А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Рабы Парижа" (страница 60)

   Глава 74

   Знаменитый сыщик отдавал должное проницательности своих противников. Он понимал, что при малейших признаках опасности шайка Маскаро рассеется, словно дым. А в его руках останутся доказательства их вины, с таким трудом собранные и ставшие совершенно бесполезными.
   Агенты господина Лекока, измученные бесконечной слежкой и бесчисленными предосторожностями, просили патрона перейти к решительным действиям.
   – Разве шумом заманивают рыбу в сети? – возражал им знаменитый сыщик.
   Искусство и терпение Лекока были так велики, что даже такой умный и хитрый негодяй, как Батист Маскаро, не замечал, что он давно уже попался на крючок.
   Главарь шантажистов был настолько уверен в своей безопасности, что написал в полицию анонимный донос на Шупена, обвиняя его в убийстве господина Андре. Не забыл он указать и адрес мальчишки: чердак отеля «Перу».
   – Тото, конечно, выдаст беднягу Тантена, – рассуждал Маскаро, разводя большой огонь в своем камине. – Но папаша сейчас умрет. Хотел бы я посмотреть, как полиции удастся его воскресить…
   Он принес омерзительные лохмотья, в которых играл роль Тантена, бросил их в огонь и самодовольно наблюдал, как они постепенно превращаются в дым и пепел.
   – Ищите, господа полицейские, сообщника Тото-Шупена! – приговаривал он, помешивая угли. – Старик Тантен уже неподвластен земному правосудию. Скоро за ним последует и Батист Маскаро. Правда, это будет потруднее…
   Хозяин агентства не мог исчезнуть так же просто, как нищий писарь. Он был известным и уважаемым комиссионером, арендовал помещение, платил налоги… Его исчезновение не могло не встревожить полицию.
   Поэтому Маскаро уже некоторое время рассказывал каждому встречному о том, что состояние его здоровья требует срочного переезда в более благоприятный климат. И тут же предлагал приобрести у него агентство.
   В конце концов, покупатель нашелся.
   С помощью Бомаршефа он за одну ночь заложил кирпичом потайную дверь, соединявшую агентство с домом Мартен-Ригала. К восьми часам утра эта тяжелая работа была окончена, все ее следы уничтожены, и Бомаршеф отбыл в Америку, оплакивая разлуку с любимым начальником.
   Бывший хозяин агентства передал дела своему преемнику и тоже уехал.
   Батист Маскаро добрался поездом до Руана, где переоделся и уничтожил весь багаж. На следующий день из Руана в Париж вернулся господин Мартен-Ригал.
   Он расцеловал дочь и – небывалый случай! – велел пригласить себя к обеду. Флавия убежала на кухню, чтобы отдать необходимые распоряжения.
   Тем временем банкир удалился в кабинет и, против обыкновения, оставил дверь незапертой. Он опустился в свое любимое сафьяновое кресло и воскликнул:
   – Моя дочь будет всю жизнь благословлять меня за то, что я сделал для нее!
   Мартен-Ригал был доволен: из трех его лиц осталось лишь одно, которое абсолютно ни в чем не замешано.

   Глава 75

   Когда доктор Ортебиз вошел в кабинет банкира, тот весело закричал:
   – Ну, что, скептик? Будешь еще сомневаться в нашем успехе? Маскаро и Тантен благополучно покинули этот мир. Считай, что их никогда не было!
   – Бомаршеф уехал? – спросил доктор.
   – Еще вчера.
   – А Кондель?
   – Уже в Англии. Так что все шито-крыто. Можешь выбросить свой медальон с ядом. Миллионы у нас в кармане!
   – Да услышит тебя Бог! – ответил доктор.
   Мартен-Ригал вскочил.
   – Что? Он уже услышал: сражение выиграно на всех направлениях!
   – Тсс! Не хвастайся: это приносит несчастье…
   Банкир захохотал.
   – Теперь нам нечего бояться!
   – Совсем нечего?
   – Совершенно! Кого мы должны были опасаться больше всего?
   – Лекока, – сказал Ортебиз.
   – Да, если бы он взялся за это дело. Но, как тебе хорошо известно, оно его нисколько не интересует. А после него?
   – Андре.
   – Верно. Так вот: он нам уже не страшен.
   – Насколько мне известно, он жив.
   – Ну и что? Он проваляется в постели не меньше месяца. А потом пусть попробует заподозрить в чем-нибудь почтенного банкира и всеми уважаемого гомеопата! Впрочем, он, по-видимому, смирился со своей участью. По последним сведениям агентства Маскаро, господин Андре не написал в больнице ни одного письма и к нему никто не приходил.
   – У него есть друзья?
   Банкир пожал плечами.
   – Люди дружат с теми, кому везет. Какие могут быть друзья у калеки? О нем уже все забыли. Де Брюле приценивается к Тифильским акциям. Виконтесса де Буа-д'Ардон? Весна и новые моды вскружили ей голову.
   – А подрядчик Ганделю?
   – Ему хватает хлопот со своим сыном.
   – Но этот сын дружит с Андре.
   – Мальчишка послушался добрых советов папаши Тантена, помирился с Розой и укатил с ней во Флоренцию.
   – Что слышно о семействе де Мюсиданов?
   – Генрих хорошо принят. Ухаживает за мадемуазель Сабиной. Она еще не бросается ему на шею. но уже принимает от него цветы. Что ты еще хочешь за такой короткий срок?
   – Чтобы граф не откладывал свадьбу. Эта отсрочка меня тревожит.
   – Успокойся. Нас не обманывают. Я проверил.
   – Ну, если ты проверил, то с этой стороны все в порядке.
   – А со всех остальных – еще лучше, – посмеивался банкир. – Тифильские акции идут нарасхват. На твою долю, великий гомеопат, достанется миллион!
   Услышав магическое слово «миллион». Ортебиз энергично потер руки.
   – Тогда предо мной откроются поистине блестящие перспективы! – воскликнул он.
   – Катен сообщает… – начал Мартен-Ригал.
   – Что сообщает Катен? – сразу же насторожился доктор.
   – Герцог де Шандос спешит по следу своего сына, задыхаясь от усталости и нетерпения. Этот след – мой шедевр!
   – Ты уверен в том, что можно не опасаться Перпиньяна? Он хитер…
   Банкир презрительно отмахнулся.
   – Перпиньян – такой же олух, как де Шандос! Хуже того – он просто сумасшедший! Воображает, что сам открыл след, проложенный и обставленный мной от Вандомского приюта до самой квартиры Поля… Они уже добрались до бывшего артиста Вигуре, который ныне торгует вином в Париже. Он даст им адрес старого Фрица. На днях они будут здесь. К тому времени Поль женится на Флавии. Моя дочь станет маркизой де Шандос, а затем герцогиней и унаследует миллионы господина Норберта.
   Он умолк, потому что послышался легкий стук в дверь.
   Вошла мадемуазель Флавия. Она села к отцу на колени, обняла его и несколько раз поцеловала.
   Ортебиз с улыбкой наблюдал за своим другом.
   «Можно ли узнать в любящем отце мошенника Маскаро или убийцу Тантена? – думал он. – Какого великого актера потерял театр, когда Мартен-Ригал решил стать миллионером!»
   – Я у тебя в плену, прекрасная победительница, – сказал банкир. – Какой выкуп ты от меня потребуешь?
   Флавия покачала головой.
   – Разве я имею привычку, месье, продавать вам свои ласки? – шутливо спросила она.
   – Чего же ты хочешь?
   – Пригласить тебя к обеду. Все готово и Поль уже за столом. А целовала я тебя просто потому, что очень люблю своего папу. Ты у меня такой добрый! Если бы я могла выбирать себе отца, то из всех мужчин в мире выбрала бы тебя!
   – Признайся, по крайней мере, что в последние шесть недель ты любишь меня сильнее, чем прежде, – сказал Мартен-Ригал.
   – Нет, – ответила она с жестокой наивностью избалованного ребенка. – Только две недели.
   – Однако с тех пор, как Поль стал твоим женихом, прошло уже полтора месяца…
   Девушка громко и чистосердечно рассмеялась.
   – Я тебя за это очень люблю, – сказала она, – но еще сильнее – за другое.
   – За что же?
   – Это – большой секрет.
   – Все равно, скажи. Я прошу тебя.
   – Ты на меня не рассердишься?
   – Нет.
   – Ну, хорошо. Две недели тому назад я, наконец, поняла, насколько горячо ты любишь свою Флавию. Бедный папа! Я долго и горько плакала, когда узнала, как трудно тебе было привести Поля к моим ногам. Как подумаю, что у тебя хватало духу ради меня надевать такие грязные лохмотья и зеленые очки, которые тебе совсем не идут, да еще приклеивать эту гадкую бороду, так и плачу…
   Флавия всхлипнула.
   Мартен-Ригал побледнел, как смерть, и так стремительно вскочил, что его дочь едва не упала.
   – Что это значит? – прошептал он.
   – Ты меня прекрасно понимаешь, мой милый папа. Другие тебя не узнавали, но глаза дочери обмануть невозможно.
   – Флавия, ты ошибаешься. Какое-то случайное сходство обмануло тебя!
   Девушка насмешливо покачала головой.
   – Пока Поль болел, я целые дни проводила с ним наедине… Ага! Ты не вздрогнул от моих слов! Доктор, будьте свидетелем! Выходит, ты знал об этой моей глупости! А теперь посмей сказать, что тогда приходил не ты!
   – Сумасшедшая! Послушай меня…
   – Нет, это ты меня послушай! Я не хочу тебя обманывать. Я открыла тебе дверь – и сразу подумала, что это – ты. А ты так подпрыгнул, увидев меня там, что сомневаться было невозможно. К тому же я подслушала ваш с доктором разговор, когда вы вышли на лестницу. А дома я сразу же спряталась напротив твоего кабинета и увидела, как ты пришел сюда в тех же самых лохмотьях. Ну, что, будешь еще отпираться?
   После долгого молчания Мартен-Ригал спросил:
   – Ты никому не сообщила о своем открытии?
   – Никому…
   Банкир и доктор облегченно вздохнули. Несчастье оказалось не настолько велико и непоправимо, как они думали.
   – Никому, кроме Поля, – добавила Флавия. – Мы с ним – одно целое. Так не все ли равно? У нас друг от друга секретов нет.
   – Что ты наделала! – завопил Мартен-Ригал.
   – Ничего плохого. Я постаралась как следует внушить Полю, что мы должны беречь и любить дорогого отца, который не постыдился даже надеть такие жуткие лохмотья, чтобы найти его и привести ко мне.
   – А что Поль? – спросил Ортебиз.
   – Сначала казался смущенным, а потом хлопнул себя по лбу и долго хохотал.
   – И ты не поняла этого смеха? – воскликнул Мартен-Ригал. – Он подумал, что я ходил к нему по твоему поручению!
   – Ну и что?
   – Он будет теперь считать, что ты сама бросилась к нему на шею, и перестанет любить тебя.
   – Не может этого быть, – уверенно ответила девушка. – Поль такой благородный!
   – Кто? Это презренное, подлое ничтожество? – в гневе вскричал отец.
   Флавия покраснела от возмущения.
   – Я никому не позволю оскорблять моего мужа. Даже вам!
   Банкир в отчаянии опустил голову.
   Доктор взял девушку под руку и вывел ее в коридор.
   – Идите обедать, – шепнул он. – Ваш отец очень расстроен и сам не понимает, что говорит. Не сердитесь на него.
   Флавия ушла.
   Ортебиз вернулся в кабинет и сказал:
   – Я не понимаю твоего гнева, Мартен-Ригал. Ты сам выбирал жениха для дочери не по характеру, а по степени сходства с герцогом. Дети в этом не виноваты.
   – Я рассчитывал, что Поль станет моим рабом, как только де Шандос признает его своим сыном! – проревел бывший Батист Маскаро. – Достаточно было бы намекнуть, что мне известно его истинное происхождение! Несчастная Флавия, не ведая, что творит, подарила ему мою тайну, и теперь я тоже стал одним из бесчисленных рабов Парижа!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 [60] 61

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация