А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Рабы Парижа" (страница 27)

   Тантену этот телячий восторг не понравился.
   – Вы счастливы? – сквозь зубы спросил он.
   – Еще бы! Конечно! Я ведь даже ничего не делал для этого. Вчера она вздумала капризничать со мной, а я взял и ушел раньше времени!
   Поль бессовестно врал. Он сам переживал оттого, что Флавия надула губки.
   – Видите! Как я правильно сделал! – продолжал он трещать с великолепной наглостью. – Вот и доказательства! Бедная девочка! Послушайте, что она пишет мне…
   Поль кокетливо откинул назад свои прекрасные белокурые волосы, принял позу, казавшуюся ему особенно изящной, и принялся читать:
...
   «Друг мой!
   Я горько раскаиваюсь в том, что вчера была так нелюбезна с вами. Я не спала всю ночь. Но, Поль, я страдаю больше, чем вы!
   Некто, любящий меня, твердит мне, что девушка, которая хочет быть любимой, не должна проявлять собственных чувств. Разве это справедливо?
   Это было бы для меня слишком печально, потому что я никогда не сумею скрыть своих чувств. Доказательством этому служит то, что я сейчас вам сообщу.
   Мой отец – один из добрейших и благороднейших людей. Он беспредельно любит меня. Так что, если с вашей стороны явится с предложением наш уважаемый доктор, и я буду просить его о том же, он не устоит и благословит нас».
   – И это письмо не тронуло вас? – сухо спросил Тантен.
   – Помилуйте! У нее миллион приданого!
   – Господи! – вскричал Тантен, – если бы он хоть действительно так считал, как представляет нам! Но ведь это все одно фанфаронство!
   – Успокойся, – заметил Ортебиз, – он всего лишь ученик.
   Но Тантен не мог успокоиться. Он подошел к Полю и, заглянув ему в глаза, произнес:
   – Мне жаль ее. Ты никогда не оценишь, чем ты обязан этой девушке, этой нежной, любящей душе…
   Эти слова, а главное тон, которым они были сказаны, смутили Поля. Он никак не мог понять, почему люди, которые сами толкнули его на низшую ступень падения, теперь его же за это презирают. Он хотел высказать им это. Но Тантен уже пришел в себя и вернулся к своему обычному шутливому тону.
   – Мое дело сделано, – заявил он, – я пришел, чтобы поддержать вас, но вижу, что вы в этом не нуждаетесь.
   – Он делает невероятные успехи, – добавил доктор.
   – Настолько невероятные, что пришло время спрашивать с него не как с ученика, а как с коллеги, – подтвердил Тантен. – Послушайте, Поль. Сегодня вечером Маскаро будет говорить с Каролиной Шимель, от которой надеется узнать кое-что интересное для вас. Завтра в два будьте в конторе.
   Полю хотелось еще поболтать с ними, но Тантен сухо простился с ним и ушел, увлекая за собой доктора.
   – Пошли скорее, – прошептал он Ортебизу, – а то боюсь, я не выдержу и отделаю этого кривляку. О, Флавия, Флавия, сколько ты еще прольешь слез из-за своего сегодняшнего безумия!
   Еще долго после ухода своих гостей Поль не мог объяснить себе перемену в их обращении с ним. Настроение его было испорчено.
   – Черт их разберет, – подумал он, – они смеются над моими надеждами, моей верой в них…
   В бессильной злобе он заскрежетал зубами.
   Но доктору и Тантену было не до него. Они думали об Андре.
   – Пока я не узнаю все о нем, виконтессе и бароне, надо запретить Круазеноа показывать свой нос у Сабины, – сказал Тантен. – Я приставил к каждому из них по глазу и уху, так что, думаю, скоро я буду знать все, и мы еще поборемся…
   За разговором незаметно они дошли до бульвара. Тантен остановился и вынул из кармана часы.
   – Однако, как время летит! Уже четыре часа. К сожалению, мы должны расстаться. У меня больше нет ни минуты. И не трусь, я сумею отстоять тебя!
   – Вечером увидимся?
   – Не знаю, вряд ли. Сейчас надо поесть, а вечером у меня свидание с Тото-Шупеном и Каролиной Шимель. Готов голову заложить, что тайна Шандоса в руках у этой девки. Безусловно, она будет упираться, но я знаю ликер, который может развязать язык кому угодно, а выпить она любит!

   Глава 26

   Видимо, Тантен действительно спешил. Вопреки своей привычке ходить пешком, он нанял фиакр, пообещав кучеру целый франк сверху, если тот поторопится.
   На углу улиц Бланш и Дуэ они остановились. Приказав кучеру ждать себя, старик быстро направился к дому, в котором молодой Ганделю устроил гнездышко для своей Розы, или Зоры де Шантемиль.
   Он прошел мимо привратницы, не осведомившись ни о номере квартиры, ни об этаже. Вообще было заметно, что он тут не впервые.
   Он позвонил. Дверь долго не открывали. Это насторожило его. Наконец, послышались чьи-то ленивые и нетвердые шаги, и дверь отворилась. На пороге стояла женщина с багровым лицом и в чепчике, сдвинутом набекрень.
   Это была известная уже нам Мария, кухарка Зоры, которая на второй день службы у своей госпожи была у Маскаро с докладом. Узнав посетителя, она обрадовалась.
   – О, дядюшка Тантен! – закричала она. – Вы очень кстати, у нас пируют!
   – Чего это вы раскричались? Госпожа услышит.
   – Что? Ха-ха-ха! Будьте уверены, что не услышит. Она сейчас в таком месте, откуда не очень хорошо слышно…
   – Где же это?
   Тантен был удивлен.
   – Да уж есть такое местечко, куда прячут драгоценные вещи, вроде нашей дамочки, – хохотала Мария, – знаете, чтобы не очень портились…
   – Не может быть!
   – Уверяю вас. Да что вы стоите в передней? Идите в зал, выпейте, закусите, у меня там гости…
   Она схватила его за руку и потащила в роскошную столовую Зоры. За резным столом сидели «гости».
   Окинув взглядом комнату и гостей, Тантен убедился, что один их вид внушает опасения за свои карманы.
   Общество состояло из четырех женщин, трех из которых он знал по службе в конторе, и двух мужчин с подозрительными физиономиями.
   – Как видите, – продолжала Мария, – мы и без госпожи недурно проводим время! Все это было очень смешно! Иду я вчера накрывать на стол, как вдруг заходят двое незнакомых господ и просят доложить о себе госпоже. Как вы думаете, зачем они пришли? Вот именно, арестовать мою госпожу! Сколько тут было крику! Но, разумеется, все это было напрасно. Взяли мою голубушку под руки и снесли в наемный фиакр, который ожидал ее у подъезда. И за что мне такое счастье? С четвертой хозяйкой один и тот же казус!
   Тантен, узнав все, что требовалось, попрощался с хозяйкой пира, грозившего затянуться до последней бутылки, оставшейся от хозяйства недолговечной виконтессы де Шантемиль.
   Он приказал везти себя на Елисейские Поля.
   – Тут, слава Богу, все в порядке, – рассуждал неутомимый старик. – Посмотрим, что в других местах…
   Остановив фиакр неподалеку от построек Ганделю-старшего, он встретился с маленьким смуглым мальчишкой.
   – Что нового, Кандель? – негромко спросил он.
   – Пока еще ничего, господин Тантен, но я стараюсь…
   Не переведя дух, Тантен кинулся к камердинеру барона Брюле и служанке мадам Буа-д’Ардон. Переговорив с ними, он вернулся на улицу Сент-Оноре к винному заведению Канона, где застал Флористана…
   Флористан был почтителен и вежлив с Маскаро, считая его важным барином, но груб и надменен с Тантеном, вечно ходившим в лохмотьях.
   Чтобы еще больше подчеркнуть свое превосходство, он потребовал подать Тантену обед за его счет. Что касается новостей, то ничего нового по поводу Сабины сказать он не мог.
   Уже пробило восемь, когда Тантен, наконец, вошел в кофейню Гранд-Тур.
   Это заведение было одним из тех Эльдорадо, в котором находят себе приют все отбросы нашей цивилизации. Все, что развращено до мозга костей, подчас голодно и скрывается от закона, – все ежедневно стекалось сюда, где цены были дешевы, а жизнь подчас еще дешевле.
   Днем это кафе было похоже на все остальные, но когда в городе зажигались фонари, в нем наглухо закрывались окна. В одном зале – канкан, в другом – карты. Драки, ссоры, ругань, облака табачного дыма и застоявшийся запах алкоголя…
   Но Тантен на замечал всего этого. Гораздо неприятнее ему было то, что, войдя в зал, он не заметил в нем ни Тото, ни Каролины.
   – Черт побери! Неужели я даром спешил, – проворчал он, еще раз внимательно оглядывая зал.
   Однако через минуту он услышал голос Тото, спорящего с кем-то. Тантен стал двигаться на голос.
   Прежний, грязный и оборванный, Тото исчез! Вместо него сидел за столом пестрый, как какаду, щеголь. Наряд его был точной копией туалета молодого Ганделю. Тантен тут же догадался, куда пошли сто франков, выданные ему Бомаршефом.
   Старик уже хотел подойти и надрать ему уши, но сначала решил послушать, о чем так горячо толкует он своим собеседникам.
   Тото не говорил, а вещал:
   – Что не говорите, а для тех дел, которые я веду, необходимо быть прилично одетым…
   Слушатели покатились со смеху.
   – И чего глотки дерете? – продолжал он несколько обиженно. – Скажите, что делает любого господином? Деньги! А у меня их может быть сколько угодно!
   Тантен вздрогнул. Он понял, что Тото мертвецки пьян, и неизвестно, что он говорил до того своим собутыльникам. К тому же он заметил, что товарищи его были далеко не в том состоянии, что Тото, и явно старались разговорить.
   – Ну, так как ты можешь заработать? – спросил один из них.
   – Есть такой способ, называется – шантаж. И могу заверить, что я умею им пользоваться!
   Трезвые собеседники переглянулись между собой.
   – Конечно, это тоже ремесло. Но состояния им не сколотишь… Ведь для этого пришлось бы держать агентов, которые работали бы на тебя…
   – Как знать? Конечно, нам с тобой пока еще не держать, рановато. Но есть люди, которые могут держать. И живут! Ох, как живут!..
   Тантен вскочил. Руки его сами собой сжимались в кулаки. Еще немного, и этот пьяный идиот назовет имена!
   А тот, упиваясь вниманием слушателей, продолжал разглагольствовать.
   – Нам пока до этого далеко. Мы пока довольствуемся малым. Пример! Вот едет в фиакре дамочка. Честная. Но она почему-то под густой вуалью. Ага! Узнать номер фиакра – чепуха. Куда ездила, тоже узнать несложно. Ну, а потом – семейное положение! Конечно, если – девица, считай зря бегал. А если замужем? Отправляешься к ней и все выкладываешь. Объясняешь, что и кучера фиакра можно привлечь свидетелем на суде… Вот и все! Да она с себя все снимет и тебе отдаст, лишь бы никто не узнал о ее «честных» похождениях!
   – А как ты отличишь порядочную женщину от любой другой?
   – Ну, это не сложно! Одно себе не могу простить: давно на себя надо было работать, а не на хозяина. А то получается, что хозяин мясо ест, а я, как собака, кости глодаю! Ну да теперь я взялся за ум! Одет я прилично. Так что могу и сам на себя работать!
   – Но кто же твой хозяин?
   Тото-Шупен откинулся на спинку стула. Тантен просто замер на месте.
   – О, второго такого нет во всем Париже! Под его дудку пляшет не один миллионер. Так что, если начать рассказывать о его деятельности…
   Внезапно он замолчал. Лицо его перекосилось от ужаса. Он мгновенно протрезвел.
   Дядюшка Тантен, тихо и незаметно обойдя стол, внезапно вырос у него прямо перед глазами.
   Результат не замедлил сказаться. Тото поперхнулся и закашлялся. Он страшно испугался, хотя Тантен выглядел милым дядюшкой.
   – А, вот ты где, плутишка этакий, – нежно произнес он, – а я целых полчаса ищу его по залу, совсем слепой стал… Ба-а! Да ты словно молодой принц! Тото, ты ли это? Откуда у тебя столько вкуса?!
   Но Тото не мог произнести ни слова. Он лихорадочно соображал, слышал ли Тантен его слова.
   «Если этот старый дьявол слышал меня, так я пропал! Надо выкручиваться!»
   – А я вас ждал, ждал, да в честь вас немного и перебрал…
   – На здоровье! Значит, тебе было весело?
   – Конечно… Надеюсь, вы окажете мне честь, выпьете со мной рюмочку-другую?
   Тото дерзил от страха и для того, чтобы поддержать остатки своего самолюбия перед друзьями. В душе он был убежден, что Тантен откажется, но у старика был свой расчет. Вежливо поблагодарив его, старик заметил:
   – Я сам только из-за стола.
   – Тем более, – уже гораздо смелее настаивал Тото. И, гордо указав на батарею пустых бутылок, стоящих перед ним, добавил:
   – Это все выпил я с друзьями!
   Товарищи его поклонились дядюшке Тантену. В ответ он тоже приподнял свое подобие шляпы. Он понял, что Тото просто бравирует тем, что у него такая компания.
   К счастью, заиграл оркестр, и оба молодца поспешно исчезли.
   – Славные ребята, – произнес Тото, который и не думал стыдиться такого знакомства.
   – Плохо, Тото, плохо, – заговорил Тантен родительским тоном. – Откуда ты берешь такие знакомства? Уверяю, что они не доведут тебя до добра…
   Тото окончательно успокоился.
   «Если бы эта старая бестия не доверяла мне больше, – думал он, – то, конечно, не стала бы мне грозить».
   Несчастный Шупен, как жестоко ты ошибся! Его участь была решена…
   «Этот головорез слишком умен, от него необходимо отделаться. Он становится просто опасен…» – решил Тантен.
   Между тем веселый и успокоенный Тото предложил идти за Каролиной Шимель.
   – Ты уверен, что она здесь? Я сколько ни глядел, так и не увидел ее.
   – Вы просто не знаете, где искать! Она дуется в свой пикет в другом зале. Пойдемте, я покажу, где она!
   – Обожди, – остановил его старик. – Ты ей все объяснил, как мы договорились?
   – Слово в слово! Пятый день только ею и занимаюсь. С пяти часов дуюсь с ней в карты, разумеется, проигрывая, и все время говорю, что у меня есть дядя! Ему за пятьдесят! Он без ума от вас! Влюбился с первого взгляда!
   – Совсем неплохо, Тото. Ну, и как она отреагировала?
   – Сначала начала допытываться, а не на ее ли деньги вы рассчитываете, но я догадался сказать, что у вас лично до сорока тысяч дохода.
   – И ты назвал меня?
   – Как мы и договорились! По правде сказать, сначала я побаивался, думал – упрется, не поверит… Но едва я произнес ваше имя, как она воскликнула, что давно знает вас, что вы ей давно нравитесь. Что о лучшем муже она и думать не хочет…
   Тантен с решительным видом встал с места и произнес:
   – Ну, идем скорее!
   Тото не ошибся. Каролина сидела в игорном зале за карточным столом.
   Увидав Тантена, она бросила карты и поспешила ему навстречу.
   Тантен просто превзошел самого себя. Он был так любезен и весел, что Тото пришел в восторг и благоговейно глядел на своего учителя.
   Грог и пунш довершили остальное. Под конец вечера Тото не верил своим глазам. Каролина и Тантен кружились в вальсе! Оттуда они направились в ресторан – поужинать и выпить за их будущий союз.
   На другой день, в районе Монмартра дворники обнаружили женщину в бессознательном состоянии. Из сострадания они отправили ее в ближайшее отделение полиции.
   Очнувшись к вечеру, она назвалась Каролиной Шимель и сказала, что вчера вечером она отправилась со своим женихом ужинать в один из ресторанов, но что было потом – не помнит…
   «Дело мастера боится». Эта пословица, как нельзя лучше, подходила для Маскаро и всего его заведения. Восемь дней он не занимается ничем, кроме своего главного дела. Даже в конторе из-за этого наблюдается явный застой. Бомаршеф, хотя и был человеком довольно приятным, однако энергичным его назвать никак нельзя было.
   Но было бы, по крайней мере, странно, если бы Маскаро стал заниматься чем-нибудь другим, когда цель была так близка. Что значило для него сейчас это агентство, если через несколько дней он оборвет все нити со своим прошлым?
   На другой день после блестящей экспедиции Тантена в «Гранд-Тюрк», Маскаро, протирая припухшие глаза, стоял у камина, прихлебывая какой-то травяной отвар.
   Для него наступал момент, который был решающим для всей его последующей жизни. С минуты на минуту должны были прибыть Катен, Ортебиз и Поль.
   Первым появился доктор. Еще от дверей он заорал:
   – Получил твою записку и, как видишь, я уже здесь! Только сейчас от Мюсиданов…
   – Ну, и как там?
   – Грустно, друг мой. Сабина и раньше никогда не была веселой особой, теперь – бледнее мрамора.
   – Ну, а с графиней виделся?
   – Да, я посочувствовал ей и даже сказал, что этот горький опыт послужит ей уроком. В ответ она улыбнулась мне так, что у меня внутри все похолодело. Но она сказала мне, что Сабина выйдет за Круазеноа, согласие графа несомненно, и что в покорности своей дочери она не сомневается.
   – Гм. Так оно и должно было быть. Круазеноа я уже сегодня видел. Если он будет послушен, то мы опередим Андре и Брюле. Маркиз станет мужем Сабины раньше, чем они успеют опомниться. Ну, а когда брак будет заключен, то они станут не опасны. Что касается директорства Круазеноа, так я думаю, что этого делать не стоит. Пока… На сегодня довольно и дела Шандоса…
   В кабинет тихо вошел Поль. Маскаро встретил его в высшей степени любезно.
   – Позвольте поздравить вас со столь блистательной победой в семействе нашего общего друга Мартен-Ригала! Не говоря уже о дочери, вы расположили к себе и отца!
   – Вряд ли это так… Мы слишком мало виделись для этого. Вчера, когда я пришел к ним, он поспешил уйти…
   – Это мне известно. Он шел обедать к одному из своих приятелей, который был почти женихом Флавии. Вчера он формально отказался от ее руки в вашу пользу. Так что, если вам угодно, доктор Ортебиз сегодня же может поехать к старику просить для вас руки его дочери. И будьте уверены, ему не откажут.
   Поля кинуло в жар. Миллионы казались рядом…
   – Тише, – прервал их Ортебиз, – кажется, это Катен!
   Доктор не ошибся. Через несколько секунд показался адвокат. Он улыбался, но если бы кто-нибудь мог заглянуть в его душу, то содрогнулся бы: столько было там ярой ненависти.
   Маскаро резко обернулся и пошел ему навстречу с таким угрожающим видом, что тот невольно отшатнулся.
   – Что с вами? Что значит ваше волнение?
   – А ты не знаешь?! – спросил Маскаро. – Ты до сих пор только и думаешь, как бы продать нас всех! Ты действительно считаешь меня дураком?
   – Но образумься же!
   – Нет уж! Ты разгадан. Ты что, не знал, что герцог Шандос может узнать ребенка, которого он разыскивает? Что у него есть приметы, известные только ему!
   – Я… Я… забыл об этом!
   Маскаро так посмотрел на своего бывшего друга, что тот опустил глаза.
   – Слушай, – продолжал Маскаро, подступая к нему все ближе, – ты хочешь, чтобы я сказал тебе, кто ты, после всего, что ты натворил? Подлец и предатель! Даже каторжники верны данному слову. А как поступил ты с нами?
   – А зачем было втягивать меня в дело, в котором я не хотел участвовать?
   Маскаро подошел вплотную.
   – Моли Бога, что ты мне еще нужен! Не хотел помочь по-доброму, будешь делать то, что я тебе скажу! И учти: твоя репутация, жизнь, свобода, одним словом, все – зависит от нашего успеха. Выиграем – ты спасен. Нет – берегись! Нам хорошо известно, где спрятан труп убитого тобой ребенка. К счастью, он достаточно хорошо сохранился. И слушай меня хорошенько! Все улики против тебя находятся в надежном месте и в надежных руках. Ты ведь знаешь, о ком я говорю! Так что малейшее ослушание с твоей стороны – и ты на скамье подсудимых!
   Несколько минут все молчали.
   – И молись, – продолжал Маскаро, – чтобы я, Ортебиз и Поль вышли из этой истории целыми и невредимыми. В том случае, если с любым из нас что-нибудь случится, донос к прокурору Республики уйдет немедленно.
   Катен молчал.
   Лицо его исказила бессильная злоба. Но теперь его никто не боялся.
   Он походил на умного, сильного зверя в клетке. Он думал, что всю жизнь он пользовался чужими ошибками. Составил себе на них репутацию, имя, состояние… И в конце так глупо попался на собственную удочку!
   Маскаро овладел собой.
   – И учти, мне известно о деле герцога Шандоса гораздо больше, чем ты думаешь. Ты ведь знаешь только то, что он сам захотел тебе открыть. А я занимался этим делом целых два года!
   Кстати, хочу объяснить, как я напал на это дело. Люди имеют обыкновение писать письма. Я уверен, что если бы наше общество было неграмотно, то половины промахов большинству людей удалось бы избежать. Так вот, я стал скупать старую переписку. И на досуге читал эти бумаги. Так я набрел на материалы этого дела.
   С этими совами он полез в бюро и достал ветхий лоскуток бумаги. Он поднес его Полю и Ортебизу.
   – Полюбуйтесь!
   На этом обрывке слабой, дрожащей рукой было выведено: «Ьсетьлажс я аннивен, етйадто енм огешан акнебер».
   Внизу стояло только одно слово, написанное твердым крупным почерком: «Никогда».
   – Что делать? – спросил я себя. – Есть два ряда мелких букв, совершенно непонятных. Я подумал: а что, если я перепишу их наоборот? И посмотрите, что у меня вышло: «Сжальтесь, я невинна, отдайте мне нашего ребенка».
   Все переглянулись.
   – Я стал гадать, – продолжал Маскарр, – как выяснить авторов этой записки. Для начала я навел справки, где куплены эти бумаги? В какой части Парижа, на какой улице и так далее… Через несколько дней мне донесли, что эта партия куплена близ Вандомской площади, но номера дома мы так и не смогли узнать.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 [27] 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация