А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Дни под солнцем" (страница 7)

   Ему правда необходимо встряхнуться и взять себя в руки. Если позволить себе ничего не делать, то в скором времени он действительно втрескается в Пию по уши. И что тогда ему с этим делать?
   Пиа почувствовала, как Валентино отдаляется от нее, и прикусила губу. Может, она сказала слишком много? Должно быть, она просто оказалась поймана врасплох и не смогла с собой справиться. Поэтому и поделилась своим горем. К тому же вскоре после смерти произошел тот случай в банке, и она просто не осознала свою потерю в полной мере. И только сейчас, когда она начала наконец приходить в себя, это и происходит.
   Она перевела дыхание. Говорить о пережитой трагедии было не время и не место.
   – Ой, смотри! – сменила она тему беседы. – Там кто-то машет тебе.
   Пожилой мужчина, одетый в белый костюм и кепи, цветную рубашку, широкой шелковый галстук и белые кожаные туфли, стоял возле ограды и махал палкой. Валентино проследил за ее взглядом, вскочил и махнул рукой. Пожилой мужчина, хромая, вошел в кафе и обнял его.
   После теплого приветствия Валентино представил его как Луиджи, большого друга своего деда, и пригласил пожилого синьора присоединиться к ним за столиком. Луиджи вежливо приветствовал Пию на ломаном английском и почти сразу что-то затараторил по-итальянски.
   Пиа некоторое время напрягала слух, пытаясь что-нибудь понять, но ее знаний итальянского оказалось явно недостаточно. Она уловила лишь одно – речь шла о внутренней жизни в Позитано. Из-за непонимания Пиа быстро утратила интерес к их беседе и рассеянно потянулась к своей сумке, чтобы вытащить оттуда карандаш и блокнот.
   Валентино целиком сосредоточился на Луиджи, и Пии представилась возможность внимательно изучать их лица. Все так же рассеянно она сделала несколько набросков обоих лиц – молодого и пожилого – и продолжила прорабатывать лицо Валентино, как наиболее примечательное: широкий лоб, прямой нос, темные выразительные глаза. Закончив набросок его портрета, она приступила к рисованию Луиджи, с его испещренным морщинами лицом и глазами, сохранившими ясный взгляд.
   Тем временем мужчины, судя по всему, наговорились. Луиджи встал и тепло попрощался с ними обоими. Кивнув в сторону Пии, он произнес что-то, что вызвало улыбку на губах Валентино. Правда, улыбка мгновенно пропала, а ее место заняла морщина на лбу.
   Его взгляд упал на ее блокнот.
   – Что ты делаешь?
   – Так, сделала несколько набросков, пока вы разговаривали, – легко ответила Пиа, быстро захлопнула блокнот и положила его в сумку. – Мне показалось, Луиджи был счастлив тебя видеть. Представляю себе, как обрадовался тебе твой дед!
   На лице Валентино появилась печаль.
   – Я слишком долго отсутствовал. Дед всегда был крепкий. Мне казалось – с таким здоровьем, как у него, он будет жить вечно! Но когда я увидел его, понял, как сильно сдал старик. – Валентино вздохнул и улыбнулся. – Ладно, забудем об этом. Лучше давай поговорим о том, о чем нам обоим хочется поговорить.
   Пиа удивленно подняла брови, хотя сердце у нее сладко екнуло.
   – О чем же?
   Валентино подался вперед, почти касаясь ее рук:
   – О нас.
   – Разве «о нас» существует?
   Валентино на миг прикрыл глаза, затем внимательно посмотрел на нее:
   – У тебя есть любовник?
   – В настоящий момент нет.
   Валентино мягко усмехнулся:
   – Позволь мне догадаться. Кто-то тебя очень обидел…
   – С чего ты решил? – Она склонила голову набок.
   – Иначе почему тебе быть одной?
   – А почему ты один? – вернула ему его же вопрос Пиа.
   Откинувшись на спинку стула, она повертела в руках чайную ложку, притворяясь спокойной, хотя сердце у нее забилось чаще. В одном Пиа была уверена: Валентино еще рано знать о ней слишком много. Уж во всяком случае, не все, что произошло с ней за последний год…
   – Я даже не понимаю, зачем тебе об этом знать, – гордясь, что ей удался столь ровный тон, добавила она.
   Валентино распрямил широкие плечи.
   – Я тоже не понимаю, просто мне хочется знать. Я должен знать! – с чувством произнес он.
   О нет, она вовсе не готова ни к чему серьезному!
   Пиа поспешила отвести взгляд от словно проникающих в самую ее душу темных глаз.
   – У всех в жизни случаются разочарования, – негромко произнесла она. – Ты собираешься рассказать мне о своих?
   – Нет, я джентльмен, – с улыбкой сказал он. Затем выражение его лица посерьезнело. – Так как, Пиа?
   Их руки соприкоснулись, и Пиа почувствовала, как между ними словно пробежал электрический ток. Валентино удавалось затронуть в ней какую-то тайную струну ее души, до которой не смог добраться даже Иен. Валентино сильнее сжал ее руку, словно наполняя своей мужской силой. Сердце Пии забилось неровно. Она не смогла бы отдернуть свою руку, даже если бы очень захотела.
   Пиа приподняла одно плечико.
   – Разве мы не можем встретиться для обоюдного удовольствия, а затем разойтись, оставшись друзьями?
   Валентино смотрел на нее не отрываясь.
   – Ты хочешь сказать – никаких обещаний, никакого прошлого?
   – Зачем все усложнять? Какое отношение наше прошлое имеет к нам?
   – Ты всегда была такой свободолюбивой?
   Пиа заколебалась. Ее инстинкт говорил ей – довериться ему будет ошибкой. Вряд ли она встретится с Валентино, когда они расстанутся. С другой стороны, он призывал ее открыться. Валентино, с его жгучими темными глазами…
   – А что такого в том, если два человека находят друг друга привлекательными, утоляют любопытство и расходятся? Ты старше меня. Ты понимаешь, о чем я говорю.
   Валентино вздохнул, лицо его стало более замкнутым.
   – Понимаю.
   Словно скрывая свое замешательство, он дал знак Тони принести их счет.
   Пиа Ренферн разделяла его взгляды, и это просто превосходно!
   Так почему же он чувствует разочарование?

   Глава 7

   Замешательство – вот что чувствовала Пиа. Неужели она сама фактически предложила Валентино легкую интрижку без всяких обязательств? Неужели позволила своему влечению к этому мужчине одержать верх над разумом?
   С другой стороны, что плохого в том, чтобы немного пощекотать себе нервы? Она так давно не испытывала простых человеческих чувств! Почему бы не позволить себе снова стать женщиной? Почему она не может позволить себе страсть?
   «Потому, – прошептал внутренний голос, – что ты рискуешь влюбиться в Валентино Сильвестри».
   «Ну, до этого еще далеко», – возразила сама себе Пиа и решительно тряхнула волосами.
   Да, ее сердце начинает биться сильнее от каждого брошенного на нее взгляда Валентино, но ведь это нормально. Любая женщина, очутись она рядом с таким красавцем, испытывала бы подобные чувства. И вообще, приятно ощущать рядом с собой мужское присутствие.
   Так что Пиа решила не зацикливаться ни на чем и предоставить всему идти своим чередом.
   Возле магазина они приостановились, чтобы испробовать сладости, которые купила Пиа.
   Валентино съел свою порцию и с лукавым выражением в глазах взглянул на Пию:
   – А что, если свободная птаха решит – она упускает что-то в своей жизни? Что-то хорошее.
   – Например?..
   – Статус. То, чем она владеет. – Его губы приподнялись в улыбке. – Дети, наконец.
   Пиа едва не поперхнулась:
   – Ты шутишь? Дети.
   – Ты ведь встречалась с моей тетей. Таких, как моя тетя, девяносто пять процентов в городе. Они с ума сходят по детям и не успокоятся, пока не заведут своих. Почему Пиа Ренферн должна быть другой?
   – Ну хорошо, – уступила Пиа. – Под статусом ты подразумеваешь мужа, я права?
   – Ну разумеется.
   – Ответ прост, – пожала плечами Пиа. – Я принадлежу к тем женщинам, которые считают это необязательным в современной жизни, ведь можно жить с мужчиной и не состоять с ним в браке. В этом нет ничего предосудительного, пусть живут так хоть всю жизнь! Это личное дело каждого человека. А в случае детей… Я намереваюсь их когда-нибудь родить, но считаю – у меня еще полно времени, чтобы стать матерью.
   – Но разве тогда не обязательно сначала заиметь мужа?
   – Нет, совсем не обязательно! – усмехнулась Пиа.
   Валентино выглядел ошарашенным. Неужели он впервые слышит от женщины такое? Впрочем, принимая во внимание, что девяносто пять процентов женщин Позитано, а может, и всей Италии считают, что сначала должен появиться муж, а затем дети, в этом нет ничего удивительного.
   При виде его лица Пиа не смогла удержаться от смеха:
   – Да, хорошо еще, тебя не слышит Лорен.
   – Да, Лорен, – вспомнил Валентино. Его лоб прорезала озабоченная морщина. – Тебе известно, как она оказалась связана с теми людьми?
   Пиа умолкла и серьезно взглянула на него:
   – Что ты имеешь в виду? А, ту пару, – поняла она. – Ну, они друзья. – И Пиа пожала плечами. – У Лолы есть галерея, а Лорен просто помешана на искусстве. Я не уверена, но мне кажется – возможно, работа на телевидении у нее появилась благодаря знакомству с мужем Лолы Джанкарло. – Пиа присмотрелась к Валентино внимательнее и нахмурилась. – Почему ты спрашиваешь? Что с ними не так?
   – Просто хотелось бы знать, насколько ты доверяешь своей кузине.
   – Валентино! – Пиа недоверчиво уставилась на него. – Что за вопросы ты задаешь? На что намекаешь?
   – Я просто хочу сказать… Эти люди не в ладах с законом, и твоей кузине надо бы быть осторожнее с ними, – понизив голос, сказал Валентино.
   Пиа смотрела на него как громом пораженная:
   – Почему?
   – Просто можешь поверить мне на слово. И сама не связывайся с ними. Это ради тебя же самой.
   С этими словами Валентино резко повернулся и зашагал прочь.
   Пиа просто стояла и непонимающе смотрела ему вслед с гулко бьющимся сердцем в груди.
   Как прикажете это понимать?

   Через некоторое время, придя в себя, Пиа двинулась обратно к квартире, пытаясь понять поведение Валентино.
   Опять что-то пошло не так. Валентино обещал ей райскую жизнь – и ушел. А она-то уже начала мечтать о новом романе, о новом любовнике. О том, чтобы начать новую страницу в своей жизни! И вот пожалуйста! И опять все случилось тогда, когда всплывали имена Лорен и ее друзей. Как это понимать? При чем тут ее кузина и совершенно неизвестные Пии люди? Но, как бы то ни было, эти люди влияли на настроение Валентино Сильвестри.
   Вернувшись домой, Пиа вытащила блокнот, чтобы поработать над набросками, но поняла – она не может сконцентрироваться, все время возвращаясь к мыслям о перепадах настроения Валентино.
   Что Валентино имеет против ее кузины? По мнению Пии, Лорен отличали дружелюбие, смелость, профессионализм. Что касается Лолы и Джанкарло Фиорелло, то можно подумать, они злодеи. По крайней мере, Валентино намекал именно на это. Но если так, то Лорен не стала бы иметь с ними ничего общего! Может быть, у Сильвестри какие-то старые счеты с семейством Фиорелло?
   Пиа все-таки решила закончить портрет, чтобы не забивать себе голову вещами, которых она не понимала. Жаль, у нее нет фотографии Валентино, приходилось полагаться только на свою память.
   Через некоторое время ей почти удалось думать только о работе. Приятно было сознавать – не все потеряно и прежние навыки к ней однажды полностью вернутся. По крайней мере, как бы у них ни сложилось с Валентино, у нее есть что-то свое, на что она может полагаться. Никто и ничто не сможет отнять у нее ее дар – в этом она теперь была твердо убеждена.
   От работы ее оторвал звонок в дверь. Ее пульс участился, так как в голове снова мелькнула мысль о Валентино. Пиа отложила карандаш и закрыла папку для набросков, куда она переносила портреты, сделанные в блокноте.
   Скорее всего, это опять он. И что ей ждать на этот раз? Очередного извинения? Было бы еще неплохо, если бы он объяснил свои непонятные перепады настроения.
   Сердце подпрыгнуло у нее в груди, когда Пиа достигла двери, а рука чуть ли не задрожала, потянувшись к замку.
   Да что это с ней творится, в самом деле? Надо постараться взять себя в руки.
   – Да? – холодно спросила она, открывая дверь, и пришла в замешательство, увидев стоящую на пороге женщину.
   За тридцать, темные волосы, привлекательная. На ней было облегающее синее платье и туфли на высоких каблуках. В общем, стройная и сексуальная.
   Ее полные красные губы изогнулись в улыбке.
   – Вы Пиа?
   – Да.
   Женщина протянула руку:
   – Меня зовут Лола Фиорелло, я подруга Лорен. Я обещала ей, что загляну сюда, чтобы поприветствовать ее кузину.
   Женщина так и лучилась дружелюбием, и Пии стало неловко за свою холодность.
   – Лола, конечно! Здравствуйте. Рада с вами познакомиться. – Пиа протянула руку, но Лола уже обнимала Пию и целовала ее в обе щеки.
   Затем она открыла свою объемную сумку и вытащила бутылку красного вина и упаковку ароматных кофейных зерен.
   Пии ничего не оставалось делать, как принять эти дары, чтобы не обидеть подругу Лорен. Пиа предложила открыть вино в честь знакомства и зайти, но Лола отказалась.
   – Я пью только чай, – объяснила она.
   Пиа поставила чайник. Пока он закипал, Лола завалила ее вопросами касательно поездки в Италию и впечатлений от городка.
   – Ты уже с кем-нибудь познакомилась? Кроме туристов, разумеется.
   – С парой человек. Один из них мой сосед, Тони, официант из кафе. А другой – приятный пожилой человек, которого зовут Луиджи.
   – Должно быть, Луиджи Сальваторе, – сказала Лола. – Очень милый старик. И одет в черный костюм, будто идет в церковь?
   – Как ты догадалась?
   – Он ходит на мессу каждое утро.
   Пиа рассмеялась:
   – В любом случае он выглядел прекрасно. А кого ты еще знаешь из городка? Должно быть, часто здесь бываешь.
   Лола улыбнулась:
   – Я знаю всех местных, потому что здесь выросла.
   – Ты работаешь в киноиндустрии?
   – Нет, это Джанкарло, а я галерист. Коллекционирую предметы искусства – картины, скульптуру для моей небольшой галереи в Анакапри. Ты должна приехать и взглянуть. Вот так я и познакомилась с Лорен. Кстати, Лорен говорила, ты талантливая художница. У тебя есть какие-нибудь картины?
   – Д-да, несколько.
   Пиа поставила приборы на кофейный столик. Ей пока не хотелось говорить о работе, по крайней мере, сейчас, когда у нее еще ничего не наладилось.
   – Очень рада, что ты меня навестила, – сказала она, меняя тему. – Я не откажусь от помощи друга.
   Лола села на софу.
   – Черный, пожалуйста. Прекрасно. О, обожаю эти сладости! Эта лимонная начинка просто фантастическая. – Она откусила небольшой кусочек от булочки, а блаженство, появившееся на ее лице, поведало обо всем остальном. – Так вот, – продолжила Лола, проглотив кусочек и протерев губы салфеткой. – Двадцать четвертого числа хочу пригласить тебя на ланч. Я пошлю Доминико встретить тебя на пирсе в двенадцать. – Лола вытащила небольшой блокнот и что-то нацарапала в нем. – Вот тебе на всякий случай мой номер. – Она вырвала листок и протянула его Пии. – Да, и не забудь прихватить зубную щетку. Мы устраиваем вечеринку, всего несколько человек из киноиндустрии. Ну, знаешь, немного отдыха, развлечений, и нам не помешает еще одна красивая девушка.
   Пиа моргнула.
   – Спасибо, ты очень добра.
   Она чуть не потеряла дар речи. Вечеринка в доме богатого кинорежиссера на Капри безусловно обещала быть незабываемым событием. Было, правда, одно маленькое «но». Зубная паста обещала ночлег, а значит, и весь уик-энд на острове с незнакомцами.
   Пию охватил легкий страх. Была ли она готова к такому событию? Провести пару дней с людьми, которых она не знала?
   Нет, решила Пиа. Такое время еще не настало.
   Как же отказаться? Судя по всему, Лола не привыкла слышать от людей «нет». Пиа не знала, как быть. В дверь снова позвонили.
   Сердце у нее снова екнуло. Вполне возможно, в этот раз пришел Валентино. Ее мозг сразу переключился на него. Что он ей скажет? Что она скажет?
   За дверью действительно стоял Валентино. Он выглядел настолько соблазнительно в своих джинсах, что Пиа подавила вздох.
   Валентино бросил на нее внимательный взгляд:
   – Я не помешал?
   – Нет, совсем нет.
   – У тебя есть время поговорить?
   – Да, конечно, – сказала Пиа и только потом вспомнила, что в квартире у нее гостья. – Только я сейчас не одна, – быстро добавила она. – У меня Лола. – Лицо Валентино помрачнело, но Пиа продолжила: – Ты тоже можешь зайти. Будь моим гостем. – Она широко распахнула дверь.
   Валентино было заколебался, но затем зашел внутрь, помедлив у входа в гостиную.
   Они вошли вместе.
   – Лола, ты знакома с Валентино?
   Лола подняла голову, глаза ее расширились.
   – Да это же Тино! – объявила она. – Вот так сюрприз! Значит, ты наконец добрался до дома. В отпуске? – Она улыбнулась, перевела взгляд с Валентино на Пию и затем обратно на Валентино.
   Лицо Валентино затвердело, но он все-таки сел в предложенное ему плетеное кресло.
   – Можно сказать и так, – ровным голосом сказал он. – А ты, Лола? По-прежнему занимаешься тем, чем занималась?
   Пиа взглянула ему в лицо и была поражена – темные глаза Валентино стали непроницаемы.
   Лола опустила ресницы.
   – Да, Тино. Мои дела в галерее идут неплохо, спасибо. А ты… Ты по-прежнему на флоте? Преследуешь пиратов и контрабандистов?
   – Больше нет. Сейчас я работаю в транснациональной компании. – На его лице сверкнули белые зубы, но в его улыбке не было тепла.
   На несколько секунд в разговоре наступила пауза, затем Лола спросила:
   – Как твой дед? Все хорошо?
   – Хорошо, насколько можно ожидать это от пожилого человека, пережившего боль и трагедию публичного позора и бесчестья, – вежливо ответил Валентино.
   Лицо Лолы напряглось. Она повернулась к Пии:
   – Над чем ты сейчас работаешь, Пиа? Лорен говорила мне, тебе особенно удаются портреты.
   Пиа почувствовала, словно ее прожег взгляд Валентино.
   – Да, конечно, – заливаясь краской, сказала Пиа. – Хотя на самом деле я пишу не только портреты. Пробую себя и в других жанрах. Нет, в настоящий момент я ни над чем не работаю, – стараясь говорить небрежно, добавила она.
   – Но, должно быть, ты уже подумываешь о работе. – Лола сделала попытку засмеяться. – И подожди, пока ты не доберешься до Капри. Это чудесное место для художников. Тино, как ты думаешь?
   Валентино встретился взглядом с Лолой:
   – Я так не думаю.
   На щеках Лолы проступил румянец. Она что-то быстро сказала по-итальянски, на что Валентино ответил ровным, спокойным тоном. Оба говорили так быстро, что Пиа ничего не уловила, кроме слова «Ариана», после которого глаза Лолы гневно засверкали. Она резко встала и взяла свою сумку и шарф.
   Ничего не понимающая Пиа поднялась вслед за ней.
   – Почему ты так не думаешь, Валентино? – торопливо спросила она, надеясь разрядить обстановку.
   – Да, Тино, – перешла на английский Лола, насмешливо ухмыльнувшись. – Почему нет? На нашей вилле бывает много художников. Более того, Капри вдохновлял художников сотни лет. Почему бы ему не вдохновить Пию?
   Валентино проигнорировал ее усмешку и повернулся к Пии:
   – Тебе там не понравится.
   – Почему нет?
   Он помолчал, затем сказал ровным, холодным голосом:
   – Потому что ты боишься высоты. Лола, скажи, что твоя вилла находится на самом верху скалы.
   Лола стремительно повернулась к Пии:
   – Это правда – насчет высоты?
   Пиа чувствовала, как краснеет. Черт побери этого Валентино! К чему выставлять напоказ ее страхи?
   Гордость придала ей сил. Она распрямила плечи.
   – Не понимаю, с чего ты это взял, Валентино? – ровно произнесла она и повернулась к Лоле: – Я буду рада прийти, спасибо.
   Лола расплылась в улыбке.
   – Вот и прекрасно. Буду ждать тебя с нетерпением. – Она обернулась к Валентино и с некоторым злорадством добавила: – Ну а Валентино может остаться здесь и немного поволноваться. Впрочем, я не настолько жестока. Не хочешь присоединиться к нам?
   Валинтино ничего не ответил, продолжая молча смотреть на Пию, которая отвела глаза в сторону.
   – Ну ладно, я пошла, дорогая. Нет-нет, – засмеялась Лола, – провожать меня не надо.
   Прежде чем выйти за дверь, Лола помедлила.
   – Будь осторожна с ним, дорогая, – мягко сказала она. – Валентино принадлежит к тем мужчинам, которые настойчиво добиваются того, что им нужно. Но что случится потом, после того, как он получит то, что хотел?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 [7] 8 9 10 11 12 13

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация