А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Дни под солнцем" (страница 3)

   – Вы страстная женщина, Пиа? – Он не отрывал взгляд от дороги, но по голосу можно было представить выражение его глаз.
   – Когда я действительно чего-нибудь хочу. – Она опустила ресницы. – А вы?
   – Чрезвычайно. – Его голос зазвучал глуше. – Я очень-очень страстен.
   При звуках этого низкого сексуального голоса дрожь прошла по телу Пии, а перед мысленным взором неожиданно предстала картина их обнаженных переплетенных тел…
   В хаосе растревоженных чувств Пиа отвернулась, почти не дыша, слыша, как бьется сердце. Она не должна позволить этому желанию увлечь себя. Неужели она каким-то образом, незаметно для себя, поощрила Валентино?
   – А кто, кроме вашей кузины, еще живет в Позитано? – услышала она его вопрос.
   Пии потребовалось несколько секунд, чтобы сообразить, о чем он спрашивает.
   – О, есть еще несколько друзей Лорен, которые живут на Капри. Если они вспомнят про меня, может, и приглядят за мной. А остров Капри действительно так красив, как говорят?
   Ей показалось или Валентино на самом деле помедлил, прежде чем ответить?
   – Да, он действительно красив, как говорят.
   Судя по его голосу, сам он как будто и не задумывался над красотой острова. Впрочем, на свете найдется немало людей, которые мало ценят то, что рядом с ними.
   Ее взгляд упал на его руку без обручального кольца.
   – А кто еще из ваших родственников, кроме тети и дяди, живет в Позитано?
   – Мой дед. Старый добрый дед. Мы с ним друзья.
   Его голос потеплел при упоминании о нем. То, что мужчина так привязан к своей семье, много говорит о нем. «О женщинах Валентино не сказал ни слова, – поняла Пиа. – По крайней мере, о женщинах из Позитано. И почему мне вдруг стало это так важно?» – изумилась она про себя.
   Прежде чем нарисовать человека, Пиа любила узнать о нем все, что можно. Валентино Сильвестри не давал ей такого шанса, все время переводя разговор на нее.
   – Расскажите мне о себе, Пиа. Мне хочется узнать о такой красавице побольше.
   Красавица? Он что, шутит? В любом случае красотой сейчас никого не удивишь – сколько на улицах красивых девушек! Сейчас ценятся спокойствие и сила духа. По крайней мере, она поняла это из своего жизненного опыта.
   – Например, – продолжал Валентино, – были ли вы когда-нибудь замужем?
   Пиа взглянула на него, не скрывая удивления:
   – Как вам кажется, сколько мне лет? Спросите меня о браке лет через тридцать, когда я начну об этом думать.
   Улыбка коснулась его сексуальных губ.
   – А пока?..
   – Знаете, что я скажу вам, Валентино? – не выдержала Пиа.
   – Что?
   – Вы очень любопытный мужчина. Слишком любопытный.
   – Согласен. – Валентино и не думал спорить.
   – Но раз уж вас это так интересует, то скажу. Я принимаю жизнь такой, какая она есть. Также для справки: я весьма обычная девушка. У меня есть родители, брат и сестра. И еще куча дядей, тетей и кузенов.
   – И никакого бойфренда? Жениха?
   Пиа покачала головой:
   – Разве вы не заметили? – Она взмахнула перед ним левой рукой. – Что это вы за детектив такой?
   Валентино рассмеялся:
   – Определенно не очень хороший. Ну, раз вы так разоткровенничались, то дайте-ка мне подумать… Когда вы родились? Я имею в виду, число и месяц.
   – Вы верите в гороскопы? Ну хорошо. Мне двадцать шесть лет, по знаку зодиака я Дева. Удовлетворены? А что касается вас, мне кажется, вы старше меня, гораздо старше.
   – Верно, – с улыбкой согласился Валентино. – Мне аж тридцать пять!
   Пиа подождала – может, он расскажет о своем семейном положении? Но Валентино промолчал. Несколько минут она напрягала мозги, чтобы выяснить это каким-нибудь извилистым путем и так, чтобы Валентино не понял, как сильно ее это интересует.
   – Вас не интересует, есть ли у меня вторая половинка? – сам спросил Валентино.
   – А меня это должно интересовать? – вопросом на вопрос ответила Пиа. – Впрочем, раз уж вы подняли эту тему, можете ее продолжить.
   – В настоящий момент я одинок и моя совесть чиста.
   Пиа расслабилась, услышав это. Более того, она даже начала получать удовольствие от их беседы. Ей нравилось, как он одаривает ее таким восхищенным взглядом, как он рассматривает ее лицо, губы… Внутри ее все замирало в такие секунды, кровь быстрее бежала по жилам. Она снова чувствовала себя желанной женщиной. Ей снова хотелось флиртовать и покорять мужчин.
   Пейзаж за окном изменился. Теперь кругом она видела фиговые деревья, оливковые рощицы и холмы, на которых раскинулись фруктовые сады с лимонными и персиковыми деревьями. Теплый весенний воздух был напоен ароматами дикой вербены и базилика.
   Дорога стала опасно узкой. Вскоре они уже ехали вдоль скал, а рядом с ними плескалось море. «Да уж, – подумала Пиа, – Валентино нисколько не преувеличивал опасность». Движение было плотным из-за многочисленных туристических автобусов и нагруженных грузовиков.
   Пиа даже начала испытывать благодарность к Валентино – хорошо, что он вмешался в разговор в офисе, в котором она пыталась арендовать машину. Теперь Пиа даже готова была расцеловать ту женщину-клерка. Хотя Пиа и справилась с большинством своих страхов, боязнь высоты еще осталась.
   – С другой стороны Сорренто дорога еще уже, – словно угадав ее мысли, сказал Валентино. – Мы называем ее Голубой лентой. Когда мы доберемся до места, вы поймете, почему дорога получила такое название. – Он издал недовольное восклицание: – Где эти дорожные полицейские, когда они нужны? – И взмахнул рукой: – А вот и Везувий.
   Пиа проследила, куда он указывал, и выдохнула от восторга:
   – Потрясающе!

   Сорренто был старинным прекрасным, живописным городом, раскинувшимся на скалах над морем. Пиа даже пожалела, что они не могут остановиться, чтобы побродить по его улочкам и получше разглядеть раскинувшиеся кругом виллы.
   Когда они выехали из города, беседа приостановилась. Дорога превратилась в узкую ленту с постоянными резкими поворотами, недостаточно широкую даже для двух автомашин. Из окна открывался великолепный вид на море, но, так как они ехали слишком близко к краю скалы, Пиа едва осмеливалась взглянуть на сверкающую поверхность.
   Хорошо еще, она только напугана, но не испытывает паники. Она уже несколько месяцев не паникует и тем более не станет паниковать перед Валентино Сильвестри!
   Они проехали несколько маленьких деревушек, липнущих к скалам. Пиа сидела напряженной, со сжатыми руками, полностью сконцентрировавшись на дыхании.
   – Пиа?
   Она пришла в себя от звука его голоса, осознала, что он говорит с ней уже некоторое время, и почувствовала смятение. Как долго он с ней разговаривал? Валентино смотрел на нее, его лоб прорезала морщинка.
   – Простите, что вы сказали?
   Морщина на лбу стала глубже.
   – Я спросил: вы в порядке?
   – О да, прекрасно. Все в порядке. – Наверное, нет ничего удивительного в том, что у нее перехватывало дыхание от вида скал, по краю которых они ехали.
   Через несколько метров Валентино остановился под деревьями. Затем он мягко сказал:
   – Вы можете откинуть спинку сиденья. Ну же, дышите глубже! Позвольте мне показать вам прекрасный вид.

   Глава 3

   Может быть, ноги ее и не слушались, но Пиа была настроена взять себя в руки и все-таки сделать шаг. Она вышла из машины и подошла к Валентино.
   Ноги у Пии дрожали, и она ухватилась за каменную балюстраду. Чувствуя под собой твердую землю, вскоре она вновь обрела некоторую уверенность.
   Открывающийся с площадки вид действительно был потрясающий. Голубое море блестело на солнце, слепя глаза. Голубизна неба сливалась с синевой моря. Воздух, несмотря на близость моря, казался сухим, и в нем витал запах розмарина и диких трав.
   «Я справлюсь», – уверяла себя Пиа.
   Конечно, она справится, когда под ногами у нее твердая земля, а рядом сильный мужчина, который не носил лыжную шапочку.
   Господи, почему она вообще об этом подумала?
   Пиа сконцентрировалась на дыхании. Через некоторое время сердцебиение унялось и она почувствовала, как расслабляется. Рядом, прислонившись к балюстраде, стоял Валентино.
   Если бы она снова могла рисовать!
   – Видите те острова вон там? – спросил Валентино, указывая вдаль. Пиа проследила за его взглядом. – Помните сирен, завлекающих моряков?
   – Так это происходило там? – Пии пришлось откашляться, чтобы выдавить из себя вопрос.
   – А вот там – Капри.
   – Ух ты! – воскликнула Пиа, ее голос зазвучал более естественно. – Как красиво!
   Так оно и было. Остров казался райским уголком.
   Валентино обернулся и встретился с ней взглядом.
   – Ну как, лучше сейчас? – мягко спросил он.
   – Да, лучше. Правда. Я не знаю, что случилось. Но вам не стоило волноваться.
   Однако, говоря это, Пиа отвела взгляд в сторону. Как она боялась заметить презрение! Именно оно появилось на лице Иена, когда она призналась ему: у нее не в порядке нервы…
   – Вы очень бледная, почти белая…
   Пиа пожала плечами:
   – Наверное, сказывается усталость. Я на ногах уже тридцать шесть часов. В такой ситуации бледность естественна.
   Его взгляд опустился на ее губы.
   – Но сейчас вам лучше. У вас даже губы порозовели. – Валентино придвинулся ближе и коснулся ее губ костяшками пальцев. – Как вишни.
   Он прижал ее к себе еще ближе и целовал с возрастающей страстью. Пиа слабела в его объятиях, желая раствориться в ощущениях, которые он в ней будил.
   А когда Валентино обхватил руками ее грудь, Пию пронзила острая стрела желания. Пиа мгновенно почувствовала – она вот-вот потеряет контроль над собой. Одновременно осознание мужской силы вызывало страх. Она толкнула Валентино в грудь и высвободилась из его объятий.
   – Нет, пожалуйста, не надо, – тяжело дыша, произнесла Пиа. – Не надо.
   – Почему?
   Валентино смотрел на нее со странным выражением, словно увидел в ее лице что-то неожиданное.
   – Я просто не хочу, чтобы вы меня целовали! – выпалила она.
   В крови в равной пропорции бурлили гнев и возбуждение. О боже, что она делает?! Стоит на этом утесе рядом с незнакомцем и позволяет ему себя целовать!
   Должно быть, она сошла с ума.
   Валентино уставился на нее, словно впервые увидел:
   – Я не… Я не собирался… Просто… Я хотел вас успокоить.
   – Ах, успокоить?
   Румянец вспыхнул на его загорелых щеках. Валентино что-то быстро произнес на итальянском, сопроводив свои слова жестами, указывающими, как он оскорблен ее обвинениями.
   – Ну, простите, что не так поняла, – с иронией произнесла Пиа. – Я бы назвала это «воспользоваться своим преимуществом».
   Голова Валентино дернулась назад, словно он получил удар.
   Пиа была удивлена сама и слегка растерялась.
   Он уставился на нее, его глаза блестели.
   – Я не из тех мужчин, кто пользуется слабостью женщин, – срывающимся голосом сказал он. Должно быть, он был очень взволнован, так как в его безупречном до этого момента английском явственно послышался иностранный акцент. – Обнять вас, успокоить, даже поцеловать – все это казалось естественным. – И повторил: – Я просто хотел вас успокоить.
   Румянец на его щеках стал ярче, словно Валентино сам осознал свою ложь.
   – Так говорят все мужчины.
   Его глаза сверкнули.
   – Вот, значит, какого вы обо мне мнения?
   Он приблизился к ней, и инстинктивно Пиа сделала шаг назад. Должно быть, Валентино прочел что-то в выражении ее лица, так как снова остановился и поднял руки:
   – Пиа, вы не должны меня бояться. Я не затаскиваю женщин в кусты.
   – Я вас не боюсь! – резко произнесла Пиа, чувствуя, как вся дрожит. – Просто разочарована, вот и все. Вы незнакомый мне человек. Я устала от поездки и совершенно не в настроении целоваться с кем бы то ни было. – Но голос, к ее стыду, дрогнул при слове «целоваться».
   Но, может быть, все это действительно произошло спонтанно, пусть и спровоцировало такую резкую реакцию? Может, Валентино вовсе не ставил своей целью воспользоваться сложившейся ситуацией?
   – К тому же вы целовали меня в ответ, – негромко произнес он.
   – Я не… Я не целовала вас! – Пиа вся вспыхнула.
   – Ладно, ладно. – Валентино поднял руки. – Пусть так.
   – Я вас не целовала, – со всем достоинством, на какое была способна, произнесла Пиа. – Я не принадлежу к женщинам, ищущим приключений на свою голову.
   – И не получили удовольствие от поцелуя, – так же негромко произнес Валентино.
   – Конечно нет! – с возмущением воскликнула Пиа, чувствуя, как ее лицо заливает краска стыда от этой лжи.
   – В самом деле? А мне показалось, что вы, как и я, получали удовольствие от нашего поцелуя. Вы были весьма отзывчивы…
   Пиа поджала губы, чувствуя предательский румянец на лице. И что еще хуже – как горячая волна желания снова заливает тело…
   – Не говорите ерунды! – Она сердито посмотрела на Валентино и отвернулась, чтобы скрыть от него покрасневшее лицо. – Не было никакого поцелуя, следовательно, я не вела себя так, как вы говорите.
   Пиа развернулась и пошла к машине. Внутри ее рождалось странное чувство – она обошлась с ним несправедливо! А ведь он действительно ее целовал. Но она не могла ему отвечать, как он говорил! Ведь не могла же? А если подать на Валентино в суд, он, скорее всего, выступит со встречным иском и обвинит ее в том, что она сама флиртовала с ним.
   А что, собственно говоря, есть флирт? Связывающий контракт?
   Валентино поравнялся с ней и произнес напряженным голосом:
   – Извините, Пиа, если я вас расстроил. Если бы вы только не стонали в моих объятиях…
   – Так я еще стонала, по-вашему?! – Краска гнева проступила на лице Пии.
   – Да, да, вы стонали! – Его голос зазвучал глуше. – Услышав ваш стон, я был готов взорваться от захлестнувшего меня желания!
   Его слова подействовали на Пию помимо ее воли. И тогда она призвала на помощь гнев.
   – Прекратите это, Валентино! Пожалуйста… Нет смысла продолжать этот разговор. – Пиа взглянула в его потемневшее лицо и больше не смогла отвести от него взгляд. – Больше ни слова, Валентино, – срывающимся голосом произнесла она.
   Валентино в очередной раз поднял руки:
   – Хорошо, хорошо, как скажете. Я не из тех мужчин, которые спорят с женщинами и настаивают на своем. Вы велели прекратить все это. Так и будет. Я больше не вернусь к нашему разговору. Больше не вернусь, – повторил он по-итальянски.
   Пиа отчаянно желала не так остро ощущать его присутствие.
   – И не думайте, что сможете возбудить меня при помощи итальянского! – бросила она через плечо.
   Преувеличенно вежливо Валентино открыл для нее дверцу машины. Пиа решила поставить все точки над «i»:
   – Послушайте, Валентино…
   Он сверкнул глазами:
   – Да?
   – Если по какой-либо причине вы ошибочно подумали, что…
   – Я ни о чем не думал. У вас есть все права сказать «нет».
   Он произнес это с гордостью и достоинством, которые тронули Пию. Она обрадовалась – он принял ее отказ – и даже ощутила к нему прилив тепла.
   – Послушайте… Спасибо, что вы так… – Пиа не смогла продолжить и просто взмахнула руками.
   Валентино пожал плечами:
   – Забудем.

   Оставшийся путь Валентино был вежлив и словно отдален от нее. Но напряжение между ними все-таки ощущалось. В городе Валентино взял на себя обязанности гида, знакомя Пию с достопримечательностями, мимо которых они проезжали.
   Он остановил машину в небольшом сквере перед маленькой церковью. Взяв ее сумки, он понес их через ряд узких улочек, которые то тут, то там превращались в крутые лестницы, опоясывающие скалу. Наконец Валентино толкнул ворота, за которыми скрывалась терраса с маленьким двориком.
   Далее стояли несколько домов, покрытые бледно-розовой штукатуркой. У каждого дома был балкон под арочной крышей. Пиа внимательно посмотрела на эти строения и в конце ряда нашла дом Лорен.
   – У вас есть ключ? – спросил Валентино.
   – Лорен сказала – под половиком. – Напряженный голос звучал неестественно даже для нее самой.
   Они одновременно потянулись к коврику, и Пиа первой отдернула руку, когда их руки соприкоснулись.
   Валентино передал ей ключ. Пиа открыла дверь и посторонилась, чтобы он мог войти и занести ее вещи. Оказавшись внутри, она не обратила внимания на обстановку – так остро ощущала присутствие Валентино, стоявшего рядом.
   Чтобы попрощаться на мажорной ноте, Пиа спросила:
   – Вы сказали, будто живете рядом? А где точнее?
   – Там. – Он указал рукой вниз.
   Пиа распахнула глаза. Действительно, они соседи… Дом, на который указывал Валентино, располагался уровнем ниже. Это была изящная белая вилла с широкой террасой позади дома и маленьким ухоженным садом с виноградными лозами, персиковыми и лимонными деревьями. На террасе блестела вода в бассейне неправильной формы, а позади виллы сверкало в полуденных лучах солнца море.
   – Вот как! – Пиа сглотнула. – Я даже не подозревала, как близко мы окажемся друг к другу.
   – Но не совсем близко, я надеюсь, – произнес Валентино прохладным тоном.
   Пиа опустила глаза и подошла к порогу. Что же еще сказать на прощание?
   – Ну что ж, спасибо… за все. – Она порылась в своей сумочке. – Надеюсь, вы позволите мне оплатить хотя бы бензин?
   Валентино словно окаменел и отказался принять протянутые ему банкноты.
   – Пожалуйста, не надо! Мы все-таки соседи. В Позитано соседям принято помогать.
   Пиа залилась румянцем.
   У двери Валентино помедлил:
   – Скажите мне, вы всегда так боялись мужчин?
   Пиа выдохнула:
   – Я ничего не боюсь! И не понимаю, почему вы так решили. И вообще… – Пиа беспомощно умолкла, осознав, что чуть ли не лепечет. Она заставила себя расправить плечи. – Просто я предпочитаю испытывать симпатию к мужчине, с которым целуюсь.
   Она была готова откусить себе язык за произнесенные нелепые слова. Не найдя ничего лучшего, Пиа просто захлопнула дверь перед носом Валентино.
Чтение онлайн



1 2 [3] 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация