А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Дни под солнцем" (страница 8)

   Глава 8

   Проводив Лолу, Пиа вернулась в гостиную.
   – Как ты посмел сказать такое обо мне? – выпалила она, чуть ли не дрожа от ярости. – Даже если так, почему ты не подумал обо мне?
   – Наоборот, – возразил Валентино. – Именно подумав о тебе, я счел своим долгом сказать тебе об этом. Именно я привез тебя сюда. И я хорошо помню, как ты нервничала, когда со мной не флиртовала.
   – Флиртовала? Я?! – Пиа возмущенно выпрямилась. – Я никогда не флиртую с иностранцами!
   – Тогда, значит, то, что ты целовала меня, это плод моего воображения? Я не стал заострять на этом внимание раньше, так как ты была уставшей. Но ты меня целовала, а затем почему-то начала все отрицать. И может быть, это также мое воображение – вчера ты была испугана, когда вернулась домой? Может быть, мне приснилось, что спустя всего пять минут ты таяла в моих объятиях? И если бы я не ушел, еще неизвестно, чем бы закончился вчерашний вечер.
   – А то, что я могла немного нервничать, тебе не пришло в голову? Любая женщина на моем месте чувствовала бы себя несколько настороже. Я думала, что могу тебе доверять. – В ее голосе послышалась горечь. – Увы, я ошиблась…
   Валентино придвинулся к ней ближе, и в голове Пии снова воцарился сумбур.
   Как ему удается так влиять на нее? Если он сейчас коснется Пии, она сама прильнет к Валентино, невзирая на то что была сердита на него.
   И Валентино дотронулся. Его руки обхватили ее запястья, и по жилам Пии пробежал огонь желания.
   Она могла бы стряхнуть его руки, но ей почему-то этого не хотелось. Наоборот, Пии хотелось большего. Хотелось прижаться к сильному, поджарому телу, снова ощутить вкус его губ, тепло рук на своем теле…
   Валентино наклонил голову и властно прижался к ее губам. И Пиа безвольно подчинилась мужской силе. И не просто подчинилась, она со стоном вернула ему поцелуй и сама стала целовать его в ответ, прижимаясь к нему все сильнее.
   Прервал поцелуй Валентино.
   – А теперь что? – задыхаясь, спросила она. – Ты снова?.. Ох!
   Валентино поднял ее на руки и понес в спальню. Этого времени оказалось достаточно, чтобы Пиа осознала, что происходит.
   – Что ты делаешь? – потребовала она, хотя голос у нее срывался.
   Валентино уложил ее на середину постели и стал срывать с себя рубашку, джинсы, трусы. Пиа умолкла, любуясь его отлично сложенным телом и загораясь от желания. Как же он был возбужден! Возбуждение Валентино передалось ей. Хотелось, чтобы их обнаженные тела поскорее переплелись, хотелось поскорее ощутить его силу, почувствовать исходящий от него жар.
   Без всякого смущения, что за ним наблюдают, Валентино вытащил упаковку презерватива.
   Губы у Пии пересохли.
   Валентино лег поверх нее.
   – Как ты думаешь, что я делаю? – ответил он вопросом на вопрос. Желание темным пламенем сверкало в его глазах. – Проверяю, так ли мягка и упруга кровать, как ты мне сказала.
   Приподнявшись, Валентино стянул с нее топ. Пии пришлось помочь ему расстегнуть лифчик. Зато когда ее груди оказались на свободе, вознаграждением стал выдох Валентино и его расширившиеся глаза.
   Он что-то простонал на итальянском.
   – Что ты сказал? – потребовала Пиа.
   – Ты не догадываешься? Ты прекрасна. Твои груди как персики. Боже, ты сводишь меня с ума!
   Он поцеловал каждую грудь, поддерживая их руками. Спина Пии выгнулась дугой. Она учащенно задышала. Другой рукой он проник ей под юбку и стянул с нее трусики. Почувствовав, как его рука накрыла увлажнившийся холмик с порослью мягких волос, Пиа не смогла сдержать стона.
   Валентино что-то пробормотал и нетерпеливо избавился от юбки – теперь Пиа лежала перед ним полностью обнаженной. В ней разгорался огонь желания. Пиа чувствовала, как ее охватывает страсть. Но тут же к ней пришло напоминание. А что, если страсть оставит ее в последнюю минуту? Может, ей следует предупредить Валентино?
   – Валентино, – прошептала она, остро ощущая свою наготу. – Есть кое-что, о чем мне нужно тебе сказать.
   Он нежно убрал прядь волос с ее лица.
   – Ты чересчур волнуешься, дорогая. Доверься мне. – И одним движением он очутился внутри ее. Пиа услышала его стон, а затем и вопрос, произнесенный хриплым голосом: – Все хорошо?
   Пиа прислушалась к себе, но не чувствовала ничего, кроме нараставшего желания. Она улыбнулась ему и кивнула.
   – Все прекрасно, – прошептала она. – Не останавливайся.
   Валентино коснулся ее губ:
   – Я не смог бы, даже если бы захотел.
   Он задвигался внутри ее, и с каждым его движением Пиа чувствовала, как ее словно поднимает вверх какая-то волна. Она плыла в море наслаждения, но ей этого было мало, мало!
   Ритм убыстрился. Ее тело сотрясалось, но Пиа жаждала еще большего удовольствия.
   – Ты потрясающая, – услышала она словно издалека.
   На ее губах появилась чувственная улыбка. Она дотронулась ладонью до щеки Валентино, сильнее обхватила ногами его талию.
   – Ты тоже, – прошептала она. – Ты тоже великолепен.
   Пиа снова закрыла глаза и унеслась к берегам неземного блаженства. Дорога на пик заканчивалась, и скоро Пиа уже кричала, не слыша и не видя ничего, испытывая только необыкновенное удовольствие. Чуть позже к ее крикам присоединился стон Валентино.

   Позже они лежали, прижавшись друг к другу в наступавших сумерках. Валентино то и дело целовал ее в обнаженное плечо, в грудь, снова и снова ласкал ее тело, что-то благоговейно шепча по-итальянски.
   Пиа уже не интересовалась переводом, захваченная собственными обостренными чувствами. И самое главное – она больше не испытывала страха, что у нее может что-нибудь не получиться. Счастье так и переполняло Пию.
   Иногда Валентино просто смотрел на нее, и в глазах его сияло такое восхищение, что Пиа чувствовала себя самой прекрасной женщиной на свете. Это было необыкновенное чувство.
   Но спустя какое-то время она поймала его ставший серьезным взгляд и увидела прорезавшую его лоб морщинку.
   – Что случилось? – тревожно спросила Пиа. – Почему ты выглядишь таким мрачным?
   Она провела пальцем по его словно высеченному из мрамора лицу, поцеловала его грудь.
   По жилам Валентино снова пробежал огонь желания. Губы Пии коснулись его соска, опустились ниже. Затем она подняла голову, и в ее глазах сверкали смех и обещание. И в них было что-то еще, чему Валентино не знал названия.
   – Разве ты не рад, что остался? – шепотом спросила Пиа.
   Валентино коснулся ее лица:
   – Пиа, сокровище…
   Необыкновенным усилием воли Валентино заставил себя подняться. Встав с кровати, он обернулся и увидел потрясенное лицо Пии.
   – Ты уходишь?
   Валентино избегал смотреть ей в глаза.
   – Я был бы рад остаться, правда, но сегодня вечером мне нужно кое-что сделать.
   Пиа смотрела на него, словно видела впервые в жизни. Затем, словно осознав свою наготу, закуталась в простыню, как если бы это была броня.
   Валентино быстро оделся, чувствуя себя не в своей тарелке.
   – Ладно, – сказала Пиа, и ее собственный голос показался ей чужим. – Спасибо за потрясающий секс.
   Валентино ощутил укол вины.
   – Мне правда нужно идти, – беспомощно произнес он. – Секс и вправду был потрясающий. Пиа, я ничего не обещал…
   – Знаю, – ровно произнесла она, встречаясь с ним взглядом и плотнее укутываясь в простыню.
   Повисла неловкая тишина. Валентино подумал было снова заключить ее в объятия и утешить, но он себе не доверял.
   – Ну ладно, – неловко произнес он. – Еще увидимся.
   С этими словами Валентино ушел.

   Глава 9

   Оставшись одна, Пиа задумалась.
   «Неужели я влюбилась в Валентино Сильвестри? Нет, такое невозможно!» – поспешила она успокоить себя.
   Но как понимать поведение Валентино? Он целует ее, занимается с ней любовью и уходит, как будто между ними ничего не было. Это задевает. Пиа все-таки живая, и у нее есть чувства, пусть даже после болезни она еще не полностью восстановилась.
   Но во всем этом была и положительная черта. Пиа чувствовала – она действительно восстанавливается, к ней возвращаются эмоции. Значит, не за горами и ее утраченная способность рисовать. Осталось немного потерпеть – и она совсем исцелится.
   Ее мысли вернулись к приглашению Лолы. Что же такое произошло между семьей Фиорелло и Валентино? Почему Валентино испытывает столь сильную неприязнь к друзьям Лорен?
   «Надо будет спросить у него в следующий раз, – решила Пиа, – чтобы знать все наверняка. Если, конечно, я еще с ним встречусь».

   Прошло два дня, и Пиа неожиданно осознала, что за это время никуда не выходила. Неужели она опять начала сторониться жизни? Да, конечно, она пыталась рисовать, но все равно это не то…
   Более того, она избегала Валентино Сильвестри! Но самое печальное заключалось в том, что и Валентино за эти два дня также не навестил ее. И что у него за дела такие в Позитано, если он работает в другом месте? Впрочем, пора в самом деле прекращать о нем думать! Он не заслуживает этого. И уже с завтрашнего дня у нее начнется новая жизнь, в которой места Валентино не будет.
   Если бы только она так остро не испытывала разбуженного им желания! Пии безумно хотелось повторения того, что между ними уже произошло. Грустно это сознавать, но именно так оно и было. Хорошо, что приглашение на вечернику на виллу Фиорелло подоспело как нельзя кстати! Она развеется, познакомится с новыми людьми, которые заставят ее забыть про Валентино, а дальше уж сама… Если бы только не скалы, о которых упомянул Валентино! Впрочем, Пиа постепенно начинала привыкать к тому, что живет на краю отвесных скал, у подножия которых плещется море.
   «Да, мне есть чем себя занять, – решила Пиа. – Можно сходить окунуться в море – когда-то я любила купаться. Нет, я не пойду на кишащие туристами пляжи, но ведь наверняка можно найти какой-нибудь уединенный пляж…»
   На следующее утро Пиа проснулась с твердым решением провести утренний заплыв. Хорошо еще, в порыве оптимизма она захватила в Италию купальник – сейчас он придется как нельзя кстати. И местечко для заплыва Пиа тоже приглядела – оно находилось как раз между квартирой Лорен и домом Валентино, однако, когда Пиа ступила на небольшой пляж, представлявший собой расщелину в скале, оказалось, что место уже занято – и не кем иным, как Валентино!
   Именно он сидел на пляже, обхватив руками колени, и смотрел в море, где в некотором отдалении на волнах покачивалась яхта.
   Словно почувствовав чье-то присутствие – неужели она себя чем-то выдала? – Валентино оглянулся и словно окаменел. Конечно, он быстро расслабился, однако Пиа заметила, какое напряжение появилось поначалу в его фигуре.
   Первым импульсом Пии было вновь подняться к себе, но в этом не было толку, раз он ее уже заметил. Поэтому, распрямив плечи, она пошла ему навстречу. Стоило ей приблизиться к Валентино, как пространство между ними словно оказалось заполненным однажды разделенной страстью. У Пии родилось ощущение – Валентино думает о том же, что и она. О ее наготе. О своей. И о них обоих…
   Валентино был не брит, и Пию охватило страстное желание провести рукой по его колючей щетине. Она сжала кулаки, чтобы не уступить соблазну.
   – Привет, – поздоровалась Пиа, чувствуя, как пересохли у нее губы.
   – Доброе утро, – приветствовал ее Валентино.
   Он встал и подхватил свое полотенце с гальки.
   Пиа попыталась не смотреть на него, но так и не смогла отвести взгляд от атлетической фигуры. На нее нахлынули воспоминания о событиях трехдневной давности, об испытанном в его объятиях удовольствии. Пиа почувствовала, как жаркая волна прихлынула к щекам…
   Валентино выпрямился и взглянул на нее с нескрываемым одобрением, как будто не чувствуя никакой натянутости между ними.
   – Я не ожидала здесь никого встретить, – не зная, что еще сказать, проговорила Пиа. – Тем более тебя.
   – Я не видел тебя пару дней, – как ни в чем не бывало сказал Валентино. – Думал, ты куда-то уехала.
   – Нет. – Она опустила глаза. – Я работала.
   – Рисовала?
   Пиа кивнула и пнула несколько камешков носком босоножки.
   Валентино несколько секунд изучал ее лицо, затем придвинулся ближе:
   – Я заметил, ты рисовала в кафе. Должно быть, прекрасно быть художником. Иметь способность к рисованию.
   Пиа решила поддержать этот вежливый разговор:
   – Да, иногда это чудесно. – Она устремила взгляд по направлению к скалам. – Хотя иногда бывает, что и нет…
   – Ты ничего не сказала об этом, когда мы ехали сюда, – продолжал Валентино. – Ты рисуешь на балконе? Однажды мне показалось, что на балконе мелькнули светлые волосы. Но я не видел холста и других принадлежностей художника.
   Пиа ничего не ответила, и между ними воцарилась тишина. Валентино устремил взгляд на море, как будто не зная, что еще сказать.
   – Ты собиралась поплавать? – наконец спросил он, переводя взгляд на нее.
   – Поплавать? – переспросила Пиа, мысленно встряхивая себя. – Ах, поплавать. Ну да, я хотела… В общем…
   Валентино нахмурился:
   – Ты хорошо плаваешь?
   – А что? – настороженно спросила Пиа, не желая ничего слышать про свои страхи.
   – Просто хочу предупредить – здесь очень сильное течение, – пожал плечами Валентино, – вот и все.
   Пиа взглянула на его волосы – с них все еще стекала вода. Должно быть, Валентино сам только что искупался.
   – Спасибо, – поблагодарила его Пиа, – я учту.
   – Значит, ты не боишься?
   Пиа распрямила плечи.
   – А чего мне бояться? – резко ответила она, беглым взглядом охватив фигуру Валентино.
   Конечно, она не атлет, но плавать умеет! К тому же она не собиралась заходить в воду глубже чем по грудь.
   Валентино снова пожал плечами и, к изумлению Пии, вновь уселся на полотенце.
   – Побуду здесь на всякий случай, – с кривоватой улыбкой, сводящей ее с ума, сказал он. – Вдруг тебе понадобится спаситель?
   Что, снова раздеваться перед ним? Пиа почувствовала, как теплая волна стеснения заливает ей щеки. И пути назад нет. Придется доказывать свое утверждение.
   Пиа перевела взгляд на море. Огромные волны накатывали на пляж. Она внутренне содрогнулась.
   Может, сказать, что она передумала, и просто посидеть на пляже? Но если так, то о чем ей говорить с Валентино? Почему после их близости он взял и убежал? Нет, у нее есть гордость! К тому же верный способ избавиться от страха – это испытать себя. «Я буду благоразумна», – решила Пиа, сбрасывая с себя одежду и притворяясь, что не замечает устремленный взгляд, прожигавший ее как огонь.
   Какую игру ведет с ней Валентино? Она не девочка на одну ночь!
   С отведенными назад плечами она пошла к морю, внутренне замирая от страха. Ну нет, она не повернет назад, ни за что не даст ему повод снова заговорить о ее страхах.
   Волна окатила ноги. Пиа вздрогнула – вода оказалась холоднее, чем она думала. Стиснув зубы, она сделала еще несколько шагов по каменисто-песчаному дну, весьма круто уходившему вниз. Пиа продвигалась вперед маленькими шажочками, предварительно проверяя глубину. Но все оказалась напрасно. Вот еще один шаг – и дно словно ушло у нее из-под ног. Кое-как Пиа выбралась на поверхность. Не удержавшись, она посмотрела назад. Валентино уже не сидел, а стоял, напряженно глядя в ее сторону, словно раздумывая, бросаться ли ему ей на помощь, или пока еще рано?
   Неожиданно Пиа ощутила, как ее подхватила сильная волна. Должно быть, это было то самое сильное течение, о котором ее предупреждал Валентино. Оно действительно было очень мощным. Пии приходилось напрягаться изо всех сил, чтобы течение не понесло ее прямо на скалы.
   Ее охватила знакомая паника. Пиа сбилась с ритма, поперхнулась, когда в рот ей попала соленая вода.
   «Да, помощь бы мне совсем не помешала», – мелькнула у нее мысль. Почти сразу она ощутила, как ее талию обхватила сильная мужская рука. Пиа повернула голову и увидела рядом с собой Валентино.
   С его помощью она снова добралась до берега.
   «Если бы не он, – подумала Пиа, – еще неизвестно, чем бы все могло закончиться».
   На берегу Валентино накинул на нее полотенце и с ласковой улыбкой взглянул ей в лицо. Пиа укуталась в полотенце, старательно отводя взгляд. «Да, он меня предупреждал, ну и что?»
   – Спасибо, – напряженным голосом поблагодарила его Пиа. – Но я бы сама со всем справилась.
   Валентино лишь хмыкнул.
   – У тебя кровь на ноге, – вдруг сказал он.
   Пиа опустила глаза и увидела, как по ее ноге действительно стекает кровь. Должно быть, она не заметила, как ударилась об острый угол подводного камня и рассадила себе коленку.
   – Надо чем-нибудь обработать рану, – предложил Валентино. – Можешь обмыть сначала ее морской водой, она хорошо дезинфицирует.
   – Каменные пляжи не очень удобны, – пожаловалась Пиа. – У нас в Австралии пляжи песчаные.
   – Скажи спасибо Везувию, – усмехнулся Валентино. – Ладно, пойдем…
   В его голосе послышались командные нотки, но Пиа сделала вид, что их не заметила. Чувствуя на своей талии сильную руку, она подошла к лестнице и подняла голову. Да уж, подниматься – это не спускаться.
   Словно почувствовав ее сомнения, сможет ли она одолеть путь наверх, Валентино, ни слова не говоря, подхватил ее на руки и легко, словно она ничего не весила, понес по ступенькам.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11 12 13

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация