А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Рабы Парижа" (страница 12)

   Поль ничего не ответил. Вряд ли он даже расслышал эти слова.
   Но Маскаро надо было, чтобы его слышали. Он бесцеремонно ухватил его за рукав и начал трясти.
   – Где же ваша энергия, где бодрость духа? Почему вы при первой же опасности приходите в такое отчаяние? Вы же мужчина, в конце концов!
   – К чему мне теперь все, – жалобно простонал Поль.
   – Как, к чему?! Вы же не дали мне досказать! Пока что я нарисовал только мрачную сторону картины, но существует же и другая! Положим, Тантен, если он в настоящее время арестован, сваливает беду на вас, но ведь можно попытаться убедить его сказать правду…
   – Действительно, – проговорил Поль, оживая по мере того, как со словами Маскаро в него вливалась надежда.
   Натуры, подобные Полю, при малейшем несчастье сразу же падают духом, зато при первом же проблеске надежды считают себя уже спасенными.
   То же самое случилось с Полем и теперь. Минуту назад он считал себя погибшим, а при последних словах Маскаро видел себя уже спасенным.
   – Благодетель! – вскричал он, едва не кидаясь ему на шею, – когда же я смогу отплатить вам за все, что вы для меня делаете!
   Маскаро опять загадочно улыбнулся.
   – Сможете, сможете, – ласково заметил благодетель, – пока же, прошу вас, забудьте о своем прошлом, станьте другим человеком, вам надо полностью переродиться!
   Поль глубоко вздохнул.
   – И Розу забыть прикажете? – пробормотал он печально.
   Маскаро нахмурился.
   – Опять вы за старое, – укоризненно сказал он, – правда, я знал довольно многих, которыми крутили женщины, но никак не предполагал, что и вы окажетесь из их числа. Что ж, если вам угодно, бегите за ней, бросьтесь перед ней на колени и умоляйте простить вам вашу нищету и бедность!
   Перед этой насмешкой Поль не устоял.
   – Вы меня не поняли, я хочу мести для этой…
   – И это излишне! Самое лучшее – позабудьте о ней навсегда!
   Вопреки сказанному в глазах у Поля все еще явно читалось страдание, что явно не нравилось Маскаро.
   – Ну вот, вы человек с самолюбием, а не можете отделаться от таких пустяков, как связь с женщиной!.. Ну, далеко ли вы пойдете с такими убеждениями? Нет, мой друг, для того, чтобы начать ту жизнь, которую я вам предлагаю, надо иметь свободные руки…
   – Постараюсь следовать вашим советам! – произнес Поль, на этот раз уже гораздо тверже.
   – Наконец-то услыхал от вас что-то дельное! И, поверьте мне, что скоро вы сами начнете благодарить судьбу за то, что она разлучила вас с Розой! Вы достойны более высокой партии…
   Много лет играл Маскаро на человеческих слабостях, ему ли было не совладать с Полем!
   – Значит, милостивый государь, я могу рассчитывать на это место с двенадцатью тысячами?
   – Э, бросьте, мой любезный, никакого места никогда я не имел в виду…
   Поль побледнел, он вдруг увидел себя опять без гроша, опять в отеле «Перу», вдобавок совершенно одинокого…
   – Однако… как же это… вы подали мне столь большую надежду… – бормотал он бессвязно.
   – Что вы будете иметь двенадцать тысяч в год? Я и не отрекаюсь от своих обещаний! Вы будете их иметь всегда, если не больше, если только согласитесь не расставаться со мной. Я, как видите, стар, детей не имею, вы будете мне вместо сына…
   При этом неожиданном предложении лицо Поля сильно омрачилось. Мысль, что он будет гнуть спину в конторе агентства, вписывая и отмечая лишь одни имена да заказы, далеко не соответствовала ни его ожиданиям, ни его честолюбию.
   Маскаро хорошо видел, что с ним происходило.
   «И подобное ничтожество с таким-то честолюбием, – удивился он про себя, – ну, если бы не Флавия, да не дело герцога Шандоса, я бы показал этому идиоту, что значит задирать передо мной нос!»
   Однако вслух он произнес совершенно иное:
   – Не воображайте только, дитя мое, что я задумал закабалить вас скучной конторской работой! Ничуть не бывало! Вы мне нужны для совершенно других целей, более достойных вас!
   У Поля отлегло от сердца.
   – С самого первого нашего свидания вы мне очень понравились, и я дал себе слово подумать о вашем блестящем будущем. Конечно, – думал я, – в настоящую минуту он беден и мало знаком с жизнью, но при его красоте, воспитании и уме, почему бы ему и не жениться на одной из тех богатых наследниц, которые приносят миллионы тем, кто сумеет овладеть их сердцем?
   – Увы, я не представляю, чтобы это было возможно!
   – Отчего же «увы»? Разве вы не отказались от надежды снова обладать Розой?
   – О, нет, нет! Я хотел сказать…
   – А я, в свою очередь, хотел сказать, что имею на примете богатейшую наследницу, которая, если и не так хороша, как Роза, зато превосходной фамилии, умна и образованна. Она при мне не раз выражала мнение, что готова разделить свою жизнь и богатство с человеком бедным, лишь бы он имел талант и был хорошо образован…
   Поль покраснел. Когда-то он сам мечтал о счастье жениться на какой-нибудь сказочной принцессе, прельстившейся его красотой и талантом композитора.
   – И, кто знает, какая судьба еще ждет вас впереди, – продолжал Маскаро, – слыхали ли вы о законе девяносто третьего года? По нему все незаконнорожденные дети приписывались дворянам. Вам не известно имя вашего отца? Нет? Ну, так знайте, что он может носить одно из великих имен Франции и в настоящую минуту, может быть, ищет вас повсюду, чтобы отдать вам и свое имя, и свое богатство! Хочется вам быть герцогом?
   – Что вы говорите, милостивый государь, – бормотал Поль.
   Маскаро рассмеялся.
   – Вы не подумайте только, что все это уже совершилось, – прибавил он наставительно.
   – Да, но что же вы требуете от меня?
   Достойный мошенник скорчил суровую мину.
   – Чего я требую? – переспросил он, – я требую одного – послушания, но послушания полного и безусловного!
   – Извольте, я буду вас слушаться во всем! – вскричал Поль почти в экстазе, – но Бога ради, скажите мне, не смеетесь ли вы надо мной?!
   Вместо ответа Маскаро позвонил. Вошел Бомар.
   – Бомар, ты останешься пока в конторе один. А мы по дороге зайдем позавтракать в ресторан, где мне еще нужно переговорить кое о чем… Потом, Поль, я вам покажу девушку, которую назначаю вам в невесты – нужно же, в самом деле, выяснить, понравится ли она вам.

   Глава 11

   Ван-Клопен, знаменитый в Париже дамский портной, после многих крушений встал, наконец, на вершине парижской моды, а, значит, и славы. Родом из Роттердама, отличавшийся недурным вкусом, однажды он поймал удачу в образе двух известнейших щеголих нашего времени – герцогини де Сермез и прелестной Женни Фанси.
   Первая из них, столь же знаменитая своей эксцентричностью, сколько древностью своего рода и положением в свете, до безумия любила наряды и, надо отдать ей должное, умела ценить тех, кто ей угождал по этой части. Другая, бывшая в то время содержанкой графа Треморела, не знала счета своим деньгам, целиком спуская их на те же наряды.
   Эти две законодательницы мод, одна – большого света, другая – так называемого полусвета, вывели в люди Ван-Клопена, и с их легкой руки успех его стал расти с изумительной силой и быстротой. В настоящее время у Ван-Клопена не было никаких конкурентов. Низенький, толстенький человечек, он не отличался ни красотой, ни достоинством, зато в его взгляде явно светились наглость и цинизм. Таков был еще один приятель и компаньон Маскаро! Еще бы, все аристократы и знаменитые кокотки, все одеваются у Ван-Клопена, называя его с милой бесцеремонностью: наш прелестный, обожаемый Клопен! Как же после всего этого Маскаро мог не быть с ним в самых дружеских отношениях!
   Надо отдать должное, Клопен умел держать своих почитательниц в руках. Горе той, которая ему задолжает! Он, как вампир, все равно высосет из нее нужную ему сумму.
   Подкрепившись в ресторане, Маскаро повел Поля к своему другу, объяснив предварительно, что в залах его огромного заведения они легко могут встретить ту, которую Маскаро назначил Полю в спутницы жизни.
   Через пять минут они уже входили в роскошный подъезд с богато убранной лестницей, по которой поднялись в великолепный зал, задрапированный богатыми тканями, убранный бронзой и зеркалами. Лакеи бросились снимать с них пальто.
   – Господин Ван-Клопен в настоящую минуту занят с одной русской княгиней, – сообщил один из них, – но если монсеньору угодно, я пойду ему доложить, и он примет его в своем кабинете.
   По этому разговору вполне можно было судить, каким почетным посетителем и в то же время близким человеком был Маскаро во владениях Ван-Клопена.
   – Не надо, пусть работает, мы не спешим, – отвечал он со скромным достоинством. – А в общей приемной много народу?
   – Дам двенадцать, по крайней мере. Теперь время балов…
   – Прекрасно. Идемте Поль, посмотрим на этих дам, нас это, кстати, развлечет в ожидании хозяина.
   И, не спрашивая ничего больше, он, как у себя дома, направился к одной из бархатных портьер зала, откинув ее, вошел в следующую комнату, пропустив впереди себя Поля.
   Маскаро улыбался.
   «Ну, теперь ты у меня не вырвешься, – решил он про себя, – можешь любить, что хочешь: ее или приданое, но я из тебя сделаю то, что мне надо!»
   Остановившись на этом «родительском» решении, он обратился к своему названому сыну с новым вопросом:
   – Хотите знать ее имя?
   – О, да!
   – Флавия!..
   …Поль не мог насмотреться на обольстительную смуглянку, она стояла к нему в профиль и, как он считал, забыв об игре зеркал, не замечала его.
   Он так усердно был занят этим, что не слышал, как отворилась дверь, и Ван-Клопен вошел в комнату. В жабо и манжетах из дорогих брабантских кружев, с огромным солитером на пальце… Дамы бросились к своему кумиру.
   Но законодатель мод заметил в углу на диване сидящего Маскаро, и с самой сладкой улыбкой попросил обождать любезных заказчиц.
   – Как, это вы, мой любезный Маскаро! – воскликнул он и поспешил к нему, – тысяча извинений, что заставил вас ждать!
   Это было сказано вслух и довольно громко, затем он что-то шепнул Маскаро, а затем опять вслух:
   – Будьте так добры, перейдите с месье в мой кабинет и подождите меня там.
   Едва Ван-Клопен проводил своего друга, как к нему кинулась одна из заказчиц. Лицо ее было озабочено, дрожащей рукой она прикоснулась к руке знаменитого портного, увлекая его в небольшой коридорчик, прилегающий к приемной.
   – Ради Бога, уделите мне минуту времени, – проговорила она рыдающим голосом.
   Ван-Клопен рассеяно взглянул на нее.
   – Что с вами?
   – Ах, вы не можете себе представить, в каком я отчаянии! Завтра кончается срок моего векселя на три тысячи, подписанный мною для вас.
   – Такое вполне может быть.
   – Да, но у меня нет денег, чтобы оплатить его!
   – А у меня тем более.
   – Я приехала умолять вас отсрочить мне срок уплаты, переписать его на два месяца, на каких угодно условиях…
   Дамский портной пожал плечами.
   – Через два месяца вы его точно так же будете не в состоянии оплатить. Поэтому я прямо вас предупреждаю: если вексель завтра не будет оплачен – его опротестуют.
   – Но, Боже мой, ведь тогда узнает мой муж…
   – Я на это и рассчитываю, я знаю, что он заплатит по нему.
   Несчастную женщину бросило в дрожь.
   – Да, он заплатит, но тогда я пропала!
   – Ничем не могу вам помочь, у меня ведь есть компаньоны.
   – О, умоляю вас, не говорите со мной так! Спасите меня! Муж уже трижды оплатил мои долги и заявил мне, что если я задолжаю еще раз… Впрочем, дело даже не во мне, если бы я была одна… но у меня дети, а мой муж может отнять их, рассердившись на меня! Имейте же сострадание к ним, мой добрый, любезный Клопен!
   В отчаянии дама ломала руки, готовая, казалось, упасть к его ногам.
   Но знаменитый портной был холоден, как мрамор.
   – Напрасно вы, имея детей, делали долги! Матери семейств берут себе портных на дом поденно, среди них встречаются весьма недурные мастерицы, – заметил он спокойно.
   Бедная жертва роскоши и тщеславия, пытаясь смягчить сердце Ван-Клопена, схватила его руку и прижала к своим губам.
   – Если бы вы знали! Я не смею показаться домой, у меня не хватает смелости признаться мужу…
   Громкий смех был ей ответом.
   – Если вы так боитесь своего мужа, обратитесь к чужому, – бесцеремонно ответил он ей, оттолкнул от себя рыдавшую женщину и пошел в кабинет, где его ожидали Маскаро с Полем.
   – Слышали? – воскликнул он, с сердцем захлопнув за собой дверь, – слышали вы эту трогательную сцену? Черт возьми, она всего меня намочила своими слезами!
   Поль был глубоко взволнован. Если бы у него были эти три тысячи, он бы, не задумываясь, сейчас же отдал бы их этой несчастной.
   – Это ужасно, – заметил он.
   Замечание Поля задело хозяина.
   – Во-первых, в данном случае страдают не только мои интересы, но и интересы моих компаньонов, а во-вторых, знаете ли вы, что это за существа, которых я одеваю? Мать, отца, мужа и детей впридачу они променяют на возможность блеснуть в обществе, на возможность затмить хотя бы роскошью туалета своих соперниц… Случаи, подобные этому, – единственное средство, заставляющее их вспомнить, наконец, о своей семье!
   – Вы понапрасну теряете время, – сказал Маскаро, – между тем я хотел просмотреть счета. Но в зале еще так много народа…
   – И это обстоятельство вас смущает? – искренне удивился знаменитый портной, – погодите минуту!
   С этими словами он вышел и за дверью раздался его голос:
   – Я в отчаянии, что заставляю вас ждать, но, видите ли, я должен привести в порядок свои расчеты с одним из моих поставщиков, которые, к сожалению, нельзя отложить. Но, чтобы не заставлять вас ждать, я попросил бы…
   – Мы подождем! – дружно ответил ему хор женских голосов.
   Ван-Клопен вернулся с торжествующим и гордым видом.
   – Как видите, дело сделано! Бедные кошечки готовы ждать своего портного хоть до полуночи. И прождут, будьте уверены! Таковы уж характеры парижанок! Будьте с ними вежливы и добросовестны – и они начнут вами пренебрегать. Смейтесь над ними – они только сильнее станут гоняться за вами! Если бы меня вдруг оставило счастье, и я вынужден был бы закрыть свой салон, то над дверью я сделал бы надпись: «Для публики вход закрыт». Уверяю вас, что на другой же день заказчицы выломали бы дверь!
   Маскаро кивнул головой в знак согласия, меж тем, как его приятель уже вынимал книги из шкафа.
   – Никогда еще у нас не шли дела так хорошо, как сейчас, – заметил он, достав толстую книгу и раскрывая ее перед Маскаро. – Сезон в полном разгаре и за девять прошедших дней, пока вы не были здесь, сумма заказов достигла восьмидесяти семи тысяч франков.
   – Превосходно! Но оставим все это до более свободного времени, мне некогда, я спешу…
   Ван-Клопен начал перелистывать книгу.
   – Вот, – начал он, – четвертого февраля мадемуазель Виргиния Клюш заказала пять костюмов: два домино и три городских костюма.
   – Это много.
   – Она должна безделицу: тысячу восемьсот франков.
   – И это уже много, если, как я слышал, ее покровитель разорился. Не отказывайте, но и не делайте ничего до нового приказа.
   Вместо ответа Клопен сделал какую-то пометку и перевернул лист.
   – К шестому того же месяца, – читал он, – графине Мюсидан сделано: платья для нее самой и для дочери, для последней белое, без всякой отделки! Послушайте, ее долг очень уж высок – не прекратить ли? Граф ведь ничего не заплатит, он предупредил заранее.
   – Не беда, делайте! Ее надо затянуть покрепче…
   Новая пометка в книге.
   – Седьмое… Мадемуазель Флавия Мартен-Ригал, – новая заказчица, надо полагать, дочь банкира, просит открыть ей кредит.
   При этом имени Поль задрожал, но достойный его учитель, намеренно не заметив этого, заговорил громче:
   – Подчеркните хорошенько и запомните эту фамилию – Мартен-Ригал. Все, чего бы ни пожелала эта молодая особа, даже если это будет весь ваш салон, должно быть сделано как можно лучше и с глубочайшим уважением и почтительностью. Малейшее невнимание с вашей стороны доставит вам кучу неприятностей. Начните с того, что после моего ухода, пригласите ее первой, слышите?
   Знаменитый портной уставился на своего друга с заметным удивлением, но, получив взамен не менее красноречивый взгляд, понял и покорно кивнул.
   – Будет исполнено. Теперь, восьмого появляется новый заказчик, молодой человек, какой-то Гастон Ганделю, рекомендованный мне, впрочем, ювелиром Лупереном. Сам-то он ненадежен, но, говорят, что его отец очень богат и, кроме того, ему лично достанется очень значительное наследство. Он просит открыть кредит на пятнадцать-двадцать тысяч его содержанке.
   При последних словах Маскаро с улыбкой глянул на своего протеже. Но Поль был совершенно спокоен. Имя Ганделю ему ни о чем не говорило.
   – Вчера я видел эту госпожу, – продолжал, ничего не понимая, знаменитый портной, – она назвалась вымышленным именем – Зора де Шантемиль. Ах, черт возьми, какая хорошенькая!
   Маскаро соображал некоторое время.
   – Послушайте, дорогой, этот молодой человек меня очень стесняет, и я дорого бы дал, чтобы на время его удалить из Парижа. Придумайте что-нибудь…
   Спустя миг Ван-Клопен радостно воскликнул:
   – Придумал!.. Есть выход… Он для своей красавицы пойдет на все, что угодно…
   – Еще бы!
   – В таком случае мы будем действовать следующим образом. Сначала я открою ему небольшой кредит, потом, как только от нее поступит срочный заказ, я сошью, примерю, но когда надо будет отдавать, скажу, что без некоторых гарантий от нашего общего друга Вермине отдать заказ не могу. А тот уже сумеет придумать такое, что из него можно будет вить веревки!.
   – Прекрасно, но только тут есть одна неудобная вещь…
   – Какая же?
   Вместо ответа Маскаро взял его под руку и отошел с ним к окну. Там они о чем-то шептались…
   Побледневший Поль пугливо озирался. О чем могли шептаться эти два человека? После всего увиденного и услышанного Поль стал догадываться, что его благодетель далеко не так чист и бескорыстен, как пытался это представить ему.
   Он попытался проанализировать все услышанное: графиня Мюсидан, которую требовалось пустить по миру; Флавия – дочь богатого банкира, которой он предназначался в мужья; несчастный Ганделю – страстью которого пытались воспользоваться в каких-то темных целях… Значит, и сам он не более, чем орудие в преступных руках!
   Только теперь, пожалуй, слишком поздно, для него стала ясна картина с Тантеном, давшим ему первые пятьсот франков!
   Он ужаснулся. Правда, не так, как ужасается честный человек, столкнувшийся со злодейством, а как мелкий мошенник, дрожащий за свою шкуру.
   Поняв, что Маскаро не просто мошенник, а, пожалуй, еще и преступник, Поль принялся успокаивать себя тем, что он настолько опытен, что вряд ли попадется.
   В его голове еще свежо было сообщение о том, чьим сыном он может быть и обладателем какого состояния станет, женившись на этой обольстительной девочке, показанной ему Маскаро.
   Меж тем опытный искуситель нарочно потихоньку приоткрывал перед ним истинное свое лицо прежде, чем прямо сказать, для чего тот ему нужен. Он находил, что наглядный способ обучения самый эффективный.
   Читая в душе Поля, как в раскрытой книге, он нарочно продолжал разговор в том же направлении…
   – Ну, а под конец, – главное, для чего я стремился к вам: как обстоят наши дела в отношении виконтессы Буа д’Ардон?
   Дамский портной всем своим видом изобразил удовлетворение, а потом уже произнес:
   – Готовим ей целую серию изумительных нарядов.
   – А сколько за ней?
   – Больше двадцати пяти тысяч, правда, она бывала должна и больше!
   Маскаро тер свои очки.
   – Поистине эту женщину оклеветали! Действительно, она расточительна и тщеславна, возможно, несколько больше нормы кокетлива, но… и только! В течение пятнадцати дней я самым тщательным образом следил за ней, но не нашел ни одного грешка, способного подчинить ее нам. Слава Богу, что хотя бы долги держат ее в наших руках. Знает ли ее муж о том, что она у нас имеет кредит?
   – Разумеется, нет! Он ей дает такую бездну денег на расходы, что если бы он узнал еще и о кредитах…
   – Отлично, значит, следует ему открыть глаза!
   – Бог с вами! – удивился Ван-Клопен, – да она только на прошлой неделе рассчиталась полностью!
   Но эти слова, казалось, не возымели на Маскаро никакого действия.
   – Я бы попросил раз и навсегда избавить меня от ваших советов и замечаний, скажите-ка лучше, знакомы ли вы с домом виконтессы?
   – Еще бы!
   – Прекрасно! Значит, послезавтра, ровно в три часа, извольте быть у нее. Вначале вам откажут на том основании, что у нее посетитель, но вы назовете мое имя, и вас примут.
   – Не надо, у меня хватит оснований, чтобы меня приняли.
   – Ну, как знаете. Войдя, вы застанете виконтессу с маркизом Круазеноа. Надеюсь, вы его знаете?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация