А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Рабы Парижа" (страница 23)

   Глава 22

   Достаточно было взглянуть на Перпиньяна один раз, чтобы испытывать крайнее отвращение. Маленького роста, толстый, с лицом красно-синего цвета, с отвисшей нижней губой, с вульгарной физиономией и наглым, циничным взглядом.
   Узнав Тантена, которого он не раз видел с Маскаро, Перпиньян пришел в смятение.
   – Дьяволы! И как только они разнюхали, – пронеслось у него в голове.
   Вслух же он сказал:
   – Я в восторге, дорогой Тантен, что вижу вас у себя! Чем могу быть полезен? Не просто так же вы забрались сюда!
   – О, не беспокойтесь, сущие пустяки…
   – Нет-нет, я очень уважаю и даже люблю господина Маскаро! Я был бы счастлив…
   Снизу слышались чьи-то рыдания.
   – Черт возьми! – заорал Перпиньян, – в чем дело?
   – Я оставил двоих без завтрака, – отозвался Полюш.
   – Что! Да как вы посмели?
   – Но вы же сами…
   – Сейчас же накормите детей!
   С этими словами хозяин взял Тантена за руку и увлек в небольшую комнату, которая служила конторой «фабрики бродячих артистов».
   В конторе стоял стол и три стула. Белая полка с канцелярскими принадлежностями была единственным украшением.
   Гость и хозяин уселись на стулья, и каждый стал размышлять, с чего бы начать.
   – Как вы меня разыскали? – начал Перпиньян.
   – О, совершенно случайно, – беспечно ответил Тантен. – я столько бегаю по городу, что вполне естественно, если время от времени и набредаю на что-нибудь интересное. К примеру, я даже узнал, совершенно случайно, конечно, что вы приняли меры предосторожности, чтобы ваше заведение не могло вас скомпрометировать.
   – Вы о чем?
   – Ну, хотя бы о том, что ваше предприятие зарегистрировано на имя мужа вашей экономки. В случае неприятностей вы исчезнете, растаете как дым, а добродушный Бютор будет отчитываться перед полицией. Знаете, как идея – это может быть и неплохо, но вот на практике…
   Подумав, он добавил:
   – Когда я говорю о «практике», то имею в виду, что до тех пор, пока у вас нет умного врага – вы в безопасности.
   Бывший повар был достаточно умен, чтобы понять, куда гнул Тантен.
   – Тысяча чертей! – выругался он про себя. – они что-то пронюхали.
   Вслух он сказал совсем другое.
   – Ко мне все это не имеет никакого отношения. Моя совесть чиста. Сами понимаете, я с удовольствием имел бы другое дело, но средства мои ограничены. А в городе квартиры неудобны и дороги…
   – Настолько неудобны, – подхватил Тантен, – что вполне могло бы статься, что кто-нибудь из соседей мог услышать, как вы обращаетесь с детьми…
   Перпиньян сделал вид, что не понял.
   – Опять же журналисты. Пронюхав о моих занятиях, они бы не дали мне покоя. Можно подумать, что у меня такие уж барыши…
   – Ну, барыши у вас порядочные, – заметил Тантен.
   – Разумеется, мне хватает на жизнь, но посчитайте, какие расходы!
   – Скажите на милость!
   Тон посетителя, наконец, вывел хозяина из себя.
   – Черт возьми, – заорал он, – если вы считаете, что это так выгодно, так почему вы с Маскаро не займетесь? Сразу узнаете, чего стоит добыть этих пострелят! Нужно ехать в Италию! Сманить! Рискуя, контрабандой вывезти сюда! Половина их в дороге заболеет! А теперь можете посмотреть на того чертенка на кухне, который изволит болеть, вместо того, чтобы приносить те самые барыши!
   Перпиньян остановился, чтобы перевести дух. Он уже пожалел о своей горячности, понял, что хватил через край.
   – Ну, и сколько же у вас таких? – невозмутимо продолжал спрашивать Тантен.
   – От сорока до пятидесяти.
   – Гм, неплохо, вы играете по-крупному. Если считать, что каждый из них должен в день принести три франка, получается совсем неплохо!
   – Вы всерьез считаете, что они каждый день мне столько приносят?
   – Даже и не сомневаюсь. А если кто из них не сможет выплакать нужную сумму, то у вас есть способ объяснить ему, что он должен сделать завтра…
   – Что вы хотите этим сказать? – забеспокоился бывший повар.
   – Ровным счетом ничего обидного для вас. Я хотел вас только спросить, читаете ли вы иногда «Судебный Вестник»? Если нет – то напрасно. Он очень нехорошо относится к таким, как вы. Например, недавно один хозяин таких же, как у вас, учеников получил пять лет тюрьмы за жестокое обращение с ними. Только за жестокое обращение… – старик захихикал.
   Перпиньян из пунцового стал белым. Руки у него затряслись.
   – Чтоб меня поразила молния, если я понимаю, о чем речь! – крикнул он.
   Но испугать Тантена было трудно. Не повышая голоса, он продолжал с прежним хладнокровием.
   – Не понимаете? Сейчас я вам объясню. Например, вы остались недовольны кем-нибудь из своих маленьких невольников и в наказание заперли его в подвал, а сами отправились спать. Ночью в подвале лопнула труба. Вы приходите утром, чтобы выпустить маленького невольника, а вместо него вынимаете трупик, ребенок утонул…
   Перпиньян едва держался на ногах.
   – Дальше, – задыхаясь, произнес он, – дальше…
   – А дальше возникает вопрос… что делать с несчастным? Ну, не полицию же звать! Копай дыру, затолкай туда труп, много ли ему надо места? А за то, что никто не слышит и не видит, можно поручиться.
   Перпиньян ничего не ответил. Шатаясь, он дошел до двери, запер ее и остановился перед Тантеном.
   – Поистине вы слишком много знаете, сударь, – произнес он. Вид его был страшен. Но Тантен был спокоен и весел.
   – Это еще что, – продолжал он, – за это вам могут дать пять лет каторги, но я знаю нечто получше! Мне известно ваше путешествие в окрестности Нанси! Что вы скажете об этом?
   Тот рванулся и зарычал, как зверь, которого ранили.
   – Скажете ли вы, наконец, что вам от меня нужно?!
   – Небольшой услуги! Самой маленькой услуги…
   – В самом деле? Но если она так мала, так что заставляет вас говорить мне такие вещи?
   Вместо ответа старик пожал плечами.
   – Ну, что же, в таком случае я тоже найду, что вам сказать…
   – Не стесняйтесь, пожалуйста, – сказал Тантен.
   – Для того, чтобы говорить мне в лицо подобные вещи, сударь, вы должны были быть вдвое моложе, ясно?
   Что-то блестящее, острое сверкнуло в его руке.
   Но Тантен неуловимым кошачьим прыжком оказался рядом и схватил Перпиньяна за горло. Тот посинел. Одним рывком Тантен свалил его на пол. Потом достал из кармана ремень и туго стянул толстяка.
   – Неужели ты считал, что я не знаю, с кем имею дело? – обратился Тантен к лежащему. – Дурак, ты думал, со мной так легко справиться даже с помощью ножа? Да посмотри, если бы я хотел, тебя бы уже не было!
   С этими словами Тантен достал из кармана револьвер, сунул его под нос толстяку и снова спрятал.
   – Неужели ты мог подумать, что я пойду к тебе в вертеп, не предупредив никого из наших? Да если бы со мною что-то случилось, Маскаро поднял бы на ноги всю полицию вместе с прокуратурой. Ты Богу за меня молиться должен, болван! И не вздумай сопротивляться воле Маскаро. У него и так достаточно улик против тебя. Надеюсь, ты это понимаешь?
   – Твой Маскаро – дьявол! А с дьяволом, видимо, бороться бесполезно…
   – Я всегда знал, что ты дурак. Но не думал, что настолько. Ведь я пришел к тебе с предложением довольно выгодного дела. И если ты успокоился, мы можем поговорить с тобой по-приятельски.
   – Хороши приятели, выдавите из меня все, что сможете, и бросите…
   – Хватит чушь пороть! Давай-ка я тебя развяжу. Вот так… А теперь начнем разговор сначала. Первое – ты уже несколько дней следишь за Каролиной Шимель…
   – Кто? Я?!
   – Ты, ты. Не сам, конечно. Один из твоих бродяг, под именем Амброзио, хотя сам дьявол не дал бы ему такое имя. Ну, да мне известно и настоящее…
   – Ну, а если и так?
   – Будем говорить, что он прескверно исполняет свои обязанности. Он пьет по-черному. Два дня назад наши люди напоили его и все узнали, пусть скажет спасибо, что еще и доставили его сюда.
   – А, так это были ваши? Значит, и за Каролиной тоже ваши следят?
   – Какой ты догадливый!
   – Гм, ну, кто мог знать… Сам понимаешь, своя шкура мне дороже… – он явно тянул время.
   – Ладно, ладно. Ты мне не ответил: зачем тебе нужна Каролина?
   – По правде говоря, мне не хотелось бы говорить об этом. Девиз моего агентства «Скромность и глубокая тайна».
   Тантен дернулся на стуле.
   – Послушай! Ты, видимо, решил, что я пришел поиграть с тобой в карты?
   – Нет…
   – В таком случае, чего же ты мне говоришь глупости? Я ведь знаю даже, от кого ты получил это поручение.
   – Ты уверен?
   – Как в самом себе! Клиент был от адвоката Катена.
   Перпиньян был разбит наголову. Он пришел в ужас.
   – И после этого ты станешь меня убеждать, что ваш Маскаро не сам Сатана?
   Тантен поправил очки.
   – Если бы мы знали все, ты не был бы сейчас нужен. Ты должен объяснить, каковы отношения между клиентом и Катеном. В этом и заключается твоя услуга нам.
   – Да ради Бога, – вскричал обрадованный Перпиньян. Он ожидал чего-то похуже. – Три недели тому назад ко мне пришел адвокат Катен и спросил, смогу ли я разыскать одно лицо, следы которого давно потеряны. Я, конечно, ответил, что да, ибо в том и состоит моя специальность. «В таком случае, – говорит мне он, – будьте завтра к десяти часам дома, к вам придет человек, который сообщит все остальное».
   И, действительно, на другое утро приходит старик, бедно одетый, в ветхой шинели и поношенном платье. Но только тут такая неувязка, у старика под этой бедной одеждой – великолепное белоснежное белье, превосходная обувь и маленькие аристократические руки с очень ухоженными ногтями. Я предложил ему кресло, так как меня не интересовало, зачем ему нужна была эта комедия с переодеванием. И предложил изложить суть дела.
   – «Милостивый государь, – начал он, – двадцать четыре года тому назад, по независящим от меня обстоятельствам, я сдал в воспитательный дом ребенка от женщины, которую страстно любил. Ее уже нет в живых. Я стар. Мне хотелось бы отыскать этого ребенка. Тому, кто его отыщет, я предлагаю половину своего состояния, а я богат. Не можете ли вы мне сказать, насколько это выполнимо?»
   – Конечно, я стал заверять старика, что невыполнимых задач не бывает, но он перебил меня…
   – «Катен говорил мне о ваших способностях. Но дело в том, что в тринадцать лет он сбежал из воспитательного дома и больше о нем ничего не известно. Я даже не знаю – жив ли он».
   – Неразрешимых задач действительно нет, – засмеялся Тантен.
   Перпиньян подозрительно посмотрел на него. Ему пришла в голову мысль, что то же задание получил и Маскаро. И что тот уверен в успехе…
   – Я не могу соперничать с Маскаро, – добавил толстяк, – но кроме сведений, которые вы получите из воспитательного дома, я бы мог добавить еще кое-что. Старик обещал мне это.
   – И вы получили эти сведения?
   – Нет. Мне даже показалось, что старик пришел больше за советом, чем с предложением передать это дело в мои руки…
   Дело в том, что когда мы закончили разговор, он попросил дать ему ответ через Катена. Потом вручил мне пятьсот франков, сказав, что не хочет даром отнимать время.
   Больше мне действительно ничего не известно об отношениях этого старика с Катеном.
   Тантен видел, что на этот раз Перпиньян не врет.
   – И вас не заинтересовало, кто был ваш таинственный посетитель?
   – Я шел за ним до самого дома. Это был сам герцог Шандос.
   – Ну, это не является для меня тайной, – улыбнулся Тантен. – А вот какая связь тут с Каролиной Шимель, вы мне так и не сказали.
   Перпиньян насмешливо улыбнулся.
   – Неужели? Когда я столкнулся с этим делом, то, разумеется, занялся прислугой. Но оказалось, что самые старые слуги работают в замке не больше пятнадцати лет. А дело-то было двадцать четыре года тому назад! Я случайно услышал в одном из винных погребков о служанке, которая работала у герцога двадцать пять лет тому назад и до сих пор получает от него пенсию. Ею и оказалась Каролина Шимель.
   – Очень недурно. Но что же вы думали от нее узнать?
   – Ну… Я считал, что пенсию дают за какую-нибудь услугу. Возможно, ей были известны какие-нибудь подробности рождения этого «сына любви».
   – Предположение, не имеющее под собой никакого основания, – заметил Тантен.
   – Весьма вероятно, потому что герцога я у себя больше не видел.
   – Но Катен у вас был…
   – Даже три раза.
   – И сообщил вам номер дома, куда был доставлен малютка?
   – В том-то и дело, что нет! Когда я, в последний его визит, сказал, что попусту теряю время, то он сознался мне, что, видимо, вообще напрасно ввязался в это дело.
   Тантен превосходно понял, чья это была работа, но внешне он сделал вид, что разделяет досаду и удивление Перпиньяна.
   – Видите ли… Вероятнее всего, что герцог одумался. Он ведь не хуже нас с вами знает судьбу большинства из этих детей. Кто может поручиться, что наследник короны Шандосов не кончает своего образования в одной из тюрем?!
   Перпиньян понимал, что Тантен недалек от истины. Он прекрасно знал, до чего может довести ребенка отчаяние и одиночество.
   – А досадно, – продолжал он, – что дело сорвалось! Я уже и план действий выработал. Я подумал, что обойду все крупные и мелкие города, все приюты, и буду рассказывать об особых приметах мальчугана. И, естественно, что кто-нибудь вспомнит его…
   Тантен рассмеялся. Такая идея была довольно забавна. Правда, она отдавала египетскими пирамидами, но иногда могла оказаться действенной.
   – Недурно придумано, – заметил он.
   – Наконец-то вы признали, что я не дурак! Мне вообще-то пришла в голову еще одна неплохая идея. Если я не найду настоящего сына герцога, то вполне можно подсунуть ему чужого. Надо только обставить дело похитрее и потуманнее.
   Тантен даже подскочил на стуле.
   – Мне кажется, это будет чересчур уж смело! – проговорил он.
   Перпиньян, заметив, какое впечатление произвело на Тантена его признание, решил, что Тантен в восторге от его ума.
   – Да, вы правы, дело довольно рискованное, – продолжал он, – и я решил забросить его.
   – Поди, испугались?
   – Я! Я испугался?! Вот это забавно!
   – В таком случае, почему же вы его оставили?
   – Почему? Ха! Рад бы в рай, да грехи не пускают. Значит, есть тому причины!
   – До сих пор я их не замечал.
   – Есть, Тантен, есть! Дело в том, что у ребенка есть особая примета, по которой его можно узнать из тысяч. Но приметы этой герцог мне не сказал.
   Узнав все, что его интересовало, дядюшка Тантен собрался уходить.
   – Мне весьма жаль, дорогой Перпиньян, что я нарушил ваше уединение. Я ошибся. Мы с вами охотимся не на одного зверя. А потому – удачи вам…
   Скажу вам откровенно: вряд ли вы найдете ребенка таким способом, но если вы поведете себя с герцогом правильно, то часть его кредитных билетов станет вашими. До свидания. Прошу простить…
   – Есть особые приметы, – бурчал он себе под нос. – А я и не подозревал об этом. И Катен промолчал. Каков разбойник!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [23] 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация