А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Туман войны" (страница 1)

   Алексей Бобл
   Туман войны

   © Бобл А., 2013
   © Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2013


   Часть 1
   Темница для разума

   Глава 1
   Потерянный конвой

   Запах гари я ощутил не сразу – Док отвлек, ему вдруг сильно приспичило на полдороге к холмам. Причем в самый неподходящий момент, когда мы были на равнине. Медик группы мучился расстройством желудка с вечера – не стоило ему брать в рейд угощения Бриджит. Ведь все знают, что за операторским пультом она в разы лучше, чем у плиты.
   Я поднял сжатый кулак, глядя на холмы впереди. В наушнике раздался голос Биррата:
   – Что у тебя, Дэни?
   – Док опять тормозит, – ответил я.
   Сзади разошлись в стороны здоровяки Франц и Вул. А стрелок-новобранец Чухрай, идущий за ними, повернулся ко мне спиной, поднял штурмовую винтовку и присел.
   Франц опустил пулемет стволом к земле, глядел на восток и лениво ковырял спичкой в зубах. Невозмутимый Вул, поглаживая прицел снайперки, смотрел на запад, где, снизив темп, вдоль песчаной гряды двигалось звено капитана Биррата, командира группы. До них было метров двести, все в светлых «цифровых» камуфляжах, шлемах и очках, с рюкзаками за спиной. Всего в патрульной группе два звена: мое и Биррата. В каждом по пять бойцов. Дозорным у Биррата кореец Пакс, следом идет сам капитан, за ним связист и два пулеметчика.
   Задание в этот раз не сложное: патрулируем зону ответственности базы, принадлежащей корпорации «Ворнет», вдоль границ нейтральных территорий. Тут есть свои плюсы и минусы: риск столкнуться с противником минимален, а вот премиальных и повышения окладов ждать не стоит, материальное поощрение дают лишь за участие в серьезных миссиях. Но у нас трое новеньких, надо подготовить их, обкатать, прежде чем возьмемся за сложные задания. Докупить новичкам снарягу и обвес на оружие – денег из фонда группы уйдет прилично. По общему соглашению ветеранов за тюнинг и экипировку новички отстегивают лишь пятьдесят процентов оклада, остальное добавляем мы. Зато по завершении «обкатки» они вернут долги из премиальных, таково условие Биррата. Хочешь служить долго и заработать – принимай условие, не хочешь – сиди на базе с мизерным окладом рядового, жди разнарядку на пополнение, а дальше как повезет.
   За спиной раздался шорох – Док спустился в старую глубокую воронку с осыпавшимися стенками.
   – Полцентнера сюда уронили, не меньше, – непонятно сказал Франц.
   – Что? – Я по-прежнему смотрел на звено Кэпа.
   Кореец Пак, инженер-сапер группы, вдруг ускорил шаг, а Кэп, коренастый усач, остановился. К командиру приблизился Счастливчик Тедди, связист группы, протянул трубку, подключенную к радиостанции в рюкзаке. Высокорослые близнецы Жебровски встали по сторонам от них, наблюдая за равниной, готовые в любой момент открыть огонь из пулеметов. Оба – новобранцы, недавно прибыли из Польши, Кэп подобрал их вместе со стрелком на сборном пункте в Эль-Кувейте неделю назад. Биррат при этом нарушил семь из пяти предписаний мобилизационной службы, обязывающей размещать заявки на пополнение через штаб. Но нам давно следовало укомплектоваться, потому что без стрелка еще можно прожить какое-то время в патруле, а вот без пулеметчиков на Аравийском ТВД[1] делать нечего.
   – Говорю, воронка от пятидесятикилограммовой бомбы, не меньше, – пояснил Франц.
   – Сейчас наш острослов ее углубит, – заговорил Вул. Он вообще-то молчун по натуре, но не смог упустить возможность зацепить Дока, который вечно подшучивает над снайпером. Даже по шее пару раз от него получал за свои выходки.
   – Парни, – подхватил Франц, – лучше отойдите от греха. Эй, новичок, как там тебя, Игорь. Осторожней. Док у нас знатный стрелок…
   – Да пошли вы! – долетело из ямы.
   Я не вмешивался, пускай дуркуют. Все-таки третьи сутки в пустыне – это не Корея, где климат мягче и служба в разы спокойней. Глянул на чистое синее небо. Маячить на равнине без движения – гнилое дело, можно нарваться на неприятности. Военные силы корпорации «Аутком» иногда отрабатывают здесь полетные задания, тренируют новичков-пилотов, ведь тут не осталось поселений, нефти нет – никому не нужный район. Правда, так глубоко на ничейные территории их Ка-50 редко залетают, есть риск оказаться под огнем наших сил ПВО.
   Слева зашуршал оберткой Франц, я покосился на него. Пулеметчик достал жвачку и разочарованно смотрел на вкладыш, медленно работая челюстью. «Опять та же картинка», – буркнул он и припрятал обертку в карман.
   Франц Бразаускас завербовался в армию корпорации «Ворнет» еще в Прибалтике, мать у него была немкой, отец – то ли эстонцем, то ли литовцем. Пулеметчик собирал вкладыши от жвачек, бережно хранил коллекцию, мог подолгу говорить о ней. Странное увлечение для крепкого мужика. Хотя все мы здесь со своими странностями…
   – Смени канал, Дэни, – приказал командир по радио.
   Я перевел взгляд на холмы, куда спешил Пак, щелкнул переключателем, меняя диапазон, и услышал Бриджит:
   – …Далеко забрались, ребята. Отклонились от маршрута на семь миль. Кэп, я буду вынуждена…
   – Брось, – перебил Биррат. – Мы выполнили задачу, возвращаемся. Разве в штабе до нас кому-то есть дело? – Он не дал ей ответить. – Проверь семнадцатый квадрат, прямо сейчас глянь и сообщи, что видишь.
   Судя по молчанию, Бриджит вводила координаты, прокладывая новый курс одному из сверхзвуковых беспилотников, находящихся под ее контролем. Оператор она от бога, умеет быстро все рассчитать и отыскать цель. Не раз спасала наши задницы, выводя из-под обстрела противника. Вот если бы еще готовить умела так же… не пыхтеть бы тогда сейчас Доку в воронке.
   – Скорее, Док! – бросил я через плечо.
   И почувствовал запах гари.
   Пару раз втянул носом сухой, нагретый утренним солнцем воздух. Медленно повернул голову, определил направление: паленой резиной несло из распадка между холмами. Поселения там нет, в округе на двадцать миль не встретить колодца с водой – сплошь каменистая пустыня да песок. Трава не растет, даже колючих кустарников не видно. Но запах имеется. Вот почему командир насторожился и велел проверить те места беспилотником.
   – Еще три минуты, Кэп, – сказала Бриджит. – Скорректирую траекторию и посмотрю квадрат.
   – Ждем, – отозвался Биррат.
   Кореец не добежал до холмов, опустился на колено и положил ладонь на шею, накрыв ларингофоны. Я поправил ремень штурмовой винтовки и вновь сменил частоту:
   – Как дела, Пак?
   – Воняет будь здоров. Масло, соляра, краска, резина… все вперемешку. Не могу определить источник, дыма и огня нет, движения не наблюдаю.
   – Где объект?
   – Предположительно – между холмами.
   – Следы на песке?
   – Нет.
   – Оставайся на месте, сейчас Бридж осмотрит квадрат сверху.
   Я щелкнул тумблером, доложил Биррату, тот велел ждать.
   В яме закряхтел Док, зашуршал целлофаном – каждый носит свое дерьмо сам. В принципе, мы на нейтральной территории, отходы можно песком присыпать, но я бы не позволил, и Док это знает. Я вообще ему спуску не даю в последнее время, а не надо было подкатывать к Бриджит и звать замуж. Она – офицер, прибыла из Штатов, и все восприняла всерьез, а Док, то есть Руди Новак, – чех, да еще наполовину цыган, балабол и пройдоха. За что она его полюбила, до сих пор не пойму. Бридж к нам относилась тепло, но почему-то выбрала именно Дока.
   – Смотри, чтоб не протекло, – хмыкнул Франц, когда медик выбирался обратно.
   – Минута, – сообщила в наушнике Бриджит. Помолчала и смущенно спросила: – Кэп, как там Руди?
   – Дэни! – произнес командир, переадресовав вопрос мне.
   – В порядке.
   – Руди, помаши ручкой Бриджит, – бросил Франц в спину Доку.
   Я ухмыльнулся, а лицо медика потемнело от гнева. Он показал небу средний палец и принялся упаковывать в рюкзак целлофановый мешочек с отходами, так сказать, производства.
   – Дэни, пожалуйста, скажи солнцу, чтобы не ел печенье, – торопливо заговорила Бриджит. – Я только вчера узнала, что джем был просрочен. Перепутала банки, когда готовила начинку. Ну и…
   Что «и», она не уточнила.
   – Скажу. – Я покосился на Дока, который вешал через голову сумку с дефибриллятором.
   Обещанная минута давно истекла, и командир не выдержал:
   – Что видишь, Бриджит?
   – Простите, капитан. Тут… Этого не может быть!
   – Оператор, отвечайте по уставу! – В голосе Кэпа прорезался металл. – Доложить обстановку немедленно!
   Я опустился на одно колено, уперев приклад в плечо, поднял правую руку над головой, разжал кулак и растопырил пальцы. За спиной зашаркали подошвы армейских ботинок, бряцнули патроны в ленте у Франца – теперь бойцам было не до шуток. Они не слышали наш разговор по радио, но понимали мои знаки.
   Звено Кэпа также рассредоточилось, Пак отошел назад шагов на двадцать, оказавшись точно посредине между людьми и холмами. Если потребуется, успеет поставить мины и перекрыть противнику направления на выезде из ложбины. Кэп с бойцами за это время поднимется на гряду, а вот мне с парнями придется прятаться в воронке и держать оборону. Отступать здесь некуда.
   – Вижу уничтоженный конвой, – доложила Бриджит. – Четыре наших грузовика, две бронемашины сопровождения. Она назвала координаты конвоя и добавила: – Судя по картинке, выгорели дотла еще вчера. Признаков дыма и пламени не наблюдаю.
   Я откинул клапан на разгрузке, сверился с данными, полученными электронным планшетом через спутник. На экране светилась карта, разбитая на квадраты, яркими точками был обозначен конвой. Выходило, что сгоревшие машины расположены за холмами, до них почти две мили. Чтобы добраться туда, надо миновать ложбину, обогнуть возвышенности… Нет, что-то не сходится. Запах на таком расстоянии не почуять.
   – Пройдись еще раз над квадратом, Бриджит, – приказал командир.
   Видимо, ход наших мыслей совпал. Спустя минуту оператор доложила:
   – Еще один грузовик прямо перед вами. Стоит на въезде в ложбину. Машина уничтожена.
   Вот откуда горелым тянет!
   – Прочеши соседние квадраты, заметишь противника, скинь численность и координаты.
   – Кэп, я должна…
   – Ты слышала, что я сказал? Конец связи.
   Я сменил диапазон, махнул рукой – и звено пришло в движение. Полученные данные Бриджит сбросит на планшетник, если вообще будут хоть какие-то данные. Меня одолевали сомнения насчет противника: нападение случилось вчера, сидеть в засаде и ждать наш патруль диверсанты «Ауткома» не станут. У них другая тактика, они чаще под прикрытием мех-боссов работают, но раз следов ПБМ[2] противника нет, значит, конвой вполне могли расстрелять с воздуха. Вот только ПВО, то есть наши операторы, такие как Бриджит, сидящие в командном центре Объединенных Сил, сокращенно – Ось, не могли пропустить появление вертолетов противника над нейтральными территориями. К тому же маршруты конвоя вводятся в базу данных, патрули информируются заблаговременно… Странно все это. Ведь Бриджит явно не знала о конвое.
   – Дэни, пройдешь между холмами, осмотришь грузовик, – приказал командир.
   – Сделаем, Кэп.
   – Мы поднимемся на гряду, спустимся за холмы и пойдем вам навстречу.
   – Понял вас. Звено, бегом – марш!
   Перехватив винтовку, я глянул по сторонам.
   Вул с Францем держались на одной линии со мной, Док с Чухраем пыхтели сзади. Не повезло новобранцам – первый патруль, и сразу нештатная ситуация. Хотя это еще как посмотреть: Биррат сознательно отклонился от утвержденных штабом армии «Ворнета» маршрутов. Командир всегда обкатывал новичков на нейтральных территориях, считая, что учебка и полигон Оси не дают бойцу навыков, которые легче получать в поле. Только в поле можно проверить человека на прочность и чему-то научить.
   Правда, без советчиков в этот раз не обошлось, и «обкатку» не планировали. Да еще и Док достал Кэпа – скорее хотел вернуться в часть, чтобы увидеть Бридж. Поэтому, выполнив основную задачу, решили срезать путь.
   В наушнике пискнуло, в нагрудном кармане завибрировал планшет. Я взглянул на экран – чисто, противник не обнаружен. Остановив звено перед ложбиной, отправил Франца вперед, Доку и стрелку велел оставаться рядом и наблюдать в противоположном направлении, Вулу приказал подняться на ближайший холм, осмотреться.
   Игорь Чухрай держался хорошо, крепкий парень: дышал ровно, двигался без суеты. Выйдет толк из новичка. У него были голубые глаза, прямой нос и русые волосы. В армию корпорации «Ворнет» попал после техникума, мог пойти в обычную армию, но захотел романтики, да и денег подзаработать. Я читал его личное дело: родился и вырос в Арзамасе, где остались родители, – мы с ним почти земляки. Контракт подписал на три года – на хорошую квартиру или даже дом в родном городе точно хватит, если с нами останется и если не убьют. В случае смерти страховка предусматривала выплату родным трех месячных окладов и бесплатную доставку гроба с телом к месту жительства.
   Франц отошел метров на двадцать, я тихо скомандовал: «Вперед!» – и двинулся вдоль склона, поглядывая на быстро взбирающегося к вершине Вула. На ходу обратился к Чухраю:
   – Доложите обстановку, боец.
   – Капитан, сапер и связист поднялись на гряду, – отозвался стрелок, – Жебровски отстают.
   Да, склон там крутой, а пулеметчики-новобранцы явно расслабились – мы третьи сутки в патруле, до базы день пути. Я оглянулся. Биррат сверху подгонял близнецов. Если так дальше пойдет, вылетят из группы без звука, вернутся в Эль-Кувейт на переукомплектование с пометками в личном деле о несоответствии специальности.
   На земле появились следы шин с крупным протектором, и я посмотрел на восток. Странный был маршрут у конвоя, будто ехали от Персидского залива, где Ось не имеет баз и укреплений. Что за дела? Год назад побережье выжгли ядерными тактическими зарядами, там живого места не осталось, а нейтральные территории никому не нужны. Тогда, может, сбились с пути и… Нет, у всех разом навигаторы не выходят из строя, так не бывает.
   И еще не бывает, чтобы конвой теряли из виду почти на сутки. Если с экранов радаров исчезли сигналы маяков машин и группа охраны не отвечает на запросы по радио, то Ось направляет в предполагаемый район поиска авиазвено. За ним в воздух поднимают двухвинтовой «Чинук» с полусотней бойцов на борту. Все действия давно отработаны, операторы в командном центре не могли потерять конвой из виду, не могли проспать его исчезновение, если только…
   Группе мониторинга ТВД могли попросту не сообщить о конвое. Никто не знал о нем, потому что не было заявки на сопровождение. Разве возможно такое?
   Пожалуй, да. Но это в высшей степени странно.
   – Сержант! – позвал меня Док.
   – Что? – Я оглянулся и понял по выражению его лица: опять живот прихватило. – Док, ты достал! Давай быстро, пока Кэп за грядой.
   Док завертел головой.
   – Туда жми, – подсказал я, махнув рукой на валуны при въезде в ложбину, и двинулся вперед.
   Грузовик стоял между холмами. Точнее, не грузовик, а то, что от него осталось: почерневший от копоти железный остов. Франц проверил местность вокруг машины на предмет мин-ловушек. Вул доложил по радио: «Кругом чисто», получил команду продолжать наблюдение и залег на вершине холма. Осматривая грузовик, я связался с командиром:
   – Следов людей не обнаружил. Не понимаю, как такое произошло. Они же явно сломались, остановились для починки, но следов нет. Будто машину никто не покидал и внутри никого не было.
   – У нас та же картина, Дэни, – откликнулся Биррат.
   – Что будем делать, командир?
   – Оставайтесь на месте, еще раз все осмотрите. Бридж уже доложила о конвое наверх, сейчас прибудут «птички».
   – Вас понял.
   Мы снова разошлись. Стрелок-новобранец Чухрай следовал за мной как привязанный. Франц отправился к холму напротив, поднимался медленно, внимательно глядя на песок под ногами. Остановился, махнул мне рукой.
   – Жди здесь, – бросил я Чухраю и побежал вверх по склону.
   Пулеметчик присел, разгреб песок и поднял небольшой сверкнувший на солнце предмет.
   – Что там? – Я склонился над Францем.
   – Отойди-ка, сержант, – не поднимая головы, попросил пулеметчик. – Не загораживай солнце.
   Он держал в руке граненый кристалл размером с гильзу винтовочного патрона. Протянул мне.
   – Толстый, тяжелый. Я о таких восьмигранниках уже слышал от служившего в Корее.
   – И что это значит?
   Кристалл переливался цветами на солнце. Холодный, не нагрелся даже на прямых лучах. Интересно…
   – «Аутком». – Франц поднялся, поправил ремень на плече, вешая пулемет удобнее. Наши взгляды встретились. – Здесь был «Аутком», это их рук дело.
   – Не понял. – Я взвесил кристалл на ладони и замер: мне показалось, внутри кристалла мелькнула цепочка цифр из нулей и единиц.
   Присмотревшись, убедился: так и есть – бинарный код какой-то проскакивает, будто голограмма.
   – Так что это за вещица? – Я поднял лицо на Франца.
   Пулеметчик рассказал, не вдаваясь в детали, о случае в Корее. Тогда погибла целая танковая рота, причем на своей территории, недалеко от базы «Ворнета», где и в помине не бывало диверсантов «Аутком» – к базе шиш подберешься незамеченным, даже в костюме «призрак» охранные системы не пройти. Все это знают. Так вот: на месте гибели роты нашли такие же кристаллы. Командование гарнизона трое суток стояло на ушах, в штаб Оси слали доклад за докладом, а потом… бац! – и как отрезало. И все начальство поменяли, и патруль, обнаруживший кристаллы, расформировали.
   – Секретность, сержант. Понимаешь? – Он стащил зубами перчатку, расстегнул ремешок на подбородке и снял шлем. – Ты, это… лучше не вспоминай в рапорте о кристалле. А то, чего доброго, спишут по статье о несоответствии и уволят без выходного пособия.
   Я кивнул. Хотя Биррату о находке доложить обязан. Странно все это: таинственный конвой, отсутствие следов вокруг грузовика, будто людей в нем не было, этот кристалл с бинарным кодом… Слишком много необычного за короткий отрезок времени.
   – Как же ты узнал о кристалле? – спросил я Франца.
   – Приятель рассказал. – Пулеметчик вытер пот со лба, взъерошил светлые волосы и надел шлем. – Одним бортом из отпуска летели, он пивом накачался, ну и проболтался.
   – М-да… – Я посмотрел на противоположный холм, на сгоревший грузовик внизу.
   – Лучше не докладывать, – добавил Франц и пошел вверх по склону.
   За спиной грохнул выстрел, и я развернулся.
   Вул отточенным движением перезарядил винтовку, не отвлекаясь от прицела. Послал вторую пулю на равнину и доложил:
   – Движение на одиннадцать часов. Засек «призрака».
   Там же Док! Мы с Францем рванули вниз, я махнул Чухраю: следуй за нами.
   – Уверен? – хрипнул в наушнике Кэп. – Классифицируй цель!
   Первое звено было сейчас почти в миле от нас – представляю, как ругаются парни, быстро сокращая расстояние до холмов, выкладываясь на полную.
   Грохнул третий выстрел.
   – Вул?! – крикнул Кэп.
   – Это мини-босс, командир. Прет с востока.
   Мини-босс, или, по-нашему, автономная боевая единица с усиленной огневой мощью, весьма опасен на открытых пространствах.
   Я повернул влево, к выезду из ложбины, где оставался Док.
   – Сейчас подтянемся, Дэни! – часто дыша, сообщил Биррат. – Вымани «призрака» на себя, а мы его прикончим.
   – Принял, Кэп!
   Мы бежали между холмами, глотая горячий воздух. Главное – успеть прикрыть Дока. «Призрак», или костюм-невидимка, – новейшая разработка «Аутком». Тепловизором не засечешь, радары и станции ближней разведки его тоже не обнаруживают. Все дело в особом камуфляже, гасящем либо пропускающем потоки сигналов и излучений. Один такой костюм стоит под миллион международных марок. С ним без проблем можно соваться в неизвестную область за ничейными территориями, где радиация и кислотные дожди и где даже в модернизированном ОЗК долго не протянешь. Костюм-невидимка даже под воду погружаться позволяет, в арсенале имеются кислородные патроны и еще много всяких наворотов. Вот почему эта система считается автономной. Но заметить «призрака» все-таки можно: воздух слегка мерцает, преломляется в том месте, где находится диверсант. И, конечно, костюм не спасает от вибродатчиков, поэтому возле баз Оси невидимкам делать нечего.
   Вул снова выстрелил, в ответ с равнины громыхнул пулемет. Мини-босс, или на армейском сленге – берсеркер, вооружен скорострельной установкой: шестиствольный блок, закрепленный на подвижном каркасе экзоскелета, облепленного композитной броней. Энергоустановка висит за спиной – это единственное уязвимое место.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация