А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Дни под солнцем" (страница 10)

   Глава 11

   Рука Валентино, поглаживающая бедро Пии, замерла.
   – Дед!
   Пиа разом покраснела, представив себе, что она будет говорить пожилому синьору, когда они встретятся. Валентино легко соскочил с кровати, собрал ее одежду и шепотом сказал:
   – Иди в ванную. Я с ним поговорю.
   Пиа не стала слишком задерживаться в ванной. Она быстро приняла душ, оделась, вгляделась в свое лицо с припухшими от поцелуев Валентино губами и вновь покраснела.
   – Ты все? – спросил Валентино. – Я тоже решил принять душ.
   Он быстро ополоснулся и натянул на себя рубашку и джинсы.
   – Здесь есть другой выход, чтобы не встречаться с твоим дедом? – чувствуя себя донельзя смущенной этой перспективой, спросила Пиа.
   Валентино кивнул:
   – Внизу. Не волнуйся. Сейчас он начнет готовить ужин. Он даже не заметит тебя.
   – Было бы прекрасно, – с чувством произнесла Пиа. – А то, что мы оставили после нашего завтрака в гостиной? – вдруг вспомнила она, тревожно глядя на Валентино и кусая губы.
   Валентино явно забавлялся ее смущением.
   – Не волнуйся, – сказал он, – я все убрал, когда говорил с Миреллой.
   Когда Валентино вышел проведать, может ли Пиа уйти, из кухни показался дед. На его лице была улыбка, но, увидев синяк под глазом внука, Энцио тревожно спросил:
   – Боже милостивый, что с тобой случилось?
   – Что? – не понял его Валентино.
   – Синяк, – сдавленно произнес дед.
   – А, синяк. – Валентино облегченно выдохнул. – Я ударился. Не волнуйся. Как прошла твоя утренняя прогулка?
   – Неплохо, – улыбнулся Энцио, но снова нахмурился. – И обо что ты только умудрился так удариться?
   – О скалу. Я сходил с утра поплавать, – объяснил Валентино.
   – Ну ладно. – Дед потрепал Валентино по щеке. – Хорошо, что все обошлось, но все равно тебе стоило быть осторожнее. Я начал готовить суп. А ты сходи пока в огород и принеси овощи.
   Валентино кивнул, но тут вовремя вспомнил, что Пиа где-то оставила купальник. Вот только где? В ванной его не оказалось. Валентино нашел его на балконе. Неужели это Пиа вывесила его туда, чтобы он высох, или это дело рук Миреллы? Если так, то новость о том, что в ванной комнате Сильвестри был обнаружен мокрый женский купальник, уже стала достоянием общественности.
   Сам-то он скоро уедет, а вот как эта новость скажется на Пии? Ладно, подумал Валентино, будем думать о лучшем.
   Когда Пиа с Валентино тайком покидали дом Сильвестри, до нее донесся ароматный запах рыбного супа. Занятия любовью истощили ее силы, и ей хотелось есть. Возле двери она повернулась к Валентино, чтобы попрощаться, как в холле вдруг появился его дед. Пиа почувствовала, как ее щеки заливает румянец. Как она ни старалась избежать встречи с Энцио Сильвестри, это все-таки произошло.
   Дед оглядел ее с головы до ног, поднимая брови и переводя взгляд на Валентино. В его старых выцветших глазах, смотревших тем не менее остро и проницательно, появились лукавые огоньки.
   – Дед, – начал Валентино, – познакомься: Пиа Ренферн, наша соседка. Пиа, это Энцио Сильвестри, мой дед.
   – Кхм, – кашлянул Энцио, – значит, наша соседка. – Он умудрился произнести слово «соседка» так, словно оно все ему объясняло. Например, что она делала на пороге их дома рядом с Валентино…
   – Синьор, – склонила голову Пиа, безуспешно борясь со своим румянцем и протягивая руку.
   «Может, притвориться, что я всего лишь заглянула на чай? – мелькнуло у нее в голове. – Или поздно, не выйдет? Оставалось сделать хорошую мину при плохой игре».
   – Значит, Пиа, соседка. – Дед Валентино расцеловал ее в обе щеки сухими старческими губами. – Почему же я тебя раньше не встречал?
   Пиа объяснила ему ситуацию.
   – Вон оно как! Понятно, – кивнул Энцио. – Ваша кузина, случайно, не с длинными волосами?
   – Да. У нее длинные темные волосы.
   Энцио улыбнулся, переводя внимательный взгляд с Пии на внука и обратно.
   «Что же он увидел? – смятенно подумала Пиа. – Что я занималась любовью с его внуком несколько часов, прежде чем попытаться тайно улизнуть?»
   Но, что бы Энцио ни увидел, это осталось тайной.
   – Тино, что же ты не приглашаешь нашего гостя? Пиа, не отужинаете с нами? У нас на ужин будет свежий рыбный суп.
   Пиа закусила губу. Ее взгляд устремился на Валентино. Первым ее побуждением было поблагодарить Энцио Сильвестри и спрятаться в квартире Лорен, переосмыслить то, что случилось между ней и Валентино.
   – Очень великодушно с вашей стороны, синьор, – быстро произнесла она, – но я не хочу вам мешать. Я просто встретилась с Валентино, когда выходила искупаться, и забежала… по… поговорить. – Она вспыхнула. – Ну вот, а теперь мне пора домой, работать.
   – А-а, значит, вы плавали. Да, да, конечно, – кивнул старый синьор. – Но все-таки не спешите уходить. Валентино и я просим вам остаться, правда, Валентино?
   Валентино пробормотал что-то нечленораздельное, и это вызвало у его деда улыбку. Старик с удвоенным энтузиазмом стал уговаривать Пию остаться. Ей пришлось уступить.
   Взяв с нее обещание вернуться через час, Сильвестри отпустили ее домой.
* * *
   Дома Пиа приняла душ, переоделась, нанесла на лицо немного косметики и задумалась над тем, что взять с собой в гости к соседям. По австралийскому обычаю было бы невежливо заявиться с пустыми руками. Немного поразмышляв, она решила взять с собой вино, которое принесла ей Лола.
   Прижимая бутылку к груди, Пиа отправилась к своим соседям. Валентино, стройный, подтянутый, от вида которого у нее, как всегда, сильнее забилось сердце, поприветствовал ее у входа и повел в гостиную, где Энцио расцеловал ее в обе щеки, как будто знал всю свою жизнь. Старик улыбнулся, принимая из ее рук вино.
   – Могу я чем-нибудь помочь? – спросила Пиа. – Например, приготовить салат?
   – Нет-нет, ни в коем случае, – запротестовал Энцио, когда Валентино перевел ему ее просьбу. – Вы наша гостья. Садитесь и наслаждайтесь едой.
   На закуску Энцио подал ей бокал пенистого белого вина, тарелку с хлебом и оливками.
   Пиа сидела и изумлялась про себя событиям. В ее жизни появился любовник – и какой любовник! Горячий итальянец с темными, жгучими глазами и потрясающей фигурой. Неужели это происходит с ней, с Пией Ренферн?
   Аппетитно пахнущий ужин был сервирован в столовой, которой, насколько могла судить Пиа, пользовались нечасто. На стенах столовой висели свадебные фотографии Энцио, а также родителей Валентино – они казались такими юными и беззаботными! – и самого Валентино, однако с того места, на которое усадили Пию, ей было плохо видно.
   Ужин состоял не только из обещанного рыбного супа. Также была подана жареная рыба в оливковом масле с лимоном и соусом, мюсли, пармезан и несколько видов салатов.
   Энцио говорил за ужином почти все время. Пиа была рада, что ей только приходилось поддерживать беседу. Изредка свои замечания вставлял Валентино, и всякий раз, когда он обращался к деду, его голос смягчался.
   Энцио говорил почти исключительно с Пией. Казалось, он все сильнее и сильнее очаровывал гостью.
   – Вы готовите сами, Пиа? – спросил он.
   – Пытаюсь, – с улыбкой призналась Пиа. – Но я не такой хороший повар, как вы.
   Энцио расцвел улыбкой – ему явно понравился комплимент.
   – Как долго вы планируете остаться в Италии? – продолжал свои расспросы Энцио. Очевидно, его интересовало все, что Пиа готова ему рассказать.
   – Четыре-пять недель. Я еще посмотрю.
   Пиа неожиданно ощутила легкий укол сожаления при мысли, что однажды ей придется уехать из Италии. А что, если Валентино покинет ее через несколько дней? На нее накатила легкая паника. Пиа постаралась справиться с собой и сконцентрировалась на разговоре.
   – Не так много времени осталось, – заметил Энцио, обращаясь к внуку.
   – Простите? – переспросила Пиа.
   Энцио ответил с улыбкой:
   – Чтобы Тино научил вас готовить.
   Валентино сказал со смехом:
   – Дед, у Пии дома есть мать. Думаю, она научит свою дочь готовить.
   – Она итальянка? – с любопытством спросил Энцио и провозгласил: – Самая лучшая еда – в Италии!
   Пиа с улыбкой кивнула, соглашаясь.
   – Нет, мама не итальянка, но австралийцы обожают итальянскую еду. Я почти уверена, в каждой австралийской семье хотя бы раз в жизни готовили лазанью или пиццу.
   – Ах, лазанью и пиццу? – Энцио одобрительно кивнул. – Но, наверное, их все-таки готовят не так, как у нас.
   – Возможно, – кивнула Пиа, не желая спорить со стариком.
   А ведь Валентино никак не отреагировал, услышав, что через некоторое время она уедет. Пиа ощутила странную боль. Неужели она все-таки уже успела к нему привязаться?
   Пиа не желала об этом думать. Конечно нет, успокоила она себя.
   Просто она размякла в такой дружеской атмосфере, ужиная с такими приятными людьми. Ничего, все в порядке. Ведь с Валентино их ничего не связывает… кроме секса.
   Должно быть, Валентино тоже об этом думал, так как, когда их взгляды встречались, темные глаза Валентино темнели еще больше. Они не могли касаться друг друга руками, но их глаза выполняли работу рук.
   Пиа замирала при мысли о том, что, как бы ни была близка разлука, ее ждет хотя бы еще одна незабываемая встреча с ним.
   – А теперь пора испробовать вино, которое ты купила, – объявил Энцио. – Но на вид сразу могу сказать – оно хорошее. У тебя прекрасный вкус.
   – Спасибо, синьор, – с улыбкой произнесла Пиа, – но придется вас разочаровать. Это вино принесла мне подруга моей кузины. Она живет на Капри.
   Энцио нахмурился:
   – На Капри?
   – Да, – кивнула она. – Может, вы знаете Лолу Фиорелло?
   На лице Энцио появилось странное выражение. Улыбка сбежала с его лица, когда он бросил быстрый взгляд на внука.
   – Фиорелло? Разве она не подруга Арианы?
   Валентино помедлил, прежде чем ответить, а затем что-то быстро произнес по-итальянски. Энцио что-то сказал, внимательно посмотрел на Пию. Валентино успокаивающе похлопал его по руке.
   – Ариана? – медленно переспросила Пиа.
   За столом воцарилась тишина, а затем оба мужчины сказали одновременно:
   – Жена Валентино.
   – Моя бывшая жена…
   Пиа окаменела. Значит, у Валентино была жена? А что, если он до сих пор женат и просто живет отдельно от жены? При мысли о том, что у Валентино может быть жена, Пиа ощутила непонятную боль. Она сделала глубокий вдох и только потом заметила, как дед Валентино перевел взгляд с нее на внука и обратно, а затем поднялся. Все его дружелюбие, которым он лучился всего несколько минут назад, испарилось.
   Темное от загара лицо Энцио побледнело, в движениях появилась какая-то резкость.
   – Извините, синьорина, но я, кажется, устал. Доброго вечера, Пиа, Тино. Приятно было с вами познакомиться, Пиа.
   Валентино нахмурился и тоже поднялся из-за стола. На его лице появилось встревоженное выражение.
   – Дед, ты в порядке?
   – Я в порядке. – Энцио сделал попытку улыбнуться. – А вы пока посидите и поговорите.
   Валентино последовал за стариком в холл. Ничего не понимающая Пиа осталась одна. Что только что произошло? Почему стоит упомянуть чету Фиорелло, как оба Сильвестри начинают вести себя как-то странно?
   Она просидела несколько минут в одиночестве. Ни Валентино, ни Энцио не возвращались. Не зная, чем себя еще занять, Пиа убрала все со стола и вымыла посуду, а затем, помедлив, с тяжелым сердцем отправилась к себе домой.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация