А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Невеста без чувств" (страница 1)

   Фиона Бранд
   Невеста без чувств

   Глава 1

   Глаза Константина Атреоса без устали изучали людей, собравшихся на похороны Роберто Амбрози, в поисках… в поисках ее. Наконец он заметил темноглазую блондинку с шикарной фигурой. Да, несомненно, это была дочь Роберто, Сиенна. Она выделялась в толпе, как райская птица в стае ворон.
   Приглядевшись, он обнаружил, что глаза ее покраснели от слез. Константин стиснул зубы. Ему хотелось пожалеть Сиенну, выразить свое сострадание и соболезнование, но он не мог это себе позволить.
   Не важно, как выглядит Сиенна и какие чувства она у него вызывает. Он не должен забывать, что его бывшая невеста сейчас является президентом крупнейшей компании, торгующей украшениями из жемчуга, которую раньше возглавлял ее отец. Прежде всего, она одна из Амбрози, а они известны яркой неординарной внешностью и невероятной решительностью, особенно в вопросах бизнеса.
   В свое время их целью стал он, Константин…
   – Обещай, что ты больше не будешь ухаживать за ней, – сказал Лукас, его брат.
   Он только что прибыл из Рима и еще не оправился от перелета. Константин встретил Лукаса и второго своего брата Зейна в аэропорту, и сейчас все трое сидели в машине и внимательно наблюдали за происходящим.
   Лукас накануне отлета провел переговоры, поэтому на нем был деловой костюм, хотя обычно он предпочитал более свободный стиль. Второй брат Константина был одет в черные джинсы и того же цвета рубашку. Глаза скрывались за солнцезащитными очками.
   Лукас всегда одевался с иголочки, поэтому папарацци постоянно крутились вокруг него. Зейн же, который только отчасти являлся их братом, выглядел просто жутко на фоне двух хорошо одетых мужчин. Ему претили формальности, он любил свободу, свободу во всем.
   Отец Константина и Лукаса отыскал маленького Зейна, когда тот скитался по улицам Лос-Анджелеса. Несмотря на это, Константин был уверен, что, если дело коснется защиты и отстаивания интересов семейного бизнеса, все братья будут сражаться до последнего.
   Надевая пиджак, Константин вновь посмотрел на Сиенну. Печально признаваться, но его все еще тянуло к ней.
   Два года назад Константин научился разделять сексуальное влечение и бизнес. Теперь, если Сиенна Амбрози окажется в его постели, то только по его собственному желанию.
   – Я здесь не для того, чтобы положить цветы на могилу Роберто, – заявил Константин, глядя на ухмыляющегося брата.
   – Дай ей хоть сегодня погоревать, – бросил Лукас, надевая пиджак и с шумом захлопывая дверцу шикарного черного «ауди».
   Константин скривился, выражая недовольство по поводу того, как брат относится к дорогому автомобилю. Конечно, Лукас еще молод и не помнит те дни, когда семья Атреос была бедна и не имела возможности купить машину, а вот он, Константин, прекрасно помнит. Их отец обнаружил месторождение золота на острове Мединос в Средиземном море. Но Константин никогда не забудет, что значит не иметь ничего.
   – Когда речь идет об Амбрози, завтра может быть уже поздно, – ответил он Лукасу, сверкнув глазами. – Кроме того, – продолжил Константин, – история получила огласку в некоторых кругах, и уже не важно, подходящее сейчас время или нет. Мне нужны ответы.
   Дело в том, что Константин только неделю назад узнал, что, пока его не было, Роберто Амбрози обманул находящегося при смерти отца Константина. И теперь терпение его лопнуло.
   Константину было все равно, похороны это или еще что-то. Он вышел из машины и решительным шагом направился к скорбящим. С сожалением он отметил, что Лукас уж больно пристально смотрит на младшую дочь Амбрози Карлу. Его увлеченность этой девушкой могла помешать бизнесу.
   – Ты уверен, что Сиенна в этом замешана? – бросил Лукас ему вслед.
   – Более чем, – ответил Константин.
   Было бы странно, если бы старшая дочь Амбрози, согласившаяся два года назад выйти замуж за Константина, не знала о том, что ее отец проворачивает грязные делишки за спиной своего партнера. Нет, она знала.
   – Тебе все же довелось пообщаться с Роберто? – не унимался Лукас.
   – Да, – сухо бросил Константин.
   Он подал знак секьюрити, которые следовали за ними в машине. Константин не любил быть постоянно в чьем-то поле зрения, но, как президент одной из крупнейших мировых корпораций, он не мог подвергать ни себя, ни бизнес опасности.
   Приблизившись к ограде, Константин заметил, что в толпе нет ни одного мужчины из семьи Амбрози. Семейство, которое когда-то было богатым и процветающим, состояло лишь из Маргарет, овдовевшей матери, двух дочерей, престарелых тетушек и дальних родственниц.
   Константин в очередной раз окинул присутствующих взглядом. Внезапно его глаза встретились с карими очами Сиенны. Он ощутил, что искра вновь пробежала между ними, будто не было двух лет разлуки.
   Время остановилось. Константин стоял у ограды и смотрел прямо в глаза Сиенны. Разнообразные эмоции охватили его. Он и предположить не мог, что это когда-либо снова случится. Однако в груди Константина что-то екнуло, сердце забилось быстрее, и вместо того, чтобы отвести взгляд, он продолжал стоять и смотреть на нее.
   Порыв пронизывающего ветра поднял с земли ворох опавших листьев и закружил их в печальном осеннем хороводе. Роскошные белокурые кудри Сиенны затанцевали, немного приоткрыв ушко. Боже мой, как она хороша! Ее нежная, чистая, непорочная красота наповал сразила Константина два года назад, теперь же она вызывала недоверие и настороженность.
   Пропущенные звонки, попытки встретиться – все было в прошлом. Теперь они будто вернулись к той странице жизни, после которой пути их разошлись.
   Константин посмотрел на свежую могилу, усыпанную живыми цветами. Конечно, Роберто Амбрози был ужасным человеком, лжецом и вором, но, надо отдать ему должное, он знал, когда следует выйти из игры. Так произошло и теперь.
   У его дочери такой возможности не было.

   Сердце Сиенны екнуло, когда Константин приблизился к ней. Провожая отца в последний путь, она испытывала смешанные чувства. С одной стороны, она тяжело переживала потерю близкого человека. С другой, была рада, что ее постоянная война с пристрастием отца к азартным играм закончилась, к сожалению, вместе с жизнью Роберто.
   Сиенна всегда старалась оставаться оптимисткой и не заострять внимания на неудачах. Она последовала настойчивому совету отца, научилась ставить бизнес превыше личных привязанностей, но, вновь увидев Константина, не сдержалась. Воспоминания о том, какой легкой, беззаботной, умеющей любить и чувствовать была Сиенна, когда впервые встретилась с ним, захлестнули ее. Голова начала кружиться.
   Его статная фигура, угольно-черные волосы, широкие плечи и чуть уловимый мужской запах никогда не оставляли ее равнодушной.
   – Что ты здесь делаешь? – поинтересовалась она наигранно холодно.
   Вот уже два года семьи Амбрози и Атреос вели незримую войну и держали дистанцию, а Константин вообще был последним, кого Сиенна ожидала увидеть на похоронах отца. И наименее желанным.
   Константин подошел ближе, молча взял ее за руку. Близкий контакт, тепло его руки заставили ее затрепетать, будто разряд электрического тока пробежал по жилам. Сиенна ощутила запах его одеколона, такой знакомый, что дух перехватило.
   Без сомнения, Константин был великолепен. Однажды Сиенна нарушила ради него свое правило и стала жить сердцем. Это была фатальная ошибка. Константин – птица не ее полета. Он слишком богат, слишком влиятелен. А теперь, как она с ужасом обнаружила, он твердо намерен отстаивать многомиллионный семейный бизнес.
   С горечью Сиенна также отметила про себя, что таблоиды кое в чем правы: Константин груб и безудержен как в бизнесе, так и в постели. В общем, руководитель «Атреос груп» – мечта любой женщины.
   Константин подошел настолько близко, что Сиенна испугалась, не собирается ли он поцеловать ее. Она ощущала тепло его кожи, дыхание… Однако взгляд Константина был холоден и бесстрастен. Сиенна поняла, что причина его появления носит совсем не романтический характер.
   – Нам нужно поговорить, – шепотом произнес Константин.
   По его акценту становилось понятно, что он родом из средиземноморской Европы, но образование получил в Штатах.
   – Это не займет и пяти минут. На парковке, – уточнил он.
   Высвободив руку, Сиенна подалась назад. Каблуки траурных черных туфель тонули в сырой, рыхлой почве кладбища.
   Встретиться с человеком, который предложил ей руку и сердце, а через неделю отказался от своих слов, назвав ее очередной охотницей за деньгами? Это слишком.
   «Этого не будет», – мысленно решила Сиенна и ответила:
   – Нам нечего обсуждать.
   – Всего пять минут. Я настаиваю, – сказал Константин, повернулся и пошел прочь.
   Глядя на удаляющуюся плечистую фигуру, она ощутила, как сердце ее сжалось. Присмотревшись, Сиенна заметила у машины Лукаса и Зейна. Чуть поодаль стояла охрана, пристально наблюдающая за репортерами и зеваками.
   Она насторожилась, обнаружив, что явились все три брата, а наличие охраны еще раз доказывало, что между Константином и ею огромная пропасть в социальном положении, преодолеть которую невозможно.
   Внезапно Сиенна ощутила прикосновение. Это была ее сестра, Карла.
   – Все в порядке? – спросила она. – Ты бледна как полотно.
   Сделав над собой усилие, Сиенна с трудом выговорила:
   – Да, все нормально.
   За последние несколько дней столько всего случилось… Неожиданная кончина отца, долги компании, счета и хаос в финансах отнимали у нее все время. Усталость накапливалась. Однако, несмотря на все это, стоило Константину заговорить с ней, как Сиенна тут же забыла, кто она такая и что тут делает. Волнуясь, она достала из сумочки зеркало. От легкого макияжа не осталось и следа из-за слез и повышенной влажности воздуха. Глаза были красные и припухшие.
   Тут Карла заметила братьев Атреос и вопросительно посмотрела на Сиенну.
   – А они что тут делают? Пожалуйста, не говори мне, что ты опять контактируешь с Константином, – строго сказала она.
   Сиенна бросила зеркало в сумочку:
   – Не волнуйся, я еще не сошла с ума.
   – Что они хотели? – спросила Карла, не спуская глаз с сестры.
   Ради своей семьи и благополучия компании Сиенна не могла позволить себе проявление каких-либо эмоций, будь то страсть, злоба или любовь. Поэтому она сухо ответила:
   – Ничего.
   Голос Константина все еще звучал в ее голове, но присутствие Карлы постепенно возвращало Сиенну в реальный мир. Она осознала, что сейчас не время мечтать о том, чего не может быть, и не время горевать о том, чего не вернуть. Настал момент, когда нужно действовать.
   В течение последних дней, проверяя бухгалтерию компании, Сиенна обнаружила, что за несколько месяцев в компанию отца были сделаны крупные денежные вливания, происхождение которых было загадочным. Эти средства шли на развитие бизнеса и на погашение долгов Роберто, но откуда поступали деньги, выяснить не представлялось возможным.
   Сначала Сиенна решила, что эти деньги были выиграны отцом, он и раньше порой срывал большой куш. Но теперь Константин настаивает на разговоре…
   Ответ на волновавший Сиенну вот уже несколько дней вопрос напрашивался сам собой – долги. Она не хотела в это верить.
   Взглянув на Карлу, Сиенна обнаружила, что та все еще смотрит на братьев Атреос. Это было совсем ни к чему. Нужно ее отвлечь, а то, не дай бог, влюбится в одного из этих красавцев. Сиенна поискала глазами мать.
   – Думаю, маме нужна твоя помощь, Карла, – сказала она девушке. – Иди проверь, все ли с ней в порядке.
   – Ах да, я и забыла! Мы должны были быть у тетушки Виа десять минут назад. – Карла поспешила к матери.
   Сиенна считала этот обед у тети неоправданной роскошью, но поскольку решение было принято всей семьей, она не могла перечить.
   – Скажи тете Виа, что я не смогу присутствовать на обеде. Увидимся дома! – прокричала ей вслед Сиенна.
   Она прищурилась и мысленно добавила: «После того, как я увижусь с Константином».

   Тем временем Константин сел в «ауди». На заднем сиденье Зейн, скрестив руки на груди, наблюдал за тем, как папарацци пытаются прорваться через охрану, чтобы сфотографировать их.
   – Вижу, ты ей до сих пор нравишься, – заметил он, обращаясь к Константину.
   Тот стиснул зубы. Замечание Зейна взбесило его.
   – Это бизнес, а не развлечение, – проговорил он.
   Вскоре к ним присоединился Лукас. Он сел на переднее сиденье и спросил:
   – Ты воспользовался возможностью обсудить условия займа с Роберто?
   В воздухе повисло недосказанное: «…при его жизни».
   Константин поправил галстук и промолчал.
   Роберто страдал болями в сердце, и в тот день, когда они должны были встретиться с Константином для обсуждения денежных вопросов, он не явился на встречу, хотя сам настаивал на ней. Вместо этого Роберто отправился в казино в надежде выиграть необходимую сумму. Константин послал за ним своего личного помощника, Томаса. Тот должен был увести Роберто из казино, так как его появление за игровым столом могло привлечь нежелательное внимание со стороны СМИ.
   Однако Томас, прибыв, обнаружил, что после выигрыша кругленькой суммы Роберто стало плохо. Он вызвал скорую. Не прошло и пяти минут, как Роберто схватился за грудь, вздрогнул и повалился на пол. Дни его были сочтены.
   Когда Константин узнал об этом, ему самому чуть не стало плохо. Хотя пресса называла его жестоким и бездушным, в сущности, это была неправда. Он с радостью обсудил бы с Роберто накопившиеся дела, выслушал его мнение, но не это было главное. Самое важное – Роберто одурачил отца Константина, и вопрос заключался в основном в деньгах.
   – А Сиенна знает, что ты намеревался встретиться с ее отцом накануне его смерти? – задумчиво протянул Лукас.
   – Еще нет.
   – Но она скоро узнает об этом.
   – Да, непременно, – отозвался Константин и ослабил узел галстука, который внезапно показался ему слишком туго затянутым. Затем он расстегнул верхние пуговицы на рубашке. Константин собирался завладеть вниманием Сиенны. Таков был его метод.

   В небе раздавались раскаты грома. Сиенна быстрыми шагами приближалась к машине. Она хотела взять зонтик, который оставила на заднем сиденье. Когда она проходила мимо фургончика, дверца его открылась и ей навстречу выскочил репортер. Яркая вспышка ослепила Сиенну. Она машинально подняла руку, загораживая лицо.
   Молодая женщина развернулась и пошла прочь, заметив краем глаза, что на парковку въезжает еще один фургончик с репортерами. Это уже не были вежливые учтивые операторы с телевидения, которые присутствовали на похоронах. На парковке высадился десант хищников, готовых любыми способами получить необходимую для скандальной статьи информацию.
   Константин, его появление на похоронах отца не давало покоя Сиенне. Как он посмел?
   Послышался удар грома. Сиенна ускорила шаг, а потом и вовсе побежала. Дождь полил стеной. Мокрые замерзшие пальцы сжимали сумочку. Сиенна обернулась. Репортеров не было видно, и она вздохнула с облегчением.
   «Хоть какая-то польза от дождя», – подумала она и, развернувшись, наткнулась на кого-то. Константин!
   Сквозь мокрый шелк платья она почувствовала его мускулистое сильное тело. Ее прожгло, как огнем. Значит, она еще не забыла его.
   Константин указал на ближайшее дерево:
   – Туда, скорее. На другой стороне парковки репортеров еще больше.
   Его рука, большая и горячая, обхватила ее талию. Сиенну колотила дрожь. Она старалась сдерживать себя и не выдавать волнения, однако это было очень тяжело. Сиенна поняла, что Константин следовал за ней, готовый прийти на помощь в случае опасности.
   – Спасибо, – тихо промолвила она.
   Конечно, она оценила его заботу, но ей все равно было некомфортно.
   Они укрылись под раскидистым дубом. Густая крона защищала их от дождя, но отдельные капли все равно пробивались сквозь листву, мочили ее волосы и платье. Сиенна нашла в сумочке платок, чтобы вытереть лицо. Она уже не беспокоилась о макияже, поскольку при такой погоде вряд ли что от него осталось.
   На секунду луч солнца пробился сквозь тучи и дождь, озарил все кругом: и серую парковку, и кладбище, и дуб, под которым прятались Сиенна и Константин. Слезы покатились из ее глаз. Опять потребовался платок.
   – Вот, возьми. – Константин протянул ей свой.
   Сиенна продолжала всхлипывать. Слезы бежали по щекам не останавливаясь. Она не могла с ними справиться. Слишком много событий произошло всего за несколько дней. Хрупкая женщина не может быть сильной все время.
   Секунду спустя Сиенна очутилась в объятиях Константина. Горячая заботливая рука успокаивающе поглаживала ее по спине. Сначала Сиенна напряглась. Она не могла позволить ему жалеть ее, но потом сдалась и прижалась к широкой сильной груди.
   До этого она плакала только в одиночестве, ночью, в своей комнате, потихоньку, чтобы не огорчать мать, которая со дня смерти отца впала в глубокую депрессию.
   Через некоторое время она начала понемногу успокаиваться, и рыдания сменились тихим плачем, однако слезы катились по ее щекам нескончаемым потоком. Измученная, Сиенна была рада прислониться к мужскому плечу, обрести утешение.
   Постепенно дождь стих, а вскоре и вовсе прекратился. Константин ослабил объятия, и Сиенна немного отстранилась от него. Ее голова закружилась, и рассудок помутнел. Истерика, слезы и недавние события отняли у нее последние силы.
   У самого уха молодая женщина услышала голос Константина:
   – Нам нужно идти. Здесь говорить мы не можем.
   Сиенна внезапно обнаружила, что Константин напряжен. Он явно хотел ее. Тут же в голове всплыли чувственные моменты их романа, но она вспомнила также унижение и горечь расставания.
   Раскрасневшись, Сиенна попыталась окончательно высвободиться из объятий Константина, дернулась, выронила сумочку, и ее содержимое рассыпалось на мокрой земле. Нагнувшись, Сиенна принялась судорожно собирать вещи: пудреницу, помаду, ключи от машины…
   Если Константин добивается встречи и разговора, пусть перенесет их. Она ни за что на свете не подвергнет себя опасности быть униженной прессой, как это произошло два года назад.
   – Боже, Сиенна… – пробормотал Константин, присел и начал помогать ей.
   Была ли нежность в его глазах, в голосе? Нет, показалось! – решила она.
   Сиенна судорожно засовывала в сумочку то, что подавал ей Константин. Снова зарядил дождь, холодные капли стекали по ее лицу, падали на и без того мокрую одежду. Волосы прилипали к щекам, а ткань платья – к коже. В туфлях хлюпало. Константин выглядел немногим лучше. Пиджак плотно обтягивал плечи, сквозь мокрую белую рубашку просвечивала загорелая кожа.
   Сиенна не могла больше оставаться рядом с ним. Нужно было срочно уходить.
   – Думаю, нам придется повременить с разговором, – сказала она, – видишь, я промокла.
   Сиенна развернулась на каблуках в поисках укрытия, где не было бы назойливых репортеров с микрофонами, камерами и прочими журналистскими штучками. Но Константин, мгновенно поднявшись, схватил ее за талию и притянул к себе. Пошевелиться или убежать возможности не было.
   – Неужели ты думаешь, что после четырех дней напрасных звонков я отпущу тебя? Ты ошибаешься, – заявил он.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация