы же не называете это мошенничеством. Что же касательно неуважения следствия…
   – Об этом можете не беспокоится, – вставил свое веское слово куэнзер.
   – В таком случае нам больше не о чем говорить в рабочей обстановке.
   – Один момент, – продолжил куэнзер, – позвольте мне принести извинения…
   – Не стоит, – оборвал его Отголосков, – мы все прекрасно понимаем, что Леденец действовал из лучших побуждений. Так что будем считать недоразумение исчерпанным. Я могу идти?
   – Конечно.
   – Честь имею.

   Глава десятая

   Подглава 1

   Новых соседей было трое. Мужчина и две женщины. Никто не видел, как они вселялись, и это при всеобщей любви к сплетням! Появились они субботним утром. В квартире, расположенной прямешенько над жилищем Маленького. Соседи его и разбудили около полудня. Мало того, что они включили музыку, смеялись и вообще вели себя вызывающе, они, судя по топоту, как какие-то буржуи ходили по дому в обуви, совершенно не стесняясь стучать каблуками.
   Первой реакцией Маленького было удивление: несмотря на то, что его участие в судьбах почивших с миром соседей не было доказано, оставшиеся в живых интуитивно чувствовали нависшую над ними угрозу и старались вести себя тихо и незаметно. Новенькие были на удивление не пуганными.
   Удивление сменилось негодованием. Душа Маленького жаждала действий. Он быстро поднялся с постели, почистил зубы, позавтракал, оделся, взял мусорное ведро и отправился на разведку.
   На лавочке у подъезда сидела одинокая старушка: первая вестница ежедневного съезда сплетниц.
   – Здравствуйте, Семеновна.
   – Здравствуй-здравствуй.
   – Чего одна?
   – Так сериал все смотрят.
   – А ты?
   – У меня телевизор сломался.
   – Так к кому-нибудь в гости бы пошла.
   – Я лучше погуляю. Свежий воздух. Сам понимаешь.
   – Ты случайно не знаешь, кто вселился в 59 квартиру?
   – Знаю. Мужчина и две женщины. Очень милые люди.
   – Как мужчина и две женщины?
   – А так.
   – Муж, жена и дочка?
   – Говорю же тебе: мужчина и две женщины.
   – Понятно. А имен ты не знаешь?
   – Знаю: Михаил, Марта и Катя.
   – А кто они?
   – А вот этого не знает никто.
   Вернувшись домой, он поставил на место мусорное ведро, вымыл руки и только после этого взял телефонную трубку. Рука привычно набрала известные каждому советскому и постсоветскому человеку цифры.
   – Отделение милиции. Дежурный Мохоедов.
   – Здравствуйте. Вас беспокоит Вениамин Леопольдович Маленький. Хочу сообщить информацию о соседях. Сегодня, проходя мимо квартиры 59, я отчетливо услышал запах горелой конопли и еще какой-то химии. из-за двери доносилась музыка, шум и идиотский хохот. Голосов было много. Возможно, новые соседи устроили там притон.
   Дежурный поблагодарил Маленького за информацию и пообещал прислать оперативную группу.
   – Только вы поспешите, пока они улики не уничтожили, – сказал на прощанье Маленький.
   Не прошло и двадцати минут, как музыка наверху стихла.
   – То-то мне, – сказал он злорадно воображаемым соседям.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [17] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация